Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Чудовище-3 гл. 9


Вскоре пришла пора распрощаться со Ставом. Он вновь сказал ей о своей любви и крепко поцеловал её на прощание в губы.
Когда он растворился в воздухе, Решма, как обессиленная, упала на кровать. Она ненавидела себя. Только что она сошлась с высшим существом необыкновенной красоты, мужчиной, полным сил, неутомимым, чудным, который, к тому же, признался ей в любви и позвал за собой. А сердце её молчало в ответ и ей было стыдно, она чувствовала себя неблагодарной и неразумной.
Сердце безмолвствовало и из глубин памяти вновь всплывал облик Лира. Огромное телосложение, шерсть на груди, шее, бычья морда, пронзительные серо-свинцовые умные глаза, горящие огнём, глаза демона. И тоска разливалась в груди огненной лавой, сжигая, заставляя страдать. Он больше не вернётся никогда. Он спит в Хаосе, как в могиле и не помнит о ней, той, что его не может забыть.
Через нишу, ведущую в коридор, сладко пахнуло дождём. Решма поднялась с кровати, накинула белый балахон, вышла в коридор. В его конце, где находился выход темнело - значит, время суток было ночным. " - Солнца на небе нет, - подумала Решма, - значит, можно выйти наружу. Если идёт дождь, то можно подышать свежей сыростью."
Она зашагала по коридору, жадно вдыхая запах дождя. Вдалеке что-то громыхнуло, очевидно, это был не просто дождик, началась настоящая гроза.
Решма никогда не боялась грозы, её не пугали раскаты грома. Ей стало немного легче на душе. " - Жизнь продолжается, - она улыбнулась сама себе, - может, и стоит послушать Става и ступить на высший путь. И больше никогда не знать ни старости, ни боли, ни несчастной любви."
Она шагнула на порог пещеры и подставила ладонь под струи дождя. Став сказал ей, что она зачала. Ладонь её коснулась живота и погладила его. И снова никаких чувств. В душе что-то болезненно царапнуло, что она снова не сможет стать хорошей матерью. И, возможно, это обидит Става, как когда-то обидело Патрика, решившего, что если она недостаточно сильно любила его детей, то не любила и его самого. Она никогда и не задумывалась, любит она Патрика, с ним просто было хорошо в постели до тех пор, пока он сам не сгубил своё мужское естество постоянным раздражением и пьянками.
Она быстро покачала головой, чтобы вытряхнуть воспоминания о Патрике, да и о прошлом в целом. И постаралась вновь перевести мысли о ребёнке, который только зачался в ней - герое, полубоге, спасителе этого мира...
В небе сверкала молния, озаряя священную рощу Става, деревья, пригибаемые ветром и дождём, тыквообразный купол храма, упирающийся в серое ненастное небо. Дождь усилился и от ветра сделался косым, хлынув струями на Решму. Она отступила на два шага в коридор пещеры.
Молния вновь сверкнула, она ринулась к земле, к самому входу в пещеру, ударила в двух шагах от Решмы и скрылась и на этом месте вдруг возникли очертания мужчины стройного телосложения. Он шёл прямо на Решму и она поневоле отступила в коридор пещеры, освещённый колоннами.
Мужчина вошёл вслед за ней и теперь она отчётливо видела его: красивое, но искажённое яростью лицо, странного цвета красные глаза, рыжие, до красноты волосы рассыпались по плечам и красный балахон на нём свисал до пят, колыхаясь от ветра, как языки пламени.
Сердце у Решмы похолодело от ужаса.
Перед ней предстал сам демон Свири.
- Как?.. Как ты мог оказаться здесь? - прошептала она. - На небе нет солнца и нигде не горит огонь!
Он криво усмехнулся уголком рта.
- А разве ты не знала, что молния - это тоже огонь?
Решма отступала и отступала задом, пока не оказалась в комнате, а Свири неумолимо двигался на неё. Он сорвал занавеску с одной из колонн, затем другой, третьей.
- Дай мне взглянуть на тебя, дочь, - промолвил он и растянул рот в страшной улыбке.
- Что ж, смотри! - с вызовом ответила Решма. Она испугалась внезапного появления Свири и злилась на себя за собственный страх.
Он шагнул к ней, она вновь хотела отступить, но он успел схватить её за запястье.
- Как же мне по душе твоя строптивость! - улыбка не сходила с его рота, но глаза полыхали огнём ярости. - Только ты перестаралась, девочка. Никогда не хотела знать меру! Это же надо: пойти против отца, сговориться с его врагами!
- Откуда ты узнал? Самарг говорил, что энергия Става скрывала наши разговоры!
- Да просто раньше жрецы Става только и говорили о том, как планируют заставить тебя зачать от их бога, когда выслеживали тебя. Да, да, дочка, за тобой велась непрерывная слежка до нужного им часа, чтобы всё свершилось. Вот только у меня, твоего отца, на тебя другие планы. Ведь я же тебе говорил, что ты - моя собственность. Так неужели я позволю моим врагам набивать тебе брюхо своими отродьями?
- Это было и моё решение!
- Да ты не смеешь ничего решать!!! - бешено проорал Свири. - Сейчас благоприятное время для того, чтобы ты зачала бога или демона. Раньше было бы рано, после было бы поздно. Ты зачала полубога, который будет служить богам. Но этого не будет, потому что не будет тебя, его носительницы!
- Ты убьёшь меня?
Свири рывком притянул её к себе, обнял, прижал к груди.
- Но прежде я сделаю то, что должно было случиться ещё раньше!
Губы его жадно припали к губам Решмы и они были горячи, как кипяток, ей стало больно и она закричала. Когда он оторвался от неё, её губы оказались покрыты ожогами и она стонала от боли, моля:
- Свири... Отец... Не надо!
Он засмеялся в ответ и отпустил её. Её белый балахон вспыхнул на ней огненным пламенем. Она закричала и принялась срывать его с себя, оставшись абсолютно нагой.
- Такой ты мне больше нравишься, девочка, - проговорил демон. - Вот какая послушная: сама обнажилась, поняв, что твой отец хочет от тебя!
Решма внезапно круто развернулась и помчалась в соседнюю пещеру, где протекала подземная река. Ей подумалось, что от огня может её спасти вода.
Она забежала в холодную реку и присела, погрузившись в неё по плечи.
Свири снова засмеялся и двинулся вслед за ней, вразвалочку, с неспешной самоуверенностью обречённого на победу.
- И долго ты намерена сидеть в это ледяной воде? - насмешливо проговорил он.
- Пока меня не спасут! - крикнула Решма. - Став спасёт меня!
- Это будет не скоро, за это время ты, малышка, можешь простудиться, - Свири присел на корточки на берегу реки и погрузил в воду руки. - Так не пойдёт, дай-ка я тебя согрею!
Вода вокруг Решмы начала теплеть, затем становиться всё горячее и, наконец, на её поверхности начали выступать пузырьки и вода превратилась в кипяток. Решма с воплем выскочила на берег и тут же оказалась вновь в объятиях Свири. Он погрузил пальцы в её волосы и тут же по пещере распространился запах горелого волоса. Решма снова закричала и заплакала.
- А ведь когда-то ты любила находиться в огне! - вздохнул Свири. - Но ты предала меня и огонь больше, увы, не ласкает и не согревает тебя. Такова участь всех предателей.
- Это ты предал меня! Из-за тебя Лир оказался в Хаосе!
- Там ему и место! - прорычал Свири. - Ничтожество, отказавшееся от власти, силы, могущества из-за бабы! Если он сомневался в тебе, что ты останешься верна ему после его смерти, то пусть бы свернул тебе шею - так бы поступил настоящий, сильный мужчина!
- Он любил меня!
- Потому что был жалким идиотом! Любить тебя, с твоей склонностью к предательству? Уж если ты предала родного отца, ты предашь кого угодно! Но пора прекратить твои предательства. Всему приходит конец, моя любимая!
Он начал целовать её лицо, шею, плечи и губы его прижигали, как калёное железо, кожа шипела и покрывалась пузырями, по пещере разносился запах жареного мяса. Решма кричала от невыносимой боли и пыталась вырваться, но руку Свири сжали её стальными тисками. Он повалил её на землю и лёг сверху на неё.
- Раздвинь ноги! - приказал он. - Сделай это или я сожгу тебе лицо!
Решма повиновалась. И тут же глаза её полезли на лоб, она завопила так, что своды пещеры задрожали: фаллос демона огня вошёл в неё пламенным столбом, сжигая влагалище. А после дыхание её перехватило и она уже не могла кричать, погружаясь в болевой шок.
Свири насиловал её и тело его, ездившее на ней, раскалялось, как металл в горниле.
Она была уже мертва, но он продолжал входить в неё, хрипя:
- Ты была очень непослушной дочерью! Но всё изменится, я клянусь тебе, изменится!
Он соскользнул с неё и широко улыбнулся, погладив её лицо, покрытое ожогами.
- До встречи, девочка, - промурлыкал он. - До встречи в моей сфере!
Он растворился в воздухе, тихо напевая весёлую жизнерадостную песенку.
Труп Решмы был обнаружен одной из служек, ранним утром зашедших в пещеру с корзинкой, наполненной едой.
- Свири! - с ужасом догадалась она. - Здесь побывал Свири!
Когда Самарг услышал эту новость, он и его приближённые жрецы поспешили в священную пещеру.
И застали там бога Става. Он успел уложить тело Решмы на стол и оборачивал его энергетическими бинтами, которые он сам созидал.
- Её тело умерло, - произнёс он, увидав толпу жрецов, ошарашено остановившихся у входа. - Но оно родит. Я оживил её утробу и плод в ней будет расти. Правда, гораздо большее время, чем положено. Но, клянусь, я вскормлю его, буду питать божественными соками! Великий герой родится. Тело девушки должно оставаться в этой пещере. Не кладите его в гроб, пока в нём живёт плод. Поставьте каменное ложе, то самое, из зала в храме. И не оставляйте тело. Пусть жрецы посменно круглые сутки дежурят в этой пещере, поют гимны, молятся, чтобы Свири или другая нечисть больше не могла проникнуть сюда и повредить нашим замыслам.
- Слушаю, великий бог! - ответил Самарг.
Став продолжил покрывать тело мёртвой женщины бинтами и пока он совершал это, жрецы не могли сдвинуться с места и оторвать от этого глаз. Наконец, он закончил и, вознеся руки ввысь, растворился в воздухе. Путь его лежал в сферу Перевоплощения, где ныне обитала душа Решмы. Он был намерен уговорить её во что бы то ни стало ступить на божественный путь.
- Ложе, - пробормотал Самарг, - принесите из зала в храме ложе!

Душа Решмы парила в сфере Перевоплощения - отягощённая мучительной смертью, уставшая, раздражённая. " - Должно быть, Став непременно явится сюда и снова начнёт уговаривать меня отдать часть своей души этому миру, - размышляла она. - Только мне трудно понять, на самом ли деле он хочет быть со мной вечно или он просто жаждет укрепить этот мир за счёт части и моей души? Это вполне может быть так. Если он способен только на добро и в силах удерживать себя от зла, должно быть, он фанатик этого мира и печётся лишь о его благе, а не о любви ко мне. Да, он говорил слова любви, но почему я должна верить? Ведь это всего лишь слова. Но как он отнесётся ко мне, если я, став божеством света, не смогу удержаться в этом состоянии? Ведь во мне всего поровну. Было время, когда я была очень добра и милосердна. И было время немыслимой жестокости, неприемлемой для здорового рассудка. Я должна быть всякой, я не могу быть только доброй или только злой. А ты не примешь этого, Став. Как ты поступишь, когда я совершу ошибку? Разлюбишь, оттолкнёшь, если в тебе любовь есть, конечно? Но ведь я этого не переживу. После того, как Лир оставил меня, я больше не смогу верить ни одному мужчине, а значит, и любить.
И я не отомстила Свири. И уже не отомщу - не чувствую сил. Он так надёжно замучил меня, что я, пожалуй, просто не посмею выступить против него. Ты победил, демон, отец! Победил в том, что оградил себя от моего мщения.
И ещё в том, что лишил меня моих жизненных сил. А это значит, что я не смогу жить вечно, как божество, и бороться на стезе добра. И не сумею вечно жить в цепи воплощений, ибо в этом тоже нет добра - неволя, иначе не назовёшь.
Ты проиграл в другом, демон огня. Ты, верно, ждёшь меня? Ты ожидаешь, что я вновь пройду рождение в человеческой плоти, такой уязвимой, слабой, что её снова и снова можно предавать физическим страданиям? И ты снова отомстишь мне за то, что я не стала твоей, совершенно твоей? Да не будет этого!
Лир, мой возлюбленный Лир! Ты единственный, кто не ждёт меня, но именно к тебе я отправлюсь, пройду границы мира Великой Тыквы и брошу все силы на то, чтобы растревожить твой сон! И как я могла подумать, что жизнь без тебя может быть не нелепой суетой, пустотой, бессмыслицей, хоть борись за неё, хоть не борись? Ты занял навсегда моё сердце - значит, ты не можешь не быть моим. И будет так, как решила я - ты проснёшься и мы отправимся в новые вечные странствия на поиски тех миров, что подходят нам!"
Она засмеялась.
Когда Став оказался в сфере Перевоплощения, душа Решмы уже находилась за гранью мира Великой Тыквы.
И молодой бог, чей жизненный путь в мире Великой Тыквы был ещё так короток, впервые ощутил тяжёлую боль, которая называется утратой...
А затем всемогущее время начало лечить и его вместе с хлопотами, которые доставляли жители материка Гобо и те, кто вторглись в него.
Кулькийцы, получившие от местных жителей прозвище "сизолицые", продвигались на восток, но не так стремительно, как им хотелось бы. Жители Гобо, мирные, ненавидевшие войны, научились давать отпор врагу. Они приобретали оружие не у кого-нибудь, а у самих кулькийцев, которые, как считалось, хоть и являлись поголовно патриотами своей империи, но кое у кого жажда наживы всё же превосходила это возвышенное чувство и они тайно сбывали оружие гобойским ополченцам - калики и пулемёты, а также медикаменты и провиант. А кое-кто из князей Гобо, в свою очередь, проявлял патриотизм и не жалел запасов драгоценных камней из своих сокровищниц ради приобретения оружия, которое могло спасти его жизнь и жизнь его семьи, его имущество, положение, власть и старые добрые порядки, к которым все так привыкли за века.
Гобо, хоть и изобиловавший полями и плантациями, всё же не был обделён и лесами ни в одном из своих краёв и это было на руку местным жителям, уходившим в партизаны целыми семьями и партизаны оказались главным злом для кулькийцев.
Но тех, кто смирился с вторжением врага и его порядками на западном побережье Гобо оказалось всё же больше. Крестьяне не желали покидать свою землю, горожане - города и они приняли новые порядки. Однако, кулькийцам оказалось мало от этого проку.
Кулькийские генералы конфисковали земли, принадлежавшие прежде князьям, разжаловав князей в простолюдины и начали проведение земельных реформ. Земля была объявлена собственностью общества и крестьяне, которые прежде были просто крестьянами, теперь превратились в касту земледельцев. Для крестьян мало что изменилось, они просто были обязаны так же, как и прежде, работать на земле и отдавать часть урожая кому-нибудь и пользоваться тем, что осталось. Разве что уменьшилась ответственность за собственную судьбу. Прежде, если крестьянин не мог справиться со своей землёй, вырастить достаточно её плодов, чтобы уплатить оброк и прокормить свою семью, мог просто быть согнанным землевладельцем с земли и на его участок могли взять на того, кто справился с крестьянским делом лучше. Теперь же можно было отлынивать от работы, сдавая на продуктовые склады плодов земли и деревьев сколько придётся, получать пайки и ни о чём не заботится. Крестьяне сильно разленились и кулькийцы никак не могли осуществить свою мечту, чтобы иметь плодов земли Гобо столько, чтобы можно было это всё в изобилии везти в Кульку. При том, что крестьяне теперь могли работать спустя рукава, они все же ненавидели новые порядки и, на словах льстя оккупантам и восхваляя, в тайне вредили, чем могли.
В городах западного Гобо кулькийцы затеяли строительство заводов и фабрик, но и здесь дело не продвигалось так быстро, как планировалось. Многие горожане, озлобленные из-за конфискованной частной собственности - больших домов, лавок, мастерских вредили оккупантам, как могли, при этом на словах стараясь выразить дружелюбие и покорность.
Кулькийцы стремились пополнить свою армию солдатами из населения Гобо, набирая в военные интернаты детей, оставшихся без родителей. Но гобойские дети более старшего возраста, знавшие уже другой образ жизни, не проявляли должного воинского рвения и больше мечтали не о боях, сражениях и воинской доблести и славе, а рассуждали о кастовых льготах, причитающихся тем, кто сделал военную карьеру. В казармах будущих солдат, где, как считалось, воспитываются воины-герои, на самом деле плелись интриги, забота о собственной шкуре, процветало благоискательство и страх перед будущими боями, куда их, возможно, отправят по окончании обучения.
Лахи также не собирались покорно умирать от пуль каликов солдат из отрядов Чистящих. Правда, лахи были не лучшими воинами и предпочитали спасаться прячась, убегая или убивая исподтишка, но это у них получалось отлично. Так погиб Патрик, недолго пережив жену свою Решму, он был зарезан в собственном доме одним из лахи, когда был пьян.
Его старшая дочь Рика и старший сын Асамин стали солдатами в шестнадцатилетнем возрасте, но воинами оказались не лучшими, да и не настолько проворными и хитрыми, чтобы избежать участия в боях и при этом сделать военную карьеру. Их мобилизовали в армию кулькийцев, наступавшую на восток и брат с сестрой погибли у реки Памры, бравшей начало в горах Уш.
Второй дочери Решмы Ниаме и сыну Пэю повезло больше: когда они достигли шестнадцати лет, возраста, который кулькийцы считали достаточным для участия в военных действиях, завоевательное движение кулькийцев на восток было приостановлено где-то не доходя до горного хребта Уш, разделяющего материк. Империя Кулька, вложившая столько средств в завоевание Гобо, не получала отдачи, горы вожделенных драгоценных камней из этой земли не плыли к ней на кораблях, как и грузы продуктового изобилия. Князья, правившие большими городами владели сокровищами и не желали отдать их завоевателям ни за что. Драгоценные камни прятали, как могли, в тайниках, зарывали в джунглях и северных лесах, даже топили в океане, реках и болотах, лишь бы они не перешли к врагу. И поэтому казна Кульки основательно опустела и с завоеванием материка Гобо полностью пришлось повременить, причём, на долгий срок. Правда, армия кулькийцев в Гобо не была расформирована, для неё только уменьшилось содержание, офицеры перебивались скудным жалованьем, служа теперь не ради прибыли, а ради идеи. И ещё бывшие воспитанники военных интернатов не покидали военной службы, желая остаться членами этой касты, чтобы не оказаться в какой-нибудь худшей. Ниама и Пэй получили должности офицеров и были отправлены на службу на границы завоёванной территории, где и обзавелись супругами также из касты военных, а после - детьми.
Те из народа лахи, кто остался в живых, перебрались на восток и стали дополнительной обузой для восточных жителей, а также для жрецов храмов стихий в тех краях, которые были обязаны как-нибудь пристроить своих. Лахи, как и прежде, свято чтили закон своей истинной богини, запрещавшей им трудиться и отчаянно искали себе способы прокормиться без труда.
На восточной половине материка, как прежде, ещё жил культ богов стихий.
Но и на западной, где вовсю демонтировали храмы этих богов и пытались уничтожить их жрецов, начало кое-что меняться. Кулькийцы, так яростно отвергавшие богов стихий, отказывавшие называть их богами, но только демонами, начали усмирять своё рвение в этом. И более того: появлялись секты, состоящие из кулькийцев и гобойцев, которые поклонялись богам стихий. Поначалу эти секты подвергались преследованиям отрядами Чистящих, затем сектам было официально дозволено существовать, запрещалось лишь приносить человеческие жертвы. Позже им разрешили восстанавливать храмы стихий богов, только на свои собственные средства, не прося ничего для этого из государственной казны. И средства откуда-то доставались, и нанимались рабочие, что возводили стены и крыши этих храмов и храмы вновь вырастали на улицах городов ещё более величественные, чем прежде. Новые жрецы не были так многочисленны, как лахи, они не желали кормить лишние рты и набирали жреческий состав ровно в таком количестве, какое было необходимо для несения службы. Постепенно жрецы начали обретать власть над новыми правителями городов - военными генералами и сумели повлиять, чтобы храмам были возвращены их земли, когда-то приносившие им доход.
Невидимое Чудовище, сотворённое в невидимом параллельном мире долгим временем человеческих жертвоприношений, делало своё дело: оно проникало в мысли и сердца людей, заставляя их вновь обращаться к культу демонов стихий.
И где-то, спустя чуть больше двадцати лет после смерти Решмы, в храмах богов стихий вновь приносили в жертву детей и империя Кулька, которая никак не могла пополнить опустевшую казну и восстановить былое могущество, не сумела и повлиять, чтобы запретить это.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 25.11.2019 Динна Астрани
Свидетельство о публикации: izba-2019-2679163

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези














1