Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глухой ноябрьскою порою


Военфельдшер Ефим Мушкетонов оптимизмом не отличался. Да и чему было радоваться?
Вот спросил его замполит соединения: "Почему Вы, старший лейтенант, не вступаете в партию?" А Мушкетонов ему в ответ: "Пока в партии такие люди, как старшина Мурашкин, я в неё вступать не собираюсь!" Замполит: "Это чем Вас Мурашкин не устраивает?" Мушкетонов: "Какой же это коммунист, если он моего сына, малыша пятилетнего, матом учит разговаривать? Так что, пока он в партии, я в неё не вступлю!"   ... А у замполита память хорошая...
   И вот опять события за событиями...
После Первомая объявили, что на Урале сбили наши ракетчики американский самолёт-разведчик с Пауэрсом на борту. И сказано было, что ракетные войска будут теперь вроде как отдельным родом войск. Ясно стало, что ракетчики вошли ныне в фавор...
  Опять же, сверху было объявлено о новом очередном мощном сокращении в войсках, в первую очередь, в авиации. Похоже, что авиация отходит на второй план... Дело ясное отчего - для ракет нужны средства... А откуда взять их, как не за счёт уменьшения расходов на авиацию и за счёт снижения значения этих зазнавшихся авиаторов?
Вот и в части происходит сокращение штатов... А куда тут теперь денешься? Хорошо ещё, что есть медсанчасть. Правда, на отшибе, в захолустье, вдали от города... Офицеров в ней - раз, два, три и обчёлся... Есть сверхсрочники - старшина Мурашкин, матерщинник, есть младший сержант Марчук и ещё пара с птичьими фамилиями - Синица да Горобец... Впрочем, они тоже поглядывают, как бы им уйти на вольные гражданские хлеба, но пока что держатся.
  А что уж говорить о солдатах? Набрали каких-то полуобразованных сельских парней их овечьих кошар Ставрополья, Кубани да из аулов Северного Кавказа... Одни по-русски еле-еле говорят, а другие, привыкшие к самогонке, любят напиться да гульнуть...
  Эх, строевых командиров мало, вот в чём беда. Пару недель назад тройка друзей - кубанцев или ставропольцев, поди, разбери их, поздним вечером угнали грузовой ЗИЛ в соседнее село, напились там самогонки и, окосевши в дупель, вернулись на немалой скорости в часть. Ага, вернулись... Врезались прямо в каменную  стену гаража и разбили автомобиль вдребезги!
И, как назло, случилось это в моё дежурство по части... Объявил мне командир наш, подполковник Молчанов, неполное служебное соответствие...
  Так что же теперь мне ещё ожидать? Уволят или что?... Ну,  допустим, уволят меня. Так где же найдут медика в это глухое место, где с одной стороны - море, а с другой - степь?... Мушкетонов налил стопочку чистого медицинского, накатил её одним махом и захрустел свежесолёным огурчиком...
 Эх, как хочется спеть - "Степь, да степь кругом...", да нельзя - служба...
 Да, вот ещё новость. Кажется мне, подумалось Мушкетонову, что будет жить эта воинская часть. Прислали намедни из штаба соединения трёх солдатиков в зелёной форме. Школу авиаспециалистов они, видите ли, окончили. Техники дипломированные, интеллигенты... Тоже мне - техники! Шофера они! Видать, прислали их вместо тех пьяниц, что ЗИЛ угробили...
  Вон и Марчук, спец по автомобилям, вместе с ними чинит в гараже автохлам. А что, может, что-нибудь да получится у них, техников этих?  А то ведь дело до смешного доходит - пара машин осталась на ходу - бензовоз ЗИЛ-157 да транспортная ГАЗ-51 и всё!
   Мушкетонов почесал лоб, поглядел в окно. Ноябрь. Голые деревья, кусты, жухлая трава, низкое серое небо... Из окна домика санчасти, окружённой стайкой юных пирамидальных тополей, виднеется светлое невысокое одноэтажное здание с просторными окнами. Это - казарма (по-сухопутному). Её по-прежнему в духе морских традиций, продолжают называть Кубриком.
 Мушкетонов вздыхает. Он сегодня вновь дежурный по части. К тому же, ему ещё предстоит провести профилактический осмотр пятнадцати солдат, прибывших на банную процедуру с двух дальних радиотехнических точек. Ребятки пришли пешком, транспорта-то нет...
   Кстати, есть кое-что положительное. Марчук, похоже, чего-то добился. Неподалёку, в гараже, зафырчала автомашина ЗИС-151. Старенькая, чахлая... Но фырчит.  Пошлю-ка я, думает Мушкетонов, эту машину в поездку на точки, если, конечно, будет она на ходу!  Кстати, кто её поведёт? ...Да-а-а, как же фамилия его? Кажется, Степанов? 
  Подумано и решено. Вечером ноябрьского дня Мушкетонов вызвав к себе Степанова, приказывает ему отвезти группу из 15 человек на точку №3.
 " Товарищ старший лейтенант",-- ответил ему рядовой Степанов,--" Есть большой риск. Машина не обкатана. Мотор работает ненадёжно,но ходовая - в норме. И есть ещё проблема. Я не знаю местности, могу заблудиться в степи."
  "Ничего, Степанов. Вот тебе час на поездку. Дорогу тебе покажут... Приказ понял?"
  "Так точно. Понял." 
  "Исполняйте!"
  "Есть!"
  Путь до точки №3 Степанов проехал нормально. Обратный путь же оказался не вполне удачным. Дьявол, как говорят, кроется в деталях. У автомобиля ЗИС-151 ненадёжной частью оказался именно мотор. В трёх километрах от Кубрика мотор зачихал и начал задыхаться. Степанов не стал глушить мотор, дав ему прочихаться на холостых оборотах. В итоге поездка затянулась. Автохлам так и оказался именно автохламом! Тихим ходом, с открытым капотом Степанов доехал до гаража части. На крыльце Кубрика в темноте ноябрьской ночи стоял сумрачный военфельдшер Мушкетонов.
  "Что произошло, Степанов? Почему так поздно?"
  "Мотор отказывает, товарищ старший лейтенант. Плохо тянет."
  "Меня не интересует твой мотор! Почему задержался?"
  "Так я Вам и докладываю, что случилась неисправность мотора, я был вынужден остановиться."
  " Вот что, Степанов! Объявляю Вам наказание - один наряд вне очереди!"
 Говорил же мне мой мудрый отец, подумал Степанов, если тебя несправедливо обидел дурак, - плюнь и забудь! А если тебя обидел умный человек, считай, что он - дурак и тоже - плюнь и забудь! Из оставшихся двух лет службы Степанов ещё полгода водил этот автохламовый ЗИС-151, гордо именовавшийся Торпедовозом и заработал именно за него ещё три наряда вне очереди. Офицеры, конечно, этим самым показывали свою строгость и нужность по службе, представляясь в глазах старших строгими и непреклонно дисциплинированными... Чтобы их не сокращали за ненадобностью и, не дай Боже, не упекли служить где-нибудь на Севере или на берегу Каспия...
  Наказания аккуратно вносились в личную карточку рядового Степанова. Карточка становилась фиолетового цвета от взысканий.
 Затем в виде поощрений по одной штуке постепенно, по праздникам, с рядового Степанова, дипломированного техника по образованию, но человека с негибким позвоночником, наказания, вносимые офицерами в карточку, снимались. От этого карточка становилась ещё фиолетовее.
  Трудно служить в армии, молодые люди! Не зря написано в Уставе: "Солдат обязан стойко переносить тяготы и лишения, связанные с воинской службой!"
  Таким образом, Мушкетонов реабилитировал себя, показывая свою строгость, принципиальность и т.д и т.п. Но до 38 лет он оставался старшим лейтенантом, а что было далее, никто не ведает...







Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 6
Количество просмотров: 16
© 24.11.2019 Николай Косойкин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2678535

Метки: автомобиль, ноябрь, степь, техник,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Хохлов Николай Михайлович       03.12.2019   18:23:36
Отзыв:   положительный
Армия, армия. Многих он сделала мужчинами, а без неё, не служившие так и остаются наивными мальчишками и не знают, что в соединении не было замполитов. Там партийно воспитательной работой занимались начальники политотделов. В целом рассказ хорош.
Николай Косойкин       03.12.2019   18:38:28

Спасибо, Николай Михайлович, за уточнение... Но для нас, срочников, это большого значения не имело... Всё одно, был он именно - замполитом, главным за политработу. А в то время его мнение было решающим в судьбах офицеров.
Хохлов Николай Михайлович       03.12.2019   19:06:04

Не всегда и не везде. Мне замполит пытался влепить строгий выговор с занесением в учётную карточку, а это означало жирный крест на всей службе. Офицеры встали на мою защиту. В результате ограничились замечанием. Так что коллектив он и в Африке коллектив.
К стати, старшего лейтенанта в 38 лет я встретил одного. Он был запойным. А в основном, даже самые инертные дослуживались до капитанов, а многие уходили в запас в звании майор. Просто нужно уточнять элементарные вещи, прежде чем писать, иначе читатели решат, что держат в руках очередной пасквиль, впрочем вы автор, вам и решать что и как излагать.
Николай Косойкин       04.12.2019   18:33:56

Отнюдь. Не надо приписывать мне то, чего в рассказе нет. События реальные, без лакировки. Для Вас, офицера, получить выговор было делом серьёзным... Это понятно. Но в описываемом эпизоде с рядовым срочной службы не церемонились. Похоже, что Вам пришлось служить в более мягкие времена. Смысл рассказа в том, что ради того, чтобы остаться на службе описываемый субъект буквально выпрыгивал из галифе. Прочтите мотивацию действий Мушкетонова... А хорошие чуткие офицеры были лишь в кино типа "Иван Бровкин". Желаю Вам успехов. Николай.
Хохлов Николай Михайлович       04.12.2019   19:00:24

Я служил на Дальнем Востоке, в тайге. Так что там условия были достаточно "мягкие" кто там не был. А солдатиков берегли как могли. Только разные они все. Одни вызывали уважительное отношение, а некоторые опускались сами ниже плинтуса.
Николай Косойкин       04.12.2019   19:57:20

Николай Михайлович, привязку к месту действия я умышленно в рассказе не дал, иначе получилась бы элементарная хроника... Уточняю в комментарии к рассказу - действие происходит на берегу Чёрного моря, в чудесном мягком и тёплом климате. Род службы Вы, как офицер, поняли сразу же... Согласен с Вами, что некоторые солдатики были ещё те... В рассказе мимоходом об этом написал и я. Успешных Вам публикаций! С уважением Николай.
Хохлов Николай Михайлович       04.12.2019   20:54:12

И вам творческих успехов. Я не ставил своей целью поиск изъянов. Хотелось подсказать, какие моменты можно усилить для убедительности. Если вас устраивает всё в вашем произведении, то это ваше авторское право. Я, допустим, объективную критику своих работ ценю, и всячески приветствую. так что если имеется таковая в мой адрес, милости прошу.
Вам творческих успехов.
Николай Хохлов.











1