Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Чудовище-3 гл. 6


Однако, когда Решма родила дочь, которой дали имя Рика, Патрику всё-таки пришлось задуматься о няньке и кормилице.
Решма никак не могла ощутить себя матерью и, к тому же, совершенно не имела понятия, как надо ухаживать за собственным ребёнком - она никогда не имела дел с малышами, тем более, едва появившимися на свет. Она боялась брать в руки крошечную дочь, опасаясь уронить или придавить её, не умела пеленать и о многом не имела понятия, что требовалось для ухода за ребёнком. По ночам она крепко спала и её не могли разбудить крики дочери, требующей кормления, они тревожили Патрика, он пробуждался и с великим трудом будил жену.
Патрик привёл в дом опытную няньку, которая могла стать и кормилицей, но постоянно твердил жене:
- Учись, учись быть матерью! Эта нянька вырастила немало детей и выкормила, так что советуйся с ней во всём, узнавай, что надо, набирайся опыта! Я хочу, чтобы следующего нашего ребёнка выкормила и вырастила ты, а не другая женщина!
Но Решма и не думала внимать увещаниям мужа. Она вновь начала исчезать из дома и встречаться с подружками. Более того, как в старые добрые времена она вновь начала искать знакомств с кулькийцами на рынках и постоялых дворах, потому что они казались ей интереснее и занятнее. Патрик негодовал и ругался, но Решма всё равно поступала по-своему, скандалы с мужем только развлекали её.
Решма снова обнаружила, что беременна, в то время как её маленькой дочери не исполнилось ещё и полгода. Ощутив себя снова неприкосновенной для Патрика, который то и дело грозился снова запереть её в погребе, она зажила совершенно вольной жизнью, развлекаясь со старыми подругами и обзаводясь новыми.
Следующим ребёнком Решмы был сын, которого назвали Асамин. Напрасно Патрик мечтал, что второго ребёнка Решма выкормит грудью сама, да и вырастит тоже. Кормилица и нянька, казалось, надёжно утвердилась в их доме, полностью занимаясь их детьми. Решма снова по целым дням пропадала из дома.
Но Патрик относился к разряду тех беспокойных натур, которые не способны смириться со строптивостью жены, пустив это на самотёк. Он принял решение отправить жену в деревню к своей матери после того, как Решма исчезла на целых три дня, пробыв на свадьбе у родственницы одной из подруг. Патрик метался по всему городу, пытаясь её разыскать, но так и не обнаружил, пока она не вернулась домой сама - усталая, с отёкшим после пьянок лицом.
И Патрик заявил ей, что они едут в деревню.
- Мне самому придётся частенько ездить в город и иногда оставаться там ночевать, - говорил он, - а тебе оставаться в деревне без меня. Но лучше так бывать врозь, чем то, как ты по целым дням исчезаешь из дома, да ещё и на целых три дня! В деревне, в доме моей матери ты научишься заниматься домом и детьми и ждать возвращения мужа.
Решма с ужасом подумала о том, что будет теперь проживать в одном доме с Изи, которую до сих пор боялась. Она принялась плакать, умолять мужа не заставлять её переезжать в деревню, она клялась, что больше не будет уходить надолго из дома и начнём больше уделять времени ему и детям, но в Патрике как будто что-то сломалось внутри, он не слышал её просьб и слёз и твёрдо стоял на своём.
Вещи были собраны и Решма, подавленная и расстроенная, отправилась вместе с мужем в дом Изи.
И началась скучная унылая жизнь.
Жена брата Парика Семина пыталась научить Решму вязать и вышивать, но из этого ничего не получилось, потому что Решму не интересовало рукоделие. Патрик уволил няньку, заявив, что Решма теперь точно должна сама заниматься детьми, а если она не справится, ей много могут подсказать свекровь и Семина.
К тому времени Рике было два года, а Асамину год и Решма, не зная, как заниматься детьми, пыталась их воспитывать, постоянно рявкая на них, а старшую дочь даже поколачивая за малейшее непослушание. А потом и поколачивать стало нельзя. Изи запретила ей это после того, как Решма разозлилась на Рику, баловавшуюся за столом и не понимавшую слов запрета, и стукнула её по макушке деревянной ложкой, набив ей шишку. Свекровь прямо таки взбеленилась и сама едва не поколотила Решму, заявив, чтобы она больше не смела поднимать руку на её внуков или ей плохо придётся.
А затем Изи, увлекавшаяся травяной медициной, стремилась привлечь к этому и Решму, заставив её составлять ей компанию в походах в лес за лекарственными травами. Она пыталась научить невестку разбираться в травах, но та усваивала уроки плохо, держа в голове только город и своих знакомых, с которыми было действительно не скучно.
На Решме явно сказывалась плодовитость её матери, потому что она забеременела и в третий раз и родила вторую дочь Ниаму. Этого ребёнка ей пришлось вскармливать собственной грудью, пеленать и ухаживать - на этом настояла свекровь, справлявшаяся со строптивой женой своего младшего сына гораздо лучше, чем он сам.
Жизнь проходила слишком благополучно и однообразно, в тишине, нарушаемой только криками и писком подрастающих детей, кудахтаньем кур и мычанием коров.
Когда Ниаме исполнилось три года, Решма снова стала матерью, произведя на свет сына, которому дали имя Пэй. К тому времени Решма сумела полностью смириться со своей участью, притихнуть, относительно научиться выполнять роль жены и матери. Патрик решил, что его жена, наконец, полностью избавилась от своей строптивости и своенравия и решил, что снова может забрать её вместе с детьми в городской дом.
И когда Решма снова оказалась в городе, начались глобальные перемены, которые позднее изменили судьбу на всём материке Гобо.
Миновало более двадцати лет с тех пор, как путешественниками Кульки был открыт материк Гобо и за это время другие путешественники успели избороздить эту землю вдоль и поперёк, побывав почти во всех городах.
И каста Правящих в Кульке начала о многом задумываться. Например, о том, что в Гобо почти повсеместно были плодородные почвы и много воды, в то время как империя Кулька изобиловала обширными песчаными пустынями, засушливым степями и солончаками и было сложно создавать ирригационные системы из-за неполноводности рек. При всём этом Кулька была многолюдна население росло, как и потребности, в основном, пище, которую давала, в главном, земля. Правда, в Кульке был развит рыбный промысел и это спасало державу от нехватки продуктов питания, но правительственные касты осознавали, что в дальнейшем рыба не может быть спасением от голода народа Кульки. И Правящим казалось не совсем справедливо, что плодородными землями в Гобо пользуется не их народ, а люди, которые, мнилось им, менее совершенны и правильны, чем кулькяне.
Кроме того, Гобо был богат и камнями: драгоценными, поделочными, облицовочными. Когда-то, ещё при императоре Лире эти камни в изобилии добывали на острове Алмазов и в горах Уш, после смерти Лира их добыча уменьшилась, но сами камни, уже найденные прежде никуда не делись, они ходили по материку, хранились в сокровищницах, украшали собой мебель, здания, поделки из них находились в богатых домах в большом количестве. Такого богатства камней не водилось в Кульке никогда и касте Правящих приходило в голову, что боги ошиблись, наделив таким богатством чужой народ, живущий неправильно и неразумно.
О неправильности и неразумности гобойцев представители каст Правящих рассуждали всё чаще. Прежде всего они осуждали в Гобо то, что жители этого материка наделили демонов стихий статусом богов и совершали ради них человеческие жертвоприношения, что само по себе было ужасно. Не нравилось кулькийцам и то, что в Гобо во многих краях существовало рабство, частная собственность, которая позволяла жить богато и праздно одним за счёт других.
В Кульке вся недвижимость, приносящая доход и материальные блага - фабрики, заводы, земля, торговые заведения, а также движимое - животноводческие фермы и прочее считалось общественным достоянием и частное лицо не могло владеть этим, как своей собственностью. Однако, это не означало, что в Кульке не было богатых людей. Элитные касты имели право получать немалый доход лично для себя с движимой и недвижимой собственности общества, строить большие дома и проживать в них, приобретать дорогую мебель, прогулочные корабли, роскошные вещи, владеть конями, путешествовать, устраивать грандиозные праздники, пиры, тратить деньги на подарки родственникам и друзьям, нанимать в свои дома людей из касты слуг. Но, в отличие от богачей Гобо, богатые люди были обязаны служить обществу, выполняя функции, предназначенные для их касты.
Всё чаще в правительственных кругах шли разговоры о том, что неплохо было бы, чтобы материк Гобо стал провинцией империи Кулька. Тогда уж точно можно было бы навсегда решить продовольственные проблемы, поставляя с земель Гобо на кораблях в Кульку горы мяса, овощей, фруктов и зерновых. И не мешало был вынудить Гобо поделиться с Кулькой запасами драгоценных камней из своих сокровищниц.
Кулька видела в Гобо лакомый кусок для себя. Жирный пирог, не охраняемый никем.
Правители Кульки рассуждали:
- Гобойцы должны стать такими же, как мы. Только тогда они станут лучше понимать нас и мы легко возьмём у них то, что имеем право взять по праву превосходства. Да, мы превосходим их, потому что наша цивилизация более развита, мы сильнее и умнее, у нас нет тех, кто ничего не делает для блага общества. Мы должны попросить правителей больших городов Гобо о переменах и если они нас не послушают, нам придётся внедрить нужные нам перемены силой.
Правителям больших западных городов Гобо начали приходить ультиматумы от касты заокеанских правителей: для начала князья были обязаны запретить культ демонов стихий в своих городах, демонтировать их храмы и лишить народ лахи статусов жрецов, определив их в касту людей чёрной работы.
Была и другая просьба: Правящие Кульки просили князей продать им определённое и немаленькое количество драгоценных камней, предлагая заплатить за них чисто символическую плату.
Князьям Гобо обе просьбы показались странными. Никто не мог понять, почему вдруг правители народа, с которым гобойцы до сих пор были в дружбе и мире, начали пытаться отдавать приказы и просить себе драгоценных камней почти за бесценок. Разумеется, Правящие получили отказ, впрочем, будучи готовым к этому. Обе просьбы были провокацией, ничем иным. А отказ князей послужил поводом к войне.
Правящие Кульки знали: гобойцы привыкли к долгим столетиями мирной жизни, ни в одном краю материка не существовало настоящей армии, опытных воинов и серьёзного оружия. Были копья, луки и стрелы, с которыми обычно охотились на диких животных, стражники в городах пользовались алебардами и копьями.
Кулька же, всё это время войной расширявшая свои просторы и до сих пор не доверявшая соседям по материку, обладала обширной и мощной армией и имела в своём оружейном арсенале огнестрельное оружие: подобие револьвера, носившее название к а л и к, и ещё нечто подобное пулемёту.
Но Правящие Кульки рассчитывали, что сумеют взять мягкотелых и не воинственных гобойцев голыми руками.
Война грянула внезапно в приокеанских городах на западе. К берегам начали приставать огромные корабли, раскрашенные в кроваво-красный цвет и такого же цвета парусами и на берег начали сходить солдаты в такого же цвета форме и они был вооружены до зубов. Никто из местных жителей не успел ничего сообразить, прийти в себя, как солдаты двинулись к дворцам князей и заточили в темницы их хозяев и советников. Дворцы были заняты генералами Кульки.
Затем отряды солдат направились в храмы богов стихий и начали убивать жрецов лахи, громить храмы, забирая всё ценное на свои военные склады, быстро организованные при княжеских дворцах.
Никто не пытался солдат остановить, в городе была паника, население с одной стороны боялось быть убитыми этими странными людьми в кроваво-красных одеждах со странными предметами в руках, из которых вылетала молния и умерщвляла лахи, с другой стороны, все были в ужасе перед гневом богов стихий, чьи храмы были осквернены.
Когда были захвачены почти все западные большие города, Правящие Кульки начали рассылать ультиматумы другим князьям, правителям городов в глубине материка, требуя смерти лахи, драгоценных камней и признания власти правительства Кульки.
Но гобойцы, находящиеся восточнее, решили попытаться дать отпор напавши своим методом и кое-кто из наиболее расторопных князей даже решился на созидание импровизированной армии. Среди этих князей был и князь Явы.
В армию были созваны все мужчины, способные драться и их князья являлись их командирами.
Князья Дараки, Гур и Патрик также создали своё войско, мобилизовав почти всех крестьян мужского пола из своей деревни.
Войска объединялись в армию и действовали.
Новоявленная армия стала носить название армии Отпора.
Но, поскольку ни у кого не было ни военного опыта, ни достойного оружия, армия Отпора решила просто взять в заложники кулькийских купцов и путешественников, схваченных в городах, и выдвинуть требование, чтобы армия захватчиков покинула города Гобо.
Солдаты Отпора носились по городам, возглавляемые своими командирами, врывались на постоялые дворы, рынки, лавки, хватали за руки, ноги и волосы кулькийцев, зачастую причиняя им физические страдания, желая выместить на них свою злость за нарушенный покой, и тащили в городские темницы, из которых загодя были выпущены все воры, грабители, насильники и даже убийцы.
Но кулькийцы не относились к разряду народов, которые отступились бы от основой цели ради спасения жизни горсточки соотечественников и без промедления двинулись на восток.
Войска Отпора были разгромлены в считанные сроки и армия кулькийцев двинулась на восток.
В городе Ява царила паника - семьи тех, кто состоял в армии Отпора бежали, боясь возмездия от захватчиков за то, что их мужчины решились противостоять тем.
Собиралась спасаться бегством и Решма, ведь она была женой одного из командиров армии отпора и кулькийские воины могли отомстить ей за это особенно.
Нужно было только сесть на поезд и мчаться на восток в город Маллен, а там - на перекладных лошадях, куда-нибудь, восточнее, восточнее, подальше от врага...
Решма начала было собирать детей в дорогу, но на перроне поезда вдруг поняла, что вместе с ними она не пробьётся ни к одному вагону, окружённому толпами обезумевших людей, пытающихся влезть в вагон. Был и другой путь спасения: спрятаться в лесу, обустроить там шалаш, пересидеть какое-то время, питаться рыбой из озера, ставить силки на птиц. Многие женщины так и собирались поступить, понимая, что с детьми они не заберутся в вагоны. Так решила спасаться и жена Гура со своим сыном.
Но Решма ощущала только панику - она не верила, что в лесу возможно спастись, что они не будет найдены солдатами Кульки. "- Мне надо бежать, мне надо спасаться, - пульсировала в голове безумная мысль, - мне надо жить... А дети... Дети... Я рожу ещё..."
- Простите, дети, - пробормотала она, положив на руки старшей дочери маленького Пэя. И закричала во весь голос, бросаясь в толпу и врезаясь в неё всем телом, отчаянно распихивая локтями. Она ухватилась за чьи-то плечи руками, кого-то, кто был ниже её ростом, подтянулась и вскарабкалась на них. Затем пошла по толпе, как по неровной мягкой земле...
Она не поверила себе, когда оказалась в вагоне, тесно сдавленной со всех сторон. Ей казалось, ещё чуть-чуть - и сломаются её кости от этого давления, раздавятся внутренние органы, лопнут кровеносные сосуды и она умрёт медленно и мучительно. Она ощущала себя погребённой заживо. Она подумала, что даже в гробу покойнику свободнее, чем ей.
Во время двухчасовой поездки она несколько раз теряла сознание и приходила в себя, с ужасом думая о том, что обречена умереть.
Но она осталась жива и оказалась в городе Маллене.


Демон Свири в бессилии наблюдал, как рушится его власть, которой он даже не успел насладиться. Люди с материка Сильбо, которых он так и не смог покорить за долгие века, сносили его храмы и уничтожали его жрецов, убивали, как целый народ, не взирая на пол и возраст. Кулькийцы были беспощадны, они стремились стереть лахи с лица земли, не оставив даже на "семена".
Единственное, что утешало Свири в данной ситуации, так это то, что пострадал не он один, потому что храмов, жрецов и поклонников лишались и другие демоны стихий и ничего не могли поделать. То есть, конечно, кое-что могли: вызвать огненные вихри, обвалы в горах, смерчи, землетрясения, наводнения. Но каких энергетических затрат это бы стоило! О, если бы демоны могли создать природные катаклизмы одним лишь щелчком пальцев, этот мир бы давно был разрушен, ибо в гневе демон не знает удержу, а гнев в демоне способна распалить даже незначительная мелочь!
Да, полноценному демону, вынужденному обитать лишь в своей надземной сфере, было не так легко управлять собственными же стихиями. Другое дело - его проводнику. Порождению от демона от избранной смертной женщины или избранной самки животного. Сыновья или дочери демона могли легко вызвать ураганы, пожары, землетрясения. Поэтому именно в детях демоны и видели свою силу.
За все свои долгие годы существования Свири весьма старательно отыскивал и избранных женщин и самок животных, что могли бы от него понести, но зачать своего ребёнка ему удалось лишь с одной женщиной - женой лесоруба Малентиной, родившей дочь Джанку, но Джанка так и не пожелала добиться власти для своего отца, сделавшись юродивой и никчёмной.
Свири простил её тогда, потому что, не сумев возвысить своего отца, она, тем не менее, добилась бОльшего: милости от Высшего Духа Великой Тыквы и права на внешнюю красоту в каждом своём воплощении. Свири знал, насколько велика может быть сила женской красоты, если её использовать правильно. И он использовал её красоту, чтобы вдохновить сына другого демона - Каджи Лира, чтобы тот всё-таки добился для мира демонов желаемого - статуса богов и власти.
А затем Свири, наблюдая любовь своей дочери к Лиру вдруг понял, что она его и только его, он ревнует...
Он избавился от Лира и не желал отпускать свою дочь в мир плоти, стремясь удержать её в своей сфере, но она не послушалась и ушла в своё третье воплощение. И он не может её простить. Он пытался убить её ещё в детстве руками жрецов, добиваясь, чтобы она была сожжена заживо на его же алтаре. Но боги пантеона Така руками кулькийских путешественников спасли девчонку. И Свири не мог понять - почему?
Он снова и снова мечтал убить её, но его остановил мудрейший из демонов, Нэгог, покровитель деревьев. Свири изначально не ладил с ним, потому что его стихия Свири - огонь питался стихией деревьев, демоны враждебно относились друг к другу, но когда они обрели статусы богов, это отчасти сплотило их, потому что обретённую власть легче было удерживать сообща.
Нэгог был покровителем стихий деревьев и, как дерево, он был мудр. И был терпеливее других, чтобы добывать знания о законах мира Великой Тыквы.
- Оставь, не пытайся уничтожить её, - увещевал он яростного и неистового демона огня. - Я скажу тебе: в этом существе заключены огромные силы и возможности. Её душа - душа демона и она подчинила себе силу женской красоты. Она способна рожать и от демонов и от богов. И те, кто родится от неё, будут отличаться не только необычными способностями управлять стихиями, но срок их жизни будет весьма велик, не то, что у того рогатого Лира, сына Каджи!
- Ты хочешь сказать, что девчонка может дать жизнь чудовищу, какого прежде не видел мир Великой Тыквы?
- Да и только от тебя, своего отца. Или от божества - родить полубога.
- И как давно ты это узнал?
- Совсем недавно. Ты же знаешь, с каким трудом Дух Великой Тыквы выдаёт информацию демонам.
Эмоции вмиг переполнили сущность Свири.
- Так что же мне стоит овладеть ею прямо сейчас?! - закричал он. - Просто дождаться, когда она окажется рядом с огнём, например, у очага, выскочить из пламени и овладеть ею, как я поступал с многими женщинами, которым нет числа!
- Не горячись, Свири. Ты же понимаешь, что всё не может быть так просто.
- Что?! Ты хочешь, чтобы я просто так ждал, наблюдая, как она рожает смертных детей от человеческого мужа, еле выживает и может вот-вот погибнуть, представляя такую ценность для нас?
- Всему нужно подходящее время, нужный день, час, даже минута! Сделай это в неподходящее время - и всё пропало.
- То есть, я должен ждать? Но ты же знаешь, я ненавижу ждать!
- Ты должен. Или подведёшь нас всех.
- Аааа, проклятье! - в бешенстве проорал Свири и погрузился в созерцательный транс.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 25.11.2019 Динна Астрани
Свидетельство о публикации: izba-2019-2679159

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези














1