Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Задушенная надежда ( из цикла Пираты поневоле )


Задушенная надежда ( из цикла Пираты поневоле )
Двигатель номер три ожил и выплюнул в пустоту космоса плотный комок ионизированной плазмы. Вибрация прошла по всему корпусу «Фламберга», поднимая над ним сплошное облако пыли, осевшей на корпус крейсера за 30 лет покоя. По трубе одного из надповерхностных тоннелей, соединяющих корпус корабля и помещения бывшей добывающей станции зазмеилась тонкая трещина, из которой моментально забила тонкая, рассеивающаяся в вакууме, струйка воздуха. Найджел Синглтон переключил главный обзорный экран с разведывательного спутника на внутренние помещения и выбрал в списке инженерный отсек. На экране возникла клочковатая седая борода Клиффорда Брауна, торчащая из под сварочной маски.
-Ну что, Клиффи? Какой прогноз?
Главный инженер откинул забрало маски и укоризненно посмотрел на капитана.
-Технически третий двигатель в порядке. Но чтобы взлететь только на нем одном, необходимо будет увеличить подачу энергии раз в двадцать.
Синглтон поморщился, как будто у него внезапно заболел гнилой зуб.
-Так за чем же дело стало? Ты же смог встроить артефакт в энергетический контур корабля.
Браун грустно улыбнулся. Его серое от пыли лицо покрылось сеточкой мелких морщин.
-Встроить было пол дела. Главная задача была откалибровать. Для работы двигателя на малой тяге эта калибровка подходит. Если прибавить тяги-калибровка собьется и реакция в артефакте может стать неуправляемой. Стоит ли старик «Фламберг» таких рисков? Да и вообще, может ну её, эту амнистию? Жили же без нее тридцать лет, и еще проживем.
Капитан с хрустом сжал кулак. Костяшки на нем побелели от напряжения.
-Я полагаю, что смогу справиться с управлением крейсера в одиночку. Так что я никого не заставляю рисковать вместе со мной. Я стартую не раньше, чем последний член экипажа эвакуируется с Паллады. Но я не могу упустить шанс вернуться и плюнуть Грейнджеру в рожу. Уж больно все сложилось один к одному. И амнистия, и артефакт, способный поднять «Фламберг» с поверхности Паллады. Я углядываю в этом некий перст судьбы.
Клиффи хитро подслеповато прищурился.
-А не было бы для всех безопаснее полететь на обычном челноке или корвете?
Синглтон поставил локоть на подлокотник и устало опустил седую голову подбородком на ладонь.
-Как только я сойду с корабля, я тут же перестану быть его капитаном. То есть, стану никем. Если я прилечу на челноке, меня как амнистированного дезертира, на выстрел из гаусс орудия не подпустят ни к Грейнджеру, ни к прочим высшим офицерам космофлота. Есть только один способ до них достучаться. Вернуться вместе с кораблем. Кроме того, пробоины в корпусе-неопровержимое доказательство, что этот мерзавец наплевал на устав и открыл огонь по своим. Остальные улики он наверняка уничтожил после битвы на рубеже. А свидетелей запугал. Сам по себе корабль-это гарантия, что Себастьян Грейнджер пойдет под трибунал. Я тридцать лет ждал этой возможности.
Браун неодобрительно покачал головой.
-Такие риски всего лишь ради мести? Тем более, по слухам, командующий Лакомб недавно скончался. Зная нашего вредного старикана, он быстро займет этот вакантный пост. Тогда ему никакой трибунал не страшен.
Найджел Синглтон криво усмехнулся, нервно барабаня пальцами по подлокотнику.
-Ты не знаешь высшего руководства космофлота, старина. Они как пауки в банке. Стоит только одному из них публично облажаться, его моментально живьем с кашей съедят, и не подавятся.
Клиффорд Браун картинно развел руками, признавая своё поражение в споре. Похоже, капитан уже всё для себя решил.
Счастливчик очнулся от ощущения холода и покалывания на лице. Холод. Лёд. Боль во всем теле. Чей то смутный силуэт маячит перед его расфокусированным взглядом. Денниса охватило ощущение дежа-вю. Неужели это был всего лишь кошмарный сон, а он, Деннис Дойл только что проснулся под куполом кратера Маклир в Море спокойствия?
-Олаф?
Прошелестел Счастливчик разбитыми губами. И тут же всё вспомнил.
-Ага, очухался, мужло?
Дородная матриархиня в розовом скафандре с надписью “GIRL POWER” на шлеме резким рывком сорвала с лица Дена пакет со льдом. Теперь боль вернулась и в разбитые губы, переломанный нос и кровящие десна. Счастливчик окончательно сфокусировал взгляд на лейтенантском шевроне скафандра венерианки.
-Двигай живее. Капитанка желает тебя видеть.
Женщина бесцеремонно подхватила Денниса под локоть и поволокла по коридорам фрегата, виртуозно отталкиваясь ногами и свободной рукой от стен в невесомости.
На уже знакомом капитанском мостике их ждала усиленная охрана и растрепанная, злая и немного опухшая от сна Труди Штрудель.
Охранницы приняли вялое тело Денниса из рук лейтенантки и прижали к полу в коленопреклоненной позе перед капитанским креслом.
-Время вышло, Дойл. Надеюсь, в карцере ты успел подумать над моим предложением?
Счастливчик пару раз крепко зажмурился, прогоняя кровавых мушек, которые постоянно маячили в фокусе его взгляда, со времени последнего «разговора» с Гертрудой.
-А что, пока я был в отключке, что-то изменилось?
Невинным тоном спросил Ден. Труди включила большой обзорный экран. На нем, на фоне багряного диска Юпитера на двух тросах висел черный челнок с весьма знакомыми Счастливчику очертаниями.
-У нас на борту закончились магнитные гарпуны. Твой поганец-братец перерезал почти все тросы и требует тебя отпустить. Я пригрозила, что если он перережет последние два, он получит твое тело по частям. По весьма мелким частям, потому что я прикажу отрезать от тебя по кусочку, начиная с пальцев ног.
Ден оценивающе огляделся.
-Что, получается опять без меня никак? Вот вечно вы, женщины, ничего не можете решить без мужчины.
По знаку Гертруды, на затылок Счастливчика опустился приклад лучевого ружья. Тело Денниса дернулось и повисло в руках охранниц.
-Скажи своему брату, чтобы сдавался. Когда мои девочки пытались штурмовать челнок, они оставили грузовой люк открытым. Через несколько часов у него все равно закончится кислород в баллоне. А без тебя он вряд ли улетит, так что выбора у него нет.
Счастливчик ощерился поредевшими зубами.
-Если бы все было так просто, как ты говоришь, ты бы меня не уговаривала. Ты бы прикончила меня, подождала бы, пока Аманжол задохнется, и захватила бы «Каракут»
Если ты начала заговаривать мне зубы, значит время тебя поджимает. Где пожар, Штрудель? Куда спешим?
Гертруда фон Котикофф побагровела и скрипнула зубами, но тут же подавила свой гнев.
-Мы находимся весьма далеко от основных транспортных линий. Строго говоря, наткнуться на тебя и твой челнок в этом квадрате, было для нас тем еще приятным сюрпризом. Каков шанс, что в это же время плюс-минус сорок восемь часов, здесь пройдет еще одно судно?
Ден попытался рассмеяться, но тут же закашлялся, подавившись кровью.
-Соображаешь, Штрудель. Сейчас сюда прилетят наши друзья и надерут тебе твою целлюлитную задницу. Так что, отпусти ка ты нас лучше по хорошему.
В этот момент, вахтенная офицерка, сидящая за пультом навигатора, вклинилась в разговор с докладом.
-Капитан, мы получили новые данные. Подходящее к нам судно опознано. Это стандартный штурмовой транспорт космофлота. Опознавательных знаков нет, так что точнее идентифицировать его принадлежность к тому или иному подразделению невозможно.
Гертруда расхохоталась знакомым кудахтающим смехом.
-Дааа, друзья, как же. А ну ка, сказочник, рассказывай, чего от тебя нужно космофлоту? Впрочем, могу предположить, что они тоже охотятся за твоим челноком, набитым инопланетными технологиями, как праздничный кулек конфет.
Вахтенная офицерка вновь подала голос.
-Штурмовой транспорт взял курс на челнок. Они готовят боевые манипуляторы.
И действительно, из прямоугольного корпуса транспорта вытянулись четыре крупных манипулятора. Транспорт сбросил скорость и шел на сближение с «Каракутом». Труди Штрудель выкатила от ярости глаза и дико заорала.
-Они пытаются взять мою добычу. Полный вперед. Вклиньтесь корпусом между транспортом и челноком. Не дайте им пристыковаться. А этого… Маргарет, брось его назад в карцер.
Лейтенантка поволокла слабо упирающегося Счастливчика в коридор. Тем временем, двигатели «Пикселя» вспыхнули струями ионизированного газа и громада фрегата сдвинулась с места, ослабляя тросы, удерживающие «Каракут» на привязи и заслоняя челнок от штурмового транспорта. Впрочем, изменение диспозиции никак не повлияло на планы военных. Транспорт сбросил еще немного хода и впечатался манипуляторами в борт «Пикселя» по периметру одного из боковых люков. Один из манипуляторов выдвинул из своих недр циркулярную пилу и четким, геометрически правильным движением, очертил на поверхности люка круг, взрезая замки и петли. Из кормовой части транспорта к люку потянулся «рукав»-гибкая стыковочная труба, совпадающая по диаметру со свежевыпиленным в люке отверстием. Фрегат «Пиксель» внезапно превратился из охотника в добычу.
Гертруда фон Котикофф сидела в капитанском кресле с отвисшей челюстью, буравя своими маленькими поросячьими глазками обзорный экран. Когда она переключилась на камеру, висящую в шлюзе номер восемь, с третьим взводом уже было покончено. В помещении в самых нелепых позах плавали неподвижные массивные фигуры в розовых скафандрах, лучевые ружья, ранцы с батареями. В каждом из скафандров чернело рваное отверстие с обугленными краями. Если отверстие не было проделано в грудной клетке, то непременно зияло в шлеме. Кто бы ни вел огонь в помещении, он был исключительно точен и смертоносен.
-Переключите на прилегающий коридор.
Взвизгнула в панике Труди. Вахтенная офицерка набрала на пульте нужную комбинацию и поле зрения большого обзорного экрана переместилось в указанное место. Гертруда и её ошалевшие офицерки узрели феерическую картину, как группа из четырех человек в силовой броне защитного цвета пробивается с боем через коридор, битком набитый вооруженными матриархинями, беспорядочно палящими из своих лучевых ружей в штурмовиков. Феерия заключалась в том, что огонь вел лишь один из нападающих. Но стрелял он с такой скоростью, что с лихвой хватило бы на десять стрелков. Каждый его выстрел попадал точно в цель, словно в руках его был не обычный лучевой карабин армейского образца, а легендарный мушкет Рипа Ван Винкля. Когда карабин перегревался от выстрелов, он бросал его за спину своим коллегам и протягивал руку за следующим. Когда стрелок менял очередной карабин, один из беспорядочных выстрелов оборонявшихся наконец то достиг цели, пропоров муфту, соединяющую шлем и броню. Однако, несмотря на смертельное по всем медицинским представлениям, ранение, стрелок продолжал продвигаться вперед по коридору, глухо выстукивая магнитными ботинками по полу некое подобие ритмичного похоронного марша. И продолжал стрелять...
-Бежим. К спасательным капсулам, немедленно.
Прошептала побелевшими губами Труди. Она нажала тайную комбинацию на своем капитанском пульте, и по всему фрегату включилось аварийное освещение. В динамиках зазвучал спокойный женский голос, рекомендующий спокойно, не создавая паники, пройти в ангар или занять места в спасательных капсулах. Отсеки самих спасательных капсул распахнулись по всему кораблю, в коридорах, змеящихся вдоль обоих бортов. Чем и не преминул воспользоваться Счастливчик. Дородная лейтенантка как раз волокла его по пустому коридору, идущему вдоль правого борта. Весь экипаж «Пикселя» находился либо на боевых постах, либо отбивал абордажную атаку в противоположной части фрегата. Деннис понял, что вот он его шанс на спасение. Собрав последние силы он вырвал руку из стального захвата венерианки, оттолкнулся от пола в сторону стены, сгруппировался, оттолкнулся от стены и кубарем врезался в свою мучительницу, влепив с размаху локоть в открытое забрало шлема. Брызнули капельки крови, розовый шлем с надписью «GIRL POWER» улетел в пустоту коридора. И следом за ним, как величественные дирижабли древней Земли, медленно уплыло необъятное тело матриархини.
-Спасибо, старшина Бриггс, пригодилась ваша наука.
Процедил Счастливчик сквозь редкие зубы и быстро нырнул в короткий коридор мини-шлюза, ведущего к спасательной капсуле.
Аманжол сидел в кресле пилота и напряженно поглядывал то на индикатор кислородного баллона на рукаве своего скафандра, то на обзорный экран, на котором творилось что-то непонятное. Фрегат, захвативший «Каракут» пришел в движение и ослабил стальные тросы. Внезапно, прибор связи приветливо замигал зеленым огоньком вызова. Капитан Нариманов нажал кнопку, и в шлемофоне его скафандра зазвучал до боли знакомый, но почему то шепелявый голос.
-Аманжол, Аманжол, ты меня слышишь?
-Слышу тебя, Дениска. Как ты?
-Аманжол, мне удалось сбежать и залезть в спасательную капсулу по правому борту фрегата. Если я сейчас катапультируюсь, ты сможешь меня поймать?
-Не вопрос. Это как ловить шляпой шарик. Дай мне пять минут на то, чтобы обрезать последние тросы и немного отлететь в сторону.
-Хорошо, пять минут, но не больше. На корабле объявлена эвакуация. Сейчас спасательные капсулы посыпятся как горошины.
-Понял тебя, брат. Я уложусь в три. Запускай свою капсулу.
С этими словами Аманжол взялся за рычаги управления манипуляторами.
Гибкие черные манипуляторы «Каракута» внезапно ожили. Заработали циркулярные пилы и уже через минуту черный челнок маневрировал в пустоте космоса. От борта серой глыбы фрегата отделилась небольшая сферическая капсула, которая ушла в отрыв на маленьком язычке реактивного пламени. Черный челнок описал в пустоте небольшую петлю и спикировал на капсулу, как коршун на добычу. «Каракут» поравнялся с капсулой, пара гибких манипуляторов обхватили капсулу и притянули её к корпусу челнока. Затем, еще одна пара механических щупалец обвила капсулу под другим углом, намертво сцепляя между собой клешни. Для надежности. Черный челнок развернулся в сторону пояса астероидов и в считанные секунды скрылся из поля зрения, неся на себе драгоценный груз.
Труди бежала по коридору из последних сил, большими прыжками отталкиваясь от пола и вновь цепляясь за него магнитными ботинками. Долгие годы обжорства и сидения в мягком капитанском кресле сыграли с ней злую шутку. Тяжесть во всем её огромном теле и одышка тормозили бег Труди. Она сорвала с себя шлем скафандра, чтобы открыть доступ воздуха к горящим легким. Набрать в грудь побольше воздуха и снова бежать. Останавливаться было нельзя. Где то сзади за ней следует неумолимый стрелок, бьющий без промаха из своего оружия. Коридор был пуст, за время бега Гертруда встретила лишь один плавающий в невесомости труп своей лейтенантки. Личная охрана разбежалась по спасательным капсулам и уже болталась где-то в пустоте космоса. Но Труди твердо знала, что в капсулу ей нельзя. На многие тысячи миль вокруг нет ни одного обитаемого объекта или транспортной линии. А капсула была рассчитана максимум на неделю жизнеобеспечения. Медленная смерть от удушья не казалась Труди привлекательной. Она лелеяла мысль о возвращении домой, на родную Венеру. С амнистией в кармане и теми богатствами, которые хранятся в её капитанском челноке она легко начнет новую жизнь, даже если строгая мать и не примет её назад в клан. Все, что теперь стоит между ней и её мирным сытым будущем-это проклятый длинный коридор вдоль правого борта, который ей нужно пробежать как можно скорее. Ведь стрелок наверняка уже пробился к капитанскому мостику, обнаружил, что там пусто и уже идет по её грешную душу. Гертруда проскочила поворот коридора, еще один, и наконец, задраив за собой дверь правого шлюза, ввалилась в ангар, в котором стоял её личный капитанский челнок. Её билет в новую жизнь.
В этот момент твердые холодные пальцы сомкнулись на ее горле. Огромная жирная туша Труди впечаталась спиной в стену. Мрачная фигура в силовой броне защитного цвета с зияющим обугленным отверстием на горле закрыла от взора Гертруды спасительный челнок. Труди встретилась взглядом со страшными бельмами мертвых глаз на багровом безбровом лице. Она поняла, что стрелок предвидел её бегство и не пошел в капитанскому мостику, а отрезал ей путь к последней надежде на спасение.
-Дай мне уйти. Забери все что хочешь. Деньги, драгоценности-всё. Только отпусти.
Стрелок отрицательно покачал головой, свободной рукой срывая клапан с аварийного рубильника, который открывал внешний шлюз. Гертруда с испугом покосилась на бронированный кулак, обхвативший ручку рубильника.
-У тебя дыра в скафандре. Ты сам задохнешься.
Страшное багровое лицо стрелка растянулось в неестественной гаденькой ухмылке.
-Ничего личного. Я просто выполняю приказ.
Рубильник замкнулся, взвыли электромоторы и створки внешнего шлюза подались в стороны, выпуская в пустоту космоса облако воздуха. Френк Слингер отпустил рубильник и стальной хваткой уцепился за поручень. Затем широко размахнулся второй рукой и отпустил горло Гертруды. Тело Труди, кувыркаясь летело в зияющую пустоту. Последнее, на чем смог сфокусироваться её стекленеющий взгляд-это носовой обтекатель челнока, который так и не увез Гертруду фон Котикофф в её светлое будущее.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 27.11.2019 Александр Барышников
Свидетельство о публикации: izba-2019-2680448

Метки: вантала, Ден, Счастливчик, фантастика, фантастические рассказы, Александр Барышников, Ден Счастливчик, Пираты поневоле, Найджел Синглтон,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика














1