Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Спекулянт


Президент «АР Груп» Антон Ракицкий в который уже раз за последнюю неделю перечитал досье и потянулся своей маленькой пухлой рукой за сигарой. Размял её, понюхал, положил обратно в коробку. На шестом десятке врачи разрешали ему табак только нюхать.
Досье было на Скокова Олега Леонидовича. Удачливый биржевой спекулянт из редкой породы хороших финансовых аналитиков. По его, Ракицкого, меркам небогат. Миллионов десять долларов за душой, не больше. Из них семь-восемь – в акциях ТМК, как воздух ему сегодня необходимых. Всего-то пятипроцентный пакет, тогда как у него – почти сорок семь. Да только этого мало, чтобы провести на завтрашнем собрании своего директора. У структур руководителя нынешнего – чуть больше сорока шести процентов. Вот и получается, что от этого скокова-перескокова теперь зависит, кто будет управлять комбинатом. Да, ловко всех обскакал, теперь придётся раскошелиться. Весь вопрос в цене. Миллионов десять, пожалуй, не возьмёт, а вот пятнадцать возьмёт, никуда не денется. Тем паче, что у Глочая, нынешнего директора, таких свободных денег отродясь не водилось. Последние гроши тратит на войну с Ракицким. Руководитель нажал кнопку и и вызвал помощника.
- Ну что, не нашли?
- Никак нет, Антон Романович, как сквозь землю. Правда, выяснили, что завтра утром вылетает туда из Питера.
- Берите мой самолёт, пятнадцать и нотариуса. Решайте прямо в порту. Сорвёте – беда будет. У вас.
***
Да, ловко он их обвёл, вспомнил анекдот про зайца Скоков. Купил билет, а не поехал. Вернее поехал, да только окольными путями. Ребята из «АР Груп» пытались выйти с ним на контакт ещё месяц назад, но встречаться с ними у себя в Питере в планы его не входило. Знал он их штучки. Либо немного денег дадут, либо, если откажется, страшилки начнут рассказывать, типа про двадцать граммов героина, которые у него найдут там-то и тогда-то. А продать пакет на своих условиях он сможет только в здании комбината, перед самым собранием. Цейтнот сделает этих ребят сговорчивыми.
Комбинат попал в поле его зрения ещё года четыре назад, когда лежал на боку. В ту пору и появился на нём местный предприниматель Сергей Глочай, скупивший достаточно большой пакет акций и сумевший найти общий язык со многими работниками. За три года ему удалось поднять предприятие, вдвое увеличив выпуск продукции и выйдя на чистую прибыль.
Немногим позже избрания Глочая директором, заинтересовалась предприятием и «АР Груп». Дело в том, что ТМК помимо всего прочего выпускал трубы для нефтегазовой промышленности, а у Ракицкого к тому времени появился нефтяной бизнес. Узнав, что у Глочая нет контрольного пакета, он организовал скупку акций у работников комбината, подняв цену бумаг почти в восемь раз. Достаточно солидная даже по масштабам страны группа могла позволить себе такую роскошь. Осознавая опасность недружественного поглощения, пополнил свой пакет и Глочай, но незначительно – деньги кончились. Конкурировать с крупным холдингом он не мог.
У Скокова было к тому времени около двух процентов. Он тоже принял решение наращивать долю. И вот сегодня, благодаря своему чутью, он сможет закончить самую блестящую в своей карьере сделку, за один день удвоив свой капитал! Конечно, с бОльшим удовольствием он продал бы этот пакет Глочаю, мужик поднял с колен огромное предприятие и сейчас из последних сил сдерживает натиск «АР Груп», издавна славившейся грязными методами, но небогат пока директор, а бизнес – есть бизнес.
Люди Ракицкого, вооружившись липовыми бумажками, пытались даже силой предприятие захватить, для координации действий соответствующих структур привезли из столицы двух генералов, да полпред Президента в округе выручил в последний момент, ибо взяток не брал, а звёзд на погонах и авторитета имел побольше этих кремлёвских генералов. Запретил своим силовикам вмешиваться в этот конфликт!
Самого Глочая сначала пробовали покупать, затем стали открыто шантажировать. Мол, за лимон баксов местные же менты у тебя не то что героин – труп в багажнике обнаружат. Глочай не ломался.
***
Не успел Скоков подойти к столу для регистрации акционеров, как его окликнули.
- Экий вы, Олег Леонидович, неуловимый, - начал помощник Ракицкого, вручив ему визитку. – Так ведь можно и мимо счастья своего… пролететь.
- Счастья-то сколько отмерили? – В том же тоне поинтересовался Скоков.
- Пятнадцать миллионов. Наличными и немедленно. От вас – доверенность, нотариус – в машине. Сделку оформим после. Сами понимаете наш уровень.
Да, на сей раз покупатель предложил цену, адекватную ситуации, именно на такие деньги Скоков и рассчитывал. Однако, что-то помешало ему дать немедленный ответ.
- И куда же я в незнакомом городе с тремя картофельными мешками?
- Можем до любого местного банка довезти, можем в ваш город доставить. Решайте.
- Предложение интересное… но не настолько, чтобы вас тут же облобызать, - слукавил Скоков. – Я подумаю. Ответ узнаете по результатам голосования, так что бумагу марать незачем.
Его собеседник был озадачен такой реакцией, но сделать сейчас он ничего не мог, приходилось рассчитывать только на здравомыслие Скокова. Олег же понимал, что длина паузы зависит только от него. Ракицкий купит пакет хоть сегодня, хоть завтра, хоть через месяц.
***
- Как долетели? – Спросил Глочай, цепкими серыми глазами пытаясь угадать ответ на более интересный вопрос.
- Я не летел, я ехал. В порту мои бумаги стоили бы на пару миллионов дешевле, чем здесь.
- Что ж, разумно. И сколько они дают вам здесь?
Скоков ответил. Глочай задумчиво покивал головой. Да, всё было кончено.
- Хорошие, конечно, деньги. Ну а ко мне-то зачем пришли? Я и десятой части вам нынче предложить не смогу. Или отпущение хотите получить? Так я вас не осуждаю, у меня свой бизнес, у вас – свой.
- Не горячитесь. Я ещё не принял решение, - после паузы неуверенно вымолвил Олег.
У директора появилась щупленькая надежда.
- Тогда слушайте. И постарайтесь понять. Надеюсь, на доверие я за эти годы заработал.
- Иначе бы я не дошёл до этого кабинета, - ответил Скоков.
- О новой азотистой технологии слышали?
Гость кивнул. Прежде, чем вкладываться в предприятие, он изучал ситуацию очень глубоко.
- Прекрасно. Так мы – одни из финансистов этих новейших разработок. Результаты будут максимум через полгода. Но уже сейчас мы проводим реконструкцию. Причём, за счёт собственной прибыли. Вы думаете, я не знаю, как из-под завода можно было вывести три-четыре миллиона, чтобы снять проблему контрольного пакета? Но тогда бы я в НИИ работу парализовал и здесь бы реконструкцию остановил. А это, во-первых, упущенное время, а во-вторых, около сотни специалистов – на улицу, хотя полтора года я их по человечку отбирал. Сам же бы потом локти кусал.
- А разве сейчас не кусаете?
- Ещё как… но не ожидал я от этих деятелей такой агрессии! Эх, вернись то время… Ну так вот, года через три-четыре закончим реконструкцию и тогда вы не пятнадцать миллионов, вы все сорок пять за свои бумаги получите!
- Скоро сказка сказывается… на какие же шиши, извините… вы же не хотите сказать, что только за счёт собственных средств закончите перевооружение?
- Не хочу. Сто миллионов мне надо будет для этого изыскать. Да я же уже под это дело облигации выпустил!
- Слышал я про ваши облигации. Вам нужна сотня в баксах, а облигаций выпустили на полтинник в рублях…
Глочай невесело улыбнулся.
- Олег Леонидович, вы же опытный фондовик, лучше меня знаете, что прежде, чем выйти на рынок крупных займов, нужно иметь хорошую кредитную историю. Вот и начали… с малого.
Да, это было правдой. Такие деньги ни один местный банк не даст. Необходимо было выходить на открытый рынок заимствований.
- Значит вы, Сергей Петрович, предлагаете мне, спекулянту, превратиться в инвестора? – Улыбаясь, спросил Скоков.
- А хоть бы и так, ничего зазорного в этом нет. Не знаю, конечно, сколько вы там отбиваете на ваших биржевых операциях, но минимум тридцать процентов годовых в валюте я вам гарантирую. Если, конечно, они меня как-нибудь по-другому не свалят…
Скоков подошёл к окну.
«Вот именно, что если… - подумал он. – Кругом – одни «если», а в одном из этих джипов – пятнадцать миллионов хрустящих баксов». У него никогда не было таких денег.
- Ну что, не убедил? – Нарушил долгое молчание Глочай.
- А шут его знает, - не глядя на директора, в сердцах выпалил Скоков и покинул кабинет. Внутри всё кипело и не находило выхода.
***
Олег вышел на трибуну. Прежде чем заговорить, оглядел зал, всмотрелся в эти разные лица: хмурые, гордые, прокопчённые огнём, усталые, добродушные… И понял он, как много сегодня может сделать для этих людей. Столь много, сколько и за всю-то свою жизнь для людей не сделал! Эти простые, полуграмотные бабы и мужики не променяли на кусок хлеба в голодные девяностые тогда ещё не понятные для них бумажки, а он… да как же у него хватило совести даже допустить… Что-то подкатило к горлу, спёрло дыхание. Чтобы справиться с волнением, он глотнул воды.
- Уважаемые друзья, прежде, чем приехать сюда, я постарался как можно тщательней изучить положение дел на комбинате. Успехи ваши очевидны. Во главе с новым руководством всего за три года вы добились серьёзных результатов… как производственных, так и финансовых. Но сейчас я хочу сказать о другом. Вас, акционеров комбината, осталось меньше сотни, а было – почти пять тысяч. Я не осуждаю тех, кто продал свои акции. Знаю, было тяжело, почти год предприятие не выплачивало зарплату, а нужно было как-то кормить свои семьи. Но все были в одинаковых условиях и вы – выстояли, не променяли на кусок хлеба свой голос, свою рабочую гордость… Так сложились обстоятельства, что сегодня именно мой голос должен определить имя будущего директора и, по сути, дальнейшую судьбу предприятия. Но я решил поступить иначе, - Скоков сделал паузу. Тишина была полной. – Мой пакет не будет участвовать в голосовании. Решать, кто будет директором, сегодня будете вы… и только вы! Вы заслужили это право. Спасибо.
Поначалу люди были в оцепенении. Многие не поняли, что же произошло. Первым захлопал кто-то из Президиума, потом аплодисменты поддержал Глочай, и только после этого, почувствовав, что всё складывается по-ихнему, люди утопили зал в рукоплесканиях.
Исход голосования был предрешён.
После подсчёта голосов выяснилось, что только двое работников предприятия из восьмидесяти восьми проголосовали против Глочая. Но «АР Груп» нужна была минимум треть их голосов.
- Ну вот вы и стали инвестором, - подойдя к Скокову, подытожил Сергей Петрович и протянул руку. – Для меня, впрочем, вы теперь больше, чем инвестор. От души вас благодарю!






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 26.11.2019 Игорь Кузнецов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2679744

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ














1