Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Чудовище-3 гл. 10


Покрытое энергетическими бинтами умершее тело Решмы хранило в себе плод живота двадцать пять лет и наступила пора появится на свет ребёнку Става и в тот день сам этот бог явился в священные пещеры в окружении своих жрецов. Он распростёр руку над животом тела Решмы и он раскрылся сам собой и один из избранных жрецов поднял на руки ребёнка мужского пола и тот издал оглушительный крик, когда его рот был освобождён от слизи.
Однако, создавалось впечатление, что в теле Решмы находился ещё кое-кто и другой жрец запустил в её внутренности руки и выпростал второго младенца, также мужского пола. Но младенец выглядел странно: он был невероятно красным, его кожа была неестественно алой, как будто он был вовсе без неё и голова его была покрыта густой шапкой красных волос, какой обычно не бывает у младенцев.
- Это ребёнок демона Свири! - закричал один из жрецов. - Всем известно, что демон изнасиловал Решму после того, как она зачала от нашего бога Става и пред тем, как была им убита! Она зачала и от демона! Это демонское отродье, его надо уничтожить!
Став поднял вверх руку:
- Нет, остановитесь, не смейте! Только несколько часов назад я узнал, что в чреве этого тела женщины двое, до сих пор я поневоле питал их обоих. Потому что Высший Дух Великой Тыквы открыл мне, что мой сын не останется жив, если погибнет сын Свири. Вы, жрецы, вырастите и воспитаете моего сына, научите его жить среди людей. И вместе с ним вы должны вырастить и воспитать сына Свири.
Жрецы слушали его с вниманием и ужасом, растерявшись от неожиданного сюрприза. Кто бы мог подумать, что в животе тела женщины кроме сына бога окажется и сын демона, кто мог это предвидеть, если до сих пор это было скрыто даже от богов?
Став дал своему сыну имя Хар, а сыну Свири - Ленг, что означало "огонь".
- Демон Свири покровитель злого огня, - пояснял Став жрецам, - но ведь даже детям известно, что огонь может нести как зло, так и добро, служить людям, нести им свет и тепло. Пусть же душа Ленга обретёт добрую и тёплую половину души, какая может быть даже у демона!
Однако, жрецы не поверили словам своего бога. В их храме ненавидели Свири и жрецы Става были единственной организацией, члены которой называли богов стихий демонами и не признавали божественного статуса ни за Свири, ни за другими демоническими существами.
Тело Решмы было так и оставлено на ложе, на котором оно покоилось двадцать пять лет и замуровано в священной пещере, где когда-то Решма сблизилась с богом Ставом и была убита демоном Свири. Пещера стала гробницей для её тела.
Хара и Ленга поместили в жреческий дом, но поначалу попытались создать для них разные условия. Хара все любили, видя в нём часть светлого бога, перед которым благоговели. Ему приготовили колыбель, на дно которой постелили перинку, а колыбель сама находилась в комнате, где было достаточно света, в ней было чисто и уютно. Для Хара избрали кормилицу - здоровую женщину, относившуюся весьма ответственно к своей обязанности выкормить полубога.
Ленга же положили в старое корыто, на дно которого набросали соломы и покрыли её холстиной и поместили на чердак с маленьким окошком, решив кормить его козьим молоком из рожка, ибо кто же из жриц светлого бога согласится стать кормилицей демонского отродья?
Однако, после этого с обими детьми начали происходить странности, которые никто объяснить не мог. Ленг, оставленный на чердаке в одиночестве, никем не убаюкиваемый, спокойно засыпал в своём старом корыте, просыпаясь только затем, чтобы напиться козьего молока из рожка. А Хар не находил покоя в колыбели на перине, заходясь от плача, хотя с ним нянчилась не одна жрица и не один жрец, он не мог заснуть ни в колыбели, ни на руках, он кричал, кричал, кричал. И отворачивался от груди кормилицы, если ему запихивали сосок в рот, он сжимал его дёснами или выплёвывал. Его с великими хлопотами удавалось кое-как накормить, но это не способствовало здоровью ребёнка и благополучному росту. Он плохо спал, совсем не то количество времени, сколько было необходимо новорожденному младенцу и жрецов обуяла тревога, что сын бога может умереть. И начались молитвы и воззвания к Ставу, чтобы он вмешался и не позволил зачахнуть своему сыну.
Став явился внезапно перед колыбелью Хара, когда тот, посиневший и ослабший, всё-таки находил откуда-то силы кричать во всю мощь своих крошечных лёгких. Став поинтересовался у жрецов, окруживших колыбель, где находится Ленг.
- На чердаке, боже. Мы его не оставили: и постель ему сделали из соломы, постелив в корыто, и козьим молоком поим досыта. Довольно демонское отродье, спит по целым дням, не то, что маленький полубог!
- Принесите-ка его сюда! - распорядился Став.
Жрецы тотчас поспешили исполнить его приказ. Каково же было их удивление, когда Став, взяв на руки демонёнка, положил его в колыбель рядом со своим сыном! Плач Хара начал постепенно смолкать и жрецы не могли поверить своим глазам и ушам.
- Их связь слишком сильна, - сделал вывод Став. - Если благоденствует один, а другой страдает, у них может произойти обмен чувствами, ощущениями. Они братья, как бы то ни было, они братья по матери, мёртвой матери, из которой они вышли! И у них должно быть всё поровну. Пусть спят в одной колыбели, питаются от одной кормилицы и заботу свою вы должны отдавать им поровну. Вы поняли меня? - обратился он к жрецам.
- Мы поняли, господи! - ответили те.
К тому времени Самарг уже являлся верховным жрецом храма Става и на него свалилось колоссальное бремя обязанностей, но, тем не менее, он не забывал лично заботится о сыне своего божества и о другом ребёнке, которого его бог порекомендовал так же взять под опеку.
- Детьми должны заниматься не только очень ответственные люди, - рассудил он, - но и с добрым сердцем, которые могли бы хоть сносно обращаться с этим ребёнком Свири. Нелегко это, конечно, принять ребёнка демона, но что тут поделаешь, если его существование тесно связано с сыном бога!
Братья Хар и Ленг пролежали в одной колыбели весь свой грудной возраст, а позднее спали на одной кровати. Между ними росла удивительная дружба и привязанность, хотя внешне они сильно отличались: Хар становился всё более похожим на своего божественного отца - у него были такие же каштановые волосы и большие синие глаза и прекрасная улыбка, а кожа Ленга была по-прежнему красна, как и волосы, более того, где-то к году некоторые части его тела начали покрываться красноватым пухом.
Самарг на самом деле приставил к мальчикам воспитателей, которые не обижали сына демона, да его и не за что было обижать: он рос тихим и послушным и, порою, его братец больше шалил и перечил своим нянькам. Но чаще дети просто мирно играли и не только между собой.
Братьев не ограждали от внешнего мира и с малых лет они уже играли во дворе жреческого дома с другими детьми из жреческих семей.
А к пяти годам они вместе со своими ровесниками были отправлены в школу при храме, где детей обучали не только азбуке и примитивной математике, но упор также делался на религию, заучивание наизусть молитв, текстов гимнов, изучалась история устройства мира Великой Тыквы и богов.
На первом же уроке жрец поведал своим малолетним ученикам о происхождении мира Великой Тыквы и о том, что мир поделён злом и добром.
- В этом мире очень важно прожить праведно! - вдохновенно говорил учитель, окидывая своих учеников восторженным взглядом. - И это очень просто. Важно чтить тех богов, которыми мы называем светлыми. Впоследствии вы узнаете их имена и постепенно заучите наизусть. Мы должны им молиться, посещать храмы и никогда дурно не отзываться о них, потому что светлые боги никогда не делают ничего дурного. Когда вы все станете взрослыми и сильными, вы должны помнить, что надо быть очень осторожным со своей силой. Нельзя применять её для убийства. Убийство - это грех, оно не считается грехом только тогда, когда оно применяется для защиты своей родины или своей жизни, или жизни своей семьи, или друзей. Нельзя брать чужое имущество без спросу, потому что это называется воровство. Нельзя отнимать чужое силой - это называется грабёж. Чем вы станете старше, тем вы больше начнёте понимать, что такое грех. И сделаете выбор для себя между добром и злом. Но уже сейчас вы должны понимать, что за каждый грех следует наказание, которое неизбежно. Иногда кажется: вот, злой человек, он убивал, брал чужое, обижал невинных, а ему совсем неплохо. На самом деле расплата непременно ожидает его. И она придёт после смерти! Потому что душа грешника, отягощённая плохими делами, непременно увязнет в трясинах Вечных Болот, что невидимы для нашего глаза, но, конечно, непременно существуют!
Учитель развернул полотно с картиной на нём и развесил его на одной из стен комнаты, чтобы ученикам было легче разглядеть то, что было на нём изображено: Вечные Болота, мрачные, унылые, источающие седой туман и грешники, увязшие в нём с головой. Одни из них бессильно барахтались, а другие уже отчаялись, устав, и просто томились в глубинах Болот. В трясине также обитали мерзкие твари, время от времени сосавшие из грешников кровь и этим добавлявшие им страданий.
Дети рассматривали картину со страхом и любопытством и только Ленг, взглянув на неё, отвернулся. Это не могло не быть замеченным учителем.
- Ленг! - обратился он к мальчику. - Разве ты не хочешь повнимательнее рассмотреть, какое наказание ожидает нехороших людей, причинявших страдания другим?
- Я уж увидел! - буркнул мальчик.
- И что ты думаешь об этом?
- Мне их жалко.
- Дрянных негодных людей, из-за которых этот мир хуже, чем мог бы быть? - изумился учитель.
- Им уж слишком плохо.
- Ровно настолько, насколько другим было плохо от них!
- Нет, им ещё хуже.
- Что ж, это тоже правильно! Наказание должно превосходить по строгости преступление, чтоб не повадно было! Если бы не существовало Вечных Болот или никто не знал о них, преступников было бы гораздо больше, чем есть, потому что никто не боялся бы наказания после смерти! Вечные Болота нарочно были созданы богами для уменьшения зла!
Мальчик не ответил ничего, опасаясь вызвать раздражение у учителя, лишь повесив голову и оставаясь при своём мнении.
После этого Ленг то и дело возвращался к этой теме, но уже ни с кем не обсуждал её, кроме своего братца Хара. Правда, Хар не поддерживал его жалости к наказанным в Вечных Болотах грешникам: он считал, что они получили по заслугам.
Братья были связаны многими чувствами, нередко ощущения одного передавались другому, но после пяти лет у них всё же началось расхождение во мнениях и первым было именно о Великих Болотах и страдающих в их трясинах преступниках.
Вскоре после этого один из их наставников, сняв с себя голубую хламиду с вышитыми на ней знаками жреца Става и переодевшись обычным рядовым гражданином Ноччи, повёл Хара в храм одного из богов стихий. Ленга вместе с ним не повели, потому что не считали, что это необходимо: ведь к будущей миссии победы над Чудовищем готовили одного Хара. Время было предновогоднее и в этом храме должны были принести в жертву ребёнка. Это был храм "бога" воздуха Жакка и жертву приносили через удушение и желающие посмотреть на это зрелище могли присутствовать в зале, правда, за определённую плату - жрецы-лахи и тут не упускали своего. Наставник, расплатившись с лахи у входа в ритуальный зал, завёл в него Хара и поднял мальчика на руки, чтобы тот мог хорошенько разглядеть ритуал убийства.
Хара ужаснуло увиденное, он поднял страшный крик прямо в зале и наставнику срочно пришлось удалиться с ним. Мальчик долго плакал, шагая со своим наставником по улицам Ноччи и спрашивал, за что убили на алтаре того, другого мальчика, что был младше Хара года на три и наверняка хотел жить. Наставник ответил, что на мальчике не было вины, просто так захотели "боги" стихий.
Хар и не подозревал, что стресс, перенесённый им в храме Жакка, был началом его приготовления к тому, что он был обязан выполнить, тому, чего ожидали от него светлые боги и жрецы - уничтожения Чудовища, содержавшего в себе силу власти демонов стихий. Для начала мальчику пытались привить чувство ненависти и непреодолимого отвращения к жестокому культу, что совершался для поддержания силы демонов.
Впоследствии Хару много рассказывали о ритуалах, творящихся в храмах стихий, о крысах, обгладывающих тела детей, принесённых в жертву, о лахи, живущих за счёт народа Гобо и обирающего его. Позже его ознакомили и с историей возникновения культа "богов" стихий: о сыне демона Лире, о том, как именно он основал их храмы и о том, как гобойцы не желали служить демонам и становиться их жрецами, но Лир не побрезговал взять в жрецы людей из презренного народа, ненавидевшего честный труд и всегда проживавшего за счёт мошенничества и грязных дел.
Когда всё это растолковывали Хару, при этом неизменно присутствовал Ленг, также внимательно слушая. Но если Хар наполнялся ненавистью к культу "богов" стихий и его жрецам, то Ленг размышлял иначе. Он думал о том, что принесённые в жертву дети хоть и принимают мученическую смерть, но их ждёт награда: они станут звёздами на небе, а вот другие люди, оступившиеся, совершившие ошибку, вынуждены вечно страдать в трясинах Вечных Болот. А разве это справедливо, чтобы муки были вечны?
Когда мальчикам исполнилось семь лет, их начали обучать другому: езде на лошадях, отлично плавать и задерживать дыхание под водой, подолгу бегать и неутомимо шагать вверх по холмам. В основном, обучали этому Хара, но Ленг не желал ни в чем отставать от своего братца и всегда составлял ему компанию.
Хару также объяснили его грядущую миссию: он должен был уничтожить Чудовище, дающего власть демонам и их страшным культам. Хар только обрадовался, узнав об этом, он жаждал что-то изменить, чтобы лишить сил "богов" стихий и был счастлив, что именно ему суждено это сделать.
И Хар знал, что он - сын бога Става. Ему было известно, что в раннем детстве, когда он ещё был грудным младенцем в колыбели, Став являлся к нему, но в последствии этого не случалось. Боги не имели права слишком часто обитать среди смертных, иначе это право получили бы и демоны и добра от этого ждать бы не пришлось. Однако, находясь в своей сфере, Став пристально следил за своим сыном и нередко спасал его, когда тому грозила беда: случалось, Хар падал с лошади, но все кости его оказывались целы, было время, когда он едва не утонул в горной реке, не послушав своего наставника и пытаясь переплыть её.
Не обделял вниманием своего сына Ленга и демон Свири. Мальчишка не нравился ему, в нём не было ничего, что напоминало бы ребёнка демона: агрессии, гордыни, амбиций. Он чем-то напоминал ему Джанку, когда-то разрушившую его надежды. Конечно, мальчишка не такой юродивый, какой была когда-то она, потому что если кто-то первый делал попытку обидеть его, он отвечал на слово словом, на удар ударом. Но Свири просто негодовал на его привязанность к братцу, сыну Става.
- Почему мне так не везёт с детьми! - чуть не плакал он. - Вот другие демоны на других материках добились куда бОльшего, чем я, потому что у них потомство такое, как нужно демонам!
Единственное, что утешало Свири, так это то, что мальчишка сочувствовал грешникам, страдавшим в недрах Вечных Болот.
- Хоть сострадание и дурное чувство, но всё же хорошо, что он не сочувствует, например, каким-нибудь крестьянам, вкалывающим в поте лица и обираемым арендодателями! - тешился он. - Вечные Болота следовало бы переделать: в их трясинах обязаны оказываться только те, кто не признаёт культ богов стихий. Но терпеть в них за какие-то убийства, грабежи, изнасилования?.. Да, как скучен был бы этот мир, если бы все подряд боялись этих Болото и верили в их существование! Все были бы праведными до тошноты, никто не осмелился бы и шагу ступить неверно, чтобы не быть наказанным! Было бы очень скучно, а что может быть хуже скуки?
Демонам стихий было уже известно о том, что сила их держалась на Чудовище, существующем в параллельном мире и о том, что миссия Хара заключалась в том, чтобы уничтожить его. И, разумеется, демоны собирались препятствовать этому, не жалея сил. Мечтою их была ранняя гибель Хара, но ребёнок находился под защитой всех светлых богов, покровительствовавших Гобо, да и Ленг также, потому что его жизнь была связана с жизнью Хара, как будто она была единой.
Однажды, когда братьям исполнилось по десять лет, Свири удалось добиться того, чтобы увидеться со своим сыном и поговорить с ним с глазу на глаз. Это произошло в полночь, когда Хар крепко спал в общей со своим братом комнате на кровати, а Ленг страдал от бессонницы и, чтобы как-то скоротать тягостное время ночи, вышел во двор. Это было зимнее время года и хоть город Ноччи находился в жарком климатическом поясе, тем не менее, зимой иногда было прохладновато и в этих краях. Мальчик натаскал из кухни щепок и развёл костёр на пустыре за домом и сел рядом на траву, задумчиво глядя в огонь.
Внезапно в языках пламени вырисовался бюст человека, сначала нечётко, затем всё яснее начали проступать черты лица: чёрные тонкие брови, хищные прищуренные глаза, высокие скулы, точёный прямой нос, надменные губы в обрамлении окладистой стильной бородки. Лицо это было красивым и недобрым, его окружал ореол красных густых волос.
Ленг не поверил своим глазам и зажмурился, затем снова распахнул их.
- Привет тебе, сын, - произнёс мужчина из огня.
Ленг подумал, что ему следует закричать, но челюсть его словно сковало непреодолимой силой. Он вдруг понял: пред ним демон. Ведь он, разводя костёр, не прочёл молитвы отпугивающей демонов! Но теперь поздно, видимо, ему суждена гибель от демона огня. Мальчику стало очень страшно и он приготовился к страшной смерти.
Мужчина начал расти над костром и показалось вся его стройная фигура, облачённая в красное одеяние. И вот, он шагнул из костра, но почему-то не торопился нападать на Ленга и жечь его огнём. Он присел рядом с мальчиком на траву и от него повеяло безобидным теплом, не более того.
- Что ты медлишь! - сквозь зубы проговорил Ленг. - Хочешь меня изжарить живого - делай это поскорее, я готов к смерти!
Мужчина улыбнулся, обнажив ряд крепких белых зубов.
- Мне изжарить своего собственного сына? - почти ласково проговорил он. - Да не будет этого никогда!
Ленг от изумления ощутил внутренний шок. Это существо из огня назвало его сыном? В течении своей короткой десятилетней жизни он не раз спрашивал о своём происхождении. Он знал о себе только то, что он вместе со своим братом по воле бога Става родились из чрева давно умершей женщины и что брат Хар был сыном Става, но кто был отцом его, Ленга никто не собирался ему объяснять. Когда он спрашивал, все отводили глаза и отвечали уклончиво, мол, ему лучше об этом не знать или что он узнает об этом в своё время или просто молчали в ответ.
- Почему ты назвал меня сыном? - наконец, решился он произнести. - Ведь ты демон, если вышел из огня?
- Я не демон, я бог и имя моё Свири! Разве ты не знаешь, что Свири - бог огня?
- Мы считаем богов стихий демонами.
- Как же заморочили тебе голову жрецы! - с досадой воскликнул Свири. - Жалкие шуты, пытающие состязаться с теми, кто им не равен! Но ты мой сын, ты - сын бога, а тебя сделали лишь тенью твоего брата Хара!
- Я люблю моего брата и я не его тень! - осмелился возразить Ленг. Глаза Свири вспыхнули гневом, но тут же его гнев был подавлен, он справился с ним, как с чем-то, что может принести вред.
- Сынок! - ласково проговорил он. - Нет, ты не тень! Конечно же, ты не тень, ты даже не представляешь, как ты велик по своей сути! Ты ещё более великий, чем Лир, ты способен на большее, чем когда-то была способна твоя мать!
- Ты что-то можешь сказать обо мне? - спросил Ленг. - И о моей матери?
- Да. Ведь это она когда-то была возлюбленной и женой императора Лира и именно она вдохновила его создать империю, где те, кого когда-то незаконно унизили до статуса демонов, обрели заслуженный величай!
- Императрица Майя? Наша мать была той самой Майей, женой чудовища Лира?
- Лира называют чудовищем, но это было на самом деле великое чудовище! Тебе не нужно рассказывать о том, что он был сыном бога Каджи. Майя же была моей дочерью в предыдущем воплощении!
- Значит, наша мать была демоница?
- Только наполовину - в своём первом воплощении. Но она ею и осталась. Ведь это я дал ей вход из Хаоса в мир Великой Тыквы, через мою плоть, моё семя она вошла в него. Её называли демоницей - ведь тогда ещё мало кому было известно, что на самом деле мы - боги!
Ленг сжался в комочек и подумал о своём брате. Хар всею душою ненавидел "богов" стихий, каков ему было бы узнать, что его брат-близнец - сын одного из них? Душе его сделалось больно и ему захотелось, чтобы встреча со Свири оказалась бы всего-навсего сном.
А Свири продолжал:
- Лир прожил короткую жизнь, если бы эта жизнь была хотя бы вдвое длиннее, до чего бы изменился мир, который оказался в его власти! Он был способен вызывать землетрясения, он повелевал камнями, заставляя их двигаться, складываться в такие фигуры, какие он хотел, он наделял их жизнью! Драгоценные камни появлялись там, где он приказывал им быть. А моя дочь? В первом воплощении она распоряжалась огнём и могла на расстоянии сжигать целые деревни и города...
Глаза Ленга округлились от ужаса:
- Она это делала?..
Испуг мальчика вызвал у Свири раздражение.
- Она это делала только тогда, когда не ведала, что делает это! - в ярости прокричал он. - А во всём остальном она была юродивой, демонская сущность проявилась в ней в другой крайности, которая, к сожалению, может быть и у демонов!
Бешенство Свири напугало Ленга ещё сильнее и он начал читать молитвы светлым богам о защите вслух.
Лицо Свири исказила гримаса недовольства: молитва действовала на него, как зубная боль. Ему очень захотелось снова прыгнуть в огонь, где находился портал в его сферу, где он обитал. И он сделал это. " - Я ещё увижусь с мальчишкой, - рассудил он. - Я подал ему информацию, над которой он наверняка начнёт размышлять. И назреют вопросы, которые он пожелает задать и на них смогу ответить только я."
Ленг ещё долго молился и сам не заметил, как сон сморил его и он завалился на траву и проспал на ней до утра.
Свири оказался прав: мальчик на самом деле много думал о том, что услышал от него. Ленгу хотелось считать, что встреча с демоном у костра была всего лишь сном, но сон никогда не бывает таким чётким и реалистичным. Ему очень хотелось поговорить об этом с братом, но он не смел, сомневаясь, станет ли тот его любить и дальше, узнав, что он - сын демона стихий. И, возможно, Хар ужаснётся, что их общая мать также была наполовину демоном, Хар начнёт страдать, возможно, он потеряет веру в себя и способность совершить предначертанное. И Ленг решил молчать.
Ленг очень боялся потерять любовь своего брата, потому что понимал, что брат - единственный, кто любил его в этом мире, остальные только терпели. Дети, что в раннем детстве играли с ним, с возрастом начали больше придавать значения тому, что он сильно отличается от них. К десяти годам его густой рыже-красный волос разросся тяжёлой копной не только на голове, но и на шее и даже частично на плечах и спине, а пух, что в младенчестве покрывал некоторые части его тела, стал более жёстким и превратился в ранее оволосение. И коже осталась такой же неестественно алой. Всё выдавало в нём ребёнка, рождённого от демона. Друзья раннего детства всё больше сторонились его, а кое-кто пытался дразнить, подтрунивать и Ленгу нередко приходилось драться из-за этого, да и Хар не мог стерпеть, чтоб его брата оскорбляли и мальчишки часто воевали, встав плечом к плечу.
У самого Хара, порою, возникали вопросы: почему его брат-близнец не просто не похож на него, но выглядит так странно, как будто он дитя демона? Жрецы объясняли обоим братьям это тем, что, якобы, возможно, это были всего лишь козни демонов, исказивших внешность Ленга ещё во внутриутробном состоянии, а вовсе не потому, что он - сын демона. Его происхождение от Свири не афишировалось, так приказал Став.
Шли месяцы и молчание Ленга о его встрече со Свири превратилось в пытку. Он пытался думать об этом, как о сне, но сомнения совершенно измучили его. Силой воли, которая окрепла у него не по годам, он мог заставить себя только не подавать виду, что его что-то гложет и вести себя, как обычно. Но со временем это становилось невыносимо.
Он ощущал потребность снова поговорить со Свири. Не потому, что тот был его отец и не из-за зова голоса крови. Ему просто хотелось знаний о себе и о тех, кто его создал. Свири сказал, что он велик по своей сути даже больше, чем когда-то был император Лир, он поведал, что мать была демоницей, способной на расстоянии сжигать деревни и города... Что Ленг мог бы узнать о себе от своего отца?
Мальчик дожидался, когда в жреческом доме все уснут, в том числе и его брат и в тайне от всех пробирался на пустырь за домом, где заранее приготавливал вязанки хвороста, разводил костёр и подолгу смотрел на него, замирая от страха. Свири представился его отцом, но было всё-таки боязно.
И добился своего: Свири вновь вышел к нему из огня, довольный, что его сын не обманул его ожидания.
- Моя дочь Джанка подолгу проводила время в самом огне, она сидела и лежала в пламени и огонь не пожирал её тело, - рассказывал Свири. - Но, несмотря на это, я сам не мог явиться к ней и поведать о том, чего я ждал от неё. Всё потому, что она вела себя не как демон и даже не как обычный человек, а как умственно отсталая юродивая!
- Ты мог бы мне рассказать о ней?
Свири пересказал сыну историю Джанки, но преподнёс её так, как будто из-за своей доброты Джанка знала лишь страдание, боль и предательство, именно сострадание, гуманность и милосердие и послужили причиной её несчастной судьбы и гибели.
- К сожалению и ты, сын, пошёл по её стезе, - грустно проговорил Свири. - В тебе слишком много того, что причиняет демонам лишь вред. Твоя любовь к брату ни к чему хорошему не приведёт, лишь к боли, когда твой брат предаст тебя, как предали Джанку все, кого она имела глупость любить.
- Мой брат тоже любит меня, - тихо промолвил Ленг.
- А ты проверь силу его любви. Расскажи ему обо мне! О том, что ты сын одного из ненавистных ему демонов! Ты увидишь, как быстро сгорит его привязанность к тебе, как она обратится в пепел! Ведь ты до сих пор боялся ему в этом признаться, не так ли?
- Да. А ведь я должен быть честен с братом, если я его люблю!
- Верно, сын. Поклянись мне сейчас, что ты испытаешь любовь своего брата, рассказав ему обо мне!
- Я клянусь.
" - Отлично, - подумал Свири. - Мальчишка, кажется, пока ещё так глуп, что не решится пренебречь данной клятвой. Нет сомнений в том, что Хар изменит отношение к брату, узнав о том, чей тот сын. Пути братьев разойдутся и тогда Хар, которому суждено уничтожить Чудовище, которое для нас важнее всего, не выполнит свою миссию. О, как же всё-таки я правильно поступил, зачав тебя, Ленг, в твоей матери!"





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 25.11.2019 Динна Астрани
Свидетельство о публикации: izba-2019-2679175

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези














1