Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 3 Виртуальное решение


Глава 3   Виртуальное решение
         ГЛАВА 3            ВИРТУАЛЬНОЕ   РЕШЕНИЕ,    

           Через  неделю пришла повестка. Максимовых приглашали в суд в качестве 3-го лица по иску дирекции к Татикам «О восстановлении балкона в проектное положение». Искового заявления и оснований для вызова в суд не представили. Сомнений в том,что управой задумано проведение нового шоу с участием суда, не возникало.
Анна попыталась познакомиться с делом. Не тут-то было! Его не сдавали в канцелярию. Помощник судьи отказалась отнести дело в канцелярию под предлогом: - С делом работает судья.
На следующий день, за пять минут до начала суда, Анне вынесли дело. Помощник судьи стояла над душой, торопливо, повторяя:
- Все.Хватит. – И тянула дело к себе.
- Вы  что, в самом деле? - Как будто у вас зарплату отнимают. Если вызываете в суд, то должны представить основание и ознакомить с делом.
- Время, - невозмутимо повторяла молодая особа. - Надо идти в зал.
Судебное  заседание  началось с сюрпризов. Как только судья вошла в зал, юрист дирекции инженерных сетей вдруг заявила, что они снимают свои исковые требования, так как не видят нарушений в действиях Татика. Обратиться в суд их обязала жилищная Инспекция.
     Началось,- подумала Анна.- Иск, без соответствующего оформления и документов, заявленный в суд ненадлежащим лицом, -отозван в начале рассмотрения дела. – Вероятно, сейчас суд отменят.

               Из размышлений ее вывел голос судьи: - Что там у вас с Татиками?
   Вопрос указывал, что судья, не приняла к сведению заявление юриста об отзыве иска и письмо Анны о  "правомочиях" по предъявлению доказательств.
По всем правилам закона о суде, после этих заявления суд должен вынести Определение с соответствующей формулировкой.
Однако, почему этого не происходит? - Вероятно, потому что отведение Татика от ответственности за самовольную реконструкцию лоджии не закрывает вопрос с порчей дома…и не снимает ответственности с ДЕЗ.
 - Какие нарушения вы находите в действиях Татика, - спросила судья.
 - То, что юрист дирекции не видит нарушений в самовольной реконструкции лоджии Татиком, - ответила судье Анна, -вовсе не означает, что их нет. –Даже тех скупых сведений, содержащихся в первой части акта ДЕЗ от девятого октября, вполне достаточно, чтобы утверждать обратное.  Но экспертом по данному делу в суде уполномочена выступать жилищная Инспекция или специалист – строитель. Однако, в суде их нет.
   Судья исподлобья метнула на Анну недобрый взгляд.

                    - За состояние внешнего вида дома, и  содержание  его ограждающих конструкций, ответственность возложена на дирекцию инженерных сетей, которая  только что отказалась от своих уставных полномочий. Прошу суд принять во внимание, что правоотношения жильцов с органами власти по содержанию ограждающих конструкций по наружной стене дома и их внешний вид регулирует Градостроительный Кодекс, Постановление Госстроя и Правительства Москвы,- и Анна назвала конкретные статьи по делу.
- Говорите от своего имени, - потребовала судья.
- Вот я и говорю, что вы неправомерно требуете от меня давать пояснения суду по факту порчи дома.- Зачем? – Мое имя 3-го лица поставлено законом рядом с задачами, возложенными на надзорные органы по защите общего имущества дома, но не предполагает подмены между нами. В этой связи, - отказ представителя ДЕЗ от иска, противоречит Уставу ее деятельности,федеральному законодательству и Предписанию жилищной инспекции привести конструкцию лоджии в первоначальное состояние.
Для объективного заключения по делу,прошу суд обеспечить присутствие в суде специалистов строительного надзора и жилищной инспекции, которые обязаны добиваться, в том числе и через суд, исполнения нормативных требований при переустройстве частей дома.
- У вас есть доказательства нарушения ваших прав, - перебила ее судья.
- Доказательства нарушения моих прав в акте на вашем столе. Нормативные акты от субъектов права не требуют дополнительных доказательств от 3-их лиц, поскольку уже их отражают. Изменение размеров лоджии, которые защищены проектом и не могут быть сделаны по желанию кого бы то ни было.

                 - Я спрашиваю у вас доказательства, - раздраженно сказала судья.
- А я не понимаю, на каком основании вы вместо доказательств, отвечающих принципу относимости и допустимости по делу, требуете доказательств от соседа ответчика. С каких пор жильцам вменена иная, чем заявление в обслуживающую организацию, обязанность предоставлять сведения по изменению внешнего вида дома при незаконном переустройстве его частей, – сдержанно, пытаясь вернуть рассмотрение дела в рамки административных правоотношений, - ответила Анна. - Кстати нашего заявления в ДЕЗ от июня 2001 года в деле тоже нет. А почему? – Это важно для квалификации дела.
Она подошла к кафедре и положила фотографии о состоянии внешней стены дома, подвергающейся воздействию атмосферных осадков, стекающих с лоджии Татика. – Это все, что могут сделать соседи.
С фотографии на судью смотрел большой, неряшливо заделанный козырек, и безобразная по форме, выходящая в меж балконное пространство, ограждающая конструкция .
Анна хотела пояснить, какие части лоджии показаны на снимках, но судья сморщилась и грубо одернула: - Об этом вас не спрашивают!
- Рассмотрение закончено. – Распишитесь в Протоколе об участии в судебном заседании.
  Юрист дирекции и дочь Татика дружно расписались. Анна медлила: - Но я не вижу Протокола суда…
- Вы участвовали в заседании суда. - А в Протоколе будет изложено то, что вы слышали, - беспрекословно заявила судья, - Подписывайте!
   Анна поставила свою подпись рядом с подписями ДЕЗ и дочери Татика, и судья, подобрав бумаги, вышла из зала.
Вернулась быстро и объявила решение: - В иске дирекции инженерных сетей к Татикам, - отказать. Мотивировка не оглашалась.

                      Лифт в суде не работал, и Анна медленно спускалась по широкой лестнице. На площадке третьего этажа стояли юрист ДЕЗ и дочь Татика. Они смотрели на Анну и дружно смеялись.
        Решение Максимовым суд не выслал. Анна увидела его у Паиньки, два года спустя, и попросила копию.
    В описательную часть решения суд внес сведения, которых не было в иске дирекции, в деле, в заявлениях Максимовыхв в ДЕЗ, в выступлениях Анны в суде, а именно: - Максимовы обратились в ДЕЗ с заявлением «об остеклении ответчиками балкона». И все остальные предложения строились на этой лжи.
        Мысли, как пчелы роились в голове Анны: – Судья не вправе вносить в судебный акт лживую информацию. – Но внесла. - Для кого и для чего судья внесла ложь от имени Максимовых?
Объяснение может быть только одно: - Чтобы ссылаться на участие этой семьи в судебном разбирательстве, по которому суд выносит не правосудное решение. - Максимовы – «вторая половина» в искусственном споре, организованном в районном суде, с целью изменить уголовную юрисдикцию дела о порче дома на гражданские отношения.

                     Подтверждение не законности решения находилось в тексте судебного акта.- « В результате осмотра фасада здания истец обнаружил, что габариты «балкона» в квартире ответчика увеличены, - писала судья. Согласно п.1 ст. 5 Закона Москвы о переустройстве помещений…, не допускаются мероприятия и способы их реализации, нарушающие требования строительных и санитарно-гигиенических и эксплуатационно-технических документов, действующих для жилых зданий».
      Правильно. – И исполнение закона Москвы обязательно. Судье только и надо было- запросить допустимые такому случаю доказательства у ведомств, ведущих ЖКХ и названных в законе. Но, видимо, судья решила, что будет достаточно закон прочитать. Применять его не обязательно! - Так она и поступила, отправив нужный закон «на отдых». - С нарушением требований закона о суде и при отсутствии в деле официального иска, вынесла отказной вердикт ДЕЗ на восстановление поврежденной конструкции. Отказ мотивировала тем, что в судебном заседании истцом и 3 лицом не доказано, что «остекление балкона» Татика нарушает права и законные интересы соседа.
     Вывод Анны о роли ее участия в суде подтверждался. Ее подпись на пустом листе будущего Протокола давало судье возможность выдавать ложные сведения в деле от имени Анны. И она это делала, чтобы мотивировать вынесение не правосудного решения..
Так из умозаключений судьи, затрагивающих частное право Татика,появилось решение суда об остеклении балкона, а жалоба Максимовых о порче ограждающей конструкции, находящейся в собственности города и ведении федеральных органов власти, осталась за дверью управы. Местные органы власти получили «законное» основание для отчуждения общей имущественной доли недвижимости многоквартирного дома в пользу Татика.

                          Подмена лоджии балконом была заранее кем-то продумана. Отказ от иска во время суда его мнимым подателем был заранее согласован с судом, поскольку самостоятельно отказать в иске, если это несет вред людям и государству, суд был не вправе. - Все случаи отказа в иске предусмотрены законом.
     Анна решила разобраться с не правовой схемой отчуждения ограждающей конструкции лоджии, в пользу одного собственника, путем проведения притворного суда с вынесением не правосудного решения.
    Первым в этой схеме стояло исковое заявление Паиньки, « О восстановлении балкона в проектное положение, выдаваемое за иск от обслуживающей организации, якобы в интересах 3-их лиц. Однако, защита интересов 3-их лиц улетучилась уже с первых слов иска. - Люди жаловались в ДЕЗ, управу на реконструкцию лоджии, а иск был заявлен по балкону. У балкона и лоджии разные функции и местоположение. - Иск по самовольному переустройству помещений в жилых домах, имеет административно –уголовный уклон, а заявление поступило в суд общей юрисдикции. - Уже эти два обстоятельства исключали защиту нарушенных жилищных прав граждан от несанкционированного переустройства общего имущества дома.

                 Защита жилищных прав граждан прописана в Гражданском Кодексе, как мера по приведению переустроенного помещения в прежнее состояние и осуществляется управой. Иск Паиньки подобных мыслей не содержал. Не обладала она - податель частного иска, -  и полномочиями государственных органов. Ее иск –часть мошеннической схемы отчуждения общего имущества многоквартирного дома.
    Следующим документом, не подпадающим под правовую норму, стал акт ДЕЗ и жилищной инспекции по осмотру неопределенного предмета порчи; то ли лоджия, то ли балкон? -Первая часть акта показывала измененные размеры лоджии, а выводы и вторая часть акта относились к балкону и личному имуществу Татика. Как следовало из акта, - определение размеров лоджии проходило в квартире Татика, но замеры были не полными и не соответствовали техническим требованиям по эксплуатации жилищного фонда. Отсутствующие сведения комиссия дополнила сведениями о личном имуществе Татика, что меняло квалификацию дела о порче строительной конструкции. - Акт не был подписан ни Татиком, ни третьим лицом.
      Третьим пунктом, ставившим под сомнение защиту прав 3-их лиц, было принятие иска в суде с нарушением правил. Суд отмахнулся от пакета нормативных доказательств порчи дома, главным из которых являлся Протокол о правонарушении и цена вопроса, и таким образом, безосновательно, освободил виновника порчи дома от возмещения ущерба городу

                        Неопределенность предмета иска, лукавый акт осмотра предметов, не имеющих отношения к проблеме, отсутствие обязательных документов о реконструкции лоджии, и сведений о ее последствиях, перестановка местами муниципальной недвижимости на личную собственность граждан – «остекление балкона» - не позволяли дать иску Паиньки иного определения , кроме, как притворный.  Подтверждался вывод Анны и относительно ее вызова в суд с целью - изменить формат правовых отношений между ДЕЗ и Татиком, чтобы убедительно разыграть спектакль «рассмотрения» дела, не относимого к компетенции гражданского суда.
При отсутствии спора о праве, судья перевела дело из категории особого производства - на спорные отношения между физическими лицами, переставив местами подателя мнимого иска Паиньку и Максимовых.
.    Маневр суда с перестановкой истцов, облеченных разными полномочиями по содержанию общего имущества дома; организация между ними искусственного спора, позволяли «объяснить» появление в суде иска ДЕЗ - не повреждением ограждающей конструкции, не изменением внешнего вида дома, не нарушением правил содержания общего имущества дома и управления им, - «а недовольством» одного жильца действием другого. И суду вместо запроса допустимых доказательств у органов исполнительной власти - потребовать от Максимовых доказательств нарушения их жилищных прав. - Согласна ли Анна участвовать в таком споре, или нет - ее никто не спрашивал. …
       Отказной вердикт суда определило лжесвидетельство о заявлении Максимовых по остеклению балкона. - Кто его заявил? Подтверждающих документов в деле нет. А в тексте решения есть. Следовательно, это сделала судья. - Очевидно, что ложь позволяла ей не только перейти в формат гражданского спора между двумя собственниками квартир, но и внести в судебное постановление запись о том, что Максимовы не представили доказательство  о нарушении своих прав «остеклением балкона». - Порча конструкции и внешней стены дома суд не интересовали.

               Учитывая, что иск отозван, акт ДЕЗ, заключающий в первой своей части доказательства о реконструкции лоджии Татиком, - можно было уже не принимать во внимание, как и правовое основание для признания порчи дома и изменить требование проектное положение на факт остекления балкона Татика. В искусственно созданном споре остекление личных предметов имеет иные правовые основания и не предполагает ответственности. Таким образом, административное правонарушение по изменению ограждающей конструкции и увеличению объема лоджии - уходит в небытие. Из каждой строчки судебного решения служанки Фемиды, вынесенного на основании оспаривания судом норм жилищного законодательства, вытекало, что исковые требования дирекции не имеют под собой законных оснований. Татик «чист» перед законом, как стеклышко!
       Для кого и для чего, тогда суд держал иск ДЕЗ без движения 10 месяцев? Зачем суд писал Анне письма и требовал доказательство нарушении ее прав, отказывая, при этом, в  ознакомлении с делом.Очевидно, суд выстраивал стратегию отведения должностных лиц от уголовной ответственности за порчу внешней стены дома, за отчуждение муниципальной недвижимости. Интересы 3-их лиц суд тоже не интересовали.
       Предъявить законные претензии к Татику по факту самостроя на внешней стене дома,без опаски раскрытия преступной сделки, управа не могла. В силу соучастия в порче дома. У суда для этого возможностей больше и проще. Тем более,что Протокола административного правонарушения в деле нет. А нет Протокола, - нет и нарушения.

                      Однако, отказываясь на суде от иска, Паинька допустила ошибку, сославшись на жилищную Инспекцию, обязавшую их соблюдать нормативные требования по содержанию муниципального имущества. Тем самым, невольно,подтвердила притворство исковых требований. В контексте технических нормативно-правовых актов, по эксплуатации жилищного фонда, споры между жильцами и органами власти, ответственными за состояние жилищного фонда, в принципе исключаются.
Следуя букве закона, после отказа ДЕЗ от иска суд должен был либо вернуть заявителю документы, либо передать дело в уголовное производство.
     Суд пошел по третьему пути, - на применение гражданского законодательства по мошеннической схеме, которую создавал, безусловно, на подсказках извне .Чтобы закрыть жалобу Максимовых о нарушении их жилищных прав новоделом по внешней стене дома,управе нужно было иметь решение суда.-Неважно, - какое. Не важно - о чем. Важен формат бумажного листа.
        Термины «реконструкция, проект, внешняя стена, новодел» - сознательно не включались в судебный акт, поскольку имеют определенное строительно-техническое содержание, незыблемость которого регулирует закон. Иное дело - остекление, пластиковые рамы. Здесь кроме целесообразности ничего объяснять не нужно. Такой расклад устраивал и суд, и муниципальные власти. Так по притворному иску Паиньки, выдаваемому судом за иск ДЕЗ, появилось не правосудное судебное решения по остеклению балкона.  - Что толкнуло судью на превышение должностных полномочий? Правовое невежество, или нечто большее?

                 Уставшая Анна отвлеклась от бумаг и вышла на балкон. Несмотря на поздний час во дворе дома на спортивных конструкциях упражнялись люди неравнодушные к своему здоровью.
- Вот ты где, – послышался за ее спиной голос мужа. – Пора отдыхать. Ты совсем перестала это делать ,- и он потянул Анну в комнату.
- Сегодня в санаторном отделении нашей поликлиники я заказал путевки. На этот раз тебе не удастся увильнуть от поездки.
- Так и быть, - сказала Анна, - а сейчас я должна еще поработать. И не принимая возражений мужа, села за стол и сосредоточилась на заключительной части судебного решения.
         Следуя его мотивации, вывод вытекал сам собой: - Суд не разрешал проблему с лоджией Татика и порчей им дома - Судебного решения по реконструкции лоджии Татика нет.- В деле о несанкционированном переустройстве городской недвижимости в квартире Татика появилась очередная утка. Лживая птица прикрыла своим жирным телом мифическое разрешение проблемы с порчей дома, и наделила мигранта правом полного распоряжения имуществом города в ущемление жилищных условий москвичей.
         Миф о принятии судом решения по лоджии Татика живет только в загадочном мышлении чиновников. Они создали его в кулуарах кабинетов путем подложных актов, надуманных протоколов, притворных исков. Их волю проводили в жизнь беспринципные стряпчие. Короткое замыкание мозговых извилин у чиновников и судей произошло одновременно. Сдвиг на новые ценностные ориентиры помешал служанке Фемиды определиться с правоотношениями граждан и власти, разобраться с предметом исковых требований, с подсудностью дела, допустимости доказательств, с законом ...О, не просто, совсем не просто так, законодатели облегчили жизнь судьям, заменив официальное обращение к ним: - « Ваша честь» на «Уважаемый суд». Вот только кто будет уважать человека без чести? Большой вопрос.
Продолжение следует.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 26.11.2019 Елена Широкова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2679735

Рубрика произведения: Проза -> Детектив













1