Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Даст ли мне Греф деньги на издание книги?


Даст ли мне Греф деньги на издание книги?
Друзья!

Сегодня в Сети увидел весьма симтоматичную заметку, где наш сверхбогач Герман Греф сообщает, что готов платить со своих доходов 20-50 процентов якобы планируемого где-то в верхах налога на олигархов.
За рубежом, в некоторых странах, такая планка составляет 70 или более процентов! Но оттуда капитал с завидной прытью …бежит! То есть глава Сбербанка РФ намекает, что обижать толстосумов, наживших свои золотые миллиарды «непосильным» трудом, негоже обижать!
Поднять ставку взымаемого налога с 13 до 20 процентов для пауков наживы еще более-менее приемлемо. Выше же…ограбление!?
Впрочем, такова мерзостная психология всех ублюдков-либералов.
Ни гроша я не получил от них на издание своей книги «Песнь и плач Матери-Земли»! Скопил на ее электронную версию 20 тысяч своих пенсионных. Еще столько же нужно для печатания бумажного тиража моего двухтомника (хватит на десять экземпляров для себя, родных и друзей). Но типография не охотно принимает заказы менее, чем 50-100 экземпляров.. При цене две тысячи рублей за обе книги это обойдется издателю С.В.Чумакову (uralizdat.ru) в двести тысяч рублей, кои никак не получить от продажи электронных книг. Вот и приходится финансово подключаться авторам- беднякам из российской глубинки!
Моя экологическая и природоведческая книга нужна и школьникам, и учителям, и родителям Нефтеюганска, всего Большого Урала. Но вот когда она появится на прилавках книжных магазинов!?
Собираюсь попросить у местного Сбербанка еще хотя бы тысяч 50 спонсорской помощи.
Поделятся ли эти скупердяи?

Вл.Назаров
*******************
Время делиться. Почему в России неизбежно введение налога на богатство

Тема введения специального налога на богатство состоятельных людей, столь популярная в мире, в России пока активно не дискутируется. Однако, возможно, это «искусственная» тишина: очень скоро все может кардинальным образом измениться, и этот вопрос станет одним из центральных

В последнее время все активнее обсуждается идея освободить малоимущих граждан от налога на доходы физических лиц (НДФЛ). Эти дискуссии указывают, что так или иначе эпоха «плоской» ставки в России может скоро завершиться. А это, в свою очередь, побуждает пристальнее взглянуть на другой аспект налоговой системы: возможные изменения в налогообложении наиболее состоятельных россиян.
Попытки ввести налог на богатство в разных странах с разным успехом ведутся уже давно. В Аргентине, Канаде, Франции, Нидерландах и других странах уже имеется определенный практический опыт в этой области. Сейчас к решению этого вопроса очень близко подошли США. В июне этого года в New York Times было опубликовано письмо богатейших людей Америки, адресованное кандидатам в президенты США, с призывом ввести налог на богатство. Там, в частности, говорится, что авторы этого обращения прекрасно живут, но они хотели бы, чтобы и весь американский народ имел достойное будущее.
Надо полагать, что американская элита очень вовремя прочувствовала вызов времени и адекватно отреагировала на него. Она решила сама «возглавить» эту непростую войну со сверхбогатством, не дожидаясь, когда это сделает кто-то другой.
Как обстоят дела в России? Странно, но эта тема не стала резонансной, — ее активно не обсуждают в прессе, на телевидении. А ведь актуальность налога на богатство в России гораздо выше, чем в той же Америке или Европе. По данным Global Wealth Report, который ежегодно готовит Credit Suisse, в 2018 году Россия занимала второе место в мире по уровню концентрации богатства после Таиланда. На долю 10% самых богатых россиян приходится 82% всего личного богатства страны. В США этот показатель составляет 76%. Пять процентов самых богатых людей России владеют 73,7% всего личного богатства, а на долю 1% самых обеспеченных россиян приходится 57%.
Все это говорит о том, насколько проблема расслоения общества и материального неравенства сейчас актуальна. Запрос на ее решение в том или ином виде очень велик, и со временем он будет только расти. Одним из возможных путей смягчения данной ситуации является введение в стране налога на богатство.
Я вижу две основные причины, почему страна, вероятнее всего, пойдет именно по этому пути. Во-первых, казне нужны дополнительные поступления. Это понятно всем. Денег не хватает, а экономика страны тормозит уже несколько лет, и перспективы ее развития пока никого не впечатляют. Однако фактором №1 сейчас является не экономика, а политика. Именно она будет диктовать необходимость введения налога на богатство, решать, когда это произойдет, в каком размере и каким образом.
Дело в том, что в 2021 году нас ожидают выборы в Государственную думу, а еще через несколько лет и выборы президента. Эксперты единодушно отмечают, что в настоящее время существует большой дефицит новых идей, которые могли бы сплотить общество вокруг той или иной партии, того или иного кандидата. В этом контексте идея налога на богатство является настоящей находкой, которую, без сомнения, захотят «разыграть» в предстоящем избирательном цикле.
Несложно предположить, что за этот налог может проголосовать практически вся страна. Он имеет все шансы сыграть роль своеобразной «национальной идеи», которая объединит людей самых разных возрастов и политических воззрений. Возможно, что сейчас главные игроки специально держат эту заготовку «под сукном», опасаясь фальстарта.

Как ни странно, новый налог — при разумном подходе к его разработке и внедрению, — может быть выгоден и богатым людям страны. Над ними постоянно висит угроза повышения налога на доход: время от времени поднимается волна недовольства, что люди, зарабатывающие 100 тысяч и 100 миллионов рублей в год, платят одинаковые 13%. Кроме того, тень приватизации постоянно висит над бизнесменами, которые заложили фундамент своего состояния в те сложные времена. Налог на богатство может снять эти вопросы или по крайней мере сделать так, чтобы к ним больше никто всерьез не возвращался.
А теперь ключевой вопрос: сколько нужно будет платить? В США сейчас наиболее популярно предложение кандидата в президенты США от Демократической партии Элизабет Уоррен, которое включено в ее предвыборную программу. Предлагается очень простая арифметика: личное богатство до $50 млн не облагается налогом вообще, а на все, что больше указанной суммы, вводится налог в размере 2% в год плюс дополнительный 1% на богатство свыше $1 млрд.
Чтобы почувствовать эти цифры, наверное, полезно немного поупражняться на конкретных примерах, причем лучше на тех, которые нам ближе. Возьмем 5 самых богатых людей России по версии Forbes за 2019 год и попробуем посчитать их гипотетический налог на богатство, если бы он рассчитывался по «американской» формуле. Получилось, что Леонид Михельсон должен был бы заплатить за год $710 млн, Владимир Лисин — $629 млн, Вагит Алекперов — $611 млн, а Алексей Мордашов и Геннадий Тимченко — соответственно $601 млн и $593 млн. Таким образом, в этом случае только пятерка самых богатых бизнесменов России будет обязана выложить в год более $3,1 млрд. Это почти в 3 раза больше, чем все налоги на доходы физических лиц страны в 2018 году.
Возможно, у нас стране имеет смысл начинать с более низких ставок, постепенно их увеличивая. На мой взгляд, главным критерием установления конкретных показателей должен быть разумный компромисс между интересами общества и интересами наиболее состоятельных людей страны. Перетягивание каната в ту или иную сторону будет иметь долгосрочные отрицательные последствия.
Другой важный аспект проблемы заключается в том, как расходовать собранные налоги. На мой взгляд, они не должны попадать в общий котел. В противном случае население может не почувствовать реальную отдачу от настоящего нововведения. Эти деньги должны быть «видны»: следует сделать так, чтобы реальная прозрачность сбора и расходования этих средств была на самом высоком уровне. Может быть создан специальный «Фонд справедливости», деньги из которого шли бы на конкретные проекты. Например, если бы благодаря этим деньгам мы перестали всем миром каждый раз собирать деньги на лечение больных детей за рубежом, то это одно было бы уже здорово.
Возможна и такая практика, когда на средства «своего» налога тот или иной богатый человек строит больницу или дом для престарелых и на этом здании устанавливается специальная памятная доска об этом событии. Вариантов может быть много — главное, чтобы все эти деньги пошли на благое дело и мы все могли в этом убедиться.
Ситуация выглядит так, что налог на богатство имеет все шансы в ближайшее время заработать в России. На мой взгляд, это просто неизбежно. Хотелось бы также, чтобы он принес ощутимую пользу миллионам россиян.

Все взять и поделить: какая налоговая реформа нужна России
Куда правильнее было бы оставлять в регионах НДС, а не НДФЛ — и при этом дать региональным властям право изменять его в относительно широких рамках, например варьировать от 10% до 22%

В последние годы разворачивается все больше споров о налоге на доходы физических лиц — и они обостряются в моменты пусть и формального, но выбора: похоже, многие россияне не готовы смириться с «плоской» (а учитывая систему организации страховых социальных платежей, то даже с регрессивной) шкалой налогообложения доходов. Отчасти с этим можно согласиться: данная система с точки зрения мировой практики представляется аномальной — стран, в которых подоходный налог не диверсифицирован в зависимости от благосостояния плательщика, сегодня меньше, чем государств, в которых такой налог… не взимается вовсе. И поэтому спорам условных «либертарианцев» и «социалистов» в России суждено продолжаться еще долго.
На фоне этих динамичных дискуссий в тени остается другой, куда более интересный и несоизмеримо более практический вопрос, касающийся не столько плательщиков налога на доходы физических лиц, сколько его получателей.
С формальной точки зрения подоходный налог основан на равенстве людей как граждан или резидентов определенного государства, которое его и устанавливает. Мало что так явно подчеркивает принадлежность к единому социуму, как универсальное участие в финансировании деятельности правительства. Не приходится удивляться тому, что не только эпизодическое введение этого налога обычно происходило в условиях войны (так было в 1798 году в Великобритании в период Наполеоновских войн или в 1861-м в США после начала Гражданской войны), но и его превращение в один из центральных элементов бюджетной системы также приходилось на периоды масштабных межгосударственных конфликтов (Крымской войны в Англии и Первой мировой — в США). В России попытки введения подоходного налога или его аналогов также предпринимались в знаменательные моменты, в 1812 и 1917 годах. Соответственно, этот налог в большинстве случаев администрировался центральными властями и направлялся в государственный (федеральный) бюджет.
Со временем ситуация немного поменялась, особенно в странах с сильной федеративной традицией, где собственные подоходные налоги ввели провинции, штаты или земли, как в США, Канаде, Индии, Бразилии, и даже отдельные города, как в Германии.
Однако фундаментальный принцип пересмотрен не был: в странах, где существует подоходный налог, он сегодня направляется либо исключительно, как во Франции, Великобритании и большинстве европейских стран, либо в доминирующей части, как в США или Германии, в центральный бюджет, становясь одним из основных источников его наполнения. В 2016 году подоходный налог обеспечивал 23,8% доходов бюджета Франции, 25,4% — Великобритании, 28,9% — Германии и 46,7% доходов федерального бюджета США.
Если особенность России, как мы уже отметили, заключается в недифференцированной шкале налога на доходы физических лиц, то ее подлинная уникальность в том, что получателем этого налога выступают региональные и местные бюджеты. Согласно Бюджетному кодексу (ст. 56), 85% НДФЛ направляются в бюджеты субъектов РФ (в случае уплаты налога иностранным гражданином, работающим в России на основании патента, сумма возрастает до 100%), а 15% зачисляются в местные бюджеты и распределяются в зависимости от того, как организованы данные территории с точки зрения городских и/или сельских поселений.
Пикантность ситуации придает тот иррациональный факт, что, получая подоходный налог в свои бюджетные системы, региональные власти не имеют права менять его ставки или модернизировать систему его распределения между разными уровнями бюджетов — и то и другое жестко задано федеральным законодателем и регулируется только им.

На мой взгляд, именно этот момент сегодня стоило бы сделать центральным в дискуссиях о налоговых реформах. Хорошо известно, что идея перехода к плоской шкале подоходного налога в России всегда обосновывалась проблемами с его собираемостью и трудностями администрирования (в середине 1990-х в казну поступало не более 60% суммы причитавшегося государству налога), и ситуация резко изменилась после введения 13%-ной шкалы: прирост поступлений за 2000–2007 годы составил 1% ВВП. Однако именно относительно низкая собираемость стала, судя по всему, и фактором определенного пренебрежения данным налогом со стороны федерального правительства, в результате чего он оказался передан регионам, и больше к этому вопросу не возвращались и его ставки не пересматривали.
Сегодня ошибочность такого решения видна невооруженным глазом. Экономика России остается рентной и огосударствленной, из-за чего основные финансовые потоки и их бенефициары концентрируются в столицах. По итогам 2016 года Москва и Санкт-Петербург собрали в свои бюджеты соответственно 633 млрд и 199 млрд рублей данного налога, что составляет 27,6% его собираемости по стране. Соответственно, власти этих мегаполисов могут позволить себе перекладывать плитку на тротуарах по нескольку раз в год, устраивать праздники за сотни миллионов рублей и думать не о том, где взять деньги, a о том, на какие выдуманные нужды их потратить. В то же время на половину наименее обеспеченных регионов страны приходится всего 19,2% собираемого подоходного налога.
Но более важна другая сторона проблемы. В большинстве развитых стран экономическая активность не концентрируется в столицах, и потому регионы могут конкурировать за своих резидентов, предоставляя гражданам отличающиеся налоговые режимы и привлекая на жительство наиболее успешных из них. Лучше всего это видно на примере США.
В России же, увы, ничто не способно сделать жизнь в Омске или Воронеже лучше, чем в столицах, по основным показателям, поэтому сосредоточение налогоплательщиков в мегаполисах непреодолимо. Только с помощью административного ресурса или не вполне прозрачных льгот можно прописать Романа Абрамовича на Чукотке, а Михаила Прохорова — в Красноярском крае.
Налоговая революция
Однако в России регионы могут привлекать на свою территорию производства, и для этого у них намного больше аргументов, чем для привлечения к себе на жительство их владельцев. Соответственно, куда правильнее было бы оставлять в регионах НДС, а не НДФЛ — и при этом дать региональным властям право изменять его в относительно широких рамках, например варьировать от 10% до 22%. Если мы обратимся к статистике исполнения консолидированного бюджета Российской Федерации за 2016 год, окажется, что сумма собранного НДФЛ (3,2 трлн рублей) несколько превышает сумму НДС, начисленного на товары и услуги, реализуемые на территории России (2,66 трлн рублей). Поменяв эти налоги местами, можно было бы совершить настоящую мини-революцию в отечественной системе налогообложения.

Какой эффект дала бы такая реформа?
С одной стороны, сегодня практически все доходы федерального бюджета представляют собой либо косвенные налоги (как тот же НДС), либо ренту (как НДПИ), либо таможенные пошлины и сборы. Иначе говоря, центр делает все для того, чтобы не вступать в «прямые налоговые отношения» с гражданами и делать вид, что он только финансово благодетельствует их, почти ничего не требуя взамен. С политической точки зрения перенаправление подоходного налога в федеральный бюджет предполагает появление у граждан бóльших прав требовать подотчетности у правительства. Совершая подобную трансформацию, мы, по сути, создаем базу для появления в перспективе движений, когда-то отмеченных лозунгом «no taxation without representation», потому что пока у россиян, как это ни странно, не так уж и много поводов требовать, чтобы правительство считало их равным партнером. Особенно важно это в условиях, когда доля нефтяных доходов будет, видимо, сокращаться.
С другой стороны, указанное изменение налоговой системы может дать важный стимул конкуренции между отдельными регионами за привлечение бизнесов, стать толчком к повышению товарооборота и к созданию лучших условий для предпринимательской деятельности. В Америке такую функцию выполняет крайне диверсифицированный налог с продаж, некоторым аналогом которого и является НДС, и России, как стране с очень разными условиями хозяйствования, подобный инструмент, несомненно, необходим. По сути, регионы потеряли бы налог, на объем и ставку которого они не в состоянии влиять, и получили бы взамен существенно более гибкий инструмент, ничего значимого при этом не потеряв. Они тогда в большей степени стали бы зависеть от собственной привлекательности для бизнеса, чем от общей экономической конъюнктуры и решений правительства, устанавливающего уровень зарплат бюджетников, что чрезвычайно важно в условиях продолжающегося экономического кризиса и неочевидности его скорого преодоления.
Наконец, предлагаемый маневр существенно уравнял бы возможности регионов и столиц. Разница в суммах поступающих НДФЛ и «внутреннего» НДС (361 млрд рублей) в 2016 году была бы потеряна прежде всего мегаполисами, у которых сократились бы сверхдоходы. Она оказалась бы в распоряжении федерального бюджета, и он обрел бы таким образом дополнительную возможность обеспечить трансферты наименее благополучным регионам или погасить их задолженность перед банками и рассчитаться по бюджетным кредитам.
Иначе говоря, Кремль также имеет определенную заинтересованность в такой перемене, так как она и повысит степень его влияния на регионы, и сделает руководство обеих столиц более восприимчивым к факторам финансовой целесообразности. А в условиях, требующих бюджетной экономии, это не выглядит лишним. К сожалению, в ходе заканчивающейся уже президентской кампании ни один из ведущих кандидатов не предложил практически ничего из того, что могло бы изменить существующую в стране налоговую систему не с точки зрения повышения или снижения налогов, а в контексте придания ей большей гибкости и сбалансированности.
https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/388113-vremya-delitsya-pochemu-v-rossii-neizbezhno-vvedenie-naloga-na-bogatstvo
**********************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
27 ноября 2019 года,





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 27
© 27.11.2019 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2019-2680355

Рубрика произведения: Проза -> Статья


петр гуляев       27.11.2019   19:37:01
Отзыв:   положительный
Последние гроши вытрясет Греф!
Ему много надо НА БОРЬБУ СО СТАРЕНИЕМ!
Владимир Назаров       28.11.2019   03:03:53

Петр!
Я лично не верю в "благотворительность" Грефа и других зажравшихся олигархов! Унижаться перед ними не стану! Просто констатация факта...о чудовищном неравенстве в России!
петр гуляев       28.11.2019   14:34:33

Воры и жулики УЧАТ нас морали...
ПРОЧИТАЙТЕ http://ww.proza.ru/2017/07/16/1195
Грядущие перспективы. М.А.Булгаков, 1919.












1