Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Римгайла


Римгайла
 

Ирина Чебанова
РИМГАЙЛА
(средневековая история
с вольным отступлением от исторических фактов)

(трагикомедия)


Одноактная пьеса в семи действиях,
с эпилогом


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

РИМГАЙЛА, красивая девушка 15 лет, княжна, дочь князя Кейстута.
АЛКА ВИЛЬЧУР, старый воин 50 лет, дядя Римгайлы.
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ, епископ плоцкий, 22 года, рыцарь, князь.
МОНАХИНЯ.
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК.
ПАЖ Генриха Мазовецкого.
АННА, посудомойка.
ПЕРВЫЙ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЬ.
ВИДИМОНТ ЧАРТОРЫЙСКИЙ, рыцарь.
ЯН ПАЦЫ, рыцарь.
ОЛЬГЕРД ВОЛОВИЧ, рыцарь.
ГЕРОЛЬД ПЕРВЫЙ.
ГЕРОЛЬД ВТОРОЙ.
ГЕРОЛЬД ТРЕТИЙ.
Оруженосец, четверо лучников, второй священнослужитель, придворные, музыканты, шуты.


КАРТИНА ПЕРВАЯ


Средневековье. Конец IVвека, 1382 год. Великое княжество Литовское. Под утро в монастыре, когда РИМГАЙЛА спала в своей келье, внезапно открылась дверь, и АЛКА ВИЛЬЧУР вошёл с зажженной свечой, зажёг от неё на стене факел на одной стороне кельи и затем на другой. Подошёл тихо к кровати РИМГАЙЛЫ и позвал её.

АЛКА ВИЛЬЧУР. Римгайла, проснись, дочка! Проснись (потряс за плечо РИМГАЙЛУ)!
РИМГАЙЛА (открыла глаза и испуганно спросонья спросила). Кто здесь?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Это я, твой дядя Алка Вильчур, брат твоей матери Бируты.
РИМГАЙЛА. Что ты здесь делаешь (удивлённо) в женском монастыре? Да и кто тебя впустил? Уходи быстрее. Скоро будет заутреня, сюда придут сестры и тебя здесь увидят.
АЛКА ВИЛЬЧУР. Меня тайно пропустила одна добрая монахиня, наша землячка. Случилась беда. Нам надо спешить. Иначе скоро здесь будут слуги Ягайлы. Тебе грозит опасность. Надо бежать, дочка. Ягайло поклялся убить всех детей твоего отца - Кейстута.
РИМГАЙЛА. Что ты такое говоришь? Ты видимо из ума выжил. Я никуда с тобой не пойду. Да и сёстры не дадут меня в обиду.
АЛКА ВИЛЬЧУР. Римгайла, дочка. Беда не только грозит тебе, она уже случилась с твоими родными. Ты собирайся пока. А я тебе всё расскажу... Держись, девочка моя! Соберись с духом... Князь Ягайло убил твоих отца и мать.
РИМГАЙЛА. О! Это ложь! Я тебе не верю! Ягайло не мог этого сделать! Он же любимый племянник отца, сын моего дяди Ольгерда. К тому же он лучший друг брата Витовта. Он не мог так поступить. Ты меня обманываешь. (Римгайла расплакалась.)
АЛКА ВИЛЬЧУР. Послушай, дочка. Ягайло заключил тайный сговор с тевтонцами. Вторгся в земли отца - Жемайтию и разграбил её. Князь Кейстут вместе с Витовтом поднял войско и отправился в Вильно, пока Ягайло был в Ливонских землях и грабил их. Кейстут обнаружил в замке, в бумагах Ягайло документ договора с тевтонцами. Разозлившись, он приказал казнить Ягайло. Но за него вступился Витовт, уговорил отца не делать этого, знал бы, чем это обернётся, вряд ли заступался за него. Отец простил его, добрая святая душа (Всплеснул руками.), и даже вернул ему его вотчинные земли: Крево и Витебск, потребовал лишь только признать в обмен на свою жизнь право верховенства Кейстута. И все Гедеминовичи, кроме брата Ягайло - Скиргайлы признали его в этом. Вот уж действительно, Кейстут - муж великий, правдивый и справедливый! Даже враги его в оном признают...
Ты собирайся, дочка. Бери самое необходимое. Женское не бери. Нам будет трудно пробираться с тобой по лесам и деревням. Оденься мальчиком, вот возьми, я тебе принёс одежду. (Протянул свёрток Римгайле.)

Римгайла зашла за ширму и стала переодеваться.

АЛКА ВИЛЬЧУР. Ну, так вот (продолжает рассказ)... А Ягайло - этот хитрый бес, затаил злобу на него. На сторону Ягайло встали Корибут-Дмитрий, князь Новгород-Северский, крестоносцы и Скиргайло. Они напали на войска Витовта с двух сторон. Загнали его в Гродно. А Ягайло захватил Троки. Кейстуту удалось склонить на свою сторону жемайтов, хотя они не хотели ввязываться в междоусобицу. Войска столкнулись под Троками. К тому времени уже все устали воевать, и ни одна сторона не была уверена в своей победе.
И тогда Ягайло опять пошёл на хитрость. Он обратился к Витовту с просьбой помирить его с отцом, с князем Кейстутом. А Витовт, благородный Витовт (Всплеснул руками.), вот уж настоящий сын своего отца, поверил ему, ведь они с Ягайло вместе выросли, вместе играли, охотились, плечом к плечу сражались на поле боя. Ведь все думали, что Витовт с Ягайло, как и их отцы: Кейстут и Ольгердом буду править вместе Великим княжеством Литовским. И жить в мире и согласии.
И едва Кейстут вместе с Витовтом прибыли в лагерь Ягайло, их схватили и заточили в Кревскую крепость. Посадили в разные камеры. И через пять дней стражники Ягайлы по его тайному наущению вошли в камеру к князю и задушили его. А утром привели в камеру Ягайло и разыграли комедию (будто бы не по повелению Ягайлы всё это было сделано) сказали, что Кейстут в отчаянии сам наложил на себя руки.

Римгайла, тем временем переоделась подмастерьем. Одела на себя мужское нижнее бельё - брэ, узкие лосины, короткий камзол, капюшон, ботты с загнутыми длинными носами. Взяла коробку с красками и кистями.

РИМГАЙЛА. Я готова. Выдам себя за подмастерье живописца, зря я что-ли училась у фламандского художника, что расписывал нам алтарь в храме. Скажу, что художник умер от чумы, а я пробираюсь к себе домой на родину, в Жемайтию... Ну, как я тебе? Похожа я на мальчика?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Да, пойдёт.
РИМГАЙЛА. Ну, а как же мама? Что с ней случилось?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Бирута, мать твоя, как услышала, что Кейстут умер, объявила, что это Ягайло дал распоряжение убить князя. Тогда Ягайло поручил тайно ночью выкрасть Бируту, заточить её в ту же злосчастную Кревскую крепость. А ночью её отравили и выбросили из верхнего окна башни в крепостной ров с криками: «Туда тебе и дорога, проклятая вайделотка!»

Тут Римгайла вскрикнула «мама» и зарыдала. Раздался первый удар колокола на колокольне монастыря. А после кто-то постучал в дверь.

МОНАХИНЯ (из-за двери). Елизавета, просыпайтесь. Скоро заутреня! У Вас всё нормально, ничего не случилось? Я слышала какие-то звуки.
АЛКА ВИЛЬЧУР (тихо). Где эта Елизавета, которую позвали? (Оглядывается.) Я когда сюда зашёл никого, кроме тебя не увидел. Вот старый чёрт, разболтался. (Стал оглядывать помещение.)
РИМГАЙЛА. Всё хорошо, сестра Мария (обращаясь к монахине)! Всё хорошо!
МОНАХИНЯ. Поспешите, Елизавета!
РИМГАЙЛА (обращаясь к ВИЛЬЧУРУ). Дядя, здесь никого кроме меня нет, можешь и не искать. А Елизавета - это мое имя во Христе. Меня крестили. Но я никогда не предам наших богов и наши священные рощи, как бы нас не проклинали и не поносили язычниками. Недаром же мать моя была жрицей. Пойдем, я выведу тебя. Я знаю, как нам пробраться мимо сестёр незамеченными. Я иногда втайне от них бегаю на реку.

Они вышли из кельи и отправились узкими коридорами на выход из монастыря.


КАРТИНА ВТОРАЯ


Выбравшись с территории монастыря, АЛКА ВИЛЬЧУР и РИМГАЙЛА пошли по просёлочной дороге в сторону ближайшего леса по направлению к Кревской крепости. Светало. Солнце поднималось всё выше, жара усиливалась. Навстречу этой паре шли воины, ехали повозки. Горячая августовская пыль стояла столбом. Казалось, что пыль была красная не от солнца, а от крови, пролитой приспешниками и сторонниками Ягайлы.

РИМГАЙЛА. А где же сейчас брат? Где Витовт?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Думаю, что он всё там же в Кревской крепости.
РИМГАЙЛА. Дядя, надо что-то предпринять. Его надо спасать, иначе Ягайло убьёт и его, как отца и маму... Остались ли сторонника отца? Кому ещё можно доверять? На кого можно рассчитывать?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Таких сейчас не найдёшь. Даже если они и есть. Пока Витовт в неволе, они боятся гнева Ягайло. Ведь на его стороне тевтонцы.
РИМГАЙЛА. Я проберусь в замок Ягайлы. Меня там никто не знает. Я была ещё маленькой девочкой, когда меня отдали в монастырь. А сейчас мне уже пятнадцать лет, я сильно изменилась, стала взрослой. Предложу там свои услуги по написанию портрета новоявленному князю. Думаю, это ему польстит. А потом придумаю, как ему отомстить. Если повезёт, то я его отравлю, иуду проклятого (с возмущением)!
АЛКА ВИЛЬЧУР. Да нам бы самим сейчас живыми выбраться отсюда. Да помочь Витовту.
РИМГАЙЛА. Дядя, надо где-то остановиться на ночлег, в какой-нибудь ближайшей корчме. Я очень устала и есть хочется.
АЛКА ВИЛЬЧУР. В деревню нам нельзя! Сразу догадаются, что ты девочка. Ещё и подозрения возникнут... О, тебе надо обрезать волосы!
РИМГАЙЛА. Ты с ума сошёл? Обрезать волосы! Я лучше покрепче их скручу в узел и спрячу под капюшон.
АЛКА ВИЛЬЧУР. Да и не мешало бы тебе научиться мальчишеским замашкам, а то ты выглядишь просто смешно и подозрительно. Давай углубимся в лес, к ближайшему ручью. Перепачкаем твои руки, ручки-то твои белоснежные, а у мальчиков всегда под ногтями грязь. И я научу тебя, как обращаться с палицей, с мечом и стрелять из арбалета.

Они свернули с дороги и стали пробираться через валежник к ручью. Здесь они срубили несколько веток ели, связали их и сделали шалаш. Разожгли костёр, чтобы поужинать. Поджарили на ветках кусочки вяленого мяса, что предусмотрительно взял АЛКА ВИЛЬЧУР, когда отправлялся в дорогу за РИМГАЙЛОЙ. Перекусили и уставшие уснули крепким сном.


КАРТИНА ТРЕТЬЯ


На следующий день АЛКА ВИЛЬЧУР стал давать РИМАГАЙЛЕ уроки военного мастерства. Благо, что РИМГАЙЛА, была ловкой девушкой, худенькой и бойкой, она хватала всё на лету. Да и ВИЛЬЧУР, был далеко не старым воином, ему было, что передать племяннице. РИМГАЙЛА научилась немного обращаться с палицей, стрелять из арбалета, владеть мечом. ВИЛЬЧУР научил её нескольким приёмам кулачной борьбы, как ловко уходить от захвата, удара. В лесу они провели два дня. РИМГАЙЛА, в отсутствии мыла и домашнего уюта, превратилась в мальчишку-замарашку, прошедшего не одну версту по пыльной дороге. Одежда испачкалась, потрепалась. Теперь можно было бы отправляться в путь. Но тут вдруг они услышали, как сквозь лес кто-то пробирается. Захрустели ветки деревьев, посыпалась листва. ВИЛЬЧУР успел только крикнуть РИМГАЙЛЕ:

АЛКА ВИЛЬЧУР. Тсс, тихо, Римгайла, молчи... Ты - немая... Скажем, что ты не говоришь с рождения.
РИМГАЙЛА. Как?! Мало того, что я мужчина, так я ещё и немая?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Если заговоришь, сразу же выдашь себя. Тсс!.. Да, ещё возьми горсть пыли размажь её по лицу. Подогни руку и хромай, как калека.
РИМГАЙЛА. Немая и ещё калека?!
АЛКА ВИЛЬЧУР. Я скажу, что ты мой паж.

Из леса выехало несколько всадников, один из них был рыцарь, он был в доспехах, шлеме с плюмажем и белом плаще с гербом, а с ним несколько вооружённой людей - прислуги: паж, оруженосец, двое пеших и двое конных лучников, ещё было двое священнослужителей в рясах, всего девять человек.
Если судить по гербу рыцаря, то люди были из далека.

ПАЖ (крикнул в сторону АЛКА ВИЛЬЧУРА и РИМГАЙЛЫ). Эй! Вы там в чаще! Ты, старый человек, я к тебе обращаюсь! Выходи на поляну и мальчишку с собой прихвати.

АЛКА ВИЛЬЧУР, взяв в руки арбалет, приосанился и вышел на поляну. РИМГАЙЛА с опаской, прихрамывая и прижимая руку к груди, пошла за ним и встала за его спиной. АЛКА ВИЛЬЧУР снял шляпу и чуть поклонился, давая понять, что он не простолюдин.

ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Я, епископ плоцкий, а это мои люди. (Кивая на свою свиту.) А кто ты? И что делаешь в лесу? От кого прячешься или куда идёшь?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Я, Алка Вильчур, мой рыцарь, из Жемайтии, а это мой паж. (Кивая на РИМГАЙЛУ.) Идём домой. Мой конь пал два дня назад. Вот мы и пробираемся пешком в сторону Крево то трактами, а всё чаще лесом, так безопаснее.
ПАЖ. Никогда не видел такого пажа (засмеялся, а за ним и вся свита рыцаря), видимо, дела у старого воина совсем идут плохо.
РИМГАЙЛА (тихо в спину АЛКЕА ВИЛЬЧУРУ). Вот, видишь! Тебе было мало вырядить меня мальчишкой, так благодаря тебе мне ещё и позор, и насмешки достались!
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Понятно... Что же, времена сейчас смутные. Ваши князья ведут междоусобную войну. Вон Ягайло захватил в плен Кейстута и Витовта. А ты, Алка Вильчур, к какому клану принадлежишь, на чьей ты стороне?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Я человек, простой, бедный. Мне уже много лет. Да и оружия я давно в руках не держал. Так что, какой я воин, чтобы занимать чью-то сторону?
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Так, что ты говоришь здесь делал?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Да, так я за племянницей..за племянником (чуть не выдал себя Вильчур, закашлялся и продолжил) приезжал, за ...Бутовтом. Он здесь в монастыре служил в подмастерьях у фламандского художника, помогал ему расписывать алтарь в храме, да заболел бедняга и умер. Вот мы и добираемся домой, в свою вотчину.
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Всё с вами ясно. (Махнул рукой рыцарь.) Если желаете, то можете присоединиться к нам. Всё безопаснее тебе с твоим пажом по лесам добираться домой... Толку-то от него (кивнул на Римгайлу). Мы как раз едем в Крево, с нами и доберётесь до места.

Всадники спешились. Все решили заночевать на поляне, поужинать, а утром отправиться в путь. Разожгли огонь. Все расселись около костра. Разделили на всех хлеб, мясо и сыр. Достали вино. ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ снял доспехи и шлем. Это оказался очень молодой и красивый человек. РИМГАЙЛА, никогда раньше близко не видела молодых людей, ведь она с малолетства жила в монастыре, Кейстут и Бирута отправили РИМГАЙЛУ в монастырь на воспитание и получение образования, необходимого молодой девушке её ранга. Она смотрела с любопытством на князя.
Все стали устраиваться на ночлег. АЛКА ВИЛЬЧУР и РИМГАЙЛА легли на солому в шалаше.

РИМГАЙЛА (шепчет). Дядя Вильчур, как зовут этого рыцаря? Ты не знаешь?
АЛКА ВИЛЬЧУР (шёпотом). Это Генрих Мазовецкий, епископ плоцкий, младший сын князя Мазовецкого.
РИМГАЙЛА. А почему он - епископ?
АЛКА ВИЛЬЧУР. По обычаю младший сын не получает наследства и должен быть облачён в сан. А так как он князь, то и ранг у него высокий, не аббат, а епископ.
РИМГАЙЛА. Такой молодой и красивый, и не иметь право на семью?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Таков обычай.
РИМГАЙЛА. Как несправедливо!
АЛКА ВИЛЬЧУР. Да, дочь моя. Ты же смотри, не выдай себя (погрозил ей пальцем). Продолжай играть роль пажа. Держись в стороне от всех. И молчи, как рыба. Не забывай: молчание - золото. Нам надо только добраться до Кревского замка. А под защитой Генриха Мазовецкого нам это будет сделать легче.


КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ


Через день ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ вместе со своей свитой подошёл к ближайшей деревне в районе Крево.

ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Вильчур (подозвал его к себе), нам дальше с вами не по пути. Я смотрю, ты человек мирный, поэтому я тебе откроюсь, мы ехали к князю Кейстуту. Но пока ехали, случилось непоправимое. Племянник князя - Ягайло поднял мятеж, князь Кейстут погиб, а сын его Витовт находится в плену. Может быть, я смогу ему чем-то помочь, выступить гарантом безопасности и просить Ягайло отпустить его на свободу. Не знаю, что из этого выйдет, но попытаться можно.
АЛКА ВИЛЬЧУР (покачал головой). Ваше Превосходительство, господин епископ, не думаю, что из этого что-то получится. Я слишком хорошо знаю Ягайло, он племянник по мужу моей покойной сестры княгини Бируты.
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ (воскликнул). Как, княгиня Бирута твоя сестра?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Да. Простите, Ваша Превосходительство, я не мог Вам открыться... Откровенность за откровенность. Ведь мы инкогнито пробираемся по мятежной Литве, кто же его знает: кто сейчас друг, а кто враг?
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Вот так новость!... Где, же ты мне ещё соврал?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Простите, князь, мы были вынуждены так поступить. Ягайло поклялся уничтожить всех детей Кейстута. Поэтому я и не мог сказать, что этот паж (кивая на РИМГАЙЛУ), не иначе, как родное дитя великого князя Кейстута.
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Как? И кто же это, его младший сын? Как его зовут?
АЛКА ВИЛЬЧУР. Это племянница моя - Римгайла...
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. О (удивлённо)!
АЛКА ВИЛЬЧУР. О, мой князь, прошу, не гневайтесь! Просим Вашей защиты и помощи вызволить моего племянника из неволи. Он ещё жив и находится в Кревской крепости.

ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ из любопытства подошёл к РИМГАЙЛЕ, рукой приподнял её подбородок. Посмотрел ей в лицо. Видимо чумазое лицо и дерзкий взгляд девушки ему не понравились, и отошёл к ВИЛЬЧУРУ.

ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Да, дочь пошла не в мать. Бирута, та была известной красавицей. Но ничего, может быть найдется достойный муж и для её дочери.
РИМГАЙЛА (вспыхнула и со злобой сквозь зубы прошипела). Чума тебя возьми! Твоя красота тебе тоже мало пользы принесла!
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ (услышав эту реплику, быстро подбежал к РИМГАЙЛЕ, схватил её за плечо, тряхнул так, что капюшон слетел с её головы). Дерзкая девчонка! Как ты смеешь так говорить? Тебе ли судить? Ты сама теперь без рода, без вотчины! За тебя сейчас и гривны никто не даст и даже полтины!

РИМГАЙЛА, разозлившись ещё больше, выхватила обеими руками меч из ножен Генриха, который был заткнут за его пояс, и направила меч в сторону князя.

РИМГАЙЛА (крикнула князю). Защищайтесь, князь! Вы думаете, если я сирота, то за меня некому и постоять?
АЛКА ВИЛЬЧУР (закричал). Святые боги! Клянусь всеми святыми богами, Римгайла, что ты делаешь? Одумайся! Что за гордыня! Что за бес в тебя вселился?...О, мой князь! Прошу простить дерзкую девчонку. Она сейчас же принесет свои извинения!... Проси прощения быстро (зашептал РИМГАЙЛЕ), глупая девочка. Сейчас кроме господина епископа, никто не протянет тебе руки.

РИМГАЙЛА бросила меч на землю. Прижала ладони к лицу и заплакала.

ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Ну, вот ещё (обескуражено).. Только что размахивала мечом, а теперь слёзы ручьём. Римгайла, Вы ещё сущее дитя!
РИМГАЙЛА (сквозь слёзы, вздыхая). Ваше Превосходительство, господин епископ, прошу меня извинить, я не знаю, что на меня нашло. Я только что потеряла отца и мать, и мой брат находится в темнице. Прошу Вас не откажите в помощи, после моего необдуманного поступка... Я понимаю, Вы в праве теперь нам отказать, но смените гнев на милость!
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. О, ну что же, это уже другое дело! Речь достойная княжны... У вас, когда вы направлялись в Крево, был какой-нибудь план по спасению Витовта (обращаясь к РИМГАЙЛЕ и ВИЛЬЧУРУ)?.. Ну, хоть какой-то?
РИМГАЙЛА (успокоившись, вздыхая и периодически шмыгая носом). Я планировала попасть в крепость, как ученик фламандского художника и предложить написать портрет князю Ягайло. А пока я бы там находилась, то попробовала бы узнать, как пробраться в темницу, где заключён Витовт.
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Ну что же, план не плох. Только вот дело в том, что Ваш секрет может быть очень быстро раскрыт. И тогда беды не миновать и Вам, Римгайла, и нам. Вы не умеете претворяться, княжна, у Вас нет терпения и смирения.
РИМГАЙЛА (вскинула глаза на ГЕНРИХА). Вы снова меня провоцируете, господин епископ?
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Ну ладно, хорошо, успокойтесь, княжна. Надо попробовать ваш план. Всё лучше, чем ничего.


КАРТИНА ПЯТАЯ


Утром к воротам Кревской крепости подошёл молодой человек, с большой папкой и коробкой в руках. И обратился с иностранным акцентом к стражнику.

РИМГАЙЛА. Господин стражник, разрешите обратиться?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Ну что тебе?
РИМГАЙЛА. Я - странствующий живописец, господин стражник. Направляюсь домой во Фландрию. А по дороге делаю портреты, пишу иконы всем желающим за небольшую плату. Не могли бы Вы сообщить своему князю, о моём прибытии? Не захотел бы он сделать себе портрет, если не свой, так может быть госпожи княгини?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК (хмыкнул). Нет у нас княгини!...Проваливай!
РИМГАЙЛА. Ну, пожалуйста, господин стражник, я же знаю, что Вы добрый человек. Я уже давно в пути, очень устал и со вчерашнего дня ничего не ел. Дайте мне возможность заработать хоть полтину. А?..
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Ладно. Пойди (обращаясь ко ВТОРОМУ СТРАЖНИКУ), доложи там... А (махнул рукой), я сегодня добрый (улыбаясь), возьми с собой мальчишку, отведи в кухню, пусть там его накормят чем-нибудь.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Хорошо. Пошли (обращаясь к РИМГАЙЛЕ), живописец (с усмешкой).

РИМГАЙЛА со ВТОРЫМ СТРАЖНИКОМ уходят.


КАРТИНА ШЕСТАЯ


Вечер того же дня. Корчма, где остановились ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ, его свита, а также АЛКА ВИЛЬЧУР. Все с нетерпением ждут РИМГАЙЛУ.

ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Ну, где же Римгайла? Уже поздно. Как бы чего не случилось с ней в крепости. Мы даже ей помочь ничем не сможем.
АЛКА ВИЛЬЧУР. Да я и сам себе места не нахожу. Она ещё совсем дитя, мира не знает, кроме монахинь в монастыре, практически людей-то и не видела.
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Не видела! А мечом так ловко машет, что любой мальчишка позавидует (посмотрел на ВИЛЬЧУРА).
АЛКА ВИЛЬЧУР. Так это я её научил, пока были в лесу. Мало ли что со мной могло случиться в дороге, так она бы смогла постоять за себя.
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Да, Вильчур, хороший ты учитель (смеясь)! А Римгайла хороший ученик или ученица, в обиду себя никому не даст.
ПАЖ (смотрит в окно). Ваше преосвященство, а вон (кивая в окно), не наша ли Римгайла бежит к корчме?

Открылась дверь и вбежала РИМГАЙЛА.

РИМГАЙЛА (прямо с порога заговорила). Мне удалось поговорить со служанкой мамы - Анной. Представляете! Она здесь в крепости. Её, почему-то оставили работать посудомойкой и не отправили к себе домой.
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Прекрасно! Но как необдуманно князь с ней поступил.
РИМГАЙЛА. Анна сообщила мне, что Витовт находится до сих пор в Кревской крепости.
АЛКА ВИЛЬЧУР. А где они его держат?
РИМГАЙЛА. Он в камере, в подвале, но не закован в цепи. Анна, когда некому отнести еду Витовту, ходит в его камеру.
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. О, а вот это уже что-то. Давайте подумаем, как можно использовать Анну в наших интересах. Думаю, она нам сможет помочь.


КАРТИНА СЕДЬМАЯ


Вечером следующего дня, в темном коридоре темницы, освещённым только факелом, висевшем на стене, где был заключён ВИТОВТ, шёл разговор между двумя стражниками во время смены караула.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Вот жизнь пошла. Стоишь столбом сутки напролёт, то здесь, то на воротах. Никакого разнообразия и никакой радости, кроме одной.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Какой-такой радости?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Да, вот сейчас как раз принесёт ужин нашему князю Витовту посудомойка Анна.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Кто такая Анна?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Да, бывшая служанка княгини Бируты. Любила же она окружать себя красавицами, все как на подбор.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Вот, везунчик, повезло же тебе. Ну ладно, тогда не плошай... А я-то думал (смеясь), что это ты просишься всё время в смену в столь поздний час. (Ушёл.)

Немного погодя появилась АННА с деревянным подносом, на котором стояла чашка супа, кружка с водой и лежал кусок хлеба. Она вошла в камеру, а через некоторое время, дверь камеры открылась и из неё вышла «Анна», правда выше ростом, и шире в плечах, благо, что в коридорах замка было темно, ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК не заметил отличия. «Анна» прошла с подносом мимо него, тот дерзко шлёпнул ладонью её пониже спины.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Прелестница, может быть встретимся вечером после моей смены?
ВИТОВТ (взвизгнув по-девичьи и прикрывая рукой своё лицо уголком большого чепца, игриво сказал). Ой, противный! (И уходя, добавил уже себе под нос баритоном.) Обязательно! Встретимся! Если захочешь.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК, закрывая дверь на засов, посмотрел быстро в камеру. На деревянной кровати лежал Витовт лицом к стене.


ЭПИЛОГ


Через некоторое время в одном из замков князя ВИТОВТА, что удалось отбить у Ягайло, проходил пир и ристалище, по случаю восстановления в правах князя ВИТОВТА. Арена, на которой проходили поединки рыцарей, была окружена деревянной оградой, а за ней была построена трибуна, на которую взошёл князь ВИТОВТ со своей свитой и важными гостями. Он вёл почтительно РИМГАЙЛУ, держа её за руку, которую представил всем собравшимся «хозяйкой турнира». РИМГАЙЛА, сняв пыльный мальчишеский костюм, одев длинное красивое платье и украшения, заплела волосы в длинную косу, а голову украсила золотым обручем с самоцветами. Она превратилась в прекрасную девушку. ВИТОВТ был очень рад и горд, что его сестра выросла красавицей, и даже превзошла свою мать Бируту.

ВИТОВТ. Верные мои соратники, рыцари, подданные, гости, прошу вас всех поприветствовать мою любимую сестру княжну Римгайлу и оказать ей достойное её статуса почтение и внимание. После долгой разлуки она вновь подле меня. Благодаря ей и моему другу князю Генриху Мазовецкому, епископу плоцкому, а также моему дяде Алке Вильчуру я сегодня здесь!
ПАЖ, ЛУЧНИКИ, ГЕРОЛЬДЫ, СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ, ПРИДВОРНЫЕ, МУЗЫКАНТЫ, ШУТЫ. «Да здравствует князь Витовт!»... «Да здравствует княгиня Римгайла!»... «Да здравствует Генрих Мазовецкий!»... «Да здравствует Алка Вильчур!»
ВИТОВТ. Благодарю вас! По случаю восстановления моих прав на вотчинные земли и счастливого возвращения моей сестры объявляю сегодня пир и проведение рыцарского турнира.
ПАЖ, ЛУЧНИКИ, ГЕРОЛЬДЫ, СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ, ПРИДВОРНЫЕ, МУЗЫКАНТЫ, ШУТЫ. «Ура!»... «Да здравствует наш славный князь Витовт!»
ВИТОВТ. На этой арене любой из рыцарей, изъявивший желание, может принять участие в поединке. Победителю княжна Римгайла, как «хозяйка турнира» вручит достойную его награду: венец победителя, коня, доспехи и кошель с сотней гривен.
ПАЖ, ЛУЧНИКИ, ГЕРОЛЬДЫ, СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ, ПРИДВОРНЫЕ, МУЗЫКАНТЫ, ШУТЫ. «Ура!»... «Да здравствует наш славный князь Витовт!»... «Слава нашему доброму князю!»... «Ура!»

ВИТОВТ, РИМГАЙЛА, ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ, АЛКА ВИЛЬЧУР заняли почётные места на трибуне. К трибуне стали подходить герольды с рыцарями. Герольды стали объявлять имена рыцарей, изъявивших желание принять участие в поединках.

ГЕРОЛЬД ПЕРВЫЙ. В поединках будет принимать участие рыцарь Видимонт Чарторыйский.

ВИДИМОНТ ЧАРТОРЫЙСКИЙ, подняв руку, произнёс присягу.

ВИДИМОНТ ЧАРТОРЫЙСКИЙ. Я, Видимонт Чарторыйский, явился на турнир не для сведения счётов с соперником, а для демонстрации боевой доблести. Клянусь соблюдать все правила турнира, быть милосердным к побежденному сопернику.

На арену вышел ВТОРОЙ ГЕРОЛЬД.

ГЕРОЛЬД ВТОРОЙ. Рыцарь Ян Пацы принимает вызов.

ЯН ПАЦЫ подняв руку, произнёс присягу.

ЯН ПАЦЫ. Я, Ян Пацы, приношу свою клятву и клянусь соблюдать все правила турнира, быть милосердным к побежденным соперникам!

На арену вышел ТРЕТИЙ ГЕРОЛЬД.

ГЕРОЛЬД ТРЕТИЙ. Ольгерд Волович принимает вызов.

ОЛЬГЕРД ВОЛОВИЧ, подняв руку, произнёс клятву.

ОЛЬГЕРД ВОЛОВИЧ. Я, Ольгерд Волович, приношу в том свою клятву, что прибыл на этот турнир по доброй воле и не для сведения счетов с соперником, клянусь соблюдать все правила турнира, быть милосердным к побежденному!

Рыцари в качестве турнирного налога отдали свои кошели. Под звуки волынок, дудочек, барабанов и кривлянья шутов, рыцари стали показывать свою боевую сноровку, бились на копьях, мечах в верховых и пеших поединках. ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ вместе со своей свитой сидел также на трибуне, но свой взгляд не мог отвести от Римгайлы. Он то и дело смотрел в её сторону. Тогда Римгайла не выдержала такого настойчивого внимания, улыбнулась ему и бросила через перила трибуны на арену свой вышитый белоснежный платок. ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ вскочил со своего места, сбежал с трибуны и поднял его. И тут же, подняв руку вверх, объявил о своём участии в поединках, произнёс клятву.

ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Я, Генрих Мазовецкий, принимаю вызов! И клянусь соблюдать правила турнира!

Святые отцы со своих мест на трибуне стали возмущаться, что «не дело епископу принимать участие в ристалищах». Но ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ был не робкого десятка, он был молод, смел, мужествен и силён. Привязав платок к своему копью, как знак благосклонности своей дамы сердца, одев доспехи, шлем и сбил в конном поединке трёх рыцарей, и стал победителем турнира. ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ, не зря сел на коня, чтобы продемонстрировать свои боевые навыки. Последние дни он был сам не свой. Красота РИМГАЙЛЫ, которую он не увидел первый раз в Крево, открылась ему, как озарение. После ристалища ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ в полном вооружении рыцаря, сняв с головы шлем с пышным плюмажем, преклонил колено перед прекрасной княжной. РИМГАЙЛА, как хозяйка турнира, возложила на его голову венец победителя.

РИМГАЙЛА (обращаясь к князю). Возлагаю на тебя этот венец, доблестный рыцарь, в знак достойной и честной победы в рыцарском турнире.

Молодые люди полюбили друг друга. Во время пира они сидели рядом. ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ оказывал всяческое внимание княжне. Да и она улыбалась ему всё смелее и смелее. Духовные отцы, что приехали с ГЕНРИХОМ МАЗОВЕЦКИМ, делали ему замечания.

СВЯЩЕННИК ИЗ СВИТЫ ГЕНРИХА МАЗОВЕЦКОГО (обращаясь к епископу). Обет, Ваше преосвященство, данный богу, следует соблюдать! Обет - это узы, которые связывают нас с небесами, их следует держать и сохранять нерушимо. И отменить их может только святая наша мать-церковь.
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ (повернув голову к СВЯЩЕННИКУ). Значит отменит!

Остановить ГЕНРИХА МАЗОВЕЦКОГО было уже не возможно, он, взяв за руку РИМГАЙЛУ, подошёл к ВИТОВТУ.

ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Ваша светлость, князь, ты видишь, что со мной происходит. Сама судьба свела меня с твоей сестрой. Прошу тебя, отдай за меня княжну Римгайлу.
ВИТОВТ. Генрих, ты явно шутишь? Ты - епископ! Какой может быть между вами брак?
ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ. Витовт, не переживай, я сам разрешу себя от обета, а папа, если не римский, то авиньонский, подтвердит разрешение, но венчаться я должен незамедлительно и сегодня же. Иначе моё сердце сгорит!

ВИТОВТ, ничего не мог здесь поделать. Он обязан был своей жизнью сестре и ГЕНРИХУ МАЗОВЕЦКОМУ.

ВИТОВТ. О, боги (улыбаясь)! Что же мне с вами делать? А ты, Римгайла, согласна взять в мужья Генриха Мазовецкого? Смотри, моя сестра достойна королевского трона! Подумай, прежде чем ответить!
РИМГАЙЛА. Витовт, я согласна (улыбаясь и кивая головой). Не нужен мне королевский трон.
ВИТОВТ. Более странного брака мир ещё не видел... Ладно, так тому и быть! (Соединил руки РИМГАЙЛЫ и ГЕНРИХА МАЗОВЕЦКОГО.) Живите в мире и радости, в любви и согласии!

Свадьбу сыграли тут же с веселой музыкой, волынками, свистульками и не менее веселым танцем - фарандолой, в который были вовлечены все, в том числе ВИТОВТ с АЛКОЙ ВИЛЬЧУРОМ и ГЕНРИХ МАЗОВЕЦКИЙ с РИМГАЙЛОЙ.
А святые отцы стояли в стороне и смотрели на всё это с неодобрением.


КОНЕЦ


ноябрь, 2019 г.







Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 24
© 28.11.2019 Ирина Чебанова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2681421

Метки: Римгайла, Ирина Чебанова, пьеса, средневековье, Великое княжество Литовское, Кейстут, Ягайло, Витовт, Генрих Мазовецкий,
Рубрика произведения: Проза -> Пьеса


Лариса Адианова       29.11.2019   09:51:36
Отзыв:   положительный
Ирочка, я с интересом прочитала пьесу. А звука почему-то нет. Может быть это у меня что-то не так? Удачи, дорогая! Рада видеть тебя на сайте!

Ирина Чебанова       29.11.2019   20:29:49

Лариса, спасибо большое! Случилась "болдинская осень",во время отпуска написала эту пьесу. Музыку добавила. Ту что хотела разместить оказалась плохого качества.

Лариса Адианова       29.11.2019   21:03:21

Понятно!












1