Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

1. Начало


1
Какой-то неприятный свист … вернее, нет! Скорее некий протяжный писклявый звук меня отвлёк от чьего-то отсчета: … 5 … 4 … 3 … Моё сознание, пребывающее в состоянии мне совершенно непонятном, так и оставалось всё это время без всякого рассудка, однако многое обусловливая. Вдруг на мгновение совсем померкло. И тут же вглядываясь сверху в чьи-то макушки и загривки, я явственно увидел толпу людей склонившихся над операционным столом, будто до этого видел сон, а теперь проснулся, враз открыв глаза, будучи где-то под потолком над распростёртым телом человека и персоналом (в хирургическом одеянии) что-то над этим радением суетливо «колдовавшим».
Этот субъект, что за личность?! Я плавно перемещаюсь, вовсе не терзаясь заботой, каким макаром таковые действия мною совершаются. Зависаю над самым изголовьем предмета внимания, совсем не затрагивая гомозящихся эскулапов, и пытливо всматриваюсь в бледное лицо опекаемого. И тут же, в недоумении ловлю себя на мысли: «Странно получается: я, сейчас наблюдаю вроде бы со стороны самого же себя, здесь, на этом ложе. Нас оказывается двое?! Абсурд!» Я растерян, но исключительно на секунду. С каким-то посторонним, каким-то новым осмыслением подглядываю за бывшим прибежищем меня, и почему-то мне оживлённо думается: «Смотри-ка, ёлки-палки! А я-то умер». Кроме того, подмечаю, почему-то по-детски радуясь, в трезвом здравии, дурацким мыслям: «А ведь я мёртвый значительно симпатичней живого, впрямь-таки представительный манекен, худо только, что всякой дрянью наполнен внутри, а приглядеться так мужчина прямо-таки ничего». И как бы ни был сейчас этот сброшенный мною «скафандр» побочен, бесполезен, а всё-таки он не малый срок прослужил мне коконом, в недрах которого я прятался со своими желаниями, задумками и пороками. Более того, это обиталище отрекомендовалось изрядной школой, где я, дырявым ковшом грехов, черпая из бездны скверну, собирал мизерные капельки святости.

Нежданно услышав скрипучий звук позади себя, буквально за «спиной», у самого «затылка», я в мгновение ока уже вглядывался в тот потаённый угол помещения, откуда донеслось это мерзостное дребезжание. Как гром среди ясного неба! я повсеместно ощутил новый мир и не то, чтобы менее, а куда как многообразнее заселённый всевозможными сущностями. И каждая из существ была индивидуальна. Эти мелкие, средние и более крупные твари копошились повсюду. Они ёрзали, елозили, куда ни глянь, причём с эдаким широким разнообразием форм и строений, доселе мне не знакомых, что я невольно дивился увиденному. В находящейся во мне сути жизни, какой-то тончайшей плотью меня охватил ужас! (Неужели, кроме меня из присутствующих людей этого никто больше не слышит и не видит?!)

Слева от меня волнообразно колыхалась стена. Она, вся из себя такая беспокойная, какая-то дрожащая, своими действиями отпугивала всякие малюсенькие невообразимые создания, пытавшиеся приклеиться к ней. Несообразность как мультяшный самовар тяжко охала и всесторонне колебалась. Сам угол ритмично вибрировал, как будто дышал возбуждённо и страстно, привлекая меня к себе. Подобно гифам-анимашкам, он: то тягуче выпячивался, преображаясь через идеальную форму женской груди в две изящные кисти рук, которые изысканными пальчиками шаловливо подманивали меня к себе; затем плавно и медленно всё это перетекало в пышные вульгарные губы, посылая мне жаркий и смачный поцелуй. Но я угадывал во всём этом чуждость, подразумевая, как в биотической среде, себя жертвой потенциального хищника. Чувствуя намеренно потаённые холод и беспощадность – я чурался гибельной приманки.

И вот окинул взором горизонт. О да! – он уже появился. Обзор невообразимо вытягивался, отодвигаясь и отдаляясь, неимоверно увеличивающегося объёмом помещения, ибо стены вдруг разодвинулись или куда-то вовсе отпряли, как бы испарившись. Это невозможно не только постичь, но и описать. Земное время застыло. И я, воззрившись как бы через бинокль удаления, воспринимая явствующее издали, примечаю, что вокруг стоп-кадра застывшего в работе медицинского персонала, заметны посторонние шевеления. Разумеется, медработники двигались, но, видимо, значительно медленней, что представлялось, будто бы они застыли на месте. Доктора в спецодеждах – эти прямые посредники Бога, конечно же, «трудились» над трупом (тем же старым порядком), но только вовсе не ведали того, что вблизи них, сплошь да рядом, размеренно плавают пакостного вида (ну никак иначе не назовёшь, ведь похожи!) головоногие «тремоктопусы». Рядом, будто в толще воды копотливо курсируют какие-то прообразы морских «тряпичников-драконов» в причудливо рваных формах. Там же, над головами незыблемых статуй, служителей панацеи, медленно витают грязные медузообразные сущности, а под их ногами участливо ворочаются (ну, с чем же ещё сравнивать, если вылиты!) неповоротливые «изоподы».
О! как я тогда начинал понимать, что всё-таки так неуместен и тщетен этот праведный труд врачевателей. И уже почему-то до глубины души разумея всю нелепость гротескового их дерзания (запечатлённого на их лицах), совсем не от них зависящего, жалел их и даже любил. А ведь они столько раз спасали меня руками Бога от боли! Но так нелепо теперь присутствовали все их заковыристые приспособления, эти: лигатуры, зажимы, корнцанги, крючки, дефибрилляторы, мониторы и всё тому подобное.

Я отдалялся и очень быстро потерял их из виду. Какое-то мощное существо настойчиво преследовало меня, и я, конечно же, распознал, что это не кто иной, как мой ангел-хранитель. Он же неоднократно пытался ко мне пробраться сквозь хоть и мелкую, но многотысячную мерзость. Но ему мешали его же собственные огромадные крылья. И он (бедняга!), на тот момент напоминал скорее мотылька, запутавшегося в клейкой паутине. Я сам ему хотел помочь, но всё было тщетно. Мы с каждым мигом отдалялись и отдалялись, словно неведомая сила нас разлучала навсегда. И я изнеможённый понуро понимал, что, безусловно, теряю силы, отстаивая свою летучую плоть у паразитов. Я уже не был способным давать значительного отпора, потому как рассудок мутнел, терялся контакт с происходящим. В конце концов, не понятно, что происходило: где летел, куда и что мной правило.

Продолжение здесь     https://www.chitalnya.ru/work/2677784/






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 23.11.2019 Георгий Овчинников
Свидетельство о публикации: izba-2019-2677776

Метки: смерть, жизнь,
Рубрика произведения: Разное -> Философия



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1