Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Чудовище. Часть 4. гл. 2


- Ты труп! - словно громом ударило в уши Эльге и когда она оглянулась, остриё меча её противницы было направлено на её сердце.
Эльга оцепенела от морального ужаса. Она проиграла?! Нет, этого не могло быть!
Поражение для неё оказалось равным маленькой смерти.
Хотя даже маленькая смерть ей не грозила. Меч, которым ей угрожали, был сделан из картона и держала его за рукоять девочка десяти лет, сестра Эльги, младшая её всего на год. Но от этого Эльге, не умевшей проигрывать, легче не стало.
Тем более, она была повержена на глазах множества зрителей, большинство из них были взрослые, сидевшие за пиршественными столами и наслаждавшимся забавным зрелищем - сражением на картонных мечах двух девочек.
В краях Фаранаки были в моде подобные развлечения с тех пор, как, примерно, десять лет назад на этих начали образовываться отряды, состоявшие исключительно из женщин. Воительницы воспринимали себя всерьёз, умели ездить верхом на конях, владели многими видами оружия, посвящали долгое время упражнениям и тренировкам. Некоторые мелкие князья, враждовавшие между собой, нанимали их, считая, что женщины в битве более яростны, беспощадны и опасны. Но большинство князей Фаранаки их не жаловали, как, впрочем, и простые люди, над ними посмеивались и не позволяли останавливаться в городах.
И были придуманы зрелища, в пику свирепым воительницам. Девочек, не младше десяти лет и не старше пятнадцати, обучали примитивным сражениями на картонных мечах, не позволяя им даже брать в руки деревянные мечи, чтобы они не отбили друг другу пальцы. Упражняться на деревянных мечах разрешалось только мальчикам. Затем девочек обряжали в красный бархатный камзол, наподобие того, что носили на себе воинствующие женщины в качестве военной формы вместе с узкими брюками и полусапожками. Девочкам же вместо этих брюк одевали пышные шальвары, наподобие юбки, которые заправлялись в полусапожки. Сам же камзол в изобилие украшался рюшечками, оборочками и кружевами, которые явно не подходили для серьёзной битвы. Волосы девочек были распущены или перевязаны пышными лентами из шёлка и кружева.
В разгаре пиров, которые обычно проходили во дворах богатых и знатных людей, разнаряженные в пух и прах девочки, вооружённые картонными мечами, с воинственными кличами и гиканьем выскакивали из кустов или других укрытий и начинали сражение, под аплодисменты и довольные смешки благодарных зрителей.
Эльга ненавидела эти забавы, но поддалась уговорам старших сестёр, убедивших её выступить на пару с младшей сестрёнкой Ялли на пиру в честь дня рождения отца, Аклина, верховного жреца главного храма Така в городе Абрази. Они по целым репетировали под руководством своих старших братьев - Далга и Эфана, подростков тринадцати и четырнадцати лет, которые только посмеивались, делая вид, что учат Эльгу владеть картонным мечом. На самом деле они знали о ней больше. Не раз она вместе с ними убегала в поля, где мальчишки обучались фехтованию на деревянных мечах и она делала это вместе с ними. Девочкам это было строго запрещено, узнай об этих увлечениях Эльги родители, её могли строго наказать, лишив прогулок даже по саду на долгие дни. Но Далг и Эфан не выдавали её, они не воспринимая всерьёз её увлечение дракой на деревянных мечах. Мало ли, какая блажь придёт этим девчонкам в голову, захотелось, видите ли, сестрёнке поступать по-мальчишески - ну, и что тут такого? Всё равно, когда вырастит, родители выдадут её замуж и ей придётся заниматься тем, чем и все женщины: домом, мужем и детьми. Так почему бы ей не позабавиться, пока она ещё не вступила в брак?
Эльга наловчилась сражаться деревянным мечом лучше многих мальчишек и уж картонный меч из слабых пухленьких ручек Ялли могла выбить парой-тройкой движений. Но положено было играть и Эльга поддавалась, затягивая сражение и делая вид, что никак не может одолеть Ялли. Она рассчитывала завершить эту сцену своей закономерной победой над сестрой, под всеобщие аплодисменты. Но Ялли, эта лукавая хитрая бестия обманула её: бросив стремительный взгляд за её плечо, она негромко произнесла имя мальчика, который очень сильно нравился Эльге. Эльга оглянулась - и проиграла, она символически была сражена картонным мечом сестры, едва владеющей им.
Ялли веселилась, щёки её горели пунцовым довольным румянцем, губы, от природы алые, как сочная малина, были растянуты в озорной улыбке. Но тут же улыбка сошла с её губ: Эльга свирепо посмотрела на неё исподлобья пылающим взглядом ярко-зелёных глаз. Да, чувство юмора у старшей сестрички явно отсутствовало!
Швырнув о землю картонный меч, Эльга поспешила исчезнуть с глаз публики, остервенело срывая с себя на ходу оборки, ленты и кружева. Клоуном она становиться не собиралась!
Она взбежала на крыльцо дома и укрылась в тени под навесом, тяжело дыша от ярости и глядя прямо перед собой неподвижными, но полными гнева глазами. Ну, Ялли, не избежать тебе расправы, как только не будет рядом родителей и других взрослых!
Ялли словно поняла намерения сестры и уже собиралась сгладить углы, осторожно подбираясь к ней, а затем остановившись на приличном расстоянии на тот случай, если Эльга бросится на неё, тогда можно было бы успеть убежать и спрятаться за спину матери, качавшей на коленях младших сестёр - девочек трёх и двух лет.
Эльга подняла на неё не по-детски суровый взгляд.
Ялли была похожа на куклу, очень красивую, с правильными и аккуратными чертами лица, щедро наделёнными яркими красками самой природой, не требующими и грамма искусственных красок. Все мальчишки, дравшиеся с Эльгой на деревянных мечах, были влюблены в Ялли, от неё был без ума и пятнадцатилетний сын князя соседнего города Шабоны, Карун, постоянно твердивший, что на всё свете нет девочки, красивее Ялли и через несколько лет он непременно жениться именно на ней. Ни его родители, ни родители Ялли на этот счёт возражений не имели. Из Ялли со временем могла получиться отличная спутница жизни: кроме того, что она была хороша собой, у неё был покладистый характер, она почти всегда пребывала в хорошем настроении, казалось, покажи ей палец - и она будет хохотать с него до слёз.
Эльга была совершенно не похожа на свою родную сестру. Природа отдохнула на ней, небрежно налепив на её бледное крупное лицо очень толстые губы, но не чувственно-полные, а грубые, тяжёлые; острый вздёрнутый нос с округлыми от частого раздражения ноздрями; светлые брови, меланхолично приподнятые вверх возле переносицы; и светлые волосы, напоминавшие выгоревшую солому. Кроме того, не украшал её и угрюмый характер, она была вечно всем недовольна, неприветлива, своенравна и это не сулило ей в грядущем приятной судьбы. А главное, как считала Ялли, она слишком серьёзно относилась к мелочам. Вот и сейчас сидит на ступени крыльца, надутая, как мыльный пузырь и злая, как голодная тигрица.
- Сестрица! - Ялли попыталась улыбнуться. - Я догадываюсь, за что ты сердишься на меня.
- Да, подлости тебе никогда было не занимать! - Эльга в ярости не стеснялась в выражениях. Ялли это знала и слова сестры давно перестали ранить и обижать её. Главное, чтобы та не пустила в ход кулаки.
- Значит, ты уже решила распроститься со своей мечтой? - осторожно спросила она. Мечтой Эльги была выучиться сражаться настоящим металлическим мечом, по достижению совершеннолетия покинуть родительский дом и примкнуть к женщинам-воинам.
- С чего бы это? - набычилась ещё сильнее Эльга.
- Сестрёнка, ты так много интересовалась женщинами-воинами, даже читала о них книги и, видимо, забыла, что говорится там о настоящих битвах.
- Что это я забыла?
- То, что в настоящем бою всяко бывает. Полагаешь, когда ты станешь воином и у тебя не появятся настощие соперники, которые будут ненавидеть тебя и жаждать твоей смерти, а не любить так сильно, как я, они не попытаются схитрить, обмануть твоё внимание и пронзить твоё сердце не картонным, а настоящим мечом?
Ярость гнев в глазах Эльги сменились настороженностью. Это не ускользнуло от внимания Ялли и она решилась сделать несколько шагов поближе к сестре.
- И что же из этого следует? - спросила Эльга.
- А то, что уже сейчас тебе нужно развивать в себе не только умелое владение мечом, но и бдительность, чтобы ни один враг не мог отвлечь тебя от поединка. Разве ты этого не поняла? И есть ли повод обижаться на меня за этот урок?
Настороженность на лице Эльги сменилась задумчивостью, его черты смягчились и она почесала пятернёй затылок.
- Но, однако, ты осрамила меня перед гостями! - не унималась она. - Каково мне это: знать, насколько лучше я на самом деле владею мечом, чем ты - и проиграть! Тебе-то!
Ялли улыбнулась:
- Но ведь ты и сама не хотела бы, чтобы кто-то об этом догадался. Если ты на людях всегда будешь побеждать, не придёт ли кому-то в голову, что ты на самом деле настоящий боец более совершенным мечом, чем картонный? Разве ты не скрываешь этого?
- И то верно, - вздохнула Эльга. - Мне совсем не надо, чтобы кто-то об этом догадался! Ты да братья не выдаёте - и ладно.
- Я никогда тебя не выдам! - Ялли заулыбалась и сделал ещё один шаг к Эльзе. - Ну, что, сестрица, обидела я тебя или нет?
Эльга, наконец, заулыбалась в ответ и Ялли поняла: гроза прошла стороной. Притворства ради Эльга улыбаться не умела, это было не в её силах. Она на самом деле больше не сердилась. Она очень любила Ялли и была довольна, что та нашла оправдание своему поступку и теперь не придётся её колотить.
- Ну, ладно, я не сержусь, иди ко мне, куколка! - проговорила она.
Ялли приблизилась к крыльцу, присела рядом с Эльгой и сёстры обнялись.
- Дааа, мне на самом деле не хватает бдительности для хорошего боя, - задумчиво произнесла Эльга.
- И заметь: ты потеряла её в этот раз из-за мальчишки! - добавила Ялли. - Достаточно было мне произнести его имя, как ты тут же подставила свою грудь под остриё меча. А стоит ли этого хоть один мальчишка на свете? Да ещё и сын водоноса! - Ялли презрительно наморщила носик.
- Но этому водоносу нравлюсь именно я, а не ты, как всем остальным мальчишкам.
- Но не собираешься же ты за него замуж, когда станешь девушкой?
- А почему бы и нет? Что в этом плохого, что он сын водоноса?
- Водоносы не ровня дочерям главного жреца города.
- Что-то княжичи не набиваются мне в женихи, как твой Карун - к тебе.
Карун оказался лёгок на помине: его долговязая фигура выросла в нескольких метрах от крыльца, где находились сёстры. Покинув пир в обширном дворе верховного жреца Абрази , он отыскал местонахождение Ялли и издалека бросал на неё томные влюблённые взгляды, ожидая, когда, наконец, она соизволит прогуляться с ним по саду. Но девочка делала вид, как будто не замечает его присутствия, желая помучить и подразнить его.
- Кроме княжичей есть и другие достойные мужчины, - возразила она. - К тебе может посвататься жрец, или богатый горожанин или помещик. Достойный жених для дочери жреца.
- Ну, уж не надо! - поморщилась Эльга. - Выйти замуж за абразиянина, чтобы он превратил меня в домашнюю куклу в кружевах и шелках, лишённую мозгов? Я стану женщиной-воином и сама буду выбирать себе мужчин - кого захочу и когда захочу!
Ялли засмеялась - одними глазами. Вот глаза её были не кукольными. Они были слишком живыми, пронзительными, искристыми, пытливыми. У куклы явно была душа, сердце и ум, острый и сильный ум.
- Неужели ты всерьёз хочешь стать воином, Эльга? - спросила она.
- Ты сомневаешься?
- Верится с трудом.
Эльга помолчала несколько минут. Затем, освободив Ялли от объятий подтолкнула её в спину.
- Давай, ступай-ка к своему жениху. Хватит мучить беднягу.
Ялли пожала плечами и, поднявшись со ступеней, медленной и беспечной походкой направилась к Каруну, глаза которого засветились от неслыханного счастья.
А Эльга погрузилась в привычную угрюмую задумчивость.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 25.11.2019 Динна Астрани
Свидетельство о публикации: izba-2019-2679329

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези














1