Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ПРОПАСТЬ


Пролог

На полуденное солнце невозможно было смотреть, оно уже давно испепелило всё вокруг – траву, кустарники, деревья, отчего последние сделались вялыми и безжизненными. От дуновения ветра тихо поскрипывала во дворе пустая виноградная лоза. Она некогда усыпанная сочными гроздьями, теперь будто осиротевшая мать, скорбела о потере потомства. Где-то вдалеке шумел прибой…
– Море – произнёс Антон печально. – Наверное, холодное уже совсем… – вздохнул он тяжело и, вновь уткнувшись в книгу, в который раз, нехотя принялся читать:
Унылая пора… Очей очарованье…
Приятна мне твоя прощальная краса…
– Да уж, краса! – снова отвлёкся парень от стихотворения – Природа серая, тишина кругом, отдыхающие разъехались, друзья тоже… Не пообщаться, не покупаться ни с кем… Тоска… – Антоха шмыгнул курносым носом – А тут ещё эта школа! Чтоб её! – фыркнул малец и отодвинул учебник в сторону.
О главной своей неприятности в жизни он старался не думать совсем. Однако низкая успеваемость не позволяла ему расслабиться полностью. В гимназии его постоянно доставали учителя, дома мать. Вот и теперь засадила его мучительница за учебники.
– Учи! – ругалась Ирина на сына, заталкивая упирающегося отпрыска в дальнюю комнату – Учи, иначе компьютер не дам!
– Не имеешь права! – отвечал ей Тоха – Я сам знаю, когда мне заниматься! Я уже взрослый! У меня переходный возраст!
– В одиннадцать-то лет? – возмущённо произнесла родительница – Я твоему переходному возрасту рога-то пообломаю! – грозно заявила она и захлопнула за собою дверь.
– Да уж… – снова вздохнул бедолага, припоминая недавнюю сцену – Никакой свободы личности! Одно радует, каникулы скоро – пододвинул парень к себе книгу вновь и, недовольно скривившись, в который раз прочёл:
Унылая пора… Очей очарованье…

***
Во внутреннем дворике двухэтажной гостиницы сегодня было тихо и благостно. Впрочем, как и в любой другой октябрьский день, когда заканчивался бархатный сезон, и отдыхающие, полные сил, румяные, загорелые, спешили уехать с юга. Безлюдно и покойно становилось на пляжах, рынках, в ресторанах, магазинах и кафе. Тишина, изредка прерываемая возгласами разбирающих свои торговые палатки продавцов, делалась всё гуще. Однако радовала она далеко не всех…
К числу последних относился и Максим Иванович Саночкин, человек средних лет, худощавый, светловолосый, кареглазый. Лицом он был похож на обугленного солнцем ковбоя, неопрятного и много пьющего.
Сегодня мужчина, изредка поругиваясь, возился с водопроводной трубой, что подавала живительную влагу в кран гостиницы.
– Чтоб тебя! – вновь не удержал хозяин гаечный ключ, и тот звонко подпрыгнул на кафеле – Кажется, сам не смогу. Сантехника придётся вызывать – Максим вздохнул.
– А я тебе о чём? – услышал горе-мастер позади себя знакомый баритон – Тут без поллитра не разберёшься…
Мужчина обернулся. За ним, вальяжно развалившись за круглым столом, сидел его закадычный дружок Степан Кузнецов.
Он только что опрокинул в себя стакан красного вина и теперь весело чавкал закуской.
– Присоединяйся – предложил хозяину дома упитанный весельчак.
Максим, с трудом сглотнув подступивший к горлу ком, сморщился.
– Да, мне это… нельзя… – замялся он – Я ж Иринке обещал. Больше ни капли…
Степан засмеялся.
– Что, до сих пор злится на тебя супруга?! Всё забыть последний твой фортель не может?!
Макс нахмурил брови, опустил голову.
– Ты это, помалкивай давай. Мы как-нибудь без тебя разберёмся – неожиданно осёк он приятеля.
Тот же в ответ вытаращил на товарища глаза.
– Без меня, значит! – возмущённо произнёс Стёпа – Да, если бы не я, не было б у тебя сейчас ни жены, ни сына! Это ж я тебя тогда сволочь, на своём горбу из поезда вынес, да домой пьяного приволок! Вырвал, можно сказать, из цепких лап той стервы!
Дружок перевёл дух и отвернулся в сторону. А Максим, выбравшись, наконец, из-под раковины, уселся напротив гостя и с трудом стал припоминать.
Случилось это, кажется, в середине июля. Жара тогда стояла страшная, градусов сорок, не меньше. От отдыхающих в те дни не было отбоя. Одни заезжали, другие съезжали. В общем, круговерть, да и только…
И вот однажды вечером появилась она… Высокая, стройная брюнетка с голубыми глазами, немного смущаясь, представилась Ольгой. На вид ей было лет тридцать. Красивая, ухоженная молодая особа как-то в раз заполнила собою всё пространство вокруг, не оставив в несколько замутнённой алкоголем душе Макса, свободного места. И он поплыл… Кажется, впервые с тех пор, как встретил Ирину. Но теперь было всё иным. Брызги волн, тайные встречи… А ещё спиртное, много спиртного… И к моменту расставания с Ольгой, мужчина уже практически ничего не помнил – как садился в купе Московского экспресса вместе с любовницей, собираясь навсегда покинуть родных… Ах, если бы не Степан…
Макс вновь обратил внимание на приятеля, который всё продолжал дуться.
– Ну, ты это, Стёп – улыбнулся он – Кто старое помянет, тому, как говорится, глаз вон… Ты прости меня дурака…
Товарищ, наконец, посмотрел на Максима.
– Да ладно. Чего уж теперь – произнёс он невнятное – Мы ж с тобою друзья… – гость пригладил лысину свою, вздохнул – Сам-то как?
– А как? – пожал плечами Макс – Ирина меня игнорирует. Антоха – знать не хочет. Отправляйся, говорит, к своей москвичке, да и всё тут…
– А ты?
– А что я? Держусь пока…
Мужчины умолкли, задумались.
Макс взглянул на простыни, что вереницею сушились во дворе на растянутых верёвках, потом поднял глаза в небо. Сегодня оно было необычайно ясное…
– Я вот что думаю, Стёп – наконец, произнёс хозяин дома. – А не поехать ли нам всем вместе путешествовать? – вдруг приободрился он – Сезон окончен. У сына каникулы скоро. А там, глядишь, и помирюсь я со своим семейством…
Приятель улыбнулся.
– Вот это дело! – обрадовался он – И я своих Татьяну с Машкой возьму! Они вылазки страсть как уважают!
На том и порешили…

Глава 1

***
День сегодня не задался. С утра моросил дождь, а к обеду тучи немного развеяло и они, словно скомканные одеяла, повисли над головами тех, кто совершенно не рад был их видеть.
Антон посмотрел в окно. За мутным стеклом автомобиля мелькали скошенные поля, проплешины жёлто-красно-зелёного леса, да редкие деревушки, что неровными рядам примостились на холмах.
Дорога становилась всё круче и вскоре перешла в узкий серпантин, извивающийся лентой. Впереди показались горные хребты…
– Красота! – закрутил головой по сторонам Максим – Не природа, сказка!
Он взглянул на водителя рядом. Сегодня управлял микроавтобусом сосредоточенный Степан.
– Помню, когда на Урале жил, мы каждые выходные в горы взбирались. Но там они поменьше будут, конечно – Макс улыбнулся и обернулся назад.
Позади него сидела Ирина и супруга Стёпы Татьяна, грузная модная дама, лет тридцати семи. Ни на минуту не замолкая, она рассказывала подруге о своих делах.
– А я ей говорю, ты размерчик-то покупательнице побольше предложи – сетовала на очередного неудачливого продавца владелица магазинов – А она мне, куда ей больше? Этот в аккурат… Ну, ни зараза?!
Татьяна фыркнула, достала из кармана очередную карамельку и без промедления закинула её себе в рот.
Макс посмотрел на чмокающую Таню, сморщился и отвернулся. Разговор о горных вершинах явно не задался…
С заднего сиденья за ним наблюдал сын.
«Выслуживается – заворчал мысленно Тоха. – Строит благодетеля из себя. Можно подумать эта поездка что-то изменит… Чёрте с два! Как был ты предателем, так и остался…»
Антон насупился, закрыл глаза, но уединение парня продлилось недолго. В бок его ткнула мощная рука. То была дочь Степана двенадцатилетняя Машка.
– Ты чё, спишь что ли?! – удивлённо произнесла она – Нашёл время! А как же я?!
Мальчик взглянул на противную особу. Высокая она была, как каланча, к тому же толстая и некрасивая, как её мамаша.
– Ты это… играешь? Вот и играй – посмотрел на планшет Марии Тоха – И вообще, отстань от меня, я музыку слушаю – вставил себе парень в уши наушники и вновь закрыл глаза.
Перед ним замелькали знакомые лица: круглое, обрамлённое дрэдами, Машкино, такое же блюдцеподобное короткостриженной тёти Тани, строгое мамино, одутловатое отца…
А затем он увидел горы, поменьше этих, конечно…

***
На третий день путешествия всё было как обычно. Переночевав в гостинице, дружные семейства встретились в кафе придорожной на первом этаже.
Степан отхлебнул кофе из белой фарфоровой чашки, поставил её на стол и, как всегда, развернул карту.
– Ну, что? – взглянул он весело на собравшихся – Определим дальнейший план действий?
Мужчина сосредоточенно уставился на испещрённый кривыми линиями листок.
– Итак – продолжил он, откашлявшись. – Места боевой славы мы посетили, – заводил «картограф» пальцем по бумаге – Горный аул тоже… Водопад, ущелье… – Степан поднял глаза. – Может быть, сегодня в заброшенный монастырь отправимся?
Идея прикоснуться к святому, приглянулась практически всем, кроме, пожалуй, одного человека.
– Ну, вы чего, ребята? – протяжно выдал Макс – Здесь же горная река неподалёку, может быть, сплавимся по ней? Вы как на это смотрите?
Однако на это, судя по лицам собравшихся, все смотрели отрицательно.
– На лодках? – переспросила Татьяна Максима – И как? – вздёрнула брови она.
– Ну, садишься в надувную, берёшь вёсла и прыгаешь себе по кочкам! Ну, класс же?! – восторженно произнёс Макс.
Но радостней от услышанного окружающим не стало.
Машка тщательно пережёвывала огромную пиццу, Татьяна, глядя в зеркальце, подкрашивала глаза, Антон с безразличием рассматривал стены, Степан зевал, а Ирина что-то перебирала у себя в сумочке.
Какой же милой она сейчас была!
Волнистые, светлые волосы до плеч, зелёные глаза, пухлые губы. Её не портили ни мелкие морщинки в уголках глаз, что появились совершенно недавно, ни бледность лица. Всё в жене Максиму нравилось. Вот только супруга в последнее время его не замечала…
– Ир, ну а ты чего скажешь? – не выдержав, решил потревожить Ирину Макс.
Женщина взглянула на мужа.
– Я как все – спокойно произнесла она и добавила. – Только не забывай, с нами дети...
– Вот, вот – наконец, проглотила свой последний кусок Маруся. – Лично я, за! – выдала деловито девочка – Родители, пошли собираться! – встала рыжеволосое чудо из-за стола и отправилась в гостиничный номер.
Кажется, вопрос о сплаве был окончательно решён...

***
Водный клуб, к счастью располагался неподалёку. Компания путешественников добралась туда на такси, дабы не возвращаться за личным транспортом обратно.
– Речной волк – прочёл Степан название вывески на ограждении и, открыв калитку, первым ступил на частную территорию.
Здесь в окружении леса высились пара дощатых домиков, бревенчатый сруб, натянутая палатка, всюду лежал инвентарь – надувные лодки, байдарки, вёсла, спасательные круги, шлемы, резиновые сапоги и прочая утварь. Навстречу прибывшим, из зарослей можжевельника вышел высокий темноволосый человек. Одет он был в камуфляжную форму и берцы.
– Приветствую – улыбнулся гостям незнакомец. – Я Алексей. Это вы мне звонили?
– Мы – протянул руку мужчине Макс. – Сплавиться тут у вас хотим….
– Сплавиться, это можно – окинул собравшихся взглядом хозяин клуба. – Только вот… – он помолчал немного, подумал – Наверное, в другой раз. Напарник мой заболел. Час назад сообщил температура под сорок. А я один, сами понимаете, двумя лодками управлять не смогу…
Максим вдруг вздохнул облегчённо.
– Я сумею сесть на вёсла – обрадовался он. – Как ни как опыт в таких делах имеется!
– А где сплавлялись?
– На Симе…
– Слыхал… Правда, та река поспокойнее будет. Хотя… – Алексей снова подумал, затем кивнул головой – Ну, что ж, пошли тогда…
И толпа новоявленных туристов-водников двинулась вслед за инструктором. Вскоре она уже стояли на берегу не широкой, но быстрой реки.
– Скорость здесь около полутора метров, порогов немного, валунов один два, правда, дно каменистое, да вода холодная – Алексей помолчал. – Надевайте шлемы, жилеты и в рафты – кивнул головой он на две причаленные к небольшому пирсу лодки.
И вскоре вся компания уже сидела на своих местах. Одну надувную заняли Саночкины во главе с Максом, другую Степан, Алексей, Маруся и её мать.
– Ну, что, с Богом! – наконец, махнул рукой инструктор, и плавсредства отчалили от берега.
Течение понесло Максима вперёд. Он ловко рулил вёслами, оглядываясь то на отставших Кузнецовых, то на Ирину с Тохой, расположившихся сзади.
– Ну, как нравится вам?! – вдруг весело выкрикнул мужчина, так, что голос его эхом разнёсся по усыпанной ельником горной округе.
– Ничего особенного! – перебивая шум воды, громко ответил ему Антоха. – Подумаешь, на лодке прокатились…
– Это ты ещё порогов не видел! – не унимался отец – В них и есть вся сила! – продолжал работать вёслами он.
Вскоре река стала мельче, а теченье быстрее. И вот перед пловцами возникла первая преграда: надводные камни.
– Это шивера! – выдал Макс – Держитесь крепче! – стал лавировать он меж торчащих из-под воды гольцов.
Лодку резко закрутило, подбросило, Саночкиных с головы до ног обрызгало водой.
– Осторожнее! – закричала Ира – Ты нас утопишь! – ещё сильнее прижала к себе сына она.
Но то было только начало…
Дальше туристов-водников поджидали пороги. Рафт, словно бешенный байк понёсся по ним, то и дело, норовя выбросить своих пассажиров.
– Не хочу больше! – неожиданно завопил Тоха.
Но, кажется, его теперь никто не слышал. Ведь бурный поток рвался вперёд.
– Сейчас поворот будет! – предупредил жену и сына Максим – Я постараюсь аккуратно!
Но аккуратно у него не получилось. Лодку занесло, и мальчик с матерью, словно тряпичные куклы свалились в реку.
– Антон!!! – истошно закричала Ира, как только оказалась на поверхности воды – Антон!!! – потащило женщину сильное теченье.
Однако за сыном, бросив рафт, уже устремился Макс. Он видел его лишь издали. Голова парня то появлялась, то исчезала вновь. Он барахтался в пучине руками и ногами, но сладить со стихией не мог. Такое неравное противостояние грозило Тохе смертью.
– Антон, держись!!! – изо всех сил заорал Максим – Держись, я уже рядом!!!
Но мальчик отца, конечно же, не слышал.
И вот, наконец, что-то остановило его. То была торчащая из воды коряга. И малец уцепился за неё. Макс оказался рядом уже через мгновение.
– Живой? – спросил он сына – Живой?!
Но в ответ лишь услыхал:
– Иди ты…

***
Мать они выловили уже на плёсе. Вернее не они, а подоспевшие на помощь Кузнецовы. Инструктор Алексей сделал женщине на берегу искусственное дыхание, и та задышала.
– Мама! – закричал Антон, как только увидел мертвенно-бледную Ирину издали – Мама! – кинулся мальчик к женщине со всех ног.
Он обнял родительницу крепко, уткнулся в неё и зарыдал.
В это время к родным подошёл Максим.
– Ирусь, ну ты как? – спросил он супругу жалостливо.
Но за жену ему ответил его сын. Тоха резко подскочил на ноги и набросился на отца с кулаками.
– Это ты нас специально утопить хотел, сволочь!!! – заорал он во всё горло неистово – К москвичке своей собрался, гад! Вот и езжай! Мы и без тебя проживём! Ненавижу тебя! Ненавижу!!!
На том, речной сплав был завершён...
Но то случилось вчера. А сегодня… Сегодня Ирина лежала больная в гостиничном номере, Максим её не оставлял, а Кузнецовы вместе с Антоном поехали смотреть заброшенный монастырь. Хотя, честно говоря, глядеть там было не на что. Покосившаяся часовенка, да старые руины. Вот и всё… А по сему с лёгкой руки дяди Степана, компания отправилась на экскурсию на винзавод.
В подвалах последнего было темно и сыро. На многочисленных стеллажах лежали покрытые паутиной да вековой пылью бутылки. Меж винных рядов бегал щуплый молоденький экскурсовод, предлагая Кузнецовым старшим отведать напиток Богов.
В общем, с предприятия Степан с Татьяной вышли уже в хорошем подпитии. Бережно придерживая друг друга, чтобы не упасть они передвигались, мило беседуя.
Следом за ними тащились Тоха с Марусей.
– Ты за что своего отца ненавидишь? – вдруг спросила Антона любопытная Машка.
Мальчик насупился.
– А то ты сама не знаешь? – недовольно ответил он.
– Вот в том то и дело, что знаю – произнесла деловито Мария. – Но если б с моим папой такое случилось, я б его поняла…
– Вот и понимай, – огрызнулся Тоха – а в наши дела не лезь…
– А я совсем и не лезу – ничуть не обиделась девочка. – Просто разобраться хочу… – она подумала немного. – Отец у тебя героический, а ты его…
Антон посмотрел на подругу и усмехнулся.
– Ага! Особенно когда вчера мать утопил…
– Да я не об этом – махнула рукою Машка. – Такое с каждым случиться могло – «каланча» шмыгнула носом – Ты хоть знаешь, что он у тебя в Афгане воевал?
– Ну, знаю. И что?
– А то. Папка рассказывал – храбрый дядя Максим очень. А ещё товарищ отличный…
Мария замолчала. Молчал вместе с ней и Антон. В голове парня роились разные мысли. Он представил родителя в камуфляже с автоматом наперевес и вспомнил его вчерашнего, жалкого и потерянного. И это уже изменить отношение к нему не могло…

Глава 2

***
«Как же я докатился до жизни такой? – думал про себя Максим, сидя за рулём своего микроавтобуса – Сын меня ненавидит, жена, кажется, разлюбила. А всё потому – вздохнул мужчина тяжело – что ошибок я сделал много. И ошибки эти уже не исправить…»
Макс с силой надавил на педаль газа, и Фольксваген понесло. За окнами замелькали пейзажи, меняя один другой. Водитель смотрел в лобовое стекло, но за ним ничего не видел. Он всецело был поглощён тяжёлыми мыслями.
Детство Максима было безрадостным. Когда от него отказалась пьющая мать, воспитывала Макса бабушка. По окончании школы он пошёл на завод, затем в армию, потом попал в Афган, а уж там повидал разное: и смерть, и кровь, и гибель товарищей, о чём сейчас и вспоминать без содроганья не мог. Да, впрочем, и не делал этого…
И всё же жизнь предоставила ему ещё один шанс… На гражданке он встретил Ирину – умницу, красавицу, отличницу. Девушку, о которой всегда мечтал. И молодые поженились. Вскоре супруга родила Максиму дочь. Малышку назвали Катей, и ничего не предвещало беды, пока однажды девочка не заболела. А спустя пять лет она умерла. Такого удара судьбы убитый горем отец естественно не ожидал, окончательно сломался и запил. Ирина терпела пьяницу мужа долгие годы, любила его очень и бросить, конечно же, не смогла. И вот, наконец, Господь послал несчастным родителям сына.
Максим ещё раз вздохнул.
«Эх, Антоха, Антоха…»
– Дружище, ты о чём думаешь? – вдруг услышал мужчина до боли знакомый голос.
Макс повернулся.
– Думаю, Стёп, природа здесь классная – улыбнулся водитель, выглянувшему из-за туч солнышку. – А ещё о том, что скоро приедем…

***
Не повидать по дороге родственников семьи Кузнецовых, путешественники, конечно же, не могли. В небольшом селе, на границе с Абхазией проживали родители Татьяны, пожилой отец Беслан и мама Галя. Людьми они были добрыми, радушными, гостеприимными. И не смотря на различие культур, в доме стариков всегда царили гармония и согласие. Беслан, вопреки кавказским обычаям, иногда позволял жене покомандовать, а уж она выучила абхазский аламыс.
Именно потому, следуя традициям отца, перед встречей с родными Татьяна преобразилась. Джинсы женщина сменила на длинную юбку, топик, на кофту с рукавом, ну а на голову надела чёрную повязка.
Счастью Степана не было предела.
– Ниньзя! – стал глумиться он над собственной женой – Ниньзя, да и только!
Тут уж развеселилась вся компания. И громче всех смеялся, конечно же, Антон.
Так, на время, позабыв о неприятностях, путешественники добрались до нового места своей стоянки…
Здесь в живописной долине между гор гостей встретили радостно. Посмотреть на семью Татьяны сбежалось, практически, всё село. За длинными столами, накрытыми прямо во дворе, кого только не было: родственники, соседи, старейшины... Первым по традиции свой бокал с вином поднял хозяин дома.
Беслан поправил на голове чёрную войлочную шапку, откашлялся.
– Уважаемые – наконец, обратился он к собравшимся вкрадчиво. – Сегодня мы принимаем дорогих гостей: дочь мою, зятя, внучку, наших друзей – взглянул старик на семейство Саночкиных. – И большего счастья не надо… – мужчина прослезился украдкой, но, всё же, взяв себя в руки, продолжил – Долгую жизнь я прожил, многое повидал. Было у меня всё и печаль, и радость, и мир, и война. Когда то давно потерял я сына – пожилой человек с трудом проглотил подступивший к горлу ком. – Аслан мой погиб, но тогда меня поддержали его фронтовые друзья – он улыбнулся Степану и Максу. – И теперь эти ребята мои дети. Так выпьем же за их здоровье!
– Спасибо, отец! За тебя! – подняли свои бокалы названные сыновья.
И праздник начался...
Антон, наконец, взял в руки вилку со стола и посмотрел на всевозможные яства.
Напротив дымился ароматный барашек, на блюдах томился румяный шашлык, хачапури, брынза, кукуруза, овощи, зелень, арбузы, алыча…
Мальчик довольно крякнул и начал трапезу.
– Ты завтра со мной пойдёшь? – вдруг спросила его сидевшая рядом Маруся.
– Куда? – удивился Антон.
– Воон туда – показала подруга указательным пальцем на возвышающуюся примерно в километре от села горную вершину.
Тоха испугался.
– Зачем?
– Как зачем? Ты же там никогда не был…
Парень задумался.
– Точно не был… Пойду тогда…
– Вот и ладно. Только проснёмся завтра пораньше, ну примерно в восемь утра… Согласен?– улыбнулась другу радостная Машка.

***
Солнце, оторвавшись от горных вершин, сначала озарило позолоченные виноградные поля. Пробежавшись по ровным рядам, оно упало в овраг. Затем заблудилось где-то в лесных кронах и лишь после ярко осветило село. Последнее, к слову сказать, уже давно встало.
В загонах блеяли овцы, в курятниках квочкали куры, на плетнях и заборах кукарекали взволнованные петухи. Люди спешили на работу.
Ни свет, ни заря проснулся сегодня и Максим. Гость открыл глаза и осмотрелся. Крошечная белая комнатка, внутри железная кровать, старинная, с витиеватым изголовьем, шкаф, комод, потёртый коврик на стене, да тюлевые занавески на окнах, вот и всё, что он смог рассмотреть. Мужчина повернул голову. Рядом с ним спала его жена. Она дышала мерно и спокойно. Макс погладил распущенные локоны Ирины.
– Ирка, прости меня – тихо произнёс он. – Прости … – добавил раскаявшийся муж, вздохнул и принялся собираться.
В этот момент Макс не видел, как по щеке Ирины покатилась слеза.
А он уже через мгновение стоял на крыльце гостевого дома. Напротив, на крыше хозяйского, отчего-то сидел Степан. Он увлечённо что-то ремонтировал. Заметив Макса, товарищ крикнул.
– Здорово! Ты чего так рано встал?!
Гость пожал плечами.
– Не знаю…
– Тогда наколи дрова! – попросил приятель и кивнул головой в сторону наваленных во дворе чурок.
Максим приблизился к ним, поставил друг на друга два кругляша, взял топор и занёс его над головой…

***
Проснуться пораньше у него сегодня не вышло. Свежий воздух и мягкая постель будто приковали мальчика к себе. И лишь только в двенадцать утра Тоха открыл глаза. Его позвала кушать мама.
Завтрак, как впрочем, и вчерашний ужин состоял из множества блюд. Антоха спросонья повёл носом.
– Не хочу… – капризно заявил он.
– Ешь, тебе силы понадобятся – шепнула ему на ухо жующая Машка.
И пострел поднёс к губам стакан молока.
У раскалённого очага прямо во дворе суетились тётя Таня и её мать. Ирина на столе месила тесто.
– Ну, что, цыплята? – спросила она чавкающих ребят – Чем сегодня планируете заняться?
– Мы? – переспросила подругу мамы испуганная Маруся – Мы ягнят хотим посмотреть. А что нельзя?
– Почему же нельзя? Можно – ответила Ира – Конечно можно улыбнулась она…

***
Такой красоты, как здесь, он никогда не встречал и был очарован всем, что видел. Живописные склоны, каменистые ущелья, белоснежные вершины великолепных гор просто поразили воображенье Антона.
– Вот это да! – разинул парень рот – Вот это махина!
– А я тебе говорила! – радовалась Машка, забегая вперёд – Я тебе говорила!
И юные путники продолжили свой поход.
Село, они покинули уже за полдень. Немного побродив по округе, свернули, спустились в овраг, а после вышли на небольшое холмистое поле. Там овчар пас свой скот. Вернее стадо блеющих баранов. Зрелище это Антона заворожило, и он устремился вперёд. Вскоре, кудрявые его со всех сторон обступили.
– Какие же вы хорошие! – гладил мальчик их пушистые спины – Какие же вы большие!
– Некогда! – схватила Тоху за руку несдержанная Машка – Нас кое-что поинтереснее ждёт…
И вот они уже на вершине… На вершине первого горного выступа. Но до самого пика было ещё далеко.
Парень прищурился.
– Кажется, мы сегодня туда не дойдём – попытался измерить расстояние он.
– А мы вовсе и не туда – заявила деловито Мария. – Мы воон к той лощине…
– А что там?
– Родник. Там такая вода, ты ещё такой не видел!
– Ну, тогда пошли – кивнул головой Антон.
И путники снова двинулись.
Но, дорога им предстояла, уже не та… Лес закончился ещё в низине, а теперь молодых экстрималов ждала каменистая извилистая тропа, которая уходила всё выше и выше…
И вот мальчишка, неловко вступив, неожиданно подвернул себе ногу, однако боль быстро прошла. Зато возникло нечто иное…
– Я, кажется, мозоли натёрла – запричитала жалостно Мария и остановилась.
Антон встал вместе с ней.
– Ну, ты даёшь – посмотрел он на Машкину обувь. – Кроссовки то тебе большие. Ты где их взяла?
– У мамки стащила…
– Молодец – похвалил подругу Тоха. – И, кажется, не впервые?
– Ага…
– И что же дальше?
– Не знаю. Но думаю, до родника мы сегодня с тобой не дойдём…
Маруся уселась на невысокий камень, рядом с ней опустился и Антон. Парень вновь взглянул на красоту пейзажа, на вершины далёких гор, но теперь уже в лучах заката.
– Заката?! – вдруг подпрыгнул он – Машка, надо возвращаться!
– Куда?
– Как куда?! Домой! Ночь уже близко!
И вот тут Маруся испугалась, она подскочила на ноги, помчалась, но было уже поздно. Небо полностью заволокло пеленой, а солнце совершенно погасло. Вокруг повисла кромешная тьма…
Ребята ещё пытались двигаться какое-то время, но девочка совершенно ослабла, а нести её Антону было тяжело.
– Вот и пришли – разочарованно произнёс он. – Будем здесь утра дожидаться.
Парень уселся на сухую траву, с ним рядом примостилась и Машка.
– Мне страшно – неожиданно произнесла она.
– Страшно? – переспросил подругу Антон, он опустил глаза – Нам бы только рассвета…
Не успел договорить парень, как вдруг в лесу завыли волки. Маруся вся задрожала.
– Они нас съедят?
– Может быть – пожал плечами Тоха. – Но сначала тебя…
– Как меня? – вздрогнула Машка и зарыдала.
– Я костлявый – обречённо вздохнул Антон.

***
А во дворе Беслана вновь творилось веселье. Люди со всей округи к нему стали подтягиваться ещё с утра, да так у гостеприимного хозяина и остались…
Максим смотрел на танцующий народ и улыбался. Сколько же в этих лицах было добра…
– Ты Антона не видел? – вдруг спросила мужа Ирина.
Она подошла к нему ближе. Макс удивился.
– Нет, а что?
– Да просто я переживаю. Покормила его часа в два и больше нигде не встречала.
– Может он с Машкой где-нибудь в доме прячется? – предположил супруг.
Женщина отрицательно покачала головой.
– Нет, я там уже искала…
Только теперь, кажется, Максим запереживал, но Ирину нужно было успокоить.
– Ириш, ты иди на кухню, помоги Татьяне, а я сам Тоху найду – улыбнулся Макс, отвернулся и глазами стал высматривать Степана.
Друг сидел за длинным столом в обнимку с тестем и пел абхазские песни. Максим подошёл к нему ближе.
– Стёп, – положил он товарищу руку на плечо – дети пропали…
– Как пропали?! Когда?!
– Ещё не знаю, но ребят нужно найти…

***

Они взбирались в гору наперегонки, не ведая жажды, усталости, освещая себе путь, кто яркими факелами, кто тусклыми фонарями. Ни на минуту не останавливаясь, продолжали идти…
На поиски беглецов отправилось всё село. Вернее сильная её половина, слабая же осталась дома ждать.
– Как думаешь, где они? – наконец, обратился к другу Степан – Может быть, где-то в ауле потерялись?
– Нет, пастух сказал сюда в горы пошли…
Максим перевёл дыханье, а Стёпа снова спросил.
– А если они в ущелье упали? Или того хуже камнепад?
Макс затормозил.
– Давай не будем – попросил он приятеля. – Мы должны их найти – и добавил – Живыми, слышишь, живыми! А иначе никак…
И мужчины вновь замолчали.
А горы становились всё круче, дорога трудней, кусты непролазней…
– Антон! – крикнул Максим – Маша!
– Антон! Маша! – подхватили поисковики.
Но всё было напрасно. И люди продолжили идти.
– А помнишь Афган? – отчего-то вздохнул Стёпа – Мы ведь там ничего не боялись. Ни духов, ни холода, ни жары. Знали, ни сегодня убьют, значит, завтра… А тут, с этими детьми… – махнул он отчаянно рукой и вдруг вспомнил – Мааа-шааа! Мааа-шааа!
– Папа! – неожиданно ответило где-то в тиши – Папа!
Мужчины умолкли.
«Показалось?»
Но нет…
– Папа! – вновь услышали они – Папа!
И счастливые отцы побежали. И вот, наконец, луч фонаря осветил приближающиеся силуэты. Это были они… Их дети, их малыши…
Максим распахнул свои объятья сыну.
– Тоха! – радостно закричал он – Тоха!!!
Но мальчик, будто не заметив его, пронёсся мимо и вместе с Машкой запрыгнул на Степана...
– Как хорошо, что вы нас нашли!
Глава 3

***

Забрезжил рассвет и первые, ещё холодные лучи солнца, пробудили всё живое вокруг, всё, что ещё накануне ночью, казалось не живым.
Стали приветливее каменные великаны, засеребрилась в речке вода, лес заиграл прежними красками. Всё как всегда…
А Тоха вновь смотрел на дорогу. Дорогу, что возвращала его домой. Позади, остались сомненья, тревоги. Страхи тоже были уже позади. Впереди его ждали родные пенаты…
Он взглянул на притихшую Машку...
Сказать, что им вчера не попало, ничего не сказать. Подругу отходила кроссовком Татьяна, его отругала рыдающая мать. Но всё это было уже в прошлом… А теперь, высокие горы, тот же серпантин…
Антон украдкой посмотрел на отца. Тот рулил. И вдруг Максим обернулся.
– Ну, что беглецы? – улыбнулся мужчина ласково – А не поехать ли нам на канатную дорогу?!
– Кудаааа?
– Ну, на канатную дорогу. Воон, за тем поворотом она…
Макс в зеркало заднего вида вновь взглянул на грустных подростков. Как же он их любил! Особенно сына Тоху. А обиды? Что обиты? Максим о них уже давно забыл…
– А что, разочек прокатимся и обратно…
Но вопрос мужчины так и повис… Однако…
– Отлично! – неожиданно отозвался счастливый после вчерашнего Степан.
– И я не против – не раздумывая, поддержала отца Маша.
И автобус резко прибавил газ…

***
Они подъехали к горному ущелью очень близко, однако шоссейная дорога оборвалась, и путешественники из машины вышли. И тот час перед ними открылся величественный пейзаж: две огромные каменные скалы соединяла бездонная пропасть.
– Вот это да! – произнёс Максим и подошёл к обрыву ближе.
Его взору предстали красно-жёлто-зелёные склоны, а внизу лентой извивающаяся река.
– Красота! – ещё раз повторил Максим и повернулся к остальным, которые ждали его неподалёку. – Ну, что, зачехляться пора? Пошли… – махнул он размашисто рукой и повёл семью и друзей за собой.
Вскоре вся честная компания уже толпилась на асфальтированной площадке. Там молодые инструкторы готовили к переправе людей. Они обвязывали туристов страховками, усаживали на жёсткие сиденья, которые карабинами крепились к основной верёвке. Последняя же в свою очередь словно электрический провод, свисала между скал… Отправив очередного экстримала в «полёт», один из инструкторов повернулся к новеньким.
– Добрый день – протянул он руку Степану и Максу. – Хотите прокатиться?
– Хотелось бы – ответил Максим.
– Ну, тогда садитесь – предложил парень туристу приземлиться.
И мужчина, не раздумывая, плюхнулся в то, что молодые люди называли люлькой.
Вскоре Макс уже замер на краю пропасти, непредсказуемой, как вся его жизнь. Всего один шаг… И вот он парит на скорости. Летит над стометровой, словно птица.
От ощущений внутри захватывает дух, колотится сердце, немного тошнит. Но то ли ещё будет? Скала, что напротив, приближается к нему стремительно. Двадцать метров, ещё два… И вот, наконец, Максим стоит.
– Понравилось? – спросил туриста улыбающийся юноша.
Он отстегнул инвентарь.
– Нормально – ответил Макс. – А как обратно?
– Обратно выше. Там ещё одна площадка имеется – показал юнец рукой на верёвочную лестницу.
И тут Макс в ужасе уставился на неё. Шаткая конструкция висела вертикально пропасти. К тому же до деревянных ступеней нужно было ещё идти по узкому выступу вдоль скалы.
– Стойте! – вдруг замахал он руками над головой, пытаясь предупредить противоположную сторону – Стойте!
Но было уже поздно. Следом за ним неслась отчаянная Маруся. Рассекая воздух своими визгами, она приземлилась ровно туда, где только что затормозил он сам.
– Супер! – выдохнула Машка, как только освободилась от страховок – Вот это класс! – радовалась она – Дядя Максим, а куда дальше? – посмотрела бесстрашная девочка на друга отца.
– А дальше, Машенька, нужно пройти воон по тому выступу,– показал мужчина Марии дорогу. – Аккуратно забраться по лестнице наверх и там тебя примут… Поняла?
– Поняла – ничуть не испугавшись, ответила Маруся и, крепко держась за поручень, потопала над обрывом.
Однако Максим её страховал, а после того как убедился, что девочка в безопасности, вернулся обратно.
На прежнем месте радостный Степан уже отстёгивал бледную Татьяну.
Женщина охала, причитала и беспрестанно ворчала.
– Да, что б вы провалились, экстрималы проклятые! – ещё громче стала ругаться она, как только узнала, каким образом нужно возвращаться – Да чтоб вас всех порвало!– не унималась Стёпина жена.
Но всё же верёвочная лестница Татьяне покорилась.
Последней приземлилась в объятия Максима Ирина. Мужчина помог ей спуститься.
– А где Антон? – спросил взволнованный супруг.
– А Антону я не разрешила, да он и сам не очень-то хотел – ответила Ира.
И Макс облегчённо выдохнул. Осталось позаботиться о безопасности жены.
– Мы сейчас вместе пойдём, я покажу тебе дорогу, ты главное вниз не смотри…
Последние слова Ирину насторожили.
– А что, что-то случилось? – спросила она.
– Нет ничего. Просто нам наверх нужно забраться.
Максим взял супругу за руку.
– Пошли…
И та покорно двинулась. Но как только увидела обрыв, замерла.
– Я туда не могу – жалостливо заявила она.
Максим ласково посмотрел на любимую.
– Крепко держись за поручень и просто иди. Я буду рядом, не бойся – попытался он развеять сомнения жены.
И, наконец, Ирина согласилась.
– Ну, хорошо – сказала она и аккуратно пошла.
Максим, наблюдая за супругой, отправился следом.
Шаг, ещё шаг… Мужчина посмотрел в глубокую бездну. Та словно жуткий гипнотизёр, манила его своим великолепием. Макс опомнился и отвёл глаза. С ним рядом вновь была Ирина. Она передвигалась медленно, часто дыша.
– Ещё немного – подбодрил её муж. – Ещё немного…
И вот, наконец, лестница. Женщина встала на неё ногой.
– Я боюсь – вновь произнесла она.
– Не бойся, я с тобой. Давай потихоньку – подтолкнул Максим любимую.
И несчастная начала подниматься. Но вдруг непонятно откуда взявшийся ветер с силой качнул её.
– Ой! – вскрикнула Ира и остановилась.
– Нельзя стоять! Нельзя! – испугался Макс и стал карабкаться следом.
Но Ирина, зажмурив глаза и опустив голову, уже замерла. Мужчина взглянул наверх.
– Всего десять ступеней! Десять! – сообщил он дрожащей от страха жене.
Но та будто бы его не слышала.
– Я тебя ненавижу! – вдруг сказала она – Я тебя ненавижу!
И всхлипнув отчаянно, стала неуклюже взбираться по лестнице. А Максим остался один.
– Ненавижу – задумавшись, вдруг тихо повторил он…

Глава 4

***

Как же быстро бежит время. Стирая грани между прошлым и будущим, оно растворяет в памяти то, что было реальным ещё вчера…
Вот и Антон уже ничего не помнил. Ни те короткие каникулы, ни ту злосчастную поездку. А может быть парень и не хотел о них вспоминать?
Мальчик снова учился в школе, а после занятий часто приходил сюда, на берег зимнего моря. Теперь некогда бирюзовое тёплое было серым и холодным…
Тоха вздохнул, поднял глаза и увидел нечто.
Иссиня-чёрная туча, словно глубоководная каракатица, ползла по небу, оставляя за собою искривлённый след. След струёю выпущенных чернил, которые тут же расплывались в разные стороны.
Подросток сморщился и перестал на тучу смотреть. Зато он вновь уставился на море.
– И всё-таки будет шторм – произнёс Антон, надел свою шапку, застегнул пальто и вздохнул. – Как же мне всё это надоело… Скорее бы лето…
Мальчик отошёл от воды подальше, уселся на перевёрнутую лодку и принялся думать обо всём.
О компьютерных играх и газировке, о том, что где-то сейчас его товарищи играют в снежки, ну и, конечно же, о разводе родителей…
Впрочем, последнее обстоятельство юного отпрыска мало волновало... Ведь у Антона уже давно была другая жизнь. Вместе с матерью в городской квартире…
И, тем не менее, что-то тревожило сердце парня. Может быть образ отца, одинокого и всеми забытого?
«Правда он сам виноват – подумал про себя Тоха и добавил – Наказания без вины не бывает» – успокоил себя «третейский судья» и вновь вспомнил о школе.
Но тут кто-то позвал мальчика со стороны.
– Антон!
Подросток повернулся.
Рядом с ним стоял тот, о ком он только что думал…
Отец выглядел отвратительно. Весь помятый, небритый…
– А я везде искал тебя – вдруг улыбнулся Максим. – И рад, что увидел…
– А я нет – недовольно нахмурился сын.
– Ну, и ладно. Зато мы сейчас с тобой покатаемся. Ты же не против порулить?
Парень задумался.
– Ну, если только сам?
– Конечно сам! Конечно!…

***
Пустырь, который отец с сыном облюбовали, находился неподалёку, за стройным рядом многоэтажных домов. Относительно ровный, широкий, а главное безопасный. Макс отдал подростку ключи, а сам уселся на сиденье рядом.
– Ну, что давай! – вальяжно раскинулся мужчина в кресле и заулыбался.
Тоха вставил ключ зажигания, завёл мотор, нажал на сцепление, потом надавил на педаль газа и Фольксваген тронулся. Правда, проехал недолго. Буквально через метр микроавтобус затормозил.
Антон расстроился, но отец его подбодрил.
– Ничего – сказал попутчик. – Попробуй ещё…
И Тоха снова попробовал, и вновь неудачно.
– Ты сцепление-то не бросай – учил мальчика Макс – Отпускай его плавно, аккуратно, и всё получится…
И наконец, на пятый раз у подростка получилось.
– Я еду! – радостно закричал он – Я еду! – стал ловко управлять парень Фольксвагеном.
– Молодец – похвалил малого Максим. – Так и надо…
Мужчина посмотрел в окно.
– Помню, когда я в твоём возрасте был…
Но тут машину тряхнуло, однако Антон не растерялся. Он аккуратно выкрутил руль, нашёл место без ям и ухабов и снова надавил на педаль газа.
– Так что там в моём возрасте? – переспросил сын.
Но в ответ ничего не услышал... Парень медленно повернулся.
Отец, повесив голову, спал…
– Пап, ты чего? – вдруг тихо произнёс Тоха – Пааап…
И тут сердце юного водителя ёкнуло. Он резко затормозил, взял руку родителя. Та была холодна…
– Папка ты чего?! – вдруг закричал подросток, схватил отца за грудки и начал трясти – Папка!!!
Но, кажется, было уже поздно…

***
Это сравнительно новое здание выросло на окраине мегаполиса недавно, а теперь украшало собою его деревянную часть. Ту, что люди называли старым городом.
Тоха из окна седьмого этажа наблюдал за происходящим. Узкие улочки, невысокие дома, заборы, были чуть дальше. А рядом небольшой парк, да машины скорой помощи…
Мальчик вздохнул.
Как он очутился здесь, Тоха помнил плохо. Помнил только, что, не добудившись отца, он долго рыдал, потом опомнился, дрожащими руками завёл мотор и медленно тронулся. Медленно потому что быстрее было нельзя.
Вскоре Фольксваген выкатил на шоссейную дорогу. И Антон, прибавив скорости, поехал туда, где может быть могли спасти его отца. Слёзы застилали ему глаза, рубаха от напряжения взмокла, но он всё рулил. И вот, наконец, она. Первая городская…
Парень остановился у крыльца, выскочил их автобуса и истошно завопил.
– Помогите!!! Помогите!!!
И ему помогли. Из больницы выбежали врачи. Они уложили пациента на носилки и унесли.
И вот теперь он стоит здесь один, дожидается. Кого? Ну, конечно же его, своего отца. Своего любимого папу. Только бы он остался жив, только бы жив остался…
Ах, как поздно Антон всё осознал!
– Тоха! – вдруг услышал подросток мамин голос.
Ирина вся растрепанная бежала к сыну по коридору.
– Тоха, где он?!
– В реанимации…
– Что с ним?!
– Не знаю…
Женщина ослабла, опустилась на кушетку и зарыдала.
– Это мы с тобой виноваты, Антон – вдруг сказала она. – Это мы с тобою предатели... Это мы с тобой предатели…
Мальчик сел рядом с матерью, закрыл лицо руками и как щенок заскулил…

Эпилог

***
Торговый центр в столь позднюю пору был переполнен. Здесь всюду сновали озабоченные горожане в надежде что-то купить. Их привлекала яркая реклама, светящиеся вывески, витрины…
И лишь эта блондинка никуда не спешила. Высокая, стройная, красивая в свете софитов была отчаянно хороша. Шикарные волосы, длинные ноги, голубые глаза. Она выбирала духи в отделе парфюма и никого вокруг себя не замечала.
Чуть поодаль от неё на лавочке сидел молодой человек. Он был крепок, широкоплеч. Парень издали любовался незнакомкой. И вдруг девушка уловила на себе его взгляд и улыбнулась.
– Мужчина, вы не поможете мне? – захлопала подкрашенными ресничками она.
Молодой человек встал.
– Увы. Но я знаю, кто может вам помочь – вдруг произнёс он, посмотрел куда-то в сторону и крикнул. – Машка, иди сюда!
И тот час с ним рядом возникла Мария. Высокая, стройная, с копною рыжих волос. Ах, как же она изменилась!
– Познакомьтесь, это моя жена – вдруг засмеялся Антон.
Блондинка тот час смутилась. А юноша, обняв супругу за плечи, повёл её к выходу.
– Машка, я люблю тебя – вдруг признался мужчина.
– И я – улыбнулась Мария. – Ну, что, к твоим? – спросила она.
– Ага – Антон подумал немного. – Отец меня, наверное, уже заждался…






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 24.11.2019 Чуфистова Светлана
Свидетельство о публикации: izba-2019-2678520

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ













1