Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

А Н Н А




                                                                                                А Н Н А

                                                                                2.02.2014г.

Было очень жарко, ещё только апрель, но солнце палило так нещадно, что поневоле приходилось искать место, где можно было бы укрыться от его обильных лучей. Все, кто работает по уходу за пожилыми людьми, по четвергам полдня свободны. Обычно в парках и скверах собираются женщины, которые дружат и общаются, обмениваясь своими новостями, радостями или горестями. У каждой свои дела запланированы на четверг, мне, например, нужно сегодня купить ремень для швейной машины и женщины подсказали, где найти такой магазин. К сожалению, он ещё закрыт и откроется только через два часа. Я нашла свободную скамейку в сквере и присела в тени деревца, которое давно привыкло к жаре, всеми своими веточками и листочками оно тянулось к солнцу, нежилось в его жарких лучах. Мне подумалось, что ко всему в жизни можно со временем привыкнуть, даже к палящему солнцу. Как странно, даже если нет подолгу дождей, деревья здесь не засыхают, не увядают, оставаясь сочно-зелёными до поздней осени, но и тогда теряют листья не всегда сухими и жёлтыми. Наверное, только здесь, в Неаполе, это так, благословенное это место, где так близко бескрайнее чудесное море, которое всем дарит здоровье, успокаивает, заставляет задуматься о мудрости и вечности.
-- Можно мне присесть возле вас?
Услышала я, отрываясь от своих мыслей.
-- Конечно, присаживайтесь.
-- Сегодня так жарко. А вы тоже ждёте, когда откроется магазин?
-- Да, но он не скоро откроется, только в пять часов, так что ждать надо ещё два часа, как минимум.
-- А я думала, раньше. Что ж, придётся ждать.
-- Да, придётся. Надо же, даже кафе закрыто и воды купить негде, вообще-то вода-то у меня есть, но она уже тёплая не вкусная.
-- Давайте познакомимся. Меня Аней зовут.
-- Я Рита, очень приятно.
-- Вы хотите приобрести новую швейную машину?
-- Нет, только ремень, наш старый порвался, и так неудобно без машинки.
-- Я знаю, знаю, Рита, у нас тоже есть в доме старая машинка, она всё время ломается, вот решила новую купить. Несколько дней назад присмотрела

одну хорошую модель, она выполняет всевозможные операции – и ришелье делает, и вышивает, даже можно установить функции оверлога. Мне очень она понравилась, конечно, это не дёшево, четыре тысячи евро стоит.
-- Но ведь это на всю жизнь, ещё и внучкам останется, хорошее наследство.
Анна тяжело вздохнула и замолчала, а я продолжала:
-- Ну и хорошо, что вы можете себе позволить такую дорогую вещь купить, поздравляю вас, но что такое, вы как будто не рады?
-- Ах, Рита, знаете, я как посмотреть со стороны, должна быть счастлива, но счастье это какое-то горькое, обидное, не настоящее.
-- Как это, Анна? Расскажите мне, облегчите душу. Бывает так, что рассказав чужому незнакомому человеку о том, что наболело, открыть душу, разгрузить её от проблем, очень важно. Возможно, мы никогда больше не встретимся, ведь я в этой части города впервые, но вы сразу почувствуете себя более раскованно и свободно. Очень часто бывают такие проблемы у нас, женщин, что даже самой близкой подруге их далеко не просто рассказать. Это как в поезде, когда незнакомые люди едут в одном купе, откровенничают, потому что знают, что больше никогда не встретятся, если конечно, не захотят и не обменяются адресами и номерами телефонов.
-- Какие подруги, Рита?! У меня их нет, были раньше две женщины, которые знали обо всех моих делах, но одна давно уехала домой, а другая отвернулась совсем, вижу, что завидует мне, никогда не звонит, а когда я звоню, отвечает, что занята. Когда со мной случилась беда, она искренне переживала и всячески утешала, а теперь эта зависть так и сквозит в ней. Зависть отдалила нас, но по сути тут нечему завидовать.
-- Не плачьте, Анна, может быть можно всё как-то поправить?
-- Можно, Рита, можно, но для этого я опять должна стать нищей, одинокой и никому не нужной.
-- Ну, ну, вы же сильная, красивая женщина и, конечно, не бедная-несчастная, раз можете себе позволить купить швейную машину за четыре тысячи евро. Не надо плакать, лучше расскажите мне свою историю с самого начала. Хорошо?
-- Хорошо, расскажу. Я жила на Украине в маленьком посёлке, там вышла замуж за парня, с которым была давно знакома. Мы любили друг друга, жили дружно, в согласии, оберегали, жалели, доверяли друг другу. Родились дети, дочь Ольга, потом сын Сергей – красивые, умные росли наши ребята. Мы купили новую двухкомнатную квартиру в центре. Но вот случилось несчастье, заболел мой муж серьёзно, надолго, сделали операцию, он пожил

ещё три месяца и умер. Дети тогда ещё были совсем маленькими, трудно было растить их, всегда моя мамочка была рядом и помогала мне. Всё бы ничего, да в стране началась такая разруха, что жить стало невозможно. Работы не стало, а мамина пенсия была ничтожно мала, ну, прямо хоть умирай с голоду. Что ж делать? Однажды услышала, что многие едут в Италию на заработки, и мы с мамой решили, что это единственное решение, которое мы должны принять, потому что просто нет другого выхода. Так я попала в Неаполь. Трудно было только до тех пор, пока не научилась более-менее разговаривать, потом всё наладилось. Я не боялась работы, мне не привыкать, работала много, забывая про отдых, потому что знала, что вот пошлю домой денег каждый месяц, и моя семья ни в чём нуждаться не будет. Проходил год за годом, менялись работы, дома, менялись люди, на которых я работала, росли мои дети. Слава Богу, что он дал здоровье моей мамочке, чтобы она заботилась о них. Дочь хорошо училась в школе, поступила в институт, закончила его, обрела профессию экономиста, стала работать в центральном городском банке. Ещё в институте она познакомилась с молодым человеком и вышла за него замуж. Я была на той свадьбе, и зять мне очень понравился – серьёзный парень, умный, толковый. Я купила для дочери новую квартиру и подарила на свадьбе. У нее всё хорошо, теперь уже родились две девочки-двойняшки и с мужем живут они в достатке, в любви и согласии. В тот раз я пробыла дома два месяца, сделала ремонт, поменяла мебель, а маму уговорила поехать в санаторий. В общем, потратила все деньги, которые привезла и была счастлива, что всё так хорошо сложилось. Сын мой уже повзрослел и собирался в армию уходить, вот говорит он мне:
-- Мама, ты через две недели уедешь, и не знаю на сколько, я в армию уйду, может, лучше тебе не уезжать? Хватит уже жить так далеко от нас, и бабушка болеть стала чаще, ведь совсем одна она останется.
-- Ах, Рита, почему я его не послушалась и не осталась?! Как он был прав! Как я сожалею, что не осталась тогда на родине! Ведь самые трудные времена, казалось, позади, тяжело ещё жить, по-прежнему работу найти сложно, но постепенно мы вместе что-нибудь обязательно придумали бы, но я ответила:
-- Не огорчайся, сынок, я там уже долго не буду, потерпи немного. Через два года закончится моя «пермесса» (документ, разрешающий временное проживание в Италии), так я её и продлять не буду, сразу домой вернусь тогда уже навсегда, а там и ты с армии вернёшься. Хорошо? Согласись, так лучше будет, мой дорогой Серёженька. Ещё заработаю на твою свадьбу,

чтобы и у тебя такая же красивая была, как у твоей сестрёнки.
-- Мама, ты сестре квартиру подарила, я понимаю, теперь всё так подорожало, что мне никогда такой не купить. Было бы справедливо, если бы ты нашу квартиру мне подарила. Так было бы по-честному, она, конечно, не новая, но после ремонта мне очень нравится.
-- Да? А где же, по-твоему, буду жить я, когда вернусь?
-- Как где? Здесь, где ж ещё? Это же наша квартира, не чужому человеку ты её даришь, а собственному сыну! Сделай для меня это, мама, прошу тебя, или ты не веришь мне, или любишь меньше, чем свою старшую дочку!
-- Что ты говоришь, сынок? Наоборот, я на тебя очень рассчитываю в старости, мой дорогой мальчик, поэтому и доверяю тебе, Серёженька.
-- Хорошо, мамочка, тогда пока ты не уехала, пойдём к нотариусу и оформим все нужные документы, никто ведь не знает, что может случиться в жизни. Незачем откладывать это дело в долгий ящик, я думаю, что необязательно всем об этом говорить.
-- Что ж, сынок, тебе виднее, ты единственный мужчина, на которого я полностью полагаюсь. Если ты считаешь это правильным, то так и сделаем.
На следующий день мы пошли в нотариальную контору и всё сделали так, как хотел сын. Помню, женщина-нотариус советовала мне не оформлять на квартиру дарственную, потому что тогда я добровольно отказываюсь от своей жилплощади навсегда, а составить завещание, которое вступит в силу после моей смерти. Она только предложила, но сын сказал:
-- Мама, ты же обещала.
В общем, подарила я ему нашу квартиру втайне от всех, как он просил, и уехала назад в свой Неаполь. Я думала, правда, двое детей должны быть равными, так что всё сделано хорошо и правильно.
В Неаполе у меня была работа на две персоны, я ухаживала за двумя пожилыми женщинами. Эти две сестры никогда не были замужем, зарплата была так же неплохая, да и привыкла я к ним за три года. Хорошо было мне вернуться к ним, обе мои синьоры соскучились и очень нуждались во мне. Одна всё время была в постели, а другая иногда сама ходила за продуктами потихоньку и осторожно. Как же мы все обрадовались друг другу! Всё пошло по-прежнему, мне нравилась моя работа. Я любила их сочувствовала, что они никогда не имели детей, а ведь это такое счастье, ради которого стоит жить, даже если живёшь так далеко от них. Однако обе они смотрели на жизнь совсем по-другому и никогда не сожалели о том, что так сложилась их Судьба, зато имели множество племянников и других родственников.

Многие соседи меня уже хорошо знали, приветствовали, здороваясь, радовались моему возвращению. На нашей площадке жил синьор Винченцо, он много лет был вдовцом, и многие годы дружил с моими синьорами, часто приходил к нам в гости. Мне это всегда было приятно, я угощала всех ароматным кофе, а жарким летом готовила холодный молочный коктейль с мороженым и малиновым сиропом, это им очень нравилось. Так и шло время месяц за месяцем. Я часто звонила домой детям и маме, знала, что мой Серёжа служит в армии, что у дочки Ольги всё хорошо, растут мои замечательные внучки-двойняшки. Меня радовало, что дома всё в порядке, и как я правильно всё там сделала. Теперь можно подарить девочкам золото, уже ведь не надо копить на жильё, можно слать домой хорошие дорогие вещи. Ну вот, отслужил сын в армии, вернулся домой и сразу женился. Взял в жёны красивую девушку, но свадьбы не делали, просто расписались. Напрасно я ждала приглашения на свадьбу, так и не дождалась. Что ж, раз так решили, значит так и надо, главное, чтобы жили между собой в мире и согласии. Однако стал мой Серёжа всё меньше и меньше со мной разговаривать, всё холоднее и короче становилось общение с ним. Что ж, раз так занят, то, наверное, ему не до меня. Он уже не звал меня домой и не спрашивал, когда вернусь, как живу, всё ли у меня хорошо. Я очень часто думала о том, что дома происходит, дочь Ольга ничего не рассказывает, только воркует над своими хорошенькими девочками, любуется, какие они милые, красивые, умненькие растут, но тоже домой не зовёт. Подарки принимает, радуется, благодарит, а обо мне даже не спрашивает. Однажды говорю своим синьорам:
-- Я найду женщину на своё место и насовсем поеду домой, что-то предчувствие у меня нехорошее. Простите меня ради бога, но душа не на месте, думаю, что там что-то происходит, от меня скрывают правду.
-- Хорошо, Анна, поезжай, посмотри как там дома да что, если надумаешь, возвращайся обратно. Мы будем тебя ждать месяц, а уж если за это время не вернёшься, то мы будем думать, что у тебя всё хорошо и со спокойной душой начнём искать кого-нибудь на твоё место. Мы очень привыкли к тебе, нам будет трудно привыкать к другой женщине, она ведь очень долго будет для нас чужая.
-- Мне очень жаль, простите меня, но я уже так решила, поеду.
Я думала, что еду домой, домой теперь уже точно навсегда. Я так хочу увидеть маму, обнять детей и внучек, так соскучилась по родным местам, по своей квартире, которую покинула такой уютной и красивой. Накануне

отъезда сообщила сыну и дочери, чтобы встретили в аэропорту. Моя душа так радовалась, что уже больше не надо будет расставаться с моими родными, с милыми внучками, которые уже ходят своими ножками. Ах, как я буду их баловать, любить и лелеять! Все свои вещи я отправила почтой, со мной был только чемодан с подарками и две сумки. Рита, я очень была счастлива, несмотря на усталость после перелёта, не могу рассказать, как я была счастлива! Мой Серёжа встретил меня один. Я обняла его и почувствовала, что это совсем не мой мальчик, ласковый и родной, а совсем какой-то другой, скованный и чем-то озабоченный.
-- Сыночек мой родной, как же я рада тебя видеть! А почему ты один, я думала, что твоя жена тоже захочет приехать?
-- Мама, она занята, дома кое-какие проблемы. Я снял гостиницу для тебя. Ты не волнуйся, будешь жить там, сколько понадобится, хоть целый месяц. Не обижайся, давай теперь, пока мы одни, поговорим и всё обсудим.
-- Сынок, но…
-- Мама, прости, но мы не ждали тебя, ты сообщила нам только вчера что приезжаешь.
-- И что? Что изменилось? Я же приехала домой, или я уже не имею права вернуться в свою квартиру?
-- Погоди, мама, во-первых, эта квартира уже не твоя.
-- Хорошо, она твоя, так мне уже там нет места?
-- Прости, мама, теперь нет. Не обижайся, мы живём с женой вдвоём и не хотелось бы, чтобы ты вклинилась в мою семью. Я не хочу, чтобы вы, женщины, воевали и ссорились, выясняли отношения и оскорбляли друг дружку, а ведь это будет неизбежно. Моя жена так и сказала, что не хочет портить с тобой отношения даже на тот недолгий срок, пока будет продолжаться твой отпуск.
-- Сыночек, но я приехала навсегда!
-- Навсегда?! Так тем более, мама, ну ты же ведь хочешь, чтобы я был счастлив? Скажи, хочешь?
-- Конечно, хочу, хочу всем сердцем, Серёженька, сынок мой родной!
-- Так не мешай мне, прошу тебя, ты ведь моя мама, и я знаю, как ты меня любишь. Прошу тебя, поедем в гостиницу.
-- Что ж, поедем.
Поселившись в гостинице, сначала я очень долго плакала, всё передумала, взвесила, ещё оставалась надежда на мою старшую дочь Ольгу, она всегда была рассудительной и мудрой. В этой суматохе и такой стрессовой ситуации я даже ничего не спросила о своей маме, дочь как-то говорила, что она

больше не живёт вместе с сыном, а переехала в деревню к своей сестре. Да, я помню, мамина сестра, тётя Маша, действительно жила в деревне далеко от нашего посёлка в своём доме. Они с мужем имели своё хозяйство – корову, кур, овец, раньше даже конь был, теперь, конечно, не знаю, ведь столько лет прошло. Раз уж так, навещу всех, ведь всем подарки привезла, никого не забыла. Хватит лить слёзы, не я ли сама виновата, что не прислушалась тогда к словам нотариуса, которая, конечно, разных ситуаций насмотрелась на своей работе?! Ошиблась я, доверившись собственному сыну, теперь придётся расплачиваться за свои ошибки. Что ж, я сильная, выжила в чужой стране, когда ни слова на итальянском языке не понимала, а здесь, на своей родине, думаю, не так тяжело будет, только очень обидно. Немного отдохнув с дороги, разобрала свой чемодан, разложила вещи по местам, позвонила дочери:
-- Здравствуй, Оленька, моя доченька. Я приехала и теперь в гостинице.
-- Мамочка, здравствуй, как хорошо, что ты приехала! Вечером приходи к нам на ужин, все мы будем ждать тебя. Нет, лучше оставайся там, мой муж заедет за тобой. Я так соскучилась по тебе.
Вечером мой зять заехал за мной, очень обрадовался, и радость его была искренней. Вот я у дочери в гостях, она плачет от счастья и смеётся одновременно.
-- Моя мамочка, моя родная, посмотри, как подросли твои внучки, какие они замечательные, какие умницы и красавицы!
-- Ах, мой дорогие, как же я рада вас видеть!
Дочь приготовила роскошный ужин, я всем подарила дорогие красивые подарки, мы сели за стол. Я видела, что моя девочка счастлива с мужем и всё у них хорошо – есть и уважение, и взаимопонимание, и любовь.
-- Доченька, а где же моя мама теперь живёт и как?
-- Думаю, что у бабушки всё нормально, она никогда мне не звонит, а когда я звоню, никогда ни на что не жалуется, говорит, что всем довольна. Сама я к ней не ездила, ты ж понимаешь, девочки мои ещё совсем маленькие и оставить их не с кем. Ты ведь поедешь в деревню погостить у них?
-- Разумеется, поеду, мне всё время душа болит, что столько времени ничего не знаю о своей маме. Это же мама, самый родной и близкий человек на земле, только она одна никогда не предаст, не забудет, всегда подставит плечо и поможет, вот и вас вырастила, никогда не забуду, сколько она для меня добра сделала, бедная моя мамочка. А что случилось, почему она ушла от Сергея из нашего дома?

-- Во-первых, эта квартира не наша и даже не твоя, если ты помнишь. Не ты ли сама отказалась от неё и подарила своему любимчику Серёженьке?! Когда он привёл в квартиру свою молодую жену, так для бабушки уже не было места, Сергей её просто выжил. Тогда она попросила приюта у своей сестры в деревне, и та с радостью приняла её в своём большом доме. Сама бабушка, как ты помнишь, к тебе в Италию никогда не звонила, да и жаловаться она не умеет. В общем, поедешь и сама всё увидишь. Давайте ужинать, ещё наговоримся. Мамочка, а ты надолго приехала?
-- Вообще-то навсегда. Я решила, что хватит мне там быть, вот и вернулась. Однако вижу, что вернуться мне некуда, нет больше места не только для моей мамы, но и для меня.
-- Знаешь, мама, обижайся только сама на себя, ты не права, я считаю это предательством, что ты тайно подарила своему любимчику квартиру. Я даже не уверенна, захочет ли он познакомить тебя со своей женой, думаю, что она сама не допустит этого. Подумай, зачем ей объясняться с тобой, решать какие-то твои проблемы. Мы ожидали, что ты приехала погостить, взяла отпуск, но если насовсем, то даже не знаю, что сказать. Сергей тебя в дом не пустит, это однозначно, но и у нас тоже нет свободной комнаты для тебя, сама видишь.
-- Да, я вижу, Оленька, ты не огорчайся, я обязательно что-нибудь придумаю, не волнуйся, моя доченька, тебе не придётся решать мои проблемы. Поздно уже, мне пора в гостиницу возвращаться.
Никто мне не предложил остаться, видно боялись, что поселюсь у них навсегда, я бы и сама не осталась, а так почувствовала себя там совсем ненужной. Когда я уходила, кажется, они вздохнули с облегчением. На следующий день я отправилась навестить маму и тётю с дядей. Вот там действительно все были очень рады видеть меня, встретили радушно, приветливо, как родную дочь, которую давно не видели. Они угощали меня простой и вкусной едой, расспрашивали о моей жизни в Италии. Им всё было интересно, с какими людьми я работала, не обижают ли там они меня, какой там климат, хорош ли он для моего здоровья, и правда ли, что там даже морской воздух целебный, ведь не зря же Италию называют солнечной. Они засыпали меня вопросами и, конечно, на мои отвечали с удовольствием. Моя мама сказала, что счастлива здесь, что живут все они дружно, хоть и болеют теперь чаще в связи с возрастом. Потом тётя и мама показывали мне своё хозяйство и гордились им, коня, правда, не было, зато была корова и молодая тёлочка, куры, гуси и кролики. В этой семье все много трудились, ведь чтобы иметь всё это, надо очень стараться. Никто из

них не спросил о моих детях, я им очень благодарна за то, что не позволили мне их устыдиться. Дядя спросил:
-- Что скажешь, Аннушка, нравится ли тебе у нас?
-- Конечно, нравится, особенно то, что вы заботитесь, уважаете и цените друг друга. Здесь так спокойно, надёжно, кажется, что я среди вас защищена от всех горестей и проблем.
-- Так оставайся жить с нами, доченька, дом смотри какой огромный, зачем тебе та Италия? Там, наверное, хорошо, но ведь там всё чужое, а здесь, среди родных людей, ты не будешь чувствовать себя одинокой. Обе женщины беспрекословно меня слушаются, поэтому в доме мир и согласие. Не тороплю тебя с ответом, подумай над этим хорошенько.
-- Хорошо, я подумаю, обещаю.
-- Поживи у нас, погости, дай наглядеться на тебя, а уж как рада будет твоя мама, если ты останешься, не рассказать, она, бедняжка, так скучала по тебе и ночами плакала, думала, что никто не слышит. Мы все хотим этого, Анечка. Подари нам хотя бы недельку, не спеши в свой шумный город.
-- Спасибо вам, тётя и дядя, у вас действительно очень уютно, и всё так устроено правильно.
-- Да, потому что мы живём по-честному и искренне хотим добра хорошим людям. Завтра воскресение, все пойдём в церковь, потом зайдём на кладбище, навестим могилы родных. Да вот ещё придут после обеда купцы с соседней деревни, чтобы купить нашу тёлочку, она у нас спокойная, хорошая, они будут довольны, я так думаю. Оставайся жить у нас, Аннушка. Что вы молчите, женщины?
-- Так мы ж тебя слушаем, ты ж у нас главный.
Засмеялись обе и посмотрели друг на дружку. Мы ещё долго разговаривали и всё не могли наговориться, а спать пошли очень поздно. Мама обняла меня и сказала:
-- Прости меня, доченька, это я воспитала твоих детей так неправильно, что выросли они такими эгоистами. Ты не виновата, не вини себя, это я была всегда рядом с ними, от всего оберегала, как могла. Кто ж знал, что нельзя доверять Сергею, и что он таким станет. Как ни посмотри с любой стороны, всё равно кругом я виновата, что он так и не научился сам принимать решения, вот и нашёл себе жену, которая всё за него решает, а ведь так будет всегда, жаль парня. И тебя жаль, моя доченька, как же мне болит душа за тебя, моя девочка, ты ж на них всю жизнь положила, в чужой стране столько лет жила, а своего угла так и не имеешь. Боже мой, какая же это несправедливость!

-- Ах, мамочка, разве я думала, что так всё будет?! Что ж, ничего уже нельзя изменить, очень жаль. А тебе правда здесь хорошо живётся, признайся мне, мамочка?
-- Хорошо, доченька, я чувствую, что нужна здесь. Моя сестра и её муж очень добрые люди, трудолюбивые, заботливые, все люди в окрестных деревнях уважают эту семью за честность и они это заслужили. Видишь, доченька, если Господь закрывает перед тобой одну дверь, то обязательно открывает две другие на твой выбор. Мне повезло, что моя сестра вышла замуж за такого человека, как твой дядя, порядочного, совестливого. Теперь это моя семья до конца дней. Я знаю, что ты не захочешь здесь остаться, поэтому не буду тебя удерживать, или я не права?
-- Ты права, как всегда права, дорогая. Ах, как я благодарна тёте и дяде, что они есть у нас, а то что бы мы теперь делали?! Пусть Господь благословит их и подарит всё, о чём они просят. Я отдохнула здесь душой и телом, мамочка, и теперь моё горе не кажется мне таким ужасным, как вчера. В конце концов все мы, матери, живём для детей и ради детей, главное, чтобы они сами подольше были счастливы, потому что если однажды их коснётся такая же участь, как моя, то они обязательно пожалеют, вспомнят о содеянном, раскаются и будут искать убежища у меня, как теперь я у тебя, а мне бы очень не хотелось этого дождаться.
-- Это неизбежно, но на всё воля Божья, моя милая. Давай спать ложиться, поздно уже.
Я осталась гостить в деревне, за это время пришли мои вещи из Италии, которые я выслала почтой, всё это мне позволили сложить в пустой комнате на чердаке. Деньги у меня были приличные и я, слава Богу, их никуда потратить не успела, поэтому сразу заказала билет на самолёт в Италию, благо документы всё ещё были действительные. Когда я по делам была в своём городе, то мои знакомые и бывшие соседи с интересом рассматривали меня, здоровались, перекидались со мной парой-трйкой слов чисто из вежливости. Я поняла, что всем известна моя печальная история, чувствовала себя неуютно, стеснялась, как будто сделала что-то дурное. Сын мой, Серёжа, так и не познакомил меня со своей женой, дочка Ольга больше в гости не звала. Никому до меня не было дела, я стала здесь ненужной и чужой, только в деревне, далеко от родного дома, меня всё ещё приглашали остаться, любили, заботились и всячески старались, чтобы я меньше думала о той ситуации, в которой оказалась. И мама, и тётя, и дядя, как я бесконечно им благодарна за всё, что они сделали для меня! Я оставила себе

часть денег, остальные отдала маме. Пришла пора прощаться, и я понимала, что больше никогда их не увижу, а они всё ещё надеялись, что я передумаю в последний момент. Ах, как сжималось моё сердце от нежности и благодарности, однако, я приняла твёрдое решение уехать.
И вот я вернулась к своим синьорам. За это время одна из них умерла, а другая всё ещё болела и была совсем слабой. Она очень обрадовалась, что я вернулась обратно. Конечно, зарплата стала значительно меньше, но хорошо уже то, что не осталась на улице и не надо искать работу. Моя подружка, узнав, что со мной приключилось, какое разочарование ждало меня дома, мне искренне сочувствовала, утешала и уговаривала, что всё образуется непременно. Она звонила каждый день и всегда находила слова утешения, переживала за меня, и мне тогда казалось, что она самый родной здесь человек. Однако через три месяца моя синьора умерла. После похорон собрались все её наследники, и я уже собирала чемодан, чтобы уйти, когда пришёл наш сосед синьор Винченцо.
-- Анна, я вижу, ты собираешь свои вещи. Нашла новую работу?
-- Нет, ещё не нашла, но может быть, мне повезёт?
-- Не ищи другой работы, иди работать ко мне. Я всё чаще болею, мне нужна такая серьёзная и аккуратная женщина, как ты. Зарплата твоя будет хорошая, ты ничего не потеряешь. Соглашайся, ты ведь давно меня знаешь, прошу тебя.
-- Спасибо, синьор Винченцо, теперь трудно найти хорошую работу, вы ведь знаете.
-- Хорошо, бери свои вещи и иди в мой дом.
Так я стала жить и работать у нашего соседа синьора Винченцо. Это был пожилой человек, далеко не бедный, он уже привык жить только для себя долгие годы ни в чём себе, любимому, не отказывая. Он был немного капризный и раздражительный, но очень любопытный. Я быстро поняла его характер и всячески старалась ему угодить, иногда удивить новыми блюдами из украинской кухни, связать красивый джемпер, салфетку, что-нибудь пошить. У него была квартира старого холостяка, это очень чувствовалось, поэтому мне всегда хотелось всячески её украсить, а он это понял и не препятствовал моей фантазии. Винченцо внимательно присматривался ко мне, иногда испытывал моё терпение и выдержанность на прочность, конечно же, я никогда ему не перечила, он видел моё уважение к нему и благодарность. Понемногу он всё выспрашивал у меня, как я жила, где и с

кем. Один раз за ужином беседа наша затянулась, я рассказала ему, какое горе и разочарование ждало меня на родине. Ничего не утаив, я объяснила,
что по моей глупости и доверчивости всё так случилось, что понимаю – во всём сама виновата, но изменить уже ничего нельзя. Я рассказывала и плакала, слёзы сами катились, остановить их было невозможно. Мне не хотелось жалости от детей, но я ждала хотя бы понимания, элементарной благодарности, однако и этого я от них не заслужила. Винченцо сказал:
-- Я примерно догадывался, что с тобой случилась беда. Мне очень жаль, Анна, теперь, значит, ты свободна от обязательств перед своими детьми. Ты ведь теперь поняла, что больше не нужна им?!
-- Я это, конечно, поняла, но ведь если бы я давно вернулась домой, когда они выросли, то моя дочь не имела бы новой квартиры, я бы не помогла своим детям деньгами и подарками, но мы все вместе жили бы в одной нашей квартире в нужде и бедности. Однако они так не считают – всё прожито и забыто, вся вина только моя, и проблемы теперь тоже только мои.
-- Это хорошо, что теперь ты можешь о них не думать.
-- Нет, Винченцо, я не перестаю думать об этом, только ведь всё назад не повернёшь и не исправишь.
-- А что, собственно, ты хочешь исправить, в чём твоя вина? Никак не пойму! Наоборот, я понял, что ты всё сделала для их блага, а они оказались неблагодарными. Ну и прекрасно, что всё так случилось, это очень удачно для меня! Ты выйдешь за меня замуж, и больше никому и ничего не будешь должна. Никому, кроме меня. Я, конечно, далеко не молод, старше тебя на шестнадцать лет, понимаю, что супружеский долг уже никогда не сумею выполнить, однако у тебя будет своё место в жизни рядом со мной. Ты ведь знаешь, Анна, какой я эгоист, собственник, мне нужна жена ответственная, добрая, спокойная, за эти годы я такой не встретил. У меня есть сын, но он живёт в Германии, там у него семья и работа, мы общаемся по интернету, он будет безмерно счастлив, если рядом со мной всегда будешь ты.
-- О, что вы говорите, синьор Винченцо, как это может быть?
-- Это может быть и будет очень хорошо. Став моей женой, тебе не придётся принимать никаких важных решений, ибо это буду делать я, и я не позволю, чтобы ты в чём-то нуждалась. За то время, что мы знакомы, я понял, какая ты и всё меня устраивает. Знаю, какой я эгоист, знаю, что ты меня немного побаиваешься, конечно, не могу тебе обещать, что изменюсь, это не реально, я таким был всю жизнь, поэтому живу и процветаю. Да, я люблю себя, чего

мне стыдиться, но теперь твоя честь – моя честь. Кроме того ты, Анна, мне
давно нравишься, одно меня смущает, не будешь ли ты, почувствовав
свободу, бегать на дискотеки?
-- Вот вам бы только шутить!
-- Отчего же?! Я, между прочим, в твои годы часто посещал дискотеки и мне это нравилось. Однако, мы можем отправиться туда вместе, я полюбуюсь, как ты танцуешь с кавалерами, хочешь?
-- Опять шутите, только дискотеки и не хватает мне для полного счастья!
-- Послушай, Анна, этот брак будет выгоден так же и для тебя, ведь после моей смерти ты будешь получать семьдесят процентов моей пенсии до конца твоей жизни, а пенсия у меня совсем не маленькая. Соглашайся, выходи за меня замуж, я всё сделаю, чтобы ты не пожалела об этом никогда.
Через некоторое время мы поженились, у меня всё есть для полного счастья, мой муж теперь не скрывает, что любит меня, дарит дорогие подарки и ему это нравится, нравится смущать меня, удивлять, радовать. Всё хорошо, но счастье моё всегда будет омрачено тем, что случилось, потому что я с болью в душе думаю о своих детях и маме. Моя подружка отвернулась от меня, когда я рассказала о тех переменах, которые произошли в моей жизни. Она откровенно завидует мне, и мы больше не общаемся, потому что она не хочет.
Вот какая непредсказуемая моя Судьба, Рита.
-- Да уж, действительно непредсказуемая, что ж ещё можно сказать. Однако, ваш муж имеет доброе сердце, он пожалел вас и помог, хоть и прикрывается своим эгоизмом.
-- Какой он там эгоист?! Выдумывает всё, просто боялся, что я не выдержу его капризов и однажды сбегу, но я очень быстро поняла – это такая игра, которую он выдумал и думает, что я не знаю правил. Не настоящее всё это, Рита, и счастье моё не настоящее, приправленное большой долей горя, но кому расскажешь об этом? Однако, вам рассказала и мне стало легче.
-- Как быстро пролетело время, магазин уже открыт, пойдёмте, Анна. А за вашу историю я вам очень признательна, она действительно поучительна и заслуживает не только внимания, но и размышлений.






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 18
© 22.11.2019 Нонна-Рита
Свидетельство о публикации: izba-2019-2677151

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       25.11.2019   19:59:46
Отзыв:   положительный
Очень интересный рассказ. Такие истории, к сожалению, очень часты - дети пользуются родительской любовью, а потом отбрасывают их, как ненужный хлам. Часто детям за это достается от собственных детей...
Нонна-Рита       27.11.2019   11:00:50

Спасибо за визит, Людмила. Все чаще и чаще убеждаюсь, что жизнь -- бумеранг. С уважением и самыми добрыми пожеланиями Рита.













1