Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

«Мэр самозванец» или «Испорченные презервативы»



     «Мэр самозванец»
                или
«Испорченные презервативы»
Да, это было поистине увлекательная экскурсия! Михаил Рубцов, разглядывая новые городские строения, удивлялся пылкому, трудолюбивому характеру горожан, наделённых невообразимой фантазией: «Ляпота», - бесконечно повторял он, проходя мимо фирмы «Выбор»,«Центрального рынка», магазинов «Мария-Ра», «Магнит» и прочих торговых точек. Иногда он подходил к маленьким магазинчикам и беседовал с симпатичными продавщицами. К сожалению, в одном из таких магазинчиков спасателям нахамили. Как только основатель города поинтересовался, что находится в маленькой коробочке с симпатичненькой полуобнаженной женщиной, последовал рёв злобной медведицы:
- Это для тех кобелей, что помоложе!.. Вам остаётся, только любоваться...
В окошечке появилась ещё одна женская физиономия: - Извините, - сказала она, - у нас ревизия. Эта дура испортила большую партию презервативов.
Окошечко захлопнулось, и в тесном магазинчике послышалась брань: «Объясни мне, пожалуйста, с какой целью ты продырявила презервативы? Зачем проткнула?»
Журналист схватил Рубцова за руку и потащил подальше от этого магазинчика.

Наконец спасатели подошли к зданию администрации. В главном заведении города царила мёртвая тишина. Постовой-полицейский полулежал на столе в том положении, в котором заступил на пост, - с открытыми не смыслящими глазами. Он и ухом не повёл, когда спасатели к нему обратились:
- Мы в кабинет главы города, - предъявляя удостоверение, сказал Алексей Иванович.
Постовой, находясь в прострации от явно выраженного бездельного изнеможения, чуть слышно прошлёпал губами:-На втором.
Кабинет главы города, Помпей Помпеича находился на втором этаже и напоминал кают-компанию дорогостоящей яхты, где чувствовалась атмосфера утончённого комфорта и изящества, на обустройство которого денежки налогоплательщика лились рекой. Внутренности кабинета, пол, стол, кресла, шкафы и шкафчики были отделаны ливанскимкедром и деревом ситтим.
Мэр города, как две капли воды походил на товарища Сталина, который только что усы сбрил. Градоначальник сидел за широким столом, заваленным изысканными яствами и, с брезгливым видом принимая пищу, вёл сам с собой беседу, окутавшись густым облаком табачного дыма. Он без колебаний признал в нежданных посетителях Михаила Рубцова и Алексея Шведунова, выпрямился во весь рост, руки по швам, и как заученный урок, начал рассказывать о бедственном положении города. Надо было видеть, как многозначительно переглядывались патриархи во время его рассказа. Они всем телом навалились на стол заставленным чашечками, блюдечками, кастрюльками с яствами и слушали с таким любопытством, что даже перестали покашливать от прокуренного в кабинете воздуха. А когда они услышали, что работники городского музея, якобы, не обнаружили на Старом кладбище могилу основателя города, Михаил Рубцов хлопнул себя по голенищу сапога, а Шведунов воскликнул «за это утопить мало!» и врезал кулаком по столу.
- Надеюсь, Помпей Помпеич, вы знакомы с редактором журнала «РУБЦОВСК»? - указывая на Омегина, сказал Алексей Иванович.
- Знаком ли я с редактором журнала «РУБЦОВСК»? – воскликнул мэр города. – Вы спрашиваете, знаком ли я с этим типом? Да это самый бездарный, безграмотный и антинаучный редактор, который, когда-либо появлялся на просторах Алтая! Это выскочка и графоманосапиенс!... Шариков против него лауреат Нобелевской премии по литературе. Местные стихоплёты его так ненавидят, что я стал опасаться, как бы чего не вышло с несчастными поэтами. Однажды он опубликовал в журнале эротический опус «Стоны Семипалатинского полигона», моя жена прочитала перед сном и долго не могла заснуть...
Мэра города, словно прорвало на нелестные эпитеты, но его остановил Шведунов:
- Надо же какой охальник!- воскликнул он. - Этот, как вы изволили сказать, выскочка, нашёл-таки потерянное захоронение и установил на нём памятник основателю города. Покушай, Омегин, - подсовывая морской деликатес, сказал Алексей Шведунов. - Это твои любимые щупальца кальмара.
Журналист, для которого щи со свежей капустой были не сытнее дистиллированной воды, запустил руку в тихоокеанский продукт, извлёк горстку змееподобных щупалец и отправил в рот.
Физиономия градоначальника точно окаменела:
- Вы, что делаете, гражданин?! - задетый за живое, взревел он. -Вы, что себе позволяете в кабинете главы города!..
–Он не глава города. Он самозванец, - объявил Алексей Иванович, обращаясь главным образом к редактору. - Кушай, кушай, Омегин. Не обращай внимания на самозванца. Ну, так вот, - многозначительно взглянув на градоначальника, продолжал Шведунов,-объясню для некоторых «тайну дворцовых переворотов».Дело было так, после не заслуженного изгнания бывшего мэра Гамалеева, при котором, кстати, город имел куда более опрятный вид, группа заговорщиков провела так называемое «общегородское обсуждение», где и протащила отмену всенародного избрания главы города. Цель была достигнута – интерес к проблемам города у депутатов пропал. Заговорщики усыпили мысль, усыпили интерес, уничтожили инициативу у рубцовчан, и, таким образом получили возможность узкой кучкой безнаказанно разворовывать и истреблять город Рубцовск. Они выбрали из своей среды Помпей Помпеича, и водрузили на кресло главы города. – Тут на Шведунова нашло помрачение: -Вас по какой статье посадят, по 159-ой или по 290-ой? - спросил он и закричал так, что зазвенела люстра венецианского стекла. - Пиши, охальник, «заявление по собственному желанию»!..Даю четыре минуты.Не напишешь, на первой же осине повешу.Я город Рубцовск люблю, и слово своё сдержу.
Мэр-самозванец, долбивший пальцами по столу, был готов лопнуть от злости. Его лицо, искажённое ненавистью,дёргалось, словно по нему пропускали электрический ток. Он схватил телефонную трубку -в ней звенела мёртвая тишина. Достал из кармана мобильник, тот оказался разряженный.Тогда он бросился к окну и рванул ручку на себя. Пластиковая ручка оторвалась.
- Полиция! – закричал дурным голосом Помпей Помпеич и рухнул на пол как подкошенный.
- Ничего, ничего! Это не смертельно… Он очухается, - перешагнув через неподвижное тело градоначальника, промолвил Шведунов.
Основатель города с большим удивлением воззрился то на внезапно затихшего градоначальника, то на разбушевавшегося товарища. По-видимому, ему не терпелось поддержать Шведунова. Но он пересилил себя и спокойно ответил:
- Погоди, Алексей Иванович. Ишь куда тебя занесло! Мы прибыли в этот мир не самосуд чинить, а спасти рубцовчан от неминуемой гибели. Вот выберут в сентябре новый депутатский корпус и порешат, что с Помпей Помпеичем делать: либо под суд отдать и в каталажку, либо шомполами на конюшне выпороть.
Кто же такой этот Помпей Помпеич и, каким нездоровым ветром его занесло в город тракторостроителей? Быть может, его изрыгнула преисподняя, и он откомандирован злобными либералами истреблять разнузданное население и доразворовать то, что ещё осталось от некогда могущественного промышленного города?Увы, история, об этом умалчивает. Но если присмотреться сквозь пелену сигаретного дыма, к распластавшемуся на полу человеку, можно разглядеть знакомое по фотографиям из газет лицо стареющего Донжуана – нос с горбинкой, запавшие щёки, седеющие на висках поредевшие волосы и огромный рост. Мохнатые нависшие брови окаймляли некогда красивые, выразительные глаза, способные свести с ума самую неуёмную развратницу из управления Культуры. В нём было что-то и от Бориса Ельцина,и от Бориса Немцова, и от типичного русского забулдыги – любителя вульгарных женщин, пьяных гульбищ и безрассудных гонок, за рулём служебного автомобиля. Телом он был, что называется «в теле», а что касается духовно-нравственных способностей, то не раз было доказано, что его изворотливости в самых сомнительных делах позавидует непотопляемый Чубайс. Несмотря на камни в почках, он в пивных турнирах, устраиваемых на собственной даче, перепивал прокурора города, Курупурина, начальника Счётной палаты, Жироглобуса и знаменитого адвоката, Кузю, по прозвищу «сын лейтенанта Шмидта». Это был человек, совершенно бессовестный, начисто лишённый каких либо комплексов и видимой порядочности. Он одинаково спокойно подписывал документ как на выделение бесплатного муниципального жилья очередной любовницы, так и на продажу детского садика под какой-нибудь бордель: не волнуясь, не размышляя о высоких материях, не выходя из себя даже при получении повестки в суд за мошенничество. Так, например, выяснилось, что несколько месяцев назад, Помпей Помпеич, широким росчерком пера подмахнул некоей Аринке Позориной, «дарственную на квартиру»….И, попал под амнистию!!!.
Таков был человек, который теперь смирно лежал на полу в кабинете главы города.
Омегин, доедая щупальца кальмаров, бросив удивлённый взгляд на патриархов, решил скромно промолчать: «Моё дело телячье».
Покинув кабинет главы города, спасатели спустились в фойе. Наступил самый благоприятный момент спросить у постового-полицейского, почему на своих местах отсутствуют депутаты от четырёх парламентских партий.
- Никого нет, - воскликнул постовой. – В администрации хоть шаром покати… никогошеньки нету…
- Но почему?
- Каникулы.
- Каникулы?
- Да, межсессионные каникулы…
- Межсессионные каникулы? – переспросил Михаил Рубцов.
- Ну да, бесконечные межсессионные каникулы.
- А депутатские комитеты?
- Нет никаких комитетов.
- А комитет Культуры?
- Нет никакой культуры.
- А комитет по Строительству?
- Нет никакого строительства.
- А по Здравоохранению?
- Нет здравоохранения. И вообще, кроме уборщицы тети Веры и вахтенной службы, в здании администрации никого не бывает.
Оставался ещё один, главный вопрос, который следовало задать первым: Кто же управляет городом? Где представители парламентских партий? Куда они подевались?

«Челобитная Михаила Рубцова»





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 29.11.2019 Борис Бодунов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2681717

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман














1