Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ПЕРЕПИСКА С КОТОМ


Первая часть.

 Нередко в нашей таинственной, сложной и непонятной жизни происходят, бывает, такие вещи, которые не подлежат здравому объяснению и логике. Иногда, кажется, ну не может такого быть, а оно возьми и произойди на удивление всем, а потом уже этому и не удивляешься, а смотришь на данное событие, как на обыкновенность и нормальный порядок вещей, хотя ещё недавно это было тебе в диковинку. Такая вот штука. Ну, вот, взять например, такую вещь, как дружба между врагами по своей природе – собакой и котом, но не тех, которые выросли вместе в одном доме и привыкли друг к другу и, в общем-то, могут являться самыми настоящими друзьями. И не тот случай, когда представители собачьего рода могут преспокойно переносить присутствие котов или кошек по причине своего воспитания, или чувства достоинства. В нашем же случае цепной пёс и домашний кот, незнакомые друг с другом, становятся товарищами, когда, вроде бы, и причин на то не может быть никаких, но жизнь, иногда, показывает и такие необыкновенные явления.
 Дело происходило в небольшом посёлке, название которого нам не совсем известно, да и отношения к нашему рассказу оно вовсе не имеет, и, поэтому не будем его уточнять. Известно нам только то, что проживала здесь одна молодая пара - Эдик и Анюта. Они жили в хорошеньком домике на краю посёлка, и как водится в сельской местности, держали во дворе пса на цепи, кличка которого была Полкан. Полкан был пёс довольно крупный с грязно-белой шерстью, непородистый, хотя Эдик и Анюта просматривали в нём примесь лайки. Будка у него была с двумя выходами - во внутренний двор, а также и на улицу, что позволяло выходить нашему лохматому питомцу вне двора, сидеть и лаять на прохожих и проезжавшие мимо машины, обнюхиваться с некоторыми пробегавшими мимо собачонками и не давать им помечать свой забор с уличной стороны. Правда, недавно с ним приключился один забавный и обидный случай, отчего Полкан, был до того шокирован, что всю последующую ночь не мог заснуть из-за досады на обидчика.
 Это было так. Однажды, у пса было очень хорошее настроение, так как Эдик вынес ему большую говяжью мозговую кость. Он тут же решил похвастаться ей и вылез на улицу, усевшись возле забора, намереваясь немного поиграться со своим вкусным приобретением, а потом только съесть, чтобы другие собаки заметили, какое у него есть лакомство. Но получилось так, что теребя кость, Полкан сдвинул её настолько, что сам больше не мог до неё дотянуться, так как не позволяла длина цепи. Пёс был озадачен. И тут, он увидел, как по дороге пробегает какой-то молодой кобелёк, самодовольного вида. Кобелёк тут же заметил лакомство, понял дурацкое положение Полкана, подбежал, схватил свою добычу и побежал дальше, причём этот наглец успел пометить и то место, на котором лежала вкусная мозговая косточка. Пёс, было, захотел в ярости облаять неприятеля, но от такой наглости у него пропал голос, и он только стоял и смотрел, приоткрыв пасть, как довольный кобелёк бодро семенит по дороге.
 Ну что ж, а теперь следует сказать несколько слов и об Эдике с Анютой. Эдик – молодой человек, двадцати семи лет, среднего роста и телосложения, с густыми тёмно-коричневыми волосами и добродушным, с мягкими чертами, красивым лицом, был ещё недавно, обычным холостяком, проживающим свои дни в самой обыкновенной рутине. Теперь же у него появилась Анюта, женившись на которой, он стал видеть свою жизнь интереснее, ярче и, в общем-то, вполне был счастлив со своей молодой женой, с которой успел прожить четыре с половиной месяца в семейном браке, и готовился скоро стать отцом, так как Анюта была беременна. Эдик работал пекарем в сельской пекарне, и когда он приходил с работы, то от него всегда исходил приятный запах свежеиспечённого хлеба, что так нравилось его любимой супруге.
 Стоит сказать, что молодой человек был большим любителем астрономии, и даже имел небольшой телескоп, который крепился к штативу. А сельская местность, как известно, наиболее подходит для астрономических наблюдений, в отличие от городской. Здесь нет ни мешающей большой засветки, ни смога, ни высоких домов, заслоняющих собой часть неба. В общем, для любительских занятий Эдика осуществлялись все условия, чему он и был искренне рад. Бывало, наш астроном дожидался ясной погоды с огромным нетерпеньем, чтобы навести свой телескоп на полюбившиеся ему далёкие объекты, что находятся от него на тысячи и миллионы световых лет. И, вот, в такие дни, когда на улице становилось лишь только темнеть, и на небе начинали проглядываться первые, наиболее яркие звёздочки, Эдик вытаскивал из дому свой телескоп и был уже готов к наблюдениям. Он с замиранием сердца наблюдал, а потом зарисовывал, записывал в специальный блокнот то, что видел через оптику, и снова наблюдал. Бывало, он мог встать поздно ночью и пойти с телескопом на улицу, за что на него так часто бранилась Анюта, так как он не давал ей спать своим хождением и приготовлением всего необходимого. Во дворе ему, обычно, мешал Полкан, который также любил астрономию и постоянно крутился под ногами. Один раз он даже уронил телескоп, за что сразу же получил два смачных пинка и, поджав хвост, поспешил скрыться в своей конуре. Полкан, однако ж, наблюдая за Эдиком, и сам начал разбираться в некоторых звёздах, созвездиях, мог отличить планету невооружённым глазом, и особенно любил смотреть, как в ночном небе, в звездопад, быстро пролетают метеоры. Также ему очень нравилась луна, правда, пёс не понимал, почему многие собаки на неё воют. «Что на неё выть?», - думал он: «Ведь это всего лишь космическое тело, большущий камушек, что является естественным спутником нашей планеты, вследствие гравитационных сил».
 Что же касается Анюты, то она была явно не в восторге от такого увлечения мужа. Звёзды ей были безразличны, и супруга даже иногда посмеивалась над Эдиком и его интересом наблюдать в телескоп, но посмеивалась по-доброму, и нашего астронома это никак не смущало. По возрасту Анюта была моложе своего мужа на два года. Это была очень добрая женщина с весёлым характером и довольно приятной внешностью. Её красивые русые волосы казались Эдику какими-то особенными и придавали больше женственности во всём внешнем облике супруги. Большие голубые глаза, маленький аккуратный носик, который так изящно смотрелся на довольно хорошеньком миловидном лице, стройная, но не худая фигура – во всём этом проглядывалась настоящая красавица. Ростом своим она была, ну, может, чуть выше своего мужа, а когда Анюта начинала смеяться, то у неё как-то смешно подрагивали плечики, что делало женщину ещё привлекательней. Работала Анюта воспитательницей в сельском детском саду и очень любила детей, а те, в свою очередь, безумно обожали её, верили ей, слушались и называли тётей Аней.
 Молодые держали дома кошку – Василиску, которая, как и положено, должна была ловить мышей и крыс, с чем она, стоит заметить, успешно справлялась, и хозяева, довольно часто, находили на коврике перед входной дверью добычу своей питомицы, которая аккуратно складывала задушенные тушки на полюбившееся место. Охотница досталась Эдику и Анюте в дар от старушки по соседству, и была уже в годах, ей было около восьми лет. Но, не смотря на свой возраст, Василиска чувствовала себя прекрасно и была полна сил и уверенности в себе. На её морде всегда проглядывались серьёзная задумчивость и некое недовольство, что вызывало уважение у соседских кошек и котов, когда они встречались где-нибудь в огороде или на улице. Следует сказать, что другие представители кошачьего рода её вполне побаивались, так как Василиска имела большой опыт в драке и могла даже броситься в бой и на представителей собачьего рода, и те, как бывало в таких случаях, поджав хвост, трусливо удирали, осознавая, что лучше не связываться с этой агрессивной дамой. К тому же наша питомица была невероятно красивой, её шерсть, в которой сливались огненно-рыжий, белый и чёрный цвета, была всегда аккуратно и тщательно вылизана, и в самой фигуре животного чувствовалась какая-то грация. Что же касается её глаз, то один из них был голубой, а другой - светло-зелёный. И вот с этой-то кошки и началась вся наша история.
 Случилось всё это в начале лета, в июне месяце. В эти дни Анюта стала замечать, как в обычном поведении Василиски произошли довольно резкие изменения. Во-первых: её питомица стала как-то странно мяукать, издавая такие звуки, вроде: «Мур-мяу! Мур-мяу!», а во-вторых – начала выделывать на полу всякие замысловатые вывёртывания и кренделя и тереться о мебель.
- «Ты видишь, что происходит с нашей кошкой?» - спросила как-то Анюта у мужа за ужином.
- «А что с ней может происходить?» - ответил тот вопросом на вопрос, не отрываясь от еды.
- «Ты, что, не замечаешь, как она себя ведёт?»
- «И, что?» - удивился Эдик.
- «А то, что кота ей надо – вот, что», - объяснила супруга всё ещё не понимавшему, в чём дело мужу.
 Эдик продолжал было есть дальше, но тут вдруг задумчиво посмотрел на кошку и, наконец, поразмыслив, выдал:
- «Так я могу у звонаря кота взять и принести ей, на недельку, завтра схожу, спрошу».
 На том и решили.
 На следующий день, после работы, Эдик сразу же отправился к звонарю, Николаю, который являлся ему хорошим товарищем, даже, можно сказать, старым другом. Это был большой, грузный и вполне солидного вида дядька, пятидесяти двух лет и, собственно, годился Эдику в отцы. Но такая разница в возрасте нисколько не мешала им общаться на равных. Николай был человек воцерковлённый и нёс послушание на звоннице здешнего храма. Жил он в своём домишке один (не считая кота), получал пенсию по инвалидности, так как был болен никому не известной болезнью, и о своей прошлой жизни сильно не распространялся. Эдик знал только о том, что раньше тот имел семью, но позже его бросила жена, после этого он связался с криминалом, отбыл срок в тюрьме, а далее жизнь привела его в этот самый посёлок. Каждый день у Николая входило в правило читать Евангелие и Псалтирь, за чем его и заставал часто Эдик, стоящего перед иконами. Нередко молодой человек приходил к своему другу в гости на чай, и они, сидя за обшарпанным столом, вели задушевные беседы, рассуждая о жизни, о Боге. Нередко их разговор заходил и о слабом поле, о женской психологии. И тот, что был помоложе, считал, что все женщины по своей природе коварны, а тот, что постарше, утверждал, что миром правит любовь. У звонаря всегда находился в доме свежий, ещё в сотах мёд, что приносил ему знакомый пасечник за небольшую цену, и которым он обычно угощал Эдика, и они ели его вместе с воском, что, по мнению Николая, было очень полезным.
Молодой человек застал своего друга во дворе - тот рубил дрова, махая тяжёлым колуном и по-стариковски кряхтя. Рядом уже была навалена приличная куча сухих расколотых поленьев, которые ещё предстояло сложить в дровяник.
- «Привет, Николай», - поздоровался Эдик, отворяя калитку.
- «Здорово», - чуть отдышавшись, отвечал звонарь: «Вот, решил маленько размяться, только задыхаться что-то стал в последнее время, старею. Ты, вот, пришёл - теперь как раз и передохну, заходи в дом».
 Миновав тесные сени, хозяин открыл деревянную, обитую войлоком, в целях утепления дверь, и они прошли в избу. Дом у звонаря состоял из двух комнат, первая была чуть просторнее, чем другая. Обстановка была довольно скромной. Здесь, напротив входной двери, у самого окна, стоял большой стол, с нагромождённой на нём посудой, немного левее над столом находился красный угол с большим образом Божией Матери и другими иконами, перед которыми Николай любил молиться и читать Евангелие с Псалтирью. Справа – русская печь, рядом – небольшая электрическая плита, у самого входа – рукомойник с зеркалом. Вторая комната была завешана занавеской и служила звонарю спальней. Эдик никогда туда не заходил. Да и зачем? Слышно было только, как там работает холодильник и тикают настенные часы. Телевизора у его друга не было.
Они, как обычно, уселись за столом и Николай, всё ещё тяжело дыша, поставил греться чайник.
- «Я, вот, по какому вопросу», - начал гость - «Нашей кошке кот нужен, хотел попросить у тебя Мурзика, на недельку, дашь?»
-«Мурзика?» - задумался тот – «Ну, возьми, раз надо… Ему, наверное, тоже скоро кошка понадобиться… Кот уже взрослый… Да, забирай!» - махнул он рукой.
 Друзья ещё посидели, поговорили, допили чай, после поймали испуганного Мурзика, который, уже по их разговору явно догадался в чём дело и, видимо, не горел большим желанием отправляться в чужой дом на случку. Молодой человек засунул кота в старый рюкзак, что тут же нашли, висевшим на гвоздике в сенях, поблагодарил друга и поспешил домой. Кот же, оценив всё это, как низкое предательство со стороны хозяина, отчаянно цеплялся когтями в рюкзак и недовольно орал, впрочем, понимая, что ничего нельзя изменить, и случка неизбежна.
 Бедный Мурзик! В эту минуту он и представить себе не мог, какие неприятности грозили ему в чужом месте, куда его теперь забирают. Но это всё после. Сейчас же ему вовсе не хотелось покидать свой уютный дом, к которому он так сильно привык. Это был кот-домосед, который и во двор то редко когда выходил, а любил, в основном, проводить большую часть своего времени в хозяйской избе, греться возле растопленной печи, или же глазеть на улицу через окно. Ну, конечно, и обязанностей своих он не забывал, и вполне успешно отлавливал мышей, часто лазил в подпол и совершал там обход. Мурзик был ещё молодым котиком, полутора лет, британец, красивой дымчатой окраски, вполне упитанный, и если ему по каким-либо причинам понадобилось бы вскарабкаться на дерево, то он не смог бы этого сделать из-за своего лишнего веса и недостаточной физической подготовки. Вид Мурзик имел, можно сказать, интеллигентный и даже солидный и отличался спокойным характером, рассудительностью в своих поступках, а также вполне неплохими умственными способностями. Иногда на его морде, (и надо сказать, немалой), проявлялась какая-то даже важность, что придавало домашнему питомцу ещё более солидный вид.
 И вот, пока Эдик шагал по дороге, кот уже успел смириться со всем происходящим, и терпеливо переносил свой скорбный путь в рюкзаке. Там ему, конечно, было не совсем удобно, да и потряхивало, но не это сейчас его беспокоило, а то, что хозяин позволил себе, как какую-то вещь, отдать его на пользование чужим людям. На душе было гадко и паршиво. «Да-а, такого я от тебя не ожидал,» - думал разочарованный кот, обращаясь в своих мыслях к Николаю, - «А то, что кормил, поил молочком, гладил меня, чесал за ушком и под бородкой, это для чего? Лучше бы и не гладил», - размышлял Мурзик, - «Хотя, кормить-то, конечно, надо… Плохо без молочка»…
 В таких раздумьях кот и провёл всю дорогу. Но, когда Эдик уже открыл калитку своего двора, то для Мурзика случилась ещё одна неожиданность. Полкан, виляя хвостом, с радостным лаем встречал хозяина. Впрочем, такое происходило с собакой довольно часто, когда кто-либо из хозяев возвращался домой. Полкан радовался и лаял, чтобы его погладили, так как постоянно сидеть на цепи – дело очень скучное, и псу необходимо было хоть какое-то внимание. Кот же, почуяв собаку, в панике взъерепенился, задёргался и отчаянно заорал и, выпустив свои когти, без разбору цеплялся ими, то в рюкзак, то в спину молодого человека.
- «Ай! Мурзик!», - вскрикнул тот и, скидывая с себя рюкзак, быстро вошёл в избу, так и не погладив пса.
- «Анют, смотри, какого красавца я принёс», - тут же не без гордости обратился он к жене, что уже успела выйти из комнаты встречать мужа. Он вытащил всё ещё встревоженного кота и ласково погладил.
- «Недурен жених!» - заметила супруга, - «Слушай, а важный-то какой, словно министр!» - засмеялась она.
- «Полкана испугался», - объяснялся Эдик жене, всё ещё тиская кота, - «Вон как сердце бьётся», - и тут спохватился, - «Да ты ему молока налей, пусть привыкает».
 Не успела Анюта исполнить просьбу мужа, как с веранды в проёме распахнутой двери появилась Василиска. Она с удивлением уставилась на незнакомца, а тот, в свою очередь, на неё, и они так и стояли, глядя друг на друга некоторое время. Молодые люди решили не мешать их знакомству и просто стояли в стороне, ожидая, что будет дальше. Супруги были уверены в том, что такой видный жених непременно должен был понравиться их домашней питомице, и те смогли бы найти между собой общий язык. А дальше случилось вот что. Василиска решила взять инициативу на себя и, с присущей ей невозмутимостью, подошла к Мурзику поближе, чтобы обнюхать гостя. А что же Мурзик? Будучи котом молодым и неопытным, он застеснялся, сконфузился и… неожиданно для самого себя, вмазал Василиске лапой по морде. Это случилось как-то само собой, инстинктивно. Да и удар был совсем не сильным, так, только обозначился. Но этого хамства вполне хватило для того, чтобы привести кошку в ярость. Она зашипела и бросилась на горе-жениха, вцепилась ему когтями в морду и стала таскать его по полу. Полетел пух. Но уже через мгновение, Мурзик, вырвавшись из страшных лап озверевшей кошки, что было мочи, сиганул через всю кухню и быстро скрылся в подпольной дыре. Василиска преследовать не стала. Всё это произошло так быстро и скоротечно, что Эдик с Анютой не успели даже толком ничего понять, как уже всё закончилось.
- «М-да, не вышло знакомства», - произнесла после некоторой паузы супруга, усмехнувшись, - «Такого я не ожидала. И что теперь? Понесёшь обратно?» - она вопросительно посмотрела на мужа.
- «Ну, ничего, может, помирятся, привыкнут друг к другу», - спокойно ответил Эдик. Он почему-то был вполне уверен, что животные скоро подружатся, и что произошедшее в эту минуту неудачное знакомство – это ещё ничего не значит. Анюта согласилась с ним.
 Итак, в надежде на то, что у питомцев всё наладится, было решено оставить кота на неделю, а там уже отнести обратно. Однако же, впоследствии, дело пошло так, что при первых же попытках Мурзика вылезти наружу, обозлённая кошка вновь и вновь загоняла его обратно в подпол, видимо, защищая свою территорию от чужака. Всё это сопровождалось страшным шумом начинавшейся на кухне драки, а также кошачьими воплями: угрожающим – кошки и тихим, подвывающим – кота, которого Василиска уже успела немало запугать, и стоило ей только появиться на кухне, как тот сразу же, в страхе, скрывался в злополучной подпольной дыре. Примирения не происходило. Позже дошло до того, что Мурзик, уже отчаявшись, решил больше не принимать попыток покинуть подпол и проводил всё своё время там.
 Возле подпольной дыры всегда стояла миска с водой или молоком, а также немного сухого корма на газетке. Таким образом, Мурзик, когда кухня была пуста, всегда имел возможность утолить свою жажду и подкрепиться. Эдик, бывало, пытался выманить кота из подпола кусочком сырой печёнки или свежим окуньком, но тот не вылазил ни в какую. Мурзик смотрел на него снизу и ждал, когда молодой человек кинет ему лакомство. Эдик кидал. Иногда, кот предпринимал попытки зацепить еду лапой, и тогда молодой человек пытался схватить его, чтобы вытащить наружу, но животное всегда успевало скрыться, увлекая добычу за собой. Это происходило несколько раз, после чего Мурзик, опасаясь быть пойманным, перестал на это вестись и терпеливо ждал свой кусочек печени или рыбку. Вскоре Эдику это надоело, и он перестал возиться с котом, но про воду и корм всё же не забывал.
 Стоит сказать, что молодой человек уже решил отнести питомца обратно, к Николаю. Для этого он, собственно, и пытался выманить кота, но все его старания оказались безуспешными. Не смотря на то, что в доме бывало довольно душно, входная дверь была постоянно закрыта, так как Эдик опасался, что Мурзик сможет незаметно вылезти и запросто удрать на улицу. А потом где его искать? Ведь вернуть питомца звонарю нужно было в целости и сохранности.
 Что же касается Василиски, то она уже успела завести роман с одним рыжим, облезлым котом, который лазил к ним через чердак на веранду и крал там вяленую рыбу, что была подвешена на проволоке под потолком. А, когда кто-либо из хозяев заставал его на месте преступления, то воришка начинал в панике носиться по всем углам, сносить всё, что попадётся и, наконец, мигом взбирался на чердак и скрывался там. При этом он никогда не выпускал из пасти добытую им рыбку. Такое паникёрство кота очень смешило хозяев, и они всегда давали возможность удрать рыжему разбойнику.

Вторая часть.

 Мурзик трогал лапой проржавевшую решётку небольшой отдушины, которая предназначалась для проветривания подполья от излишней сырости, и понимал, что пролезть через эту решётку у него не получится – слишком узко. Проём этот выходил во двор, и сквозь стальные прутья видны были настланные во дворе сырые доски. В подполье была ещё одна такая же отдушина, на противоположной стороне, выходящая в огород, с такой же крепкой на ней решёткой.
 На сердце у кота была тоска. Тоска по родному дому. Хотелось выбраться из этого злополучного подпола как можно быстрее на свободу, но выход отсюда был только один – кухня.
- «Но там я могу встретиться с этой ужасной кошкой»,- размышлял Мурзик, прорабатывая в уме такую возможность побега, - «Проскочить на улицу нельзя – дверь постоянно заперта, и этот злющий парень, что постоянно пытается схватить меня, наверняка, чтобы поиздеваться…».
 В животе заурчало, и Мурзик решил вылезти на кухню и быстро перекусить. Осторожно высунув из дыры свою голову, он, наперво, разведал обстановку. Кухня была свободна. На этот раз в миске было налито молоко. Кот быстро умял весь корм, а также вылакал и молоко, оставив на дне миски совсем немного. С досадой покосившись на запертую дверь, Мурзик, хотел, было уже, вернуться в подпол, как, вдруг, что-то привлекло его внимание. Он заметил, что рядом с ним, на табуретке, лежали забытые хозяевами тетрадь и авторучка. И, вот в этот-то момент его и посетила эта неожиданная мысль… Он вскочил на табуретку, схватил ручку с тетрадью и быстро прошмыгнул обратно в подполье.
 Мысль, пришедшая в голову нашему питомцу, приободрила его. Хотя кот и не был уверен в том, что что-то получится, но разум подсказывал, что попытаться стоит, и это, возможно, был хоть и небольшой, но шанс выбраться отсюда на свободу. Ведь нужно же было предпринимать хоть какие-то действия для своего спасения.
 Спустившись вниз, кот вновь пробрался к вышеупомянутой отдушине – поближе к свету. Он собирался писать записку. Наверняка, сейчас, читатель удивится и захочет спросить у автора этого рассказа – как кот может писать? Если честно, то и самому автору это не совсем понятно. Но всё же, Мурзик, усевшись на земляной пол и вырвав из тетради чистый лист в клетку, взял в правую лапу авторучку и написал несколько строк:
_
 «SOS! Я, кот Мурзик, уже несколько суток нахожусь в заточении в подполе этого дома. Если кто читает эту записку, настоятельно прошу сообщить обо мне моему хозяину – звонарю Николаю. Мне очень нужна помощь!!!»
_
 Закончив писать, кот сложил записку вчетверо и лапой просунул сквозь решётку отдушины во двор, в надежде, что кто-нибудь сможет её прочесть и выполнить его просьбу. Сам же он улёгся на земляном полу, свернулся калачиком и решил немного вздремнуть.
Конечно, записка эта с очень большой вероятностью могла попасться на глаза хозяевам дома, но у кота, почему-то, была надежда и на то, что ее сможет увидеть и прочесть кто-нибудь посторонний, по какой-либо причине зашедший во двор, и, узнав о такой несправедливости, возмутится и обязательно поможет.
 Но надежды Мурзика сбылись только наполовину. Записка не попалась на глаза хозяевам, но она, однако же, не оказалась и в руках у постороннего человека. Как ни странно, но первым записку обнаружил Полкан. Случилось всё просто. Пёс, по обыкновению, дремал в своей конуре, скрываясь от дневного зноя, что стоял на улице в этот день, и, видимо, у него пересохло в горле, так как тот нехотя вылез наружу – попить воды, и тут же наткнулся на сложенную бумажку, что как раз и лежала напротив его будки. Когда он её прочитал (да, да, именно, он её прочитал, ведь это был умный пёс), то в его собачьем сердце, как ни странно, тут же зародилась жалость к бедняге коту. Да к тому же, если честно, у Полкана появился чрезвычайно жуткий интерес ко всему происходящему. Ведь жить постоянно на цепи, в скукоте и безделье, может надоесть любому, и поэтому такая необычная находка оказалась весьма и весьма любопытной для цепного пса. Стоит отметить, что у него даже появилась какая-то симпатия к Мурзику, чего пёс так и не смог объяснить себе впоследствии. Но в данной ситуации вызывало досаду то, что Полкан толком не понимал, чем он смог бы помочь бедному коту, ведь выполнить его просьбу он никак не мог. Впрочем, несколько поразмыслив, пёс в итоге всё же решил, что кота нужно как-то приободрить и утешить, только как, он пока ещё не знал.
 Всё последующее время дня Полкан провёл в конуре, размышляя о том, почему же хозяева держат в заточении этого кота, которого сам Эдик и приволок в рюкзаке невесть откуда? К вечеру во двор вышла Анюта и поставила возле будки кастрюльку с ужином для пса – его любимой геркулесовой кашей, куда она добавляла куриные косточки и немного сухарей. Также Анюта наполнила его миску свежей водой и, погладив пса, воротилась обратно в дом. Стоит сказать, что Полкан привык к тому, что перед трапезой, его всегда должны были погладить и приласкать, иначе он и вовсе мог не притронуться к еде, так уж его приучили. Анюта же всегда оказывала ему такое внимание. И, вот теперь, досыта наевшись и вылизав изнутри всю кастрюльку, Полкан, вдруг, почувствовал такую благодарность к хозяйке, что готов был преданно и смиренно просидеть на цепи ещё сколько угодно, хоть всю свою собачью жизнь, лишь бы только угодить добрым хозяевам своей верной службой. Закончив трапезу, пёс опять залез в конуру, и, удобно устроившись на мягкой подстилке из душистого сена, вновь вспомнил про Мурзика. Кот, почему-то, так и не выходил у него из головы.
 С наступлением темноты во двор вышел Эдик с телескопом. Сегодня он собирался наблюдать планеты: Венеру, Юпитер и Сатурн. Небо было ясное, правда, в июне оно не такое тёмное, как, например, в августе или сентябре, не говоря уже о зиме, а намного светлее. Можно сказать, что в июньскую ночь, как только лишь заканчивается вечерняя заря, так уже начинается утренняя.
 И вот, когда Эдик приготовил всё необходимое к наблюдению и выключил уличный фонарь, чтобы не мешала засветка, то на западе уже виднелась яркая Венера. Позже, где-то на юге, появились и Юпитер с Сатурном. Эдик увлечённо наблюдал и всё что-то записывал, зарисовывал в свой блокнот. Пёс лениво посматривал на него из своей будки. Он всегда с уважением относился к такому увлечению хозяина и, даже бывало, что сидя рядом, и сам с удовольствием разглядывал звёздное небо. Но сегодня ему это занятие казалось не интересным, и он просто лежал и глазел, как Эдик, не отрываясь, смотрит в окуляр, отмахиваясь при этом от назойливых комаров. Наконец тот закончил свои наблюдения, снова включил на улице фонарь, занёс в дом телескоп и закрылся на засов. Наступила тишина. Полкану нравилась тишина. Иногда он просыпался среди ночи и слушал, как вокруг тихо, и от этого становилось как-то спокойнее. Тогда даже в самой будке казалось уютнее. Вот и сейчас Полкан положил морду на передние лапы, закрыл глаза… Но что это? Показалось? Нет, не показалось… К своему удивлению, Полкан вдруг заметил, что Эдик забыл на лавке свои блокнот и карандаш!
 Пёс сразу понял, что это была единственная возможность написать записку коту и тем самым выразить ему свою сопричастность в его непростом положении и как-то утешить, но в то же время он колебался, стоит ли трогать хозяйские вещи или нет? Он понимал, что если он возьмёт блокнот Эдика, то за такое может получить хорошую взбучку, и к тому же пёс просто не хотел огорчать своего хозяина.
 Но всё же Полкан решился. Он тихо, чтобы не греметь цепью, прокрался к лавочке, взял блокнот с карандашом и также бесшумно вернулся в будку, где вырвал из блокнота чистый лист, а сам же блокнот спрятал под подстилку в самый дальний угол будки. После, высунувшись наружу, под свет, что исходил от фонаря, Полкан решился писать…
 Как видно из моего рассказа, что, оказывается, не только кот, но и Полкан у нас пишет письма, особенно непонятно ещё, как это у него получается делать лапой? Но так уж повелось в моём повествовании, и удивляться этому уже не стоит. Ведь чего только не бывает на свете, а способные держать в своих лапах карандаш собаки и коты, в наше время, это вполне нормально и естественно. Ведь теперь уже любой уважающий себя пёс или кот даже должны уметь и писать, и читать. Это обязательно. Вот как. И поэтому, Полкан, на скорую лапу, написал такое письмо:
_
 «Уважаемый Мурзик, пишет вам Полкан, сторожевой пёс, который и обнаружил вашу записку с просьбой о помощи. Так как я постоянно нахожусь на цепи, то, к сожалению, не могу выполнить вашу просьбу и сообщить вашему хозяину, в каком положении вы сейчас находитесь, но хочу сказать, чтобы вы ни в коем случае не отчаивались и не падали духом. Конечно, мне непонятно, почему хозяева держат вас в подполе, но я уверен, что всё разрешится в скором времени. Мои хозяева – добрые люди».
_
 Закончив писать, пёс аккуратно сложил листок и кинул его через отдушину в подпол. Он надеялся, что кот, прочитав письмо, напишет ему что-нибудь в ответ. С такими мыслями Полкан залез в будку и не успел заметить, как провалился в сон.
 На следующее утро, как только рассвело, Мурзик уже читал записку от Полкана, пытаясь разобрать наскоро набросанный, неровный почерк. Последнее предложение кот прочёл дважды, недовольно поморщившись. Он далеко не был уверен в том, что хозяева этого дома являются людьми добрыми, как было написано в записке, но всё же, после того, как кот прочёл это письмо, ему стало как-то полегче на душе, как-то поотраднее что ли - он почувствовал поддержку. И, главное, от кого? От сторожевого пса, что особенно и тронуло кота. Нет, он не был шибко расстроен из-за того, что о нём не доложили Николаю. Он был рад и тому факту, что здесь, в этом доме, хоть кто-то проявил к нему сочувствие и внимание. И поэтому, Мурзик решил написать ответную записку и немного объясниться.
_
 «Уважаемый Полкан, прочёл вашу записку и, признаться, глубоко тронут. Хотя я и не благосклонно отношусь к собачьему роду, но в знак внимания ко мне в трудную минуту и ради приличия, считаю нужным ответить на ваше письмо. Благодарю вас за ваше понимание и поддержку. Также я намерен изъясниться о своём положении немного подробнее. Видите ли, всё произошло из-за кошки, проживающей в вашем доме. Она то и составляет для меня главную опасность и, собственно, будучи запуганным и загнанным ею в подпол, я и оказался в такой ситуации, и выбраться отсюда наверх она мне никак не даёт. И, вообще, выбраться из дома возможности нет, так как входная дверь постоянно заперта, и прошмыгнуть на улицу никак нельзя. К тому же, я ужасно боюсь нарваться на эту кошку снова, так как она очень агрессивна и сильна. Что же касается ваших хозяев, то, может, они и действительно не такие скверные, как мне вначале показалось. По крайней мере, они всегда оставляют мне корма и воды, а то и молочка, бывает, нальют. Так что от голода и от жажды смерть мне пока не грозит. Ну, в общем, вот так. С уважением, кот Мурзик».
_
 Проснувшись, Полкан, сразу же выбрался из будки, чтобы поглядеть, появилась ли ответная записка от кота, и к своей радости увидел, что появилась, снова, возле отдушины, аккуратно сложенная бумажка. Пёс немедля развернул её и с интересом принялся читать…
 На самом деле, Полкан был рад тому, что кот, всё-таки ответил ему. Ему необходимо было общение, пусть даже в виде таких записок, ведь пёс целые дни проводил на цепи, а внимания от Эдика и Анюты ему, конечно же, не хватало. И ему захотелось написать Мурзику снова, ведь он ещё никогда и не с кем не переписывался, а это было так интересно и даже приятно. Да и коту, признаться, тоже было приятно писать Полкану, и он также с нетерпением ожидал от него ответа. Таким образом, у них и произошла дружеская переписка.
От Полкана:
_
 «Уважаемый Мурзик, благодарю вас, что вы были так любезны и известили мне в письме о том, что случилось с вами в нашем доме. Если честно, то и мне живётся не так уж сладко. Видите ли, и я, будучи прицеплен, а правильнее сказать, посажен на цепь, также имею ограничения в свободе. А спросите вы, хочу ли я свободы? И я отвечу, что да, хочу! А как же? Пёс я молодой, и кровь во мне кипит. А как тошно становится, когда я вижу, когда другие, подобные мне собаки, пробегают мимо по улице. Ну почему я не могу оказаться на их месте? Чем я хуже? Ведь и мне тоже охота побегать. Вот такие мысли, уважаемый Мурзик, иногда посещают меня и мучают, мучают… Завистлив я. Но я смирился. По крайней мере, у меня есть моя конура и хозяева, что меня кормят, и которым я верно служу. Вот так вот. Так что не надо нам с вами унывать. От этого ещё только тошнее станет. Крепитесь духом, Мурзик, всё пройдет, всё наладится. Знаете ли, что всё в этом мире имеет конец. Вот и ваша проблема пройдет и всё разрешится. Потерпите немного.
С уважением, Полкан».
_
 От Мурзика:
_
 «Уважаемый Полкан, прочёл ваше письмо, и что могу сказать? Вижу, что, оказывается, и вам нелегко, а я даже и не предполагал, что цепные собаки так мучаются. Но я рад, что ваши хозяева служат вам утешением, и вы бодры духом. У меня же свобода была всегда, но только теперь, когда я оказался в такой передряге, я понял, что нисколько не ценил её раньше. И сейчас я понимаю истинную цену моей свободы. Я не отчаиваюсь, а так же, как и вы, смиряюсь перед судьбой. И всё же, в глубине души, мне так и непонятно, почему Николай так легко отдал меня в чужой дом? И ещё хочу сказать, что я глубочайше благодарен вам, Полкан, за вашу поддержку и ваши письма. С уважением, Мурзик».
_
 От Полкана:
_
 «Уважаемый Мурзик, прочёл ваше письмо и очень благодарен вам за понимание ко мне и согласен с тем, что ваш хозяин поступил с вами глупо и легкомысленно. Но я полностью уверен, что вы ему очень дороги, и если бы он знал, в какой вы сейчас ситуации, то давно бы забрал вас к себе обратно. Также я хочу поделиться с вами одним случаем, что произошёл со мной сегодня. Видите ли, Мурзик, утром, меня посетила одна прелестная особа, с такими удивительными, как бы, даже, смеющимися глазами и с необычайно белой шерстью. Я, раньше, часто видел, как она, бывало, пробегала мимо нашего дома по улице и всё думал: «Какая же красивая собачка!» И, вот, сегодня, она подбежала ко мне и изъявила желание откушать моей геркулесовой каши с куриными косточками и сухарями. Затем, помахав своим прелестным хвостиком, недолго покружилась возле меня и побежала дальше в своём направлении. И я, конечно же, уважаемый Мурзик, очень надеюсь, что она посетит меня снова, и мы сможем познакомиться поближе. И не смотря на то, что она скушала всю мою кашу, и я остался без завтрака, я даже и не чувствую себя голодным и рад сегодняшней встрече. С уважением, Полкан».
_
 От Мурзика:
_
 «Уважаемый Полкан, что я могу сказать о вашем случае? Я, конечно же, искренне рад вашему новому знакомству, о котором вы так восхищённо пишете в своём письме. Но всё же хочу заметить, что женский пол, как я когда-то слышал, по природе своей весьма и весьма коварен, и прошу вас, мой друг, отнестись к такому знакомству с осторожностью и не принимать всё близко к сердцу. Ибо мой кошачий инстинкт мне подсказывает, что знакомство это легкомысленно, и ничего серьёзного не выйдет. Не обижайтесь, мой друг, а лучше поразмыслите над моими словами. С уважением, Мурзик».
_
 От Полкана:
_
 «Дорогой Мурзик, что сказать? Вы оказались правы, говоря о моём знакомстве, как о деле несерьёзном и легкомысленном. К сожалению, так оно и вышло. Дело в том, что вечером, уже после того, как я получил ваше письмо, особа эта, которую, как вы верно заметили, я описывал вам с некоторым восхищением, имела наглость вновь явиться ко мне, но уже с каким-то кобельком. Пока она кружилась возле меня, помахивая своим хвостиком и глядя на меня своими смеющимися глазками, этот кобель – жуткий наглец, пристроился к моей кастрюльке и стал жрать мою кашу. И я, конечно же, не смог терпеть такой наглости и цапнул его за ляжку. Он заскулил, после чего они, с возмущённым видом, убежали. Вот так, Мурзик! На душе теперь тошно и обидно. Вы были правы, а я – дурак! С уважением, Полкан».
_
 От Мурзика:
_
 «Уважаемый Полкан, если честно, то я и не сомневался, что это закончится чем-либо подобным, но мне действительно очень жаль, что так случилось, и вы огорчены. Не принимайте близко к сердцу, мой друг. Подобные вещи случаются со многими, ведь никто не застрахован от ошибок. Это жизнь. Посмотрите на меня. Ведь я вообще из-за какой-то дурной кошки вынужден проводить свои дни в подполье, как заключённый, будто бы я совершил какое преступление. Но как говорится: «Dumspirospero» - что значит по латыни: «Пока дышу – надеюсь». И я ещё надеюсь, что всё же выберусь отсюда, и никогда больше не увижу этой гадкой кошки. С уважением, Мурзик».
_
 Итак, дорогой читатель, а теперь стоит сказать, что так бы и продолжалась эта переписка двух подружившихся наших героев, если бы не произошёл один неожиданный и интересный случай. А случилось всё так. Эдик колол дрова во дворе, выбирая самые большие чурки, и бил с размаху колуном по ним так, что щепки разлетались в разные стороны. Полкан лениво наблюдал за ним из конуры, ожидая, когда тот закончит свою работу и зайдёт в дом, так как собирался написать очередную записку Мурзику и не хотел, чтобы хозяин застал его за этим занятием. Сам же Мурзик, тем временем, решил пообедать и тихо и осторожно, стараясь ненароком не нарваться на агрессивную кошку, вылез через подпольную дыру на кухню. И тут он увидел то, чего увидеть, ну никак не ожидал. Оказалось, что на этот раз входная дверь была открыта, а это значило, что он свободно и беспрепятственно мог выбежать на улицу! И вот она – свобода! Кот, недолго думая, кинулся к двери, миновал сени и хотел уже, было, выскочить наружу, как… в сени, неожиданно, вошёл Эдик. Мурзик замешкался и попятился назад, растерянно глядя на удивлённого молодого человека. Но уже через мгновение, он вновь кинулся вперёд, надеясь проскользнуть мимо закрывающих проход ног Эдика, но тот крепко схватил кота за шиворот и занёс бедолагу обратно в дом.

Эпилог.

 Конечно же, как только Эдик поймал кота, он тут же, не теряя времени, отнёс животное обратно к Николаю. Звонарь уже не раз спрашивал у молодого человека про своего питомца, и Эдик всё оправдывался тем, что кот сидит в подполье, и нужно его как-то оттуда выманить. Стоит отметить, что звонарь уже знал об ужасном тиранстве кошки – Эдик ему всё рассказал.
 Что же касается самого Мурзика, то тот, оказавшись в уже знакомом ему рюкзаке, сразу понял, что его отнесут в хозяйский дом, и был по-настоящему счастлив и даже довольно мурлыкал всю дорогу.
 Но, когда Николай увидел своего питомца, он, мягко говоря, был немало удивлён.
- «Вы что с ним сделали!?» - вскричал он: «Был такой красивый кот, и шёрстка блестела, а теперь стал облезлый какой-то, запуганный! Эх, вы! Не дам вам больше Мурзика!»
 Звонарь возмущался, но это, конечно же, было в шутливой форме. И всё равно Эдику было как-то неловко. Как говорится, в каждой шутке есть доля правды, а кот действительно имел жалкий вид.
 Мурзик же, вернувшись домой, первое время дулся и обижался на звонаря, но затем простил своего хозяина. Кот стал серьёзнее, более задумчив, а когда Николай молился, Мурзик тихо садился в уголок и тоже слушал молитвы. Бывало, что и лапкой перекрестится, правда незаметно для хозяина, чтобы не смущать. Также он стал более уважительнее относиться к собакам и часто вспоминал Полкана, и даже скучал по нему.
 Что же касается Полкана, то он, если честно, успел уже довольно привязаться к коту. И, после того, как Эдик отнёс Мурзика назад, на пса напала тоска. Чтобы хоть как-то облегчить это чувство, пёс начал выть на луну. Со временем тоска прошла. Жизнь продолжалась.
 Как-то раз Эдик менял подстилку в конуре и обнаружил там свои блокнот и карандаш, а также какие-то исписанные непонятными каракулями бумажки.
-«Что за ерунда?» - удивился он, глядя на странные бумажки, а затем смял их и бросил в ведро для мусора.

2018-2019





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 17
© 25.11.2019 Евгений Бутрим
Свидетельство о публикации: izba-2019-2678988

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       25.11.2019   17:59:21
Отзыв:   положительный
Чудесная история! Кто-то может сказать, что сомнительно (а то и совершенно невероятно), чтобы животные могли писать. Но есть пример : "Житейские воззрения кота Мурра". Классика, между прочим.
И все-таки, если Вы решите продолжить этот цикл (но уже в городских условиях), то советую обратиться к компьютеру. Вы замечали, как часто кошки ходят по клавиатуре у Вас перед носом, когда вы что-то пишете (а уж тем более- посылаете по электронке)? Уверяю Вас - они уже давно все освоили!!!
Евгений Бутрим       26.11.2019   11:14:44

Спасибо за отзыв, Людмила, подумаю над Вашим советом, идея довольно интересная. Что же касается моего кота. то он достаточно дисциплинирован и не имеет привычки лазить по клавиатуре, хотя, думаю, наверняка был бы не прочь списаться с соседской кошечкой и отослать ей свои любовные стихи.
ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       26.11.2019   13:33:02

Но он залазит к Вам на колени, когда Вы читаете газету?Да? Я уверена, что он уже умеет читать!
Евгений Бутрим       26.11.2019   15:00:11

Газеты я, обычно, не читаю, но, когда я лежу на диване и читаю какую-либо книгу, то он, частенько, ложится рядом и заглядывает в книгу тоже. Так и лежим. Конечно же умеет, без сомнения!












1