Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Об одной загадочной марксистской категории


В выступлениях современных марксистов в последнее время настойчиво фигурирует категория отчуждения. Говорится примерно следующее: при капитализме, дескать, работник отчужден от результатов своего труда, а при социализме это отчуждение будет якобы преодолено.

Мне кажется, что, не разобравшись в данной категории по-настоящему, оставив ее на уровне деклараций, современные марксисты оказывают идее социализма весьма дурную услугу, ибо они, что называется, добровольно подставляются для своих критиков.

Между тем, я считаю, что данная категория — наряду с учением о диктатуре пролетариата и требованием обобществления средств производства, является важнейшей в теории социалистического строительства. Поэтому стоит приглядеться к данной категории повнимательнее.

Что обычно понимается под отчуждением? То обстоятельство, что работник, произведя продукт, отдает его затем собственнику средств производства и в силу этого не интересуется в дальнейшем его судьбой и никак на нее не влияет. От этого, якобы, растет социальная апатия трудящихся, незаинтересованность в результатах своего труда и тому подобное. Более того, современные марксисты склонны видеть в этом основное противоречие капитализма, его главное зло, преодолеть которое способна только пролетарская (=социалистическая) революция.

Но так ли это? Не кроется ли в таком понимании крупицы лжи, которая в дальнейшем, разрастаясь, способна скомпрометировать всю идею в целом?

Я думаю, что это на так. Разъясню на конкретных примерах. Представим, что есть мастерская по производству гробов. Вопрос: надо ли работникам это мастерской интересоваться будущим свое продукта? И в каком виде это может быть осуществлено? Что, они должны ходить на все похороны, которые происходят с применением продукта их труда? Вряд ли они сами захотят таким образом преодолевать свою отчужденность. То же самое касается, скажем, работников оборонной промышленности. Им интересоваться дальнейшей судьбой своего продукта не только невозможно и необязательно, но и небезопасно с точки зрения интересов оборонного ведомства. И таких примеров может быть достаточно много.

С другой стороны, работники строительной отрасли, например, могут хоть каждый день созерцать плоды своего труда и совершать экскурсии в микрорайоны, построенные их руками. И таких примеров тоже может быть достаточно много. Ткачи могут видеть жителей города, одетых в их ткани. Работники сельского хозяйства и пищевой промышленности — видеть в магазинах и на рынках, как раскупается их продукция.

Словом, приведенные примеры, как мне кажется, убедительно показывают, что категория отчуждения в ее текущем понимании не является универсальной (а является весьма специфической) и по этой причине не может быть одним из основных требований социальной революции.

Что же можно сказать о категории отчуждения, чтобы придать ей универсальный характер?
Первое. Отчуждение появилось в процессе разделения труда и, таким образом, является одним из первейший и главнейших признаков и условий цивилизации. В самом деле, первобытное племя, добыв в результате охоты много мяса, затем сообща потребляет его. Вот это самый простой и яркий пример неотчуждения от результатов труда. Шкуры убитых животных идут затем на изготовление одежды. Это еще один пример неотчуждения. И тому подобное. Далее, на смену первобытнообщинному строю приходят классовые общества, раньше всего — рабовладельческое. И вот здесь мы уже видим полное отчуждение от результатов труда, ибо весь произведенный продукт забирает себе рабовладелец. Но ведь раб — это не человек, раб — это орудие (производства).

Итак, мы видим, что произошел скачок от полного неотчуждения к полному отчуждению. Затем пошел процесс возврата от полного отчуждения к частичному отчуждению. Крепостной крестьянин отчуждал от себя только часть своего продукта, а часть тратил на потребление или обмен.

Развитие капитализма привело к ситуации, когда продукт труда вновь полностью отчуждается от производителя, но уже не посредством прямого насилия, как при рабовладении, а посредством обмена рабочей силы (или способности к труду) на зарплату.

Между тем, даже при столь беглом обзоре мы можем заключить, что отчуждение есть не только зло, но величайшее благо, потому что только при условии отчуждения возможны развитие и расцвет цивилизации. Таким образом, современные марксисты, осуждая и даже проклиная отчуждение, выступают не как диалектики, а как метафизики, не замечая, а иногда и игнорируя ДВЕ стороны процесса, сводя все к злу отчуждения и игнорируя его благо.

Рассмотрим теперь отчуждение на современном этапе развития общества. Понятно, что если полностью ликвидировать отчуждение, то общество неминуемо скатится либо в первобытное состояние, либо в натуральное хозяйство. Не думаю, что Маркс мечтал о возврате к натуральному хозяйству, говоря о преодолении отчуждения.

Ведь современное производство меньше всего похоже на деревенскую кузницу, где все делается на месте. Современное производство — это скорее цепочка технологических процессов, и на каждом этапе производства работник предыдущего цикла отчуждается от своего продукта в пользу работника следующего цикла, который, в свою очередь, отчуждает свой продукт от себя в пользу работника следующего цикла — и так далее на протяжении нескольких циклов. И если это, допустим, молочное производство, то тут вы либо отказываетесь от потребления, скажем, творога и сметаны, либо смиряетесь с отчуждением.

Далее, будучи освобожденным от отчуждения, я, если способен производить, буду производить. Сначала для себя и ближайших людей (родственников или знакомых). Допустим, я портной. Я могу сшить костюм для себя, одеть семью, друзей, но потом на несколько нет я выпадаю из системы производства. Уверен, что такое выпадение — это большее зло, чем пресловутое отчуждение. Чтобы оставаться в системе, я вынужден продолжать производство и шить уже посторонним людям. Продаю ли я свой продукт за деньги или просто дарю, значения не имеет. Важно понимать, что я ОТЧУЖДАЮ продукт от самого себя.

Итак, универсальный смысл отчуждения состоит в том, что, если человек сам не потребляет произведенный продукт, то он его «отчуждает» - либо в пользу близких, либо в пользу дальних, либо за деньги, либо в порядке безвозмездного дара, но отчуждает. Поэтому полное преодоление отчуждения неизбежно приведет к фантастической атомизации общества, какой и не снился современному капитализму, а в философском плане — к самому необузданному, зверскому и слепому солипсизму.

Очень смешно — от марксизма к солипсизму. И это называется прогрессом научной и философской мысли.

Хочу оговориться. Я не специалист по Марксу как мыслителю или политическому деятелю. Но если марксизм — это научный метод познания (а я считаю именно так), то смею надеяться, что я достаточно овладел этим методом, чтобы внести свою скромную лепту в обсуждение данного вопроса.

Вкратце повторю основные выводы.

1) Отчуждение от результатов труда есть не только зло, но и величайшее благо, как источник и непременное условие развития цивилизации.

2) Преодоление отчуждения в том виде, в каком его трактуют современные марксисты, несомненно, приведет к мировой катастрофе, то есть гораздо большему злу.

3) Отчуждение реально существует, и его надо преодолеть. Но какое это отчуждение и как его преодолевать — в продолжении данного эссе.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 28.11.2019 Роберт Иванов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2680879

Метки: марксизм, отчуждение, диалектика развития,
Рубрика произведения: Разное -> Философия














1