Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Караси и волки.


Караси и волки.
История эта родилась в далёком 1976 году, где одним из главных героев был мой хороший знакомый – военный лётчик, участник событий в разных точках (Ангола, Монголия, Чернобыль, Арктика…) Но речь в этом рассказе пойдёт не о боевых заслугах (как-нибудь в другой раз), а о случае, который произошёл с ним, когда было ему всего-то 14 лет. И повествовать я буду от лица главного героя – Сергея С…..го.
Середина марта. Весна запоздала как всегда дней на десять-пятнадцать. С утра -25°С, лишь к полудню кое-где на заваленных бровках чищеной дороги робкое солнышко напомнит о себе тёмными плешинами, и редкие слёзы длинных сосулек нет-нет да упадут на ледяную дорожку вдоль рубленых стен прогретого печкой дома.
Жил я тогда с родителями на окраине Чулыма (вёрст сто тридцать от Новосибирска). Районный центр с райкомом, исполкомом и прочими роями и раями, шагал уверенной поступью по дорогам, намеченным родной партией, к основной вершине, которую впоследствии никогда и не покорил.
Отец работал на нефтебазе, мать – поваром в местном ресторане. Жили не богато, но и не побирались. Свой дом, огород, скотина – грешно с таким-то добром пребывать в тоске и унынии. Но самое ценное для меня – старая кобыла Машка. Списанную в местном колхозе купил её отец за 120 рублей. Сани да телегу помогли собрать местные мастера. Так что отрабатывала старушка по полной своё пребывание при дворе круглый год. То сено привезти, то дрова, на зимнюю рыбалку свозить хозяина с наследником на озеро Иткуль. Находилось оно в верстах восьми от усадьбы.
Доедем по зимнику, протрясём фитили, мешка 2-3 затарим карасём и домой. К обеду уже чистим рыбу втроём – я, отец да мать. Потом матушка два дня делает консервы в паровой бане. Ох, и вкусные! Косточки обернутся в мягкие хрящики, мясо сдобрится перцем, лаврушкой да домашней томатной пастой. В банки литровые под крышечку закатанную. Вкус божественный, мечта всего Чулыма!
Утро. Хотелось спать. На кухне были слышны тихие шаги матери. Лёгкий шелест сала на сковороде, треск разбитой скорлупы домашних яиц – томится глазунья. Слышно было, как во дворе отец запрягает лошадь. Скрипят сани, кобыла недовольно мотает головой, в темноте тихо зарычала собака.
Покушаем и на рыбалку. Вскочил, сполоснул лицо, поправил зубы и за стол. Мать недовольно что-то сказала: “В трусах и за стол!”
Зашёл отец. Взял запасной тулуп, рукавицы, ружьё, десяток патронов сунул в карман и вышел во двор. Потом было слышно, как гремит пешнёй, лопатой, когда укладывал в сани. С краю бросил навильник свежего сена для Машки и аккуратно положил булку чёрного хлеба – любила она серый хлебушек-то.
“Поторапливайся!” – специально громко сказал он мне через дверь в сенях: – “Пора!” Быстро оделся и в дверь, лишь краем глаза увидел, как мать перекрестила мою спину. Глоток холодного воздуха, потом ещё, ещё – и лёгкая хмель пробежала по скучающим кровотокам. Открыл ворота. Отец сел в сани, тихо бросил: “Но”, – и кобыла (которой ничего не нужно было говорить) спокойно вышла за пределы усадьбы.
Я прыгнул на дровни, чуть прикрикнул на Машку, и она лёгкой рысью понесла в сторону большого озера. Закутавшись в тулуп, ушёл в сладкую дрёму. В прогалах между колками с востока потянули по снегу первые лучи восходящего солнца. Лошадь перешла на размеренный шаг, и уже через час заехали на лёд. Большая часть озера была очищена от снега – ветер сделал своё дело, растащив снежный покров по камышам и небольшим зарослям тальника. Подъехали к тычкам. Я взял лопату, убрал от снега небольшие майны. Отец стал долбить пешнёй сравнительно тонкий молодой лёд. Очистили лопатой полыньи, подняли первый фитиль. Сразу мешок серебристого мерного карася. Рыбу выбросили на лёд, где она медленно засыпала, обернувшись невольно в маленькие зеркала причудливой формы. Так вытрясли четыре ловушки. Улов – три мешка свежей рыбы. Поставили снасти обратно на глубину, припорошив майны принесённым в мешках снегом. Собрали улов и быстренько в сани. Минутное дело, а четыре часа пришлось повозиться. Лошадь лениво жевала сено, брошенное мной, слегка похрапывая, когда давали корочку заиндевевшего хлеба. “Ну, домой”, – сказал отец, и кобыла без понуканий поплелась в сторону наезженной санями дороги. Началась небольшая позёмка. Лошадь прибавила ходу, но у ближайшего колка успокоилась, сбавила ход и перешла на спокойный размеренный шаг.
Так прошли версты полторы. Отец дремал на передке, я, мечтая, смотрел вдаль на голубую тарелку убегающего озера. Над головой пролетела пара косачей, изредка лисий след пересекал чуть припорошенную дорогу. Захотелось вздремнуть.
За опушкой параллельно дороге двигались за нами какие-то тёмные точки. Я не придал им особого значения – бегут и бегут, мало ли. Минуты через две расстояние между нами заметно сократилось. Собаки?! Откуда они здесь?! Одна из них вышла вперёд, другие чуть отстали. Похожий окрас и своеобразный ход их заставил меня отойти от дрёмы. Я крикнул: “Пап, это кто?” Отец проснулся, недовольно посмотрел на меня, потом на поле, на собак. Лицо его сразу изменилось – скулы обострились, губы стали тонкие как лезвие ножа. “Волки, сынок!” Рука его потянулась к ружью. Только сейчас я понял, зачем он брал двустволку. Постоянно ходили слухи, что волки где-то режут и таскают мелкий скот.
Между тем расстояние от саней до разбойников резко сокращалось. Вожак бежал в метрах 25 от нас. Остальная троица поотстала, но интервал держала строго, согласно только им понятным правилам. “Ну, держись, Серёжка!” – сказал отец. Натянул вожжи и сквозь губы дал резкий знак остановиться. Кобыла встала. Она не видела преследователей, её ноздри не уловили запах хищников, т.к. они бежали строго с подветренной стороны. Отец переломил ружьё, сунул два патрона с картечью. Вскинул двустволку. Выстрел. Вожак вздрогнул. Второй выстрел. Серого потащило в сторону, он сделал несколько мелких шагов, не понимая, что с ним происходит, поднял голову и медленно завалился на бок. Ноги его начали перебирать воздух, потом сделали ещё пару судорожных движений, и зверь затих. Трое соплеменников встали как вкопанные, глядя на вожака. Наши сани их уже не интересовали.
Ну и Маша проснулась. Повернув голову в сторону выстрела, она увидела умирающего зверя. Дрожь пробежала по телу лошади так, что затрещала старая шлея. “Держись, сынок!” – крикнул отец и для большей уверенности огрел кобылу бичом. Лошадь дала такого хода, которому бы позавидовали чистокровные верховые. Мы вцепились в облучок саней, боясь выпасть и больше никогда не отведать консервированных карасей.
Вот уже рядом окраины Чулыма. Ещё немного и будем дома. Оглянулись. Позади нас только белое поле да наш одинокий след.
Отец машинально перекрестился: “Слава Богу. Встречай, мать!”
Прошла неделя. На озеро не поехали. Наказали рыбакам, чтобы сняли снасти, а рыбу забрали себе.
А то уж много всего и сразу…





Рейтинг работы: 26
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 6
Количество просмотров: 45
© 26.11.2019 Сергей Савотин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2679850

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


дмитрий новиков       01.12.2019   17:44:48
Отзыв:   положительный
Ну что сказать брат....., Это твое! На самом деле удалось! Удивительно глубокое и цепкое повествование! Если абстрогироваться от автора, то повествование звучит как....- Родственники выехали на особую рыбалку, поймали рыбу, а на обратном пути им встретилась стая волков, с которой они (Ебтать!) разобрались! Но брат Савотин не был бы сам собой, если бы не превратил это действо в некое сакральное противостояние, в котором гармония и красота одерживают верх! Сереня, милый ты мой! Как красиво ты прописал все эти движения и краски! Это же 3D классика! Как сам за карасями этими и на санях! Но я не был бы Новиковым, если бы и здесь не нашел своих червяков!
Первое! Сергей! Очень резко забрасываешь читателя незнакомыми специальными словами....."фитиль,майна, пешня,колка"! Однако это не существенно! Второе-....хм......., а второго не будет! Сереж! В этом повествовании потрясающая гармония красоты и стиля! Твоего стиля! И твоей харизмы! Браво Серега! Спасибо, от души!
P.S.
Сало легким шелестом априори пребывать на сковородке не может!)))
Сергей Савотин       02.12.2019   08:56:15

Зачем всего и много?
Я от стыда сгораю
второй день (от дифирамбов)
"Сергуня"
дмитрий новиков       04.12.2019   11:57:23

Гори наздоровья!)))
Василина Гаргвадзе - Ильина       29.11.2019   06:09:24
Отзыв:   положительный
Класс!! Интересно и легко читается. Впрочем, как и всегда
Сергей Савотин       29.11.2019   13:22:14

(... и тонкий лёд в заливах стал
обычным явлением, к которому
все давно привыкли - и люди,
и животные, и даже рыбы, которые
молчали на дне заиленного,
но ещё живого водоёма.
(скоро выйдет)
"С"


Студент       27.11.2019   12:33:25
Отзыв:   положительный
Жизненно. Живо. Эффект присутствия. Сопереживание. ) Понравилось. )
Сергей Савотин       27.11.2019   14:45:35

Спасибо. Приятно, когда замечают...

" С "
Vera Sergeeva       26.11.2019   18:31:43
Отзыв:   положительный
Интересное повествование у Вас, Сергей. Очень представляется легко, живо. Динамично.
Читать приятно, поскольку с теплом душевным пишите.
Спасибо!
Сергей Савотин       27.11.2019   06:54:43

Вера, спасибо!
/- Вы любите Пушкина?
Я испытал глухое раздражение
- Люблю.
Так, думаю, и разлюбить недолго.
- А можно спросить - за что?/
"Довлат... Заповедник"


Валерий Гладышев       26.11.2019   18:29:17
Отзыв:   положительный
Интересно!
Сергей Савотин       27.11.2019   06:57:07

Спасибо!












1