Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Старая дорога



Густой утренний туман рваными клочьями наползал на разбитую дорогу с остатками асфальта, уцелевшего с советских времен. По этим дорожным ямам давно уже никто не ездил. Даже уцелевшие участки были покрыты паутиной мелких и глубоких трещин. Путь в ранее богатый, а ныне разоренный колхоз не видел едущих по нему машин больше десяти лет. Причин туда ехать, действительно не было. Все ценное вывезли, как только колхоз-миллионер объявили банкротом. Молодые люди уехали работать в ближайшие города, а оставшиеся старики умерли в течение нескольких лет.
Обочины дороги поросли мелким кустарником и молодыми деревцами, вплотную подступившими к позеленевшим и растрескавшимся кускам асфальта. Крутые откосы тоже буйствовали густой высокой травой и пестрели красными ягодами дикой смородины. Дождливое лето дало щедрый рост яркой зелени и природа постепенно брала свое, отвоевывая у созданного человеком пути сантиметр за сантиметром. Мелкими деревцами были усеяны, и склоны, круто уходящие вниз к медленно текущей, заболоченной реке.
Теперь по этой дороге впервые за долгое время неслась машина. Подпрыгивая на ухабах и рискуя развалиться, зеленая семерка-жигули, управляемая коротко стриженым мужчиной, мчалась на сумасшедшей скорости.

Водителя звали Валерием, всего пару часов назад он пришел домой с ночной смены и увидел, как его жена занимается сексом с соседом по лестничной площадке. Причем, на новой роскошной кровати, которую они с женой вместе купили всего месяц назад, сделав себе подарок на пятилетие свадьбы. Выдав приличную серию тумаков жене и соседу Валерий, не видя ничего перед собой от ярости, сел в свой старенький автомобиль и просто поехал. В никуда. Бессмысленно. Ему весьма повезло, что он никого не сбил и не попал в ДТП, лавируя в городском автомобильном потоке. Впрочем, им была собрана изрядная порция штрафов на загородных камерах-регистраторах за превышение скорости.
Зачем он свернул на эту разбитую дорогу с шоссе, он не знал. Видимо, его утомило усыпляющее однообразие ровного движения. И вдобавок злило, что его обгоняют более дорогие автомобили. Вроде мерседеса его соседа. Вспоминая сцену измены, он каждый раз придавливал на педаль газа, выжимая максимум из двигателя несчастных жигулей. На дороге там и сям валялись старые высохшие ветки, а местами и крупные молодые деревца, сломанные сильным ветром при грозе, бушевавшей на прошлой неделе. Когда дорога стала спускаться ниже, к ней добавились клочья сизого тумана, тянущегося от множества медленно высыхающих солончаков, во множестве разбросанных у реки. Десятилетний водительский опыт позволял Валере умело лавировать между ямами и упавшими ветками, прикрытыми туманом, почти не снижая скорости и спасаясь от столкновений.

Минуя очередное препятствие, он едва не сбил невесть откуда взявшегося посреди дороги человека с тростью и крупной собакой на поводке. Пешеход, судя по походке, был пожилого возраста и к тому же хромал. Водитель только успел отметить в своем сознании его седой затылок и могучую, но согбенную спину.
Тормозить было, очевидно, поздно, и Валера инстинктивно принял решение объехать человека по неровной обочине. Несколько лишних царапин, полученных от кустов, вряд ли бы испортили семерке внешний вид. Однако только этим не обошлось. Чудо отечественного автопрома влетело правым передним колесом в заросшую травой яму полуметровой глубины, сделало немыслимый кульбит через капот и рухнуло вниз крышей на несколько молодых кленов в добрых двадцати метрах внизу от дороги. Тонкие деревца и заросли кустарника смягчили удар, почти не помяв крышу автомобиля, и спасли, таким образом, жизнь водителю. Зато всему остальному автомобилю досталось по полной программе. Из разбитого радиатора валил пар, смешиваясь с туманом, вдобавок чувствовался сильный запах бензина, вытекшего из лопнувших топливопроводов. Весь кузов, за исключением куска крыши над водителем, был измят.
Валера с трудом выбрался из покореженного автомобиля и, пошатываясь, встал. За свои тридцать лет жизни ему впервые довелось попасть в такую ситуацию. Он оглядел останки своего автомобиля. Вся его злость испарилась после аварии. Телефон он забыл дома, а теперь нужно было позвонить друзьям и вызвать помощь. Решением ему виделось только добраться до шоссе и попросить кого-нибудь позвонить или подвезти до города. В кармане шелестело несколько скомканных купюр, этого должно было хватить заплатить за проезд в рейсовых автобусах, если его никто не подберет.
– Хорошо, что жив. А жена… – да и оно к лучшему, что так вышло, – подумал Валера. Прихрамывая на правую ногу, он побрел к дороге, хотел убедиться, что человек, из-за которого он едва не погиб, все еще там. И попросить у него телефон.
Он едва не выбил себе глаз веткой кустарника в тумане, который ниже дороги был еще гуще. Немалых усилий стоило подняться ему по мокрой траве к месту, где машина попала в яму колесом. Кроссовки со стертыми подошвами скользили по склону. Невдалеке виднелся размытый силуэт старика. Он хромал в тумане, который совсем затопил дорогу, даже неба над дорогой не было видно, а окрас тумана выше сменялся с сизого на желтоватый.

– Эй, постой! – крикнул Валера, ускоряя шаг. Но старик не оборачивался. Он все также брел вперед, держа на поводке утонувшую в тумане собаку.
«Ах ты гад!» – подумал Валера и бросился догонять человека. Его возмутило, что виновник аварии и не подумал ему помочь, а теперь даже разговаривать не хотел. Боль в ноге прошла, и Валера побежал за стариком.
Странно, но те пятнадцать шагов, что были между ними, он бежал словно в замедленной съемке, почти не приближаясь к человеку в тумане. Валера списал это на ушиб головы в аварии. Когда, наконец, он догнал старика и, схватив его за плечо, развернул к себе, то пожалел об этом в ту же секунду. Даже в полоборота можно было безошибочно определить, что старик мертв, мертв уже давно. Кожа с серо-зеленого лица сползала клочьями, один глаз смотрел сквозь Валеру пустым взором, а вместо второго зияла черная дыра. Зато белые зубы были в отличной сохранности и бодро располагались ровными рядами на том месте, где раньше были плоть щек и губ. Поводок в руке мертвеца дернулся, и из тумана вынырнула оскалившаяся гнилыми зубами безобразная морда овчарки, которая была не более жива, чем ее хозяин. Собака уставилась дырами глазниц на Валеру, в шоке продолжавшего держать за рукав остановленный им труп.
Застрявшие в горле у Валеры ругательства, наконец, смогли вырваться наружу, и он, вопя, побежал прочь в сторону от шоссе. От этого ходячего кошмара и его тошнотворного запаха. Мертвецу же было наплевать на него, он продолжил свой путь с собакой в том же направлении.

Последний раз Валера бегал стометровку в школе и показывал неважные результаты. Сейчас же он с олимпийской скоростью мчался вверх по неровной дороге, бежал почти вслепую из-за плотного тумана, припадая на ушибленную ногу. Чудовищные безжизненные лица возникали перед ним одно за другим. Сначала несколько, а потом десятки мертвецов брели навстречу бегущему и задыхающемуся человеку. Они словно не замечали его, двигаясь вниз по дороге к одной им ведомой цели, о которой Валера даже думать не хотел. Но он догадывался, что побеги он в направлении их движения, ему ни за что будет не вернуться на шоссе.
Пока он просто старался огибать эту омертвевшую реальность и не думать, иначе можно было сойти с ума. Одно из мертвых лиц показалось ему знакомым.
Вернее часть лица.
Бывший начальник Валеры снес себе полголовы, катаясь без шлема на мощном японском мотоцикле. Мертвец тоже узнал его и прытко схватил Валеру за футболку, оторвав приличный лоскут вместе с кожей. Валера взвыл от острой боли и ударил кулаком мертвого босса. Тот завалился мешком на спину. При этом из разбитого сзади черепа полилось нечто мерзко пахнущее. Однако остальные бредущие мертвецы теперь остановились и потащились к взмокшему мужчине, который собрался продолжить бег после этой стычки.
– Отстаньте, уроды! – заорал Валера и ускорился, хотя ему казалось, что сейчас легкие вырвутся из груди и выпадут на склизкий, зеленый асфальт. Впереди в разрывах тумана забрезжил просвет выезда на шоссе, словно выход из тоннеля. Валера больше получаса ехал на машине вниз от него, а теперь невероятным образом за десять минут вернулся. Впрочем, отношения расстояния и времени сейчас заботили его меньше всего. Топот множества ног подстегивал его возбужденный страхом мозг, а воображение рисовало ужасные картины.

Наконец, он выбежал к вожделенному шоссе. И даже не оборачиваясь, почувствовал, что кошмар, преследующий его, отступил.
Машину посчастливилось остановить почти сразу. Красная тойота с визгом тормозов остановилась возле Валеры. За рулем сидела темноволосая симпатичная брюнетка лет двадцати пяти.
– Я попал в аварию. Подбросите до города? – попросил Валера, едва девушка опустила стекло с пассажирской стороны.
– Да, конечно. Вам нужна медицинская помощь? Я врач, – разволновалась брюнетка. Ее голос был приятным и мелодичным. – Больше никто не пострадал?
– Нет. До города довезите, я там разберусь сам. Я в порядке, – быстро сказал Валера, хотя его нога ныла всё сильнее. Но он хотел побыстрее уехать отсюда.
– Как хотите, – девушка пожала плечами, и машина мягко тронулась с места.

Они молча ехали минут десять. Валера тупо смотрел на панель перед собой, пытаясь осмыслить, что все-таки произошло.
– Свернем на заправку, и счет на телефоне пополню, чтобы вы позвонили, – сообщила девушка. Валера молча кивнул.
Машина замедлила ход перед желтой вывеской АЗС так резко, что с сиденья упала вниз высыпавшаяся из кармана Валеры мелочь. Он наклонился поднять ее, мысленно ругая брюнетку за неосторожное вождение.
Когда он собрал раскатившиеся монеты и поднял взгляд, то с ужасом понял, что за стеклом вновь мелькают бредущие мертвецы, двигающиеся по пояс в тумане по дороге, уходящей вниз.
– Куда мы едем? – охрипшим голосом спросил он у девушки, повернувшись к ней. Но на водительском сидении была не она, а уже кошмарно знакомый мертвый старик. Он открыл лишенную плоти челюсть и попытался что-то сказать Валере, но не смог – его голосовые связки сгнили. Лишь беззвучно двигал нижней челюстью.
Последней каплей для вопящего разума Валеры стало то, что его шею сзади что-то лизнуло. Он ни капли не сомневался, что эта та самая собака.
Валера с криком вывалился из машины на дорогу, повредив спину. Ног ниже спины он не чувствовал. От адской боли у него потемнело в глазах, но он все еще пытался уползти в сторону, в туман, который был более густым по краям дороги, но нечто очень сильное схватило его за волосы и потащило. Валеру волокли вниз по дороге, среди покачивающихся мертвецов, а он теперь не мог выдавить из себя ни звука. В горле словно был ком, мешающий кричать. Да и толку от крику было бы немного. Боль становилась все мучительнее, и он чувствовал, что ужасная процессия близка к завершению своего пути.
Валеру прекратили тащить и ненадолго бросили лежать. Но как оказалось только для того, чтобы его вновь схватили десятки гниющих конечностей и начали тянуть в разные стороны, отрывая куски от тела. Затем его разум погас.

Желто-сизый туман медленно рассеялся под жаром полуденного солнца, а старая разбитая дорога вновь приветливо зеленела молодой порослью кустарников, тянущихся до самой речки, несущей свои чистые воды. Прежнюю картину портил только полностью проржавевший корпус жигулей-семерки с лопнувшей от старости резиной. На нем можно было даже разглядеть кое-где сохранившуюся зеленую краску…





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 24.11.2019 Дмитрий Чепиков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2678354

Метки: мистика, ужасы, кошмары, страшные истории, истории на ночь, страх, триллер, приключения,
Рубрика произведения: Проза -> Ужасы


Михаил Чеклауков       06.12.2019   19:35:45
Отзыв:   положительный
Сгнившие трупы по ночам перед сном будоражат разум, тем кто мучается от бессонницы. Порой и страшные сны тоже интересны. Удачи в следующих мистических рассказах.












1