Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Галерея детей-Героев. Валерий Лялин.


Галерея детей-Героев. Валерий Лялин.
...Он скитался по батумскому порту весной 1943 года. Отец его, командир, погиб на фронте, а маму забрала бомба, что попала к её станку на заводе, где она работала.
Случайно встретив капитана торпедного катера ТКА-93 лейтенанта Андрея Черцова, Валерий Лялин, подросток, попросил взять его на корабль.

"Тот, кто рожден был у моря,
Тот полюбил навсегда
Белые мачты на рейде,
В дымке морской города,
Свет маяка над водою,
Южных ночей забытье.
Самое синее в мире
Черное море мое".

На флоте сыновей полка называли юнгами. Чаще всего ими становились дети погибших моряков. Валерий, или как его называли Валька, Лялин так попал во флот.
"Вспомнил я свое детство, как беспризорничал, чувствую: в горле запершило. Жаль мальчишку", — вспоминал Черцов. Посовещавшись с механиком, решили взять ребенка с собой и при случае устроить в школу юнг. Никто и предположить не мог, что за несколько месяцев тот станет полноправным членом экипажа, освоит моторное дело и управление катером.

"Море в далекие годы
Пело мне песни, как мать.
Море меня научило
Грозные бури встречать.
Дорог мне кубрик матросский,
Скромное наше жилье –
Самое синее в мире
Черное море мое."

Свой подвиг Валерий совершил в сентябре 1943 года, когда морякам-черноморцам было поручено освободить Новороссийский порт от боносетевого заграждения. Понимая всю опасность задания, лейтенант Черцов категорически запретил юнге участвовать в операции. В ночь на 11 сентября под шквальным огнем фашистов катер подошел к намеченному месту, высадил десантников, затем в Геленджике принял на борт еще 25 десантников и новые боеприпасы и вновь отправился в порт Новороссийска. Уже начало светать, немцы подтянули к порту артиллерию и минометы, но Черцов принял решение прорываться сквозь сплошную стену огня.
Уже на подходе к причалам в маслопровод одного из моторов попали осколки снаряда. Пока юнга Лялин — а он проскользнул на борт, когда катер забирал вторую группу десантников — ремонтировал один мотор, заглох и второй. Снаряды рвались рядом с бортом, большая часть команды погибла, ранило и капитана.
Надежды на спасение уже практически не оставалось, как вдруг Валька доложил, что починил правый мотор. Высадив десантников, полузатопленный от полученных пробоин катер отправился в обратный путь.
Когда Черцов, потеряв сознание, выпустил штурвал, его место в рубке занял юнга Лялин. Чтобы увидеть ветровое стекло, ему пришлось стоять на ящике, а штурвал приходилось вращать, налегая на него всем телом. Превозмогая усталость и боль в руках, юнга довел катер до мыса, за которым был вход в Геленджикскую бухту.

"Стонет волна штормовая,
В дальние дали маня.
Так не ревнуй, дорогая,
К Черному морю меня.
Как ни трудна эта доля,
Мне не прожить без нее, -
Самое синее в мире
Черное море мое."

Позже Черцов устроил юнгу Лялина в Тбилисское нахимовское училище. По воспоминаниям его однокашников, он был единственным воспитанником, у кого на груди красовались четыре боевые медали. Позднее получил и орден Красной Звезды, а вот звание Героя, о чем ходатайствовал лейтенант Черцов, ему так и не присвоили — командир дивизиона испугался разжалования за то, что в нарушение всех правил и инструкций на корабле служит несовершеннолетний подросток.

"Бьют в берега величаво
Волны далеких морей.
Где б ты по свету не плавал,
Всюду встречал ты друзей.
Реет, как гордая птица
Флаг на твоем корабле.
Могут всегда сговориться
Все моряки на земле."

С именами Валерия Лялина и капитана Андрея Черцова связана и еще одна удивительная история.
После того страшного похода все выжившие члены экипажа проходили лечение в госпитале под Новороссийском. Как-то с концертом к раненым приехала Клавдия Шульженко. А когда выступление закончилось, Клавдия Ивановна увидела, что один из моряков тянет к ней забинтованные руки. Она не поняла, что же хотел сказать раненый. Но тут подбежал юнга и объяснил, что командир просит исполнить его любимую песню "Руки".

...Много лет спустя, в середине 70-х годов, экипаж ТКА-93 вновь встретился с великой певицей, и случилось это на съемке "Голубого огонька". По воспоминаниям Шульженко, в группе мужчин за одним из столиков она узнала и возмужавшего капитана Валерия Лялина, и седовласого Андрея Черцова, на груди которого красовалась звезда Героя Советского Союза, других членов экипажа, которым довелось выжить в тот страшный поход.

В 1958 году появились на свет изумительные строки Михаила Матусовского, которые положил на музыку Оскар Фельцман. Так родился гимн черноморских моряков "Чёрное море моё", который и сегодня воспринимается, как ОДА ВСЕМ, КТО ВЫСТОЯЛ ту вахту ВОЕННЫХ ЛЕТ!

ОДА ПАМЯТИ ПОГИБШИМ, ВЕЧНО ЖИВУЩИМ в наших сердцах!

Надежда Зернова





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 11
© 28.11.2019 Надежда Зернова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2681427

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


Алексей Балуев       01.12.2019   17:42:29
Отзыв:   положительный
Смотрю на награды Валеры и не только восхищение, но и удивление у меня. Четыре боевые награды! БОЕВЫЕ!!! Не юбилейные, памятные. У иного солдата за всю войну одна, две. А здесь ЧЕТЫРЕ!!! А ведь он был пацаном в то время. На войне и взрослым-то было трудно, а он мальчик. Это надо было иметь мужество, отвагу и героизм, чтобы совершить подвиги!И у него всё это было! И я очень рад, что наш ГЕРОЙ, Валера Лялин, пройдя всю войну, остался жив. Низкий поклон вам, бывший юнга, Валерий Лялин, что завоевали для нас ПОБЕДУ!!!
Спасибо, Надежда и Валерий, за описание одного из подвигов юнги Валеры Лялина!
С теплом, Алексей.
Надежда Зернова       01.12.2019   17:59:34

Дорог мне кубрик матросский,
Скромное наше жилье –
Самое синее в мире - Чёрное море моё"
Уже на подходе к причалам в маслопровод одного из моторов попали осколки снаряда. Пока юнга Лялин — а он проскользнул на борт, когда катер забирал вторую группу десантников — ремонтировал один мотор, заглох и второй. Снаряды рвались рядом с бортом, большая часть команды погибла, ранило и капитана.
Надежды на спасение уже практически не оставалось, как вдруг Валька доложил, что починил правый мотор. Высадив десантников, полузатопленный от полученных пробоин катер отправился в обратный путь.
Когда Черцов, потеряв сознание, выпустил штурвал, его место в рубке занял юнга Лялин. Чтобы увидеть ветровое стекло, ему пришлось стоять на ящике, а штурвал приходилось вращать, налегая на него всем телом. Превозмогая усталость и боль в руках, юнга довел катер до мыса, за которым был вход в Геленджикскую бухту.
Позже лейтенант Черцов устроил юнгу Лялина в Тбилисское Нахимовское училище. По воспоминаниям его однокашников, он был единственным воспитанником, у кого на груди красовались четыре боевые медали. Позднее получил и орден Красной Звезды, а вот звание Героя, о чем ходатайствовал Черцов, ему так и не присвоили — командир дивизиона испугался разжалования за то, что в нарушение всех правил и инструкций на корабле служит несовершеннолетний подросток.
Время всё расставило на места, как и НАГРАДЫ! Как и ПОЧЁТ, УВАЖЕНИЕ к героизму и ГЕРОЯМ!
СПАСИбо, АЛЕКСЕЙ!












1