Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава V. Летописцы народной жизни: историки, писатели, поэты


Глава V. Летописцы народной жизни: историки, писатели, поэты
Глава V. Летописцы народной жизни: историки, писатели, поэты.
(Иллюстрации в книге стр. 98 - 168)
https://www.chitalnya.ru/upload3/345/ac50df9e798a34e959dbb3bfc9e881bc.pdf

5.1. Погодин Михаил Петрович (1800-1875г.г.)


Погодин Михаил Петрович – русский историк, писатель, публицист, действительный член (академик) Петербургской Академии Наук. Сын крепостного крестьянина. В 1821 году окончил Московский университет, с 1825 по 1844 годы здесь же работал профессором всеобщей, а с 1835 года, Русской истории. Будучи выдающимся исследователем древней русской и славянской культуры он установил источники Начальной летописи («Повесть временных лет» преподобного Нестора, святого подвижника Киево – Печёрской лавры XI века), изучил причины и условия возвышения Москвы и создания единого русского государства. В издаваемых Михаилом Петровичем журналах «Московский вестник» и «Москвитянин» обосновывалась и активно пропагандировалась, в отличие от так называемой норманнской истории, сформулированной немцами Г.З. Байером и Г.Ф. Миллером, самобытность русского исторического процесса становления Древней Руси.
Любовь Михаила Петровича к России составляла смысл его нравственной жизни. Ещё в начале 20–х годов XIX века, будучи студентом Московского университета, у него сложилась горячая дружба с однокашником Фёдором Ивановичем Тютчевым (1803 – 1873 г.г.).
Основой этой дружбы была безмерная любовь к Отечеству. Много лет спустя Погодин напишет о своём друге: «Никто в России не понимает так ясно, не убеждён так твёрдо, не верит так искренно в её всемирное, общечеловеческое призвание как он». Это проникновенное высказывание несомненно в полной мере относится и к мировоззрению самого Михаила Петровича. И не только к мировоззрению, но и к его неутомимой деятельности по возвеличиванию России, как носительницы духовного начала в жизни и развитии мирового сообщества.
М.П. Погодин был убеждённым патриотом, твёрдо отстаивал знаменитую триаду устройства российского общества и государства «Православие, Самодержавие, Народность», о которой следовало бы помнить нынешним либералам демократам, озабоченным нелепым и лживым поиском русской идеи.
Учёный был твёрдо убеждён в том, что в основе русской истории лежит русский дух, как вечное начало, дарованное русскому народу Богом в форме православия. Поэтому он настойчиво призывал опасаться распространения в России других конфессий, особенно иудаизма и католичества, оказывать активную поддержку Русской Православной церкви со стороны государства, причём не только экономическую, но и законодательную. Эта позиция Михаила Петровича особенно актуальна и в наше кризисное для России и русского народа время, поскольку «вне религии у человека нет притока нравственной силы, нет и источника сознательной и добровольной дисциплины» (Л.А. Тихомиров 1852 – 1923 г.г.)
Большие усилия М.П. Погодин предпринимал по поддержке славянского национального движения на Балканах, по защите и консолидации православного славянского мира, чего явно не достаёт в международной политике руководителям современной России. Трагедия Югославии и, особенно, Сербии в конце XX века в большей мере является следствием отсутствия преемственности в многовековой политике России по отношению к родным нам славянским странам и народам.
Михаил Петрович – автор уникальных исторических произведений. Среди них особо важное значение для утверждения русского национального самосознания имели его труды: «О происхождении Руси» (1825 г.). За эту работу он был избран действительным членом Петровской Академии наук и искусств; «Исследования, замечания и лекции о русской истории», регулярно публиковавшиеся в 1846 – 1857 годы; «Древняя русская история до монгольского ига» (1871 г.).
Учёный не ограничивался публикацией лишь своих исследований. Им впервые было подготовлено и осуществлено издание «Псковской летописи» (1837 г.), и сочинения Ивана Тихоновича Посошкова (1842 – 1863 г.г.).
С 1830–х годов Погодин начал собирать письменные и вещественные памятники русской истории, которые составили обширную и бесценную коллекцию («Древлехранилище»), которая в 1850–х годах бала приобретена публичной библиотекой в Петербурге.
К несчастью, в наше непутёвое «демократическое» время (эти строки пишутся в конце 2009 года) о славном сыне России почти никто не вспоминает. Стыдно осознавать, что когда в ноябре 2000 года академику М.П. Погодину исполнилось 200 лет со дня его рождения, это знаменательное событие в русской жизни практически прошло незамеченным. Вызывает горькое сожаление и то, что из современных москвичей почти никто не знает о том, что неподалёку от Новодевичьего монастыря находится улица Погодинская, названная ещё в XIX веке в честь выдающегося русского патриота. Здесь Михаил Петрович проживал долгие годы на Девичьем поле в собственной усадьбе, которая до настоящего времени не сохранилась. Отрадно уже и то, что остался рудимент уникального «древлехранилища» – «Погодинская изба». Это двухэтажный деревянный дом, который как бы выдвигается вперёд, красуясь среди каменных строений. Дом крыт двускатной крышей, украшенной деревянным резным кружевом, оконца его в узорных наличниках, есть светёлка в мезонине. Построенная архитектором Н.В. Никитиным в 1856 году изба была возведена по всем правилам деревянного русского зодчества и явилась оригинальным подарком крупного русского предпринимателя Кокорева весьма чтимому им историку, знатоку и собирателю русских древностей.
Погодин дружил со многими выдающимися людьми своего времени. В этой «Погодинской избе» на Девичьем поле часто собирались славянофилы – Самарин, Хомяков, Аксаков… Погодин, ведший подробнейший дневник всю свою долгую жизнь, описывал свои встречи с Пушкиным и Лермонтовым, в его доме несколько лет жил Гоголь. Бывал у него актёр Щепкин, драматург А. Островский читал здесь свои пьесы, а Лев Толстой приходил сюда советоваться с Погодиным во время работы над романом «Война и мир».
В 1972 году, к 100-летию со времени кончины Михаила Петровича, был воссоздан первоначальный вид избы. Реставрация была проведена на средства Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК), активным членом которого являлся и автор этого повествования, принимавший посильное участие в этой, пусть малой, но благодатной акции по восстановлению народной памяти о великом сыне России. До начала разрушительных «реформ» и прихватизации в погодинскую избу приходили москвичи и гости столицы, чтобы послушать лекцию, узнать, что в «Древлехранилище» М.П. Погодина было 17 (!) разделов. Первый составляли рукописи (включал около 2 тысяч памятников), второй – 800 старопечатных книг, третий составляли книги, напечатанные при Петре I и т.д. Художественная часть собрания включала картины, иконы (около 2000), обширные коллекции графики (лубочные картины, портреты русских деятелей, ранние образцы отечественных гравюр). В 1852 году большая часть коллекций была приобретена казной для Публичной библиотеки и Эрмитажа, а церковные древности поступили в Оружейную палату. Где ныне все это хранится, в каких запасниках? Что за чудо – экспозицию московских древностей можно было бы создать в Погодинской избе! Будем надеяться, что тьма «демократизации», сгустившаяся над Россией, рассеется и русские люди вновь вернутся к благодарному почитанию великого прошлого своей Родины и её великих сынов, а в этом залог светлого будущего.
Литература:
1.Погодин М.П. Древняя русская история до монгольского ига. М., 1871 г.
2.Энциклопедический словарь русской цивилизации. М., изд. ЭРЦ, 2000 г.
3.Вл.С. Соловьёв. Русская идея. В кн. «Русская идея», М., изд. «Республика», 1992 г.
4.Журнал «Русский дом», № 11, 2005 г.

5.2.Ключевский Василий Осипович (1841-1911г.г.)

Среди могучей плеяды русских учёных, изучающих историю России с древнейших времён до начала XX века, особая роль принадлежит талантливому ученику выдающегося историка-государственника, академика Петербургской Академии наук, ректора Московского университета Сергея Михайловича Соловьёва (1820-1879г.г.) – В.О.Ключевскому.
Будущий выдающийся исследователь русской жизни родился 16 (28) января 1841 года, в селе Воскресеновка Пензенской губернии, в семье сельского священника Осипа Васильевича Ключевского (1815-1850г.г.). Вскоре после смерти отца семья Ключевских испытывает тяжёлое бедственное положение и в поисках средств к существованию перебирается в город Пензу. Здесь смышлёный мальчик Василий поступил на учёбу сначала в приходское, а затем в уездное духовное училище, после окончания которого обучался в течение четырёх лет в Пензенской духовной семинарии. За год до окончания её юноша уезжает в Москву и поступает на историко-филологический факультет Московского университета. На него обращает пристальное внимание заведующий кафедрой русской истории Сергей Михайлович Соловьёв.
Под его руководством Ключевский защищает дипломную работу на тему «Сказание иностранцев о Московском государстве». Эта выпускная работа получила высокую оценку историков и была опубликована в «Известиях московского университета». По рекомендации С.М.Соловьёва молодой выпускник Ключевский был оставлен при кафедре русской истории для подготовки к профессорскому званию.
Непосредственным куратором молодого учёного был профессор С.В. Ешевский – специалист по всеобщей истории, но наибольшее влияние на его творческий рост оказал профессор Ф.И.Буслаев, известный специалист по русской словесности и, конечно, сам Сергей Михайлович Соловьёв. В 1871 году В.О.Ключевский защищает кандидатскую диссертацию на тему «Древнерусские жития святых как исторический источник», а в 1882 году – докторскую диссертацию – «Боярская дума Древней Руси». С этого времени он становится профессором Московского университета, где читает собственный курс лекций по русской истории, то есть становится преемником ушедшего из жизни С.М.Соловьёва. Василий Осипович по праву считался непревзойдённым лектором не только среди студентов и профессоров университета, но и широким кругом московской интеллигенции, интересующейся историей России. Не случайно аудитории, в которых выступал профессор Ключевский, всегда были переполнены. В эти годы им были прочитаны и изданы специальные курсы: «Методология русской истории», «Терминология русской истории», «История сословий в России», «Источники русской истории».
Параллельно с основным местом работы в университете Василий Осипович читает лекции в Московской духовной академии. В 1887-1889 годах он возглавляет деканат Историко-филологического факультета Московского университета и является его проректором. В 1889 году Ключевского избирают членом-корреспондентом Императорской Петербургской академии наук, а в 1900 году – действительным членом этой академии. В 1893-1895 годах по поручению императора Александра III Ключевский читает курс лекций русской истории сыну монарха Великому князю Георгию Александровичу. В 1899 году выходит из печати его труд «Краткое пособие по русской истории», а с 1904 года начинается издание его четырёхтомного собрания сочинений.
Наибольшей популярностью среди специалистов и широкой читающей публики пользуется издание В.О.Ключевского «Русская история: полный курс лекций в трёх книгах», воспроизведённое издательством «Мысль», М.,1993.
Особо следует отметить, что исторические труды Василия Осиповича Ключевского создавались на основе исповедуемого им русского православного мировоззрения, в жизненную силу которого он неизменно верил всю жизнь. В своей речи, произнесённой на собрании Московской духовной академии, посвящённом памяти Сергия Радонежского, выдающийся православный учёный говорил: «Творя память преподобного Сергия, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам великими строителями нашего нравственного порядка, обновляем его, пополняя произведенные в нём траты. Ворота Лавры преподобного Сергия затворятся и лампады погаснут над его гробницей – только тогда, когда мы растратим этот запас, не пополняя его». Смотри «Богословский Вестник», № XI, Сергиев Посад, 1892.
Ключевский свято верил, что именно глубокая православная вера обусловливает жизнеспособность великого русского народа. При этом он утверждал, что «одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжело его унижение, но пробьёт урочный час, он соберёт свои растерянные нравственные силы и восполнит их в одном великом человеке или нескольких великих людях, которые выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу». Цитируется по: Михаил Лемешев «К воскрешению России», М., 2009.
Василий Осипович Ключевский ушёл из земной жизни 12 (25) мая 1911 года. Похоронен в Москве, на Донском кладбище.

Общественное признание.
1.Академией наук СССР для учёных историков установлена премия имени В.О.Ключевского.
2.В 1966 году улице Поповка в городе Пензе присвоено имя Ключевского.
3.В 1991 году на этой улице был открыт музей В.О.Ключевского.
4.В 2008 году в городе Пензе установлен памятник В.О.Ключевскому.

Литература.
1.В.О.Ключевский «Русская история: полный курс лекций в трёх книгах», М., « Мысль», 1993.
2.Энциклопедический словарь русской цивилизации. Составитель О.А.Платонов. М., 2000.
3.Альманах «Памятники Отечества», №2, 1992.

5.3.Есенин Сергей Александрович (1895-1925г.г.)

Литература наша дышит православием.
К.Н.Леонтьев.

Русская литература всегда основывалась на стремлении человеческой души к Царствию Божьему, к преодолению греха, к утверждению добротолюбия, нестяжательства, искания правды, воспеванию красоты Природы и Человека. Тысячелетняя история русской литературы открывается безсмертным сочинением митрополита Иллариона «Слово о Законе и Благодати», созданном в XI веке. В этом уникальном произведении Ветхому Завету (закону, национально ограниченному) противопоставляется Новый Завет - благодать, даруемая всему человечеству. Непреходящая ценность этого древнего произведения состоит в том, что Илларион не только обосновывает великое благо для Руси в распространении христианского света в ней и воздаёт хвалу князю Владимиру, крестившему Русь, но и решает эту задачу в изумительной поэтической форме, раскрывающей глубину и красоту русского языка.
Богата Россия поэтическими талантами. Об этом свидетельствуют многочисленные литературные памятники древней Руси, изложенные в былинах, сказаниях и песнях. Это древнее наследие получило развитие в творчестве многих сотен и даже тысяч поэтов, среди которых сияет созвездие М.В.Ломоносова, А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Ф.И.Тютчева, А.А.Блока, А.Т.Твардовского, Н.М.Рубцова. Произведения этих великих русских поэтов знают и любят миллионы читателей. Но нельзя не признать и тот отрадный факт, что поистине всенародной любовью пользуется светлое имя Сергея Есенина и его светоносная лирика.
Я вспоминаю, как в годы, когда творчество Есенина иудейско-большевистской властью осуждалось, с каким волнением и благодарностью, нередко со слезами на глазах, слушали мои импровизированные чтения его стихов в самых разных обстоятельствах: будь то встреча с друзьями или со случайными попутчиками в поезде, на студенческих вечеринках, на субботниках, во время уборки картофеля и овощей в колхозах или на строительных площадках, на праздничных вечерах в институтах и университетах, где мне приходилось работать, или просто в гостях у знакомых. Это было зримое проявление народной любви буквально к каждому слову и к каждой мысли великого певца и гражданина России.
С большим волнением я приступаю к этим запискам о жизни и творчестве гениального русского поэта. Прибавить что-то новое в выражении любви к Сергею Александровичу, о которой я только что сказал, весьма затруднительно. Надеюсь, в решении этой задачи мне помогут сами произведения поэта, которые я здесь размещаю. Уверен, что они обрисуют образ Есенина лучше любых моих рассуждений о нём.
Итак, уважаемый читатель, настроимся на поэтический лад, вслушаемся в чарующую музыку есенинского стиха.

Колокол дремавший
Разбудил поля,
Улыбнулась солнцу
Сонная земля.

Понеслись удары
К синим небесам,
Звонко раздаётся
Голос по лесам.

Скрылась за рекою
Белая луна,
Звонко побежала
Резвая волна.

Тихая долина
Отгоняет сон,
Где-то за дорогой
Замирает звон.
1914г.

С этим колокольным призывом проследуем вместе с поэтом в храм его творчества по основным этапам его короткой и яркой жизни.

Детство и отрочество поэта.Сергей Александрович Есенин родился 21 сентября (13 октября) 1895 года в селе Константиново Рязанской губернии, в крестьянской семье. Его родителями были Александр Никитич Есенин (1873-1931г.г.) и Татьяна Фёдоровна Титова (1875-1955г.г.). Константиново - старинное село, которое впервые упоминается в 1619 году в письме местных крестьян царю Михаилу Фёдоровичу на соседних федякинских крестьян, уличённых в грабежах. А жаловались царю на недобросовестных соседей потому, что село принадлежало его дворцовому ведомству.
В селе была деревянная церковь, освещённая в честь Казанской иконы Божьей Матери. Простояла она почти два века, пока в 1779 году вице-канцлер двора императрицы Екатерины II Александр Михайлович Голицын вместо неё построил каменную Казанскую церковь с приделом в честь святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софьи.
Новая церковь была просторна и светла, богато украшена образами святых и золочёной утварью. По воспоминаниям сестры Сергея Екатерины, внешний вид Казанской церкви был очень живописен. На фоне зелёных зарослей вязов, акаций и бузины она выделялась своей белизной как подвенечное платье. За церковью красавица Ока, а на её высоком берегу расположена часовенка, рядом с ней огромный камень-валун, на котором в детстве и юности любил сидеть будущий поэт, любуясь приокскими раздольями. Есенины жили напротив Казанской церкви, в двухэтажном доме, построенном дедом поэта по отцу, Никитой Осиповичем, в котором и родился долгожданный младенец Серёжа.
Таинство Крещения совершил 3 октября (по юлианскому календарю) настоятель Казанской церкви протоиерей Иоанн Смирнов, который нарёк младенца Сергеем в честь преподобного Сергия Радонежского, день памяти которого отмечается 8 октября. После Крещения отец Иоанн сказал матери Сергея: «Он у тебя от Бога». Забегая вперёд, отметим, что с этим священником Сергей Александрович поддерживал близкую связь, начиная с детства до последних дней жизни.
С раннего детства Серёжа был отдан на воспитание деду по матери Фёдору Андреевичу Титову. Будучи грамотным и глубоко верующим человеком, Фёдор Андреевич читал своему внуку Евангелие, рассказывал ему о священной истории, а к пяти годам научил малыша читать православные книжки самостоятельно. Об этом поэт тепло вспоминал в стихотворении «Письмо деду».
В доме Есениных часто останавливались на постой паломники, кормились нищие и убогие, к которым с большим участием и заботой относился Серёжа. Об этом юный поэт напишет в своём щемящем душу стихотворении «Побирушка».
Плачет девочка-малютка у окон больших хором,
А в хоромах смех весёлый так и льётся серебром.
Плачет девочка и стынет на ветру осенних гроз,
И ручонкою иззябшей вытирает капли слёз.

Со слезами она просит хлеба чёрствого кусок,
От обиды и волненья замирает голосок.
Но в хоромах этот голос заглушает шум утех,
И стоит малютка, плачет под весёлый, резвый смех.


Дед Сергея Фёдор Андреевич был благотворителем Казанской церкви, поэтому не только регулярно ходил в церковь, пел на клиросе, но имел возможность позволять внуку залезать на колокольню, чтобы любоваться заокскими далями, а в праздники вместе с пономарём участвовать в колокольном звоне, который вызывал в его душе мысли о вечности, о Боге.
На восьмом году жизни Сергей поступил в местную начальную 3-летнюю церковно-приходскую школу, по окончании которой поступил в земское училище, которое закончил в 1909 году. В это же время, по желанию деда, начал обучаться в церковно-учительской школе, в селе Спас-Клепики. По её окончании путь его лежал в духовную семинарию. Однако судьба распорядилась иначе. Юноша чётко понял, что его призвание - литература. Не только понял сам, но и убедил в этом своего любимого деда, который хотел во внуке видеть священника.

Становление духовного мировоззрения.

Во все описанные годы в душе золотоглавого отрока неугасимо пылала любовь. Любовь к природе, к деревьям и цветам, к рассветам и закатам, к друзьям и всем окружающим его людям, к небесам, солнцу и звёздам. Верующим людям известно, что Бог - это любовь, и эта любовь жила в сердце Сергея, которой он щедро делился с людьми в своих стихах. Порадуемся им, уважаемый читатель, вместе с поэтом.

Звёзды.
Звёздочки ясные, звёзды высокие!
Что вы храните в себе, что скрываете?
Звёзды, таящие мысли глубокие,
Силой какою вы душу пленяете?

Частые звёздочки, звёздочки тесные!
Что в вас прекрасного, что в вас могучего?
Чем увлекаете, звёзды небесные,
Силу великую знания жгучего?

И почему так, когда вы сияете,
Маните в небо, в объятья широкие?
Смотрите нежно так, сердце ласкаете,
Звёзды небесные, звёзды далёкие!
1911-1912гг.



Черёмуха.

Черёмуха душистая
С весною расцвела
И ветки золотистые,
Что кудри завила.
Кругом роса медвяная
Сползает по коре,
Под нею зелень пряная
Сияет в серебре.
А рядом, у проталинки,
В траве, между корней,
Бежит, струится маленький
Серебряный ручей.
Черёмуха душистая,
Развесившись стоит,
А зелень золотистая
На солнышке горит.
Ручей волной гремучею
Все ветки обдаёт
И вкрадчиво под кручею
Ей песенки поёт.
1915г.
Поразительно, как глубоко и немногословно юный поэт говорит о несравненной доброте сердца русского человека, о его любви к ближнему.

Шёл господь пытать людей в любови,
Выходил он нищим на кулижку.
Старый дед на пне сухом, в дуброве,
Жамкал дёснами зачерствелую пышку.

Увидал дед нищего дорогой,
На тропинке, с клюшкою железной,
И подумал: «Вишь, какой убогой,-
Знать, от голода качается, болезный».

Подошёл господь, скрывая скорбь и муку:
Видно, мол, сердца их не разбудишь…
И сказал старик, протягивая руку:
«На, пожуй…маленько крепче будешь».
1914г.

Не меньшее восхищение вызывает понимание поэтом того, что труд человеческий не просто тяжкое бремя, не только способ добычи средств к существованию, как утверждают либеральные идеологи. Он видит назначение труда в познании законов развития Вселенной, в созидании высшего общечеловеческого счастья.


Кузнец.
Душно в кузнице угрюмой,
И тяжёл несносный жар,
И от визга и от шума
В голове стоит угар.
К наковальне наклоняясь,
Машут руки кузнеца,
Сетью красной рассыпаясь,
Вьются искры у лица.
Взор отважный и суровый
Блещет радугой огней,
Словно взмах орла, готовый
Унестись за даль морей…
Куй, кузнец, рази ударом,
Пусть с лица струится пот.
Зажигай сердца пожаром,
Прочь от горя и невзгод!
Закали свои порывы,
Преврати порывы в сталь
И лети мечтой игривой
Ты в заоблачную даль.
Там вдали, за чёрной тучей,
За порогом хмурых дней,
Реет солнца блеск могучий
Над равнинами полей.
Тонут пастбища и нивы
В голубом сиянье дня,
И над пашнею счастливо
Созревают зеленя.
Взвейся к солнцу с новой силой,
Загорись в его лучах.
Прочь от робости постылой,
Сбрось скорей постыдный страх.
1914г.
Характер у юного Сергея был впечатлительным, эмоциональным и любвеобильным. Но, главным его руководящим чувством во всех его поступках была глубокая и светлая любовь к Отечеству, о чём он говорил так.
Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты - в ризах образа…
Не видать конца и края -
Только синь сосёт глаза.

Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.

Пахнет яблоком и мёдом
По церквам твой кроткий Спас,
И гудит за косогором
На лугах весёлый пляс.

Побегу по мятой стёжке
На приволь зелёных лех,
Мне навстречу, как серёжки,
Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».
1914г.

Трудовые будни.
Осенью 1912 года отец Есенина привозит сына в Москву и устраивает его на работу в мясную лавку купца Крылова, где он сам работал приказчиком. Работа в лавке Сергею не понравилась. Он даже пошёл на конфликт с отцом. Какое-то время работал продавцом в книжном магазине, а затем перешёл в типографию известного издателя И.Д.Сытина сначала - экспедитором, а затем помощником корректора. В издательстве он познакомился с выдающимся скульптором Сергеем Тимофеевичем Конёнковым (1874-1971г.г.), который в своей книге «Мой век» пишет, что Есенин любил петь песни об «Алексии - человеке Божьем», «О Вере, Надежде, Любови и матери их Софии».
В 1913-1914 годах Есенин создаёт множество стихотворений и поэму о святителе Николае - архиепископе Мирликийском. В 1915 году поэт приезжает в Санкт-Петербург, здесь он встречается с Александром Блоком (1880-1921г.г.), читает ему свои стихи, который запишет в своём дневнике: «Стихи свежие, чистые, голосистые…» и рекомендует петербургским литераторам Есенина как талантливого крестьянского поэта-самородка. Благодаря такой оценке, Сергея Александровича начали активно печатать и принимать в литературных салонах.
В это время он входит в литературную группу «Краса» и литературно-художественное общество «Страда», членами которых были известные поэты Н.Клюев, С.Клычков, П.Орешин, А.Ширяевец. Особо близкие отношения у него складываются с Николаем Алексеевичем Клюевым (1887-1937г.г.), которого Сергей Александрович называл своим наставником и «рачителем». Стихи молодого поэта активно печатаются во многих изданиях. По признанию автора из 60 представленных стихотворений было принято и опубликовано 51. В начале 1916 года они были объединены в первой книге Есенина «Радуница». Характерной особенностью этого периода творчества была неизбывная сыновья любовь к родине, к православному образу жизни русского народа. Обобщающим содержанием этого цикла стихов может служить следующее из них:

Запели тесаные дроги,
Бегут равнины и кусты.
Опять часовни на дороге
И поминальные кресты.

Опять я тёплой грустью болен
От овсяного ветерка.
И на извёстку колоколен
Невольно крестится рука.

О Русь – малиновое поле
И синь, упавшая в реку, -
Люблю до радости и боли
Твою озёрную тоску.

Холодной скорби не измерить,
Ты на туманном берегу.
Но не любить тебя, не верить –
Я научиться не могу.

И не отдам я эти цепи,
И не расстанусь с долгим сном,
Когда звенят родные степи
Молитвословным ковылём.
1916г.

В 1915 году при поддержке государя Николая II создаётся «Общество возрождения художественной Руси», в состав которого входили известные художники, архитекторы, писатели, в частности, В.Васнецов, М.Нестеров, А.Ремезов, А.Щусев, С.Городецкий, поэты Н. Клюев и С. Есенин. В Марфо-Мариинской монашеской общине сестёр милосердия, основанной великой княгиней Елизаветой Фёдоровной, было организовано чтение стихов. Творчество Есенина и Клюева ей понравилось, и по окончании вечера она долго беседовала с крестьянскими поэтами и подарила им по экземпляру Евангелия и образки с изображением иконы Пресвятой Богородицы. Несколько позднее, в день именин Есенина, Елизавета Фёдоровна сделала ему особый подарок - икону преподобного Сергия Радонежского, в честь которого поэт получил своё имя. Выступал Есенин и перед Государыней Императрицей Александрой Фёдоровной в Царскосельском лицее, где он читал ей свои стихи, просил и получил разрешение посвятить ей цикл стихов.
В апреле 1916 года Сергея призвали на армейскую службу и назначили санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Её Императорского величества Императрицы Александры Фёдоровны. В этом поезде трудились сёстрами милосердия сама Императрица и её дочери - Царевны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия. Есенин неоднократно выступал в лазарете в присутствии царственных особ. Впечатление от встреч с Царевнами поэт отразил в своих стихах:
В багровом зареве закат шипуч и пенен
Берёзки белые горят в своих венцах.
Приветствует мой стих младых царевен
И кротость юную в их ласковых сердцах.

…Всё ближе тянет их рукой неодолимой
Туда, где скорбь кладёт печать на лбу,
О, помолись, святая Магдалина,
За их судьбу.

Во время Февральской революции 1917 года Есенин отказался присягать Временному правительству и дезертировал из армии. В октябре этого же года власть в России перешла к большевикам. В советской литературе нередко звучали утверждения о том, что Есенин был одним из тех русских писателей, которые с восторгом встретили Октябрь. На самом деле всё было не так просто. Поэт надеялся увидеть в революционном перевороте движение общества к разумной светлой жизни, а не уничтожение традиционной культуры русского народа, в том числе и православной веры.
В поэме «Товарищ», написанной под впечатлением буржуазной, организованной масонами, Февральской революции С.А.Есенин с потрясающей прозорливостью показал, что в действительности она была направлена против народа и православия.

«Исус, Исус, ты слышишь?
Ты видишь? Я один.
Тебя зовёт и кличет
Товарищ твой Мартин!

Отец лежит убитый,
Но он не пал, как трус.
Я слышу, он зовёт нас,
О верный мой Исус.

Зовёт он нас на помощь,
Где бьётся русский люд,
Велит стоять за волю,
За равенство и труд!..»

И, ласково приемля
Речей невинных звук,
Сошёл Иисус на землю
С неколебимых рук.

Идут рука с рукою,
А ночь черна, черна!..
И пыжится бедою
Седая тишина.

Мечты цветут надеждой
Про вечный, вольный рок.
Обоим нежит вежды
Февральский ветерок.

Но вдруг огни сверкнули…
Залаял медный груз.
И пал, сражённый пулей,
Младенец Иисус.
1917г.

Есенин был подлинным гуманистом, он стремился воспевать то, что было в жизни «крепче и живей». Его стихи полны любви к людям и природе, вместе с тем, они проникнуты тревожным беспокойством о судьбе Родины, о её настоящем и будущем. Он трагически переживал события братоубийственной Гражданской войны, развязанной большевиками-иудеями. В своей поэме «Страна негодяев» поэт напишет:

Пустая забава,
Одни разговоры
Ну что же,
Ну что же мы взяли взамен?

Пришли те же жулики,
Те же воры
И законом революции
Всех взяли в плен.
1922г.

Этот великий обман Сергей Есенин вскрывал пристальным наблюдением за реальной жизнью, происходящей в стране.

…Ещё закон не отвердел,
Страна шумит, как непогода,
Хлестнула дерзко за предел
Нас отравившая свобода.

Россия! Сердцу милый край!
Душа сжимается от боли.
Уж сколько лет не слышит поле
Петушье пенье, пёсий лай.

Уж сколько лет наш тихий быт
Утратил мирные глаголы.
Как оспой, ямами копыт
Изрыты пастбища и долы…

На протяжении многих лет, в течение которых большевики-иудеи вели сатанинскую борьбу против русской православной церкви, некоторые советские критики и писатели нередко утверждали, что якобы Есенин принял антихристианскую идеологию и утратил веру в Бога, которую он усвоил с молоком матери. В частности, этой ложью грешил Ю.Л.Прокушев, изучавший наследие великого русского православного поэта. Во вступительной статье к трёхтомному изданию Есенина, вышедшему в издательстве «Правда» в 1977 году, в «доказательство отречения» поэта от православной веры критик приводит следующие слова из воспоминаний Сергея Александровича: «Я просил бы читателей относиться ко всем моим иисусам, божьим матерям и миколам, как к сказочному в поэзии». Трудно представить, как усмотрел критик в этих словах поэта изменения в его сложившемся мировоззрении и, тем более, в его поэзии.
Сергей Александрович решительно отказывался быть трубадуром большевистско-иудейской власти, к чему его лично призывали вожди - Троцкий, Дзержинский, Калинин. Напротив, он открыто высказывал недопустимость политизации русской литературы. На заседании пролетарских писателей, состоявшемся в 1921 году, в Народном Комиссариате Просвещения, поэт заявил: «Здесь говорили о литературе с марксистским подходом. Никакой другой литературы не допускается. Это уже три года! Три года вы пишете вашу марксистскую ерунду! Три года мы молчали! Сколько же ещё вы будете затыкать нам глотку? И…кому нужен ваш марксистский подход? Может быть, завтра же ваш Маркс сдохнет…». (Цитируется по: Игорь Евсин «Судьба и вера Сергея Есенина», по благословению митрополита Симеона (Новикова). Рязань, «Зёрна», 2007,160с.)
Да, у Есенина есть такие слова:

Небо – как колокол,
Месяц – язык,
Мать моя – родина,
Я – большевик.

Чему же удивляться в этом заявлении поэта? Ведь все русские люди во время революционного переворота большевистской пропагандой были объявлены активными сторонниками их разрушительной идеологии. Однако Есенина никак нельзя причислить к идеологам большевизма. Он и большевиком-то объявляет себя, глубоко озабоченным трагическими событиями, происходящими в России. Анализируя неслыханные разорения русской жизни в период Гражданской войны, он охарактеризует своё душевное состояние следующими красноречивыми стихами:

Издатель славный! В этой книге
Я новым чувствам предаюсь,
Учусь постигнуть в каждом миге
Коммуной вздыбленную Русь.


Видя все эти невзгоды, постигшие любимую Родину, Есенин тяжело переживал заблуждения народа, связанные с колебаниями в отношении веры в Бога, ссылаясь при этом на личные чувства:
«Стыдно мне, что я в Бога верил,
Горько мне, что не верю теперь»

Не мог поэт изменить свой образ мыслей и свои убеждения в величии православной веры и её утрате православными русскими людьми, с такой духовной болью изложенные в стихотворении «Пришествие»:

Господи, я верую!
Но введи в Свой рай
Дождевыми стрелами
Мой пронзённый край.

За горой нехоженной,
В синеве долин,
Снова мне, о Боже мой,
Предстаёт Твой Сын.

По Тебе молюся я
Из мужичьих мест:
Из прозревшей Руссии
Он несёт Свой крест.

Но пред тайной острова
Безначальных слов
Нет за Ним апостолов,
Нет учеников.
1917г.

Сами практические поступки поэта свидетельствуют о том, что православная вера не покидала Сергея Александровича. Приведу два конкретных примера. В 1924 году умер его друг - поэт Александр Ширяевец. На его похороны Есенин не только пригласил священника, чтобы отпеть друга, но и сам искренне молился за упокоение души усопшего, дружбой с которым он очень дорожил. Не менее убедительным было и дерзкое по тем безбожным временам «Послание «евангелисту» Демьяну», гласившее:


Когда я в «Правде» прочитал
Неправду о Христе блудливого Демьяна,
Мне стыдно стало так, как будто я попал
В блевотину, изверженную спьяна.

…Нет, ты, Демьян, Христа не оскорбил,
Ты не задел его своим пером нимало.
Разбойник был, Иуда был -
Тебя лишь не хватало.

Ты сгустки крови у креста
Копнул ноздрёй, как толстый боров.
Ты только хрюкнул на Христа,
Ефим Лакеевич Придворов.
(Настоящее имя Демьяна Бедного - Ефим Алексеевич Придворов). Это послание в защиту Христа не было опубликовано, но, по свидетельству современников, оно широко распространялось в списках по всей России.
Преступления, творимые большевистско-иудейской властью против многовековой духовно-нравственной и социально-экономической культуры русского народа, великий поэт и мыслитель с особой болью воспринимал, наблюдая жизнь крестьянства – самой созидательной силы России. Эти свои мысли Сергей Александрович с потрясающей глубиной выразил в своих стихах при посещении родных мест. Приведу их содержание с некоторым сокращением:
Возвращение на Родину.
Я посетил родимые места,
Ту сельщину,
Где жил мальчишкой,
Где каланчой с берёзовою вышкой
Взметнулась колокольня без креста...
……
Здесь кладбище!
Подгнившие кресты,
Как будто в рукопашной мертвецы,
Застыли с распростёртыми руками.

По тропке, опершись на подожок,
Идёт старик, сметая пыль с бурьяна.
«Прохожий!
Укажи, дружок,
Где тут живёт Есенина Татьяна!»

«Татьяна… Гм…
Да вон за той избой.
А ты ей что?
Сродни?
Аль, может, сын пропащий?»

«Да, сын.
Но что, старик, с тобой?
Скажи мне.
Отчего ты так глядишь скорбяще?»

«Добро, мой внук,
Добро, что не узнал ты деда!..»
«Ах, дедушка, ужели это ты?»
И полилась печальная беседа
Слезами тёплыми на пыльные цветы.
…….
«Тебе, пожалуй, скоро будет тридцать…
А мне уж девяносто…
Скоро в гроб.
Давно пора бы было воротиться».
Он говорит, а сам всё морщит лоб.
«Да!.. Время!..
Ты не коммунист?»
«Нет!..»
«А сёстры стали комсомолки.
Такая гадость! Просто удавись!
Вчера иконы выбросили с полки,
На церкви комиссар снял крест.
Теперь и богу негде помолиться.
Уж я хожу украдкой нынче в лес,
Молюсь осинам…
Может, пригодится…»
1924г.



Сергей Александрович глубоко скорбит, наблюдая разрушения, происходящие в историческом укладе жизни крестьян, в их традиционной православной культуре, в языке, в любви к людям, не только ближним, но и к каждой человеческой душе, созданной по образу и подобию Божиему, к своей малой родине и Отечеству в целом. Однако он выражает уверенность, что эта болезнь мировоззрения русских людей пройдёт, и Россия вернётся на путь своего славного многовекового развития.
Эту свою святую веру он с потрясающей силой изложил в своём мировоззренческом произведении:

Русь советская.
На перекличке дружбы многих нет.
Я вновь вернулся в край осиротелый,
В котором не был восемь лет.

Кого позвать мне? С кем мне поделиться
Той грустной радостью, что я остался жив?
Здесь даже мельница – бревенчатая птица
С крылом единственным – стоит, глаза смежив.

Я никому здесь не знаком,
А те, что помнили, давно забыли.
И там, где был когда-то отчий дом,
Теперь лежит зола да слой дорожной пыли.

А жизнь кипит.
Вокруг меня снуют
И старые и молодые лица.
Но некому мне шляпой поклониться,
Ни в чьих глазах не нахожу приют.

И в голове моей проходят роем думы:
Что родина?
Ужели это сны?
Ведь я почти для всех здесь пилигрим угрюмый
Бог весть с какой далёкой стороны.

И это я!
Я, гражданин села,
Которое лишь тем и будет знаменито,
Что здесь когда-то баба родила
Российского скандального пиита.


Но голос мысли сердцу говорит:
«Опомнись! Чем же ты обижен?
Ведь это только новый свет горит
Другого поколения у хижин.

Уже ты стал немного отцветать,
Другие юноши поют другие песни.
Они, пожалуй, будут интересней –
Уж не село, а вся земля им мать».

Ах, родина! Какой я стал смешной.
На щёки впалые летит сухой румянец.
Язык сограждан стал мне как чужой,
В своей стране я словно иностранец.

Вот вижу я:
Воскресные сельчане
У волости, как в церковь, собрались.
Корявыми, немытыми речами
Они свою обсуживают «жись».


Уж вечер. Жидкой позолотой
Закат обрызгал жидкие поля.
И ноги босые, как тёлки под ворота,
Уткнули по канавам тополя.

Хромой красноармеец с ликом сонным,
В воспоминаниях морщиня лоб,
Рассказывает важно о Будённом,
О том, как красные отбили Перекоп.

«Уж мы его – и этак и раз-этак, -
Буржуя энтого…которого…в Крыму…»
И клёны морщатся ушами длинных веток,
И бабы охают в немую полутьму.

С горы идёт крестьянский комсомол,
И под гармонику, наяривая рьяно,
Поют агитки Бедного Демьяна,
Весёлым криком оглашая дол.

Вот так страна!
Какого ж я рожна
Орал в стихах, что я с народом дружен?
Моя поэзия здесь больше не нужна,
Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

Ну что ж!
Прости, родной приют.
Чем сослужил тебе – и тем уж я доволен,
Пускай меня сегодня не поют –
Я пел тогда, когда был край мой болен.


Приемлю всё.
Как есть всё принимаю.
Готов идти по выбитым следам.
Отдам всю душу октябрю и маю,
Но только лиры милой не отдам.

Я не отдам её в чужие руки,
Ни матери, ни другу, ни жене.
Лишь только мне она свои вверяла звуки
И песни нежные лишь только пела мне.


Цветите, юные! И здоровейте телом!
У вас иная жизнь, у вас другой напев.
А я пойду один к неведомым пределам,
Душой бунтующей навеки присмирев.

Но и тогда,
Когда во всей планете
Пройдёт вражда племён,
Исчезнет ложь и грусть, -
Я буду воспевать
Всем существом в поэте
Шестую часть земли
С названьем кратким «Русь».
1924г.

Краткие сведения о семейной жизни поэта.
4 июля 1917 года Есенин познакомился с русской актрисой Зинаидой Райх. 30 июля того же года состоялось венчание молодых, которое происходило в церкви Кирика и Иулитты, в деревне Толстиково Вологодского уезда. Поручителями жениха были Павел Павлович Хитров, крестьянин из деревни Ивановской Спасской волости, и Сергей Михайлович Бараев, крестьянин из села Улья Устьянской волости, поручителями невесты – Алексей Алексеевич Ганин и Дмитрий Дмитриевич Девятков, купеческий сын из города Вологды. А свадьба происходила в здании гостиницы «Пассаж». У супругов родились двое детей – дочь Татьяна и сын Константин. 19 февраля 1921 года поэт подал заявление о разводе, в котором обязался материально обеспечивать бывшую супругу и детей.
Осенью 1921 года Есенин познакомился с танцовщицей Айседорой Дункан, с которой через полгода заключил законный брак. После свадьбы Есенин и Дункан совершили свадебное путешествие в Европу и Америку, посетили Германию, Францию, Бельгию, Италию. Европа Есенину не просто не понравилась, она поразила его чудовищной бездуховностью и лицемерием. Из Дюссельдорфа он пишет своим друзьям: «Что сказать мне вам об этом ужасающем царстве мещанства, которое граничит с идиотизмом? Кроме фокстрота здесь почти ничего нет. Здесь жрут и пьют, и опять фокстрот. Человека я пока ещё не встречал и не знаю, где им пахнет. В страшной моде господин доллар, на искусство начхать – самое высшее – мюзик-холл. Я даже книг не захотел издавать здесь, несмотря на дешевизну бумаги и переводов. Никому здесь это не нужно.
Пусть мы нищие, пусть у нас голод, холод и людоедство, зато у нас есть душа, которую здесь за ненадобностью сдали в аренду под смердяковщину…»
Ещё более неприятное впечатление на Есенина произвели США. В своём письме А. Мариенгофу поэт признаётся: «Милый Толя! Как я рад, что ты не со мной здесь, в этой Америке, не в этом отвратительнейшем Нью-йорке. Было бы так плохо, что хоть повеситься». Свои впечатления об этой стране Есенин изложил в очерке с красноречивым названием «Железный Миргород», в котором написал о высоких технических достижениях и показал духовное убожество людей, трагическую опустошённость их душ, изъеденных властью денег и потребительской моралью. «Лучше всего, что я видел в этом мире, это всё-таки Москва. В Чикагские «сто тысяч улиц», - считает поэт, - можно загонять только свиней. На то там, вероятно, и лучшая бойня в мире. При этой культуре «железа и электричества» здесь у каждого полтора фунта грязи в носу».
Показательно, что Есенин в США отказывался от встреч с эмигрантами, покинувшими Россию. «Чёрт с ними, - говорил поэт, - ибо они все здесь прогнили за пять лет эмиграции. Живущий в склепе всегда пахнет мертвечиной». Более того, когда еврейские литераторы добились встречи с Есениным, вместо того, чтобы отвечать на их вопросы, он прочитал им отрывок из своей поэмы «Страна негодяев», в частности, монолог одного из главных персонажей поэмы – Замарашкина: «Я знаю, что ты - настоящий жид. Фамилия твоя Лейбман. И чёрт с тобой, что ты жил за границей. Всё равно в могиле твой дом». Слушатели организовали шумный скандал в газетах, клеймили поэта «антисемитом и большевиком». Есенин осознавал, что по возвращении в Россию ему не избежать неприятностей. Так оно и случилось.
По истечении 4 месяцев, в августе 1923 года путешественники возвратились в Москву. Вскорости после этого брак поэта с актрисой Дункан распался. Осенью 1925 года Есенин женился в третий, последний раз на внучке Л.Н.Толстого Софье Андреевне Толстой (1900-1957г.г.), заведующей в ту пору библиотекой Союза писателей. После смерти поэта С.А.Толстая посвятила свою жизнь сбору, сохранению и подготовке к печати произведений великого поэта и оставила свои мемуары о нём.

Трагический финал земной жизни гениального поэта.
В Москве развернулась открытая ненависть к поэту со стороны еврейских правителей и подхалимствующей бездарной писательской братии. По сведениям С.Ю. и С.С.Куняевых, 20 ноября 1923 года отмечался день Союза поэтов. В этот день Есенин, Клычков, Орешин и Ганин зашли в Госиздат, где вели переговоры об издании своих книг, после чего посетили столовую на Мясницкой, где состоялся их откровенный разговор о России, о Советской власти, её отношении к крестьянству. Среди посетителей оказался осведомитель Марк Родкин, спровоцировавший процесс преследования поэтов в соответствии с ленинским законом «О борьбе с антисемитизмом». За 1924-1925 годы на Есенина было заведено 6 уголовных дел по обвинению в «хулиганстве» и «антисемитизме», завершившихся трагедией в декабре 1925 года.
Зловещую роль в гибели Сергея Александровича сыграл «самый грамотный», по определению Ленина, марксист Бухарин Н.И. (1888-1938г.г.). 12 января 1925 года этот злыдень написал в «Правде»: «есенинщина – это самое вредное, заслуживающее настоящего бичевания явление наших литературных дней, поскольку …Есенин представляет самые отрицательные черты русской деревни и так называемого национального характера». Выступая 26 января 1925 года на Ленинградской партийной конференции, он говорил: «Я больше всего должен сказать о русском шовинизме. Недавно я выступил в «Правде» против Есенина. Я считаю, что это не столько, так сказать по «узконациональным» мотивам по линии развенчания Есенина, сколько по другим мотивам. Имелся в виду, прежде всего, русский национализм и «русский дух».
По существу это было прямое указание на расправу с Есениным. Ведь Бухарин был не просто редактором «Правды», а «авторитетным» членом Политбюро ВКП(б) – идеологом организации массовых репрессий против русского народа. Уместно напомнить здесь высказывание из его книги «Экономика переходного периода» (М., 1929, с.147), которое гласит: «Пролетарское принуждение во всех его формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью является, как это парадоксально не звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи». Очевидно, что дальше дело передавалось в руки ОГПУ, одним из руководителей которого в то время был известный палач Менжинский.
Поэт чувствует смертельную опасность. В ноябре 1925 года он заканчивает поэму «Чёрный человек», в которой рассказывает о преследовании его мерзкой нечистью в лице карательных органов, ведущих за ним постоянную слежку. Сергей Александрович решает оставить Москву и 24 декабря 1925 года приезжает в Питер, где он рассчитывал заняться изданием толстого литературного журнала. Остановился поэт в гостинице «Англетер». Здесь и совершилась трагедия. Утром 28 декабря великий поэт России был найден подвешенным к трубе парового отопления в номере гостиницы. Версии его гибели были различными. Официальная из них гласила, что Есенин покончил жизнь самоубийством. Но есть свидетельство и другого рода. Так утром 28 декабря в «Англетере» присутствовал художник В.Сварог, который сделал рисунки погибшего поэта, свидетельствующие о насильственной смерти. В частности, на голове была рана,нанесённая рукояткой нагана, из которой на лоб вытекала мозговая жидкость. Сразу после гибели поэта известный писатель Борис Лавренёв опубликовал статью с красноречивым названием «Казнённый дегенератами».
О лживости версии о самоубийстве поэта свидетельствует также и то, что православная церковь провела панихиды по погибшему в Москве, в Питере, в Казанской церкви села Константиново и в соседнем селе Федякино, где отпевал поэта священник Василий Гаврилов. Его правнук А.Б.Калякин вспоминает, что отец Василий постоянно служил панихиды по Есенину вплоть до своего ареста в 1938 году. А ведь известно, что за отпевание самоубийц и панихиды по ним церковью налагалось на совершающих это таинство отречение от священнического сана.
Клевета на Есенина продолжается до настоящего времени. Нынешние либералы, будучи плоть от плоти Троцкого, Бухарина и других вождей иудо-большевизма к столетнему юбилею со дня рождения великого поэта создали грязный кощунственный кино-сериал, порочащий жизнь и творчество гениального сына России. Но, как говорится, собака лает, а караван идёт. Правда о Есенине живёт и побеждает.

Общественное признание поэта.
Сергей Александрович Есенин прожил на земле всего 30 лет, наполненных светоносным творчеством, основанным на любви к России, к её прекрасной природе, к величию души русского человека. Прошло без малого 90 лет, как умолк чарующий голос певца России, но он на протяжении всего этого времени живёт в сердцах русских людей, и нет сомнения в том, что эти чувства сохранятся в жизни будущих поколений.
Творчество Есенина внесло и вносит беЗценный вклад в развитие русской литературы. Есенинские традиции патриотизма и духовно-эстетического отношения к русской жизни живут в творчестве выдающихся русских поэтов – Александра Твардовского, Николая Рубцова, Татьяны Глушковой, Станислава Куняева, Юрия Кузнецова, Валентина Сорокина, Валерия Хатюшина, Николая Зиновьева и других.

Литература.
1.Белоусов В. Сергей Есенин. Литературная хроника в двух частях. М., 60-70-е годы.
2.Сергей Есенин. Отчее слово. М., «Советская Россия», 1968.
3.Сергей Есенин. Стихотворения. Поэмы. Составитель В.Лебедев. Ташкент, 1985.
4.Куняев С.Ю., Куняев С.С. Сергей Есенин. М., 1997.
5.Игорь Евсин. Судьба и вера Сергея Есенина. Рязань, «Зёрна», 2007.


5.4.Твардовский Александр Трифонович (1910-1971г.г.)

Великий русский поэт советской эпохи. В своей автобиографии, помещённой в книге «Избранная лирика», изданной в 1958 году, поэт сообщает о себе: «Родился я на Смоленщине, на «хуторе пустоши[1] Столпово», как назывался клочок земли, приобретённый моим отцом Трифоном Гордеевичем Твардовским через поземельный Крестьянский банк, с выплатой в рассрочку[2]. Земля эта, вся заросшая лозняком, ельником и берёзкой, - была во всех смыслах незавидна. Но для отца, который был сыном безземельного солдата и многолетним тяжким трудом кузнеца заработал сумму, необходимую для первого взноса в банк, земля эта была дорога до святости. И нам, детям он с малого возраста внушал любовь и уважение к этой земле».
Мать поэта - Мария Митрофановна происходила из бедных дворян - однодворцев. По оценке Александра Трифоновича, она, хоть и исправно управлялась с домашним хозяйством многодетной семьи, но была очень впечатлительна. Её до слёз трогал звук пастушьей трубы где-нибудь вдалеке за хуторскими кустами, или отголосок песни с далёких деревенских полей, или запах первого молодого сена.
Отец Александра был грамотным. Иногда целыми вечерами он читал семейству слух книги. Любимыми при этом были «Полтава» и «Дубровский» Пушкина, «Тарас Бульба» Гоголя, стихотворения Лермонтова, Некрасова, Никитина. Отец хорошо пел и не только дома, но и в церковном хоре. Это естественно оказало большое влияние на художественное развитие будущего поэта - патриота. По его признанию, стихи он начал сочинять «ещё до овладения первоначальной грамотой». В них не было ни лада ни ряда, но было горячее до сердцебиения желание этого лада и ряда и музыки. «Лет тринадцати, - вспоминает Твардовский, - я как-то показал мои стихи одному молодому учителю. Ничуть не шутя, он сказал, что так теперь писать не годится: всё у меня до слова понятно, а нужно, чтобы ни с какого конца нельзя было понять, что и про что в стихах написано, - таковы современные литературные требования. Он показал мне журналы с некоторыми образцами тогдашней 20-х годов - поэзии. Какое - то время я упорно добивался в своих стихах непонятности. Это долго не удавалось мне, и я пережил тогда, пожалуй, первое по времени горькое сомнение в своих способностях». Однако русская натура поэта не поддалась авангардистской белиберде. Возобладал реализм. В газете «Смоленская деревня» появляется первое напечатанное стихотворение «Новая изба». В конце 20-х Твардовский отправляется к М.В.Исаковскому, который не только принял его приветливо, но отобрал несколько стихотворений юного поэта и опубликовал их в газете «Рабочий день» с портретом «селькора-поэта». Ободрённый благосклонной оценкой его поэтического опыта классиком советской поэзии, восемнадцатилетний Александр перебирается в Смоленск. Образования, кроме сельской школы, не было, специальности - тоже. Приходилось жить случайными заработками. После публикации его стихов в журнале «Октябрь» он отправляется в Москву, которая его не очень-то ждала. Поскитавшись по редакциям, в 30-м году возвращается в Смоленск. С помощью добрых людей поступает в местный Педагогический институт без приёмных экзаменов, но с обязательством сдать в первый же год все предметы за среднюю школу, в которой он не учился. Обязательство было выполнено, и поэт успешно закончил два курса ВУЗа.
В 1931 году отец поэта был признан «кулацким элементом», подвергнут раскулачиванию и высылке - а вместе с ним отправили на спецпоселение за Урал жену да шестерых детей. Константин Трифонович, один из братьев, вспоминал: «Постройки наши расхватали. Жилой дом перевезли в Белый Холм, как будто бы для учителей. А на самом деле, где мы жили, поставил себе избу председатель местного колхоза». Так закончилась жизнь крестьянской семьи, оставшейся без дома, земли, без всего родного.
Поскольку Александр покинул родной дом ещё в 1928 году и проживал в Смоленске, беда, постигшая семью, его миновала. В 1934 - 1936 годах он работает над своей знаменитой поэмой «Страна Муравия». Её публикация, одобрительно встреченная читателями и критикой, многое изменила в жизни поэта. В 1937 году в Смоленске готовился его арест. «Кулацкое происхождение» - неотвратимый приговор. Спасло его то, что «Страна Муравия» понравилась Сталину. Он уцелел, но в этом чувствовал жертву отца и матери, младших братьев и сестёр, а глубже - жертву народную. Уцелел с той же покорностью судьбе, с которой другие шли арестантскими этапами и погибали.
Поэт переезжает в Москву, поступает в Московский институт истории, философии и литературы, который заканчивает в 1939 году. В 1938 году вступает в ВКП(б). Ещё будучи студентом, за заслуги в области литературы награждается орденом Ленина. Всесоюзное признание и литературная слава позволяют поэту добиться возвращения из ссылки родных. В 1939 году с частями Красной армии участвует в освободительном походе в Западную Белоруссию, а в 1940 году офицер Твардовский в качестве спецкорреспондента военной газеты участвует в войне с Финляндией. В этом же качестве Александр Трифонович прошёл всю Великую Отечественную войну 1941 - 1945 годов. Незабываемым памятником в этой тяжелейшей победоносной войне стала поэма Твардовского «Василий Тёркин. Книга про бойца», которую поэт создавал в течение всей войны, отдельные её части публиковались в военные годы во всех фронтовых газетах.
Создание этой поэмы - это подлинный творческий подвиг автора, совершённый по промыслу Божиему. Выдающийся русский писатель И.А.Бунин так оценивал поэму Твардовского. «Это поистине редкая книга: какая свобода, какая чудесная удаль, какая меткость, точность во всём и какой необыкновенный народный солдатский язык - ни сучка, ни задоринки, ни единого фальшивого, готового, то есть литературно- пошлого слова!»Высочайшим по духу и преданности суровой правде произведением Твардовского стала поэма «Дом у дороги», опубликованная в 1946 году. В этом эпическом художественном полотне автор с сердечной болью отразил оборотную сторону нашей великой победы: горечь отступления, ужасы фашистской оккупации, плена, трагедию возвращения солдат - победителей на пепелище родных отчих домов.
В 1950 году Твардовский возглавляет журнал «Новый мир», который под его руководством стал центром идеологии реализма и патриотизма в советской литературе, противостоя, как, так называемым «лакировщикам», так и диссидентски - фрондирующим публикациям, авторами которых были по-преимуществу писатели иудейского племени. Он привлекает на страницы журнала талантливых мастеров русского слова В.И.Белова, Ф.А.Абрамова, В.М.Шукшина, Ю.В.Бондарева, несущих в народ идеи несгибаемого духа и беспредельной скорбной любви к своему Отечеству.
В 1963 году Александр Трифонович публикует свою остросатирическую поэму «Тёркин на том свете», в которой с большой душевной тревогой и болью показывает бездуховную партийно-бюрократическую власть, глумящуюся над здравым смыслом, честностью и человеческим достоинством.
С удивительной образностью описывает автор обстановку, царящую в бесконечных больших и малых партийно - кастовых апартаментах:
«А дверей; не счесть дверей, и какие двери!
Все плотны, заглушены способом особым,
Выступают из стены вертикальным гробом.
И какую ни открой -
Ударяет сильный,
Вместе пыльный и сырой
Запах замогильный.
И у тех, что там сидят,
С виду как бы люди,
Отвечает важный взгляд:
Нету. И не будет!»

Такова власть оторвавшихся от народа партийных чиновников - карьеристов. Главным атрибутом этой власти при управлении жизнью общества выступает не сам человек, с его знаниями, энергией, духовным богатством, а анкета, заслоняющая и заменяющая суть живого человека. Приведу здесь краткий фрагмент из поэмы, ярко характеризующий абсурдность такого подхода к оценке людей:
«По графам: вопрос - ответ.
Начал с предков: кто был дед?
Дед мой сеял хлеб, пшеницу,
Обрабатывал надел.
Он не ездил за границу,
Связей также не имел.
Не представлен был к награде -
Не был дед передовой,
И скажу вам правды ради:
Не работал над собой, уклонялся.
И поскольку - близ восьмидесяти лет
Он не рос уже нисколько,
Укорачивался дед.
Пить - пивал. Порой без шапки приходил,
В ночи шумел.
Но, помимо как от бабки,
Он взысканий не имел».

Эти свои заметки о выдающемся русском писателе А.Т.Твардовском хочу закончить его особой заботой о судьбе нашей победы в Великой Отечественной войне.
В нынешние трагические для России годы его обращение от имени героически павших сынов Родины, к нам - свидетелям творящегося зла - особенно актуально и своевременно. В 1946 году в своём стихотворении «Я убит подо Ржевом» он провидчески призывал нас свято хранить исторические плоды этой Великой Победы. Вот проникновенные слова этого призыва.
«Я - где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я - где с облачком пыли
Ходит рожь на холме.
И у мёртвых, безгласных,
Есть отрада одна:
Мы за Родину пали,
Но она - Спасена.
Нам свои боевые
Не носить ордена.
Вам - всё это, живые.
Нам - отрада одна:
Что не даром боролись
Мы за Родину - мать.
Пусть не слышен наш голос
Вы должны его знать».
Так пусть же этот неслышимый голос живёт в наших сердцах и в сердцах наших потомков.

Литература.
1.А.Твардовский. За далью даль. Государственное издательство художественной литературы. М., 1960.
2.Александр Твардовский. Василий Тёркин. Поэма. Тёркин на том свете. Поэма. Стихи разных лет. М., Вече, 1995.
3.Михаил Лемешев. В судьбе поэта - судьба народа. Российский писатель, №9 (108), май 2005.
4.Святая Русь. Большая энциклопедия русского народа. Русская литература. Институт русской цивилизации, М.,2004.









[1] Пустошь - необрабатываемый земельный участок государственного земельного фонда, поросший мелколесьем после вырубки или пожара.
[2] Крестьянский банк во время Столыпинской реформы выдавал крестьянам ссуды под низкий процент сроком до 50 лет. (Примечания мои - М.Л.) 


5.5.Белов Василий Иванович (1932-2012г.г.)

«Человек счастлив, пока у него есть Родина. Как бы ни сурова, ни ласкова была она со своим сыном, нам никогда от неё не отречься».
«Привычное дело», 1966г.


Об учёбе.
Учёба, а точнее сказать обучение, не ограничивается каким – то одним временным периодом в жизни человека – школой, ВУЗом, курсами и любыми другими образовательными учреждениями. Не ограничивается оно и получением определённой суммы знаний в них. Неслучайно в народе говорят «век живи – век учись».
Проблемы образования и особенно воспитания человека рассматриваются В.И.Беловым практически во всех его произведениях.
Выдающийся русский писатель, горячий защитник тысячелетней русской народной культуры, родился и вырос в селе Тимониха, Харовского района Вологодской области и всю свою жизнь проводит в родном краю. Здесь он учился в сельской школе, здесь голодал в суровые военные годы, здесь работал в бедствующем колхозе, отсюда уходил служить в Советскую армию, отсюда уезжал в Москву учиться в Литературном институте. Не могу судить о том, прибавило ли Василию Ивановичу мастерства и таланта его обучение в Литинституте. Думаю, что если и прибавило, то немного. Сам он об этом говорит так: «Давно прошла мода носить ромбики академических знаков. Но мода на дипломы отнюдь не прошла. Мещанское тщеславие отнюдь не страдает от убогой культуры и поверхностных знаний. Оно вполне удовлетворяется дипломом – этим формальным подтверждением так называемого высшего образования…
Вот и у меня есть теперь этот ромбик. Он лежит в шкафу в коробочке из–под блёсен, вместе с рыболовными крючками, лезвиями и монетами. Мне тоже можно гордиться высшим образованием. Ромбик лежит с крючками с той поры, когда я закончил институт». Эти свои критические замечания не столько о недостатках высшего образования, сколько о формальном и безответственном отношении к нему части студентов, жаждущих его получения, Василий Иванович высказал в его документальной повести «Раздумья на Родине», написанной в 1975 году. Между тем уровень образования в СССР в то время был достаточно высок, что безоговорочно признавалось во всех странах западного мира. Так о чём же свидетельствует эта оценка строгого писателя? Очевидно, что она говорит лишь об одном – о его нетерпимости к недостаткам, имевшимся в этой важнейшей сфере нашей общественной жизни и стремлении к устранению их таким деликатным способом, как обращение к совести халтурщиков и любителей показухи.
Что же касается самого Василия Ивановича, то ему не было нужды «учится на писателя». Известно, что подлинное творчество – это талант, дарованный человеку Богом и его неустанный вдохновенный труд, а эти составляющие у молодого автора присутствовали в избытке. В своих произведениях писатель вновь и вновь убедительно показывает творческий характер крестьянского труда.
Лично мне проблема отношения к учёбе студентов высшей школы хорошо знакома, поскольку параллельно с научной работой я 30 лет преподавал в ВУЗах. В1963 – 1969 годы это был экономический факультет Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, в 1970 – 1973 годы – физический факультет Новосибирского государственного университета и в 1974 – 1993 годы факультет управления Московского института радиотехники, электроники и автоматики. Читал я разработанный мной спецкурс «Системный анализ в экономических исследованиях», в рамках общего предмета «Политэкономия», обязательного в те времена для всех ВУЗов. Отрадно было видеть с каким живым, неподдельным интересом относилось большинство студентов к получению знаний, необходимых им для дальнейшей работы по избранной специальности.
Были, конечно, и такие, которые относились к учёбе халтурно, занимались «из–под палки», ради получения «корочек», или как Василий Иванович говорит для «ромбика». Но, таких было немного и они не пользовались уважением ни у преподавателей, ни у студентов.
Ныне, к несчастью, положение коренным образом изменилось. Усилиями либеральных демократов, узурпировавших законодательную и исполнительную власть в стране, с помощью диких реформ в сфере образования, высшая школа РФ (не поворачивается язык сказать России) практически полностью разрушена. Внедрение платного образования не только закрыло доступ основной массе молодёжи к высшему образованию, поскольку 80 процентов населения живёт в нищете и родители не имеют возможности уплатить минимум две тысячи долларов (59-60 тысяч рублей) за поступление сына или дочери на подготовительное отделение или на первый курс ВУЗа.
В престижные учебные заведения эти поборы в 2 – 3 раза выше. Такую же мзду надо будет платить ещё и ежегодно в течение 5 лет обучения. А средняя месячная зарплата по стране в 2011году составляла 12 тысяч рублей, то есть около 200 тысяч рублей в год.. Подчеркнём, что это именно средняя зарплата, которая формируется путём сложения минимальной в размере 5 тысяч рублей и зарплаты чиновников высшего уровня, достигающей от 1 до 5миллионов рублей в месяц. При этом указанная величина средней зарплаты – это не реально полученная работниками, а начисленная им, из неё надо уплатить налоги. К тому же даже эта урезанная нищенская подачка нередко задерживается месяцами. Реальный же уровень зарплаты статистическая служба не показывает. И это не единственное искажение подлинного бедственного положения народа. Стоит обратить внимание и на то, что среди этих «слуг народа» - 130 долларовых миллиардеров, преимущественно из пропрезидентской партии «Единая Россия», штампующей антинародные и антигосударственные законы. Но не хотят отставать и министры правительств «субъектов федерации», то – есть республик, краёв, областей. А вокруг министров пропасть всякого высокотитулованного чиновничества, тоже не обделённого либерально – демократической властью щедрой наградой за счёт бедствующего народа. Численность этих алчных захребетников в нынешней РФ в 3 раза превышает уровень 1990 года и непрерывно растёт.
Я уже не говорю об олигархических структурах типа ЕЭС, полностью разрушенной наглым Чубайсом, ныне возглавляющем Государственную ассоциацию «Нанотехнологий», в которой их руководители сами назначают себе и своим приближённым выплаты в размерах, какие им угодны.
С учётом этого вопиющего положения можно безошибочно официально объявляемую среднюю заплату ополовинить. Понятно, что при таких «доходах» юным гражданам РФ из трудовых семей путь в платную высшую школу закрыт, а в государственных ВУЗах доля бесплатного приёма абитуриентов мизерна.
Не позавидуешь и молодым людям из состоятельных семей, за обучение которых в коммерческих ВУЗах родители вносят плату. Такая практика молодёжь изначально нравственно развращает, поскольку абитуриент, а в последующем студент знает, что за него деньги внесены, и он обязательно будет зачислен и получит вожделенные «корочки о верхнем образовании». То же самое будет и с последующей учёбой – его зачёты и экзамены будут обеспечены не знаниями, а деньгами, так что «выкладываться» нет нужды.
Что же касается методов преподавания, то они нередко сводятся к рекомендациям студентам пользоваться Интернетом, информация на котором примитивна, а то и просто ложна.
Такая практика неизбежно калечит профессиональный уровень будущих молодых специалистов, обрекая их на то презренное «мещанское тщеславие», о котором говорит Василий Иванович.
Коль скоро уж здесь речь пошла о проблеме образования и воспитания, то очень важно привести суждение писателя об отношении к обучению детей. «Я убеждён, – пишет В.И.Белов, – что во младенчестве и в детстве человек обязательно должен быть счастливым. Обязательно! И он счастлив, если у него есть рядом отец и мать, если он пробуждается не по будильнику, если не голоден и может играть столько, сколько ему хочется. Не так уж и много надо для детского счастья. Но как рано у нынешних детей появляются обязанности, отнимающие время у стихийных детских восторгов, как быстро дети лишаются своей детской сути, превращаясь в маленькие копии взрослых! Стремясь как можно раньше нагрузить детскую душу знаниями и обязанностями, мы не доверяем нашим детям, глушим в них творческое начало … и в общем итоге частенько обрекаем их на духовную бедность. Ту самую бедность, из которой позднее многие люди так и не сумеют выкарабкаться…»

А будут ли дети?
Как актуально звучит это мудрое предостережение в наши бедственные пореформенные дни. Преступной политикой либеральной власти, под видом реформирования, полностью разрушена социально–экономическая система воспроизводства населения. За 1991 – 2010 годы, согласно данным официальной статистики, численность населения в РФ сократилась на 5 миллионов человек. Если же учесть, что за это время в РФ прибыло 30 млн. мигрантов, не менее половины из которых зарегистрированы и получили официальное гражданство, то численность вымершего коренного русского населения составит 20 млн. душ. С учётом потерь от резкого снижения рождаемости этот урон достигает 35 млн. русских людей.
То, что в стране осуществляется долгосрочная программа геноцида против русского народа, разработанная «мировым правительством», видно из реально осуществляемой цели Запада. Это колонизация России, изъятие её природных ресурсов, доходов и ликвидация «лишнего населения». «Золотому миллиарду» нужны ресурсы России, а не её население, потребляющее их. Об этом свидетельствуют данные, приводимые в таблице.

Таблица 13.
НАЛИЧИЕ РЕСУРСОВ И ИХ ПОТРЕБЛЕНИЕ, %
https://www.chitalnya.ru/upload3/345/ac50df9e798a34e959dbb3bfc9e881bc.pdf (стр. 146)

Заявления глобалистов в отношении России широко растиражированы СМИ:
Б.Клинтон: «… Последние 10 лет политика в отношении СССР…убедительно доказала правильность взятого курса на устранение одной из сильнейших держав мира… Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием: мы получили сырьевой придаток… Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях. Поэтому нельзя скупиться на расходы… Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, а … уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью… В ближайшее десятилетие предстоит решение следующих задач: расчленение России на мелкие государства путём межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы нами в Югославии; окончательный развал ВПК и армии; установление режимов в оторвавшихся от России республиках, нужных нам».
Д.Мейджер: «… задача России после проигрыша «холодной» войны – обеспечить ресурсами благополучные страны. Но для этого им нужно всего пятьдесят – шестьдесят миллионов человек».
М.Тэтчер: «На территории СССР экономически оправдано проживание 15 млн. чел.».
Эти заявления, в которых обозначена цель, задачи и способы «устранения» России, можно оценить, во–первых, как признания в преступлении геноцида. Во–вторых, как признания в коррупции. Мировая юридическая практика «общего права» (commonlaw) признаёт и взяткодателя, и взяткополучателя уголовными преступниками, а коррупцию – тяжким уголовным преступлением.
Но для того, чтобы эти преступления предать суду нужна политическая воля руководства РФ, которой оно не только не обладает, но напротив – активно участвует в указанных злодеяниях. В результате страну ждёт углубляющаяся демографическая катастрофа. На начало 1990 года в России было34,4млн.детей до 14-летнего возраста, а на начало 2011года – 22,5млн.

Приведённые данные красноречивее любых слов говорят об угрожающем демографическом кризисе. Но это ещё не вся беда, уготованная русскому народу. Страшная трагедия состоит в том, что из этих 22 млн. детей 3 млн. – беспризорные, а из 14 млн. детей школьного возраста около 5 млн. не посещают школу. Стремительно растёт заболеваемость детей, здоровых среди них становится всё меньше, а число учтённых детей – инвалидов увеличилось со 150 тыс. в 1990г. до 578 тыс. в 2010г. Нетрудно представить, что нас ждёт впереди. Невольно вспомнишь пословицу «от плохого семени не жди хорошего племени».

О русской речи.
Нельзя не вспомнить здесь и о тревогах Василия Ивановича о системе обучения детей. В названной выше книге «Раздумья на Родине» ещё много лет назад он выступал против бездумного экспериментирования, против уродования русского языка и литературы в школьных учебниках. «Полистайте, – призывал писатель, – к примеру «Русскую речь» Е.И.Никитиной – экспериментальный учебник для четвёртого класса. Вот несколько правил (набрано жирным шрифтом) из этого «учебника»:
«Рассуждения бывают полными и сокращёнными. В полном рассуждении три части:
1.Тезис (то, что доказывается или объясняется).
2.Доказательство (или аргументы, доводы, обоснования, объяснения).
3.Вывод.
В сокращённом рассуждении две части: опускается или вывод, или тезис, потому что они очень близки по содержанию (ведь вывод – это доказанный тезис). В доказательствах могут быть опущены примеры и даже некоторые аргументы».
«Нередко толкование лексического значения слова даётся через указание не только рода, но и класса, определяемого предмета…»
Понять всю эту учебную белиберду трудно даже взрослому, даже искушённому в языкознании. А ведь учебник предназначен для четвёртого класса, для детей девяти – десятилетненго возраста!» И ещё одно провидческое суждение народного писателя – мудреца. «Под предлогом прогрессивных изменений принимаются весьма сомнительные решения. Ограничусь одним, самым, пожалуй, безобидным примером.
В своё время в начальных классах отменили уроки чистописания. Многие из нас этого просто не заметили. Что, мол, тут плохого? Разрешили школьникам пользоваться шариковой ручкой, начали обучать скорописи.
Я великолепно помню, – вспоминает писатель, – как наш деревенский учитель Николай Ефимович Мартьянов относился к чистописанию. Как терпеливо и настойчиво, в жёсткой последовательности, учил он первоклассников писать элементы букв. Нет, он не жалел для этого времени! Ведь каллиграфическое письмо являлось элементом эстетического воспитания. Я понял это намного позднее…»
Да, писать надо было не только грамотно, но и красиво. К тому же вместе с каллиграфией мы учились терпению, усидчивости и аккуратности. И ещё чему – то необъяснимому, что очень нужно в зрелом возрасте. Почерк, так же как и походка, формируется в детстве и навсегда. Формирование почерка связано с формированием характера, наконец, личности. Но можно ли шариковой ручкой научиться красиво писать? Увы, нет. Я глубоко убеждён, что расхлябанность, неаккуратность и бестолковщина начинаются как раз с первых закруглений и палочек, которые выводит человек, будучи первоклассником. Моё поколение писало сначала в тетради в косую линию, затем в тетради с узкой строкой и наконец в клеточку и просто в линейку. Только после этого нам доверили чистые неграфлёные листы. Даже во время войны, когда писали на старых газетах, требования на уроках чистописания не снижались.
Последовательность в сочетании с постепенным нарастанием сложности, как мне думается, самое главное в методике воспитания и обучения. Творческое отношение к учёбе можно легко погасить. Для этого достаточно слегка лишь нарушить эту последовательность, либо сократить учебное время».
Эти предостережения особенно актуальны в настоящее время, когда либеральные чиновники из «Минобраза» с каким – то дьявольским остервенением проводят свои разрушительные эксперименты над русской школой.
Нельзя оценить иначе, чем злодейское преступление, проводимое этим ведомством, систематическое сокращение часов (времени), отводимых в учебном плане средней школы, особенно в её начальных классах, на изучение русского языка и литературы. А бывший президентский министр, глава Минобраза Фурсенко, предлагал идти по этому пути ещё дальше и объявлял, что в российской школе в настоящее время учителей в 1,5 раза больше, чем требуется (интересно, кому именно это требуется?) и их численность надо в соответствующей мере сократить, хотя на самом деле их не хватает более, чем в 2 раза.
Не трудно представить, чем такое реформирование может закончиться. Ведь вместо русского языка, мы будем иметь безобразно грязный и пошлый швыдковский сленг, и его же скабрезно – сексуальную масскультуру.


О русском селе.
С большой душевной болью Василий Иванович повествует о начавшейся в послевоенные годы гибели русских сёл и деревень и многовековой православной русской культуры.
Именно внимательное и глубокое изучение сельской народной жизни и непосредственное активное участие в ней определило мировоззрение и удивительный талант неповторимого русского писателя.
Не в Москве, не в Литинституте, даже не в любимой им Вологде, а в родной Тимонихе и соседних с ней сёлах и деревнях он проделал свой долгий христианский путь к познанию истины, к раскрытию русской души с её беспредельной любовью к родной земле, к своему нелёгкому, но приносящему неповторимую радость созидательному труду на этой земле. И именно отсюда у самого писателя и у героев его проникновенных произведений и совестливость, и доброжелательность, и беззлобность и трудолюбие, и воистину ангельское терпение.
С первого же небольшого по объёму произведения Василия Ивановича – повести «Привычное дело», вышедшего в петрозаводском журнале «Север» в 1966 году, началось так называемое «время Белова». Это время ознаменовалось раскрытием пронзительной правдыо душе и подвиге русского послевоенного крестьянства; продолжилось «Плотницкими рассказами» и «Бухтинами вологодскими» – гимном мастеровой деревенской сметке и природной «теплоте добра» земляков писателя; запечатлелось в книге «Лад. Очерки о народной эстетике», впервые в нашей словесности энциклопедически воссоздавшей то, «на чём поднималась великая Русь» (Н. Рубцов).
Оно эпически заявило о себе в трилогии «Хроника русских судеб», над которой писатель работал в 70–90-е годы; три её романа – «Кануны», «Год великого перелома» и «Час шестый», совпадая с новой российской драматической реальностью, говорят о том, что надо не только любить свой народ, но и жалеть его, не подвергать очередным немилосердным экспериментам-испытаниям. Праведная боль Василия Белова в его словах о земляках-крестьянах: «Трагична, безжалостна судьба буквально каждого жилого дома, каждой семьи: из этого правила исключений нет».
Вот как описывает Василий Иванович разлуку со своим родным домом в селе Тимониха. «Не забыть тот чёрный для меня день, когда мать отнесла соседке петуха, заколотила окна и уехала в город к моему старшему брату. Я сам настаивал тогда на этом отъезде... Но никогда не выветрится из души ощущение бездомности, чувство начисто обворованного человека, которое пришло сразу же, когда я узнал, что в деревне никого больше нет, что дом заколочен, а печь, которая не остывала много десятилетий, остыла, и часы–ходики остановились. Часто во сне я плакал сухими слезами, плакал, а за окном общежития шумела бессонная громада Москвы. И снова будет сниться то сенокос, то широкий разлив вешней реки, опять послышится дальний поющий окающий голос:
Ты послушай–ко , млада–милая,
Что я буду тебе сказывать.
Тебя станут звать, да млада–милая ,
Станут звать да за Забыть–реку,

Ты не езди за Забыть–реку,
Ты не пей–ко забытной воды,
Ты забудешь, млада–милая,
Да свою родную сторону.
Москва – это моя Забыть – река…».
Эта песня – причитание относится отнюдь не только к сельским невестам, выдаваемым замуж на чужу-дальню сторону, но ко всем людям, покидающим родной дом, родную землю. Вот как об этой беде рассказывает Василий Иванович. «Ещё до войны в Тимонихе исчезла половина сараев, амбаров и гумен: их частью сожгли, частью использовали для животноводческих построек, частью они сгнили сами. Затем дело дошло до самих домов. Брошенные на произвол судьбы или проданные за бесценок, они безжалостно разламывались и употреблялись на топливо. За последние четыре-пять десятилетий ни одного жилого дома в Тимонихе не было построено. Может не было плотников? Отнюдь нет, плотники не переводились. В той же Тимонихе за эти годы были построены три скотных двора, две большие конюшни, два телятника и множество вспомогательных животноводческих построек. Жилых же домов не только не строили, но разламывали и оставшиеся. Просто они были никому не нужны. В те годы многие уехали в города и на стройки пятилетки: началась индустриализация страны. Особенно много уезжало холостяков, которые при обычных условиях обзавелись бы семьями и которым в своё время понадобились бы и жилые дома.
Война совсем доконала мою родную деревню. С войны в Тимониху не вернулось ни одного мужчины, а Тимониха типична для здешних мест.
Помню как женщины, дети и старики, голодные и полураздетые, то тут, то там пилили свои же сени, чтобы истопить печь. Не важно, что будет завтра, выжить бы только сегодня». Но то была война, война суровая, не на жизнь, а на смерть. Однако, бедствующий, голодающий народ героически трудился, терпел и верил в победу. Василий Иванович приводит частушку того времени:

Ой, конь вороной,
Белые копыта,
Когда кончится война,
Поедим досыта.

Нетрудно представить с какой сердечной болью воспринимает писатель массовую гибель русских сёл в наши дни – шесть десятилетий после Великой Победы. Ведь за 1991-2010 годы с карты РФ исчезло 28 тыс. сёл и деревень. Идёт целенаправленная «зачистка» территории страны от русских людей и заселение их исторической родины мигрантами из бывших кавказских и среднеазиатских республик СССР, из Китая, Кореи.
Да и те десятки тысяч русских поселений, где жизнь ещё теплится, либеральная власть систематически добивает. За годы так называемых «реформ» сельское хозяйство в основном разрушено. Утрачена продовольственная безопасность страны – непременное условие сбалансированного развития всей экономики, социального благополучия общества.
И эта разрушающая политика продолжается. За 1991-2011 годы путём повышения цен на бензин, дизельное топливо, сельскохозяйственные машины село буквально до нитки ограблено. Этот неунимающийся грабёж лишает людей всякой надежды на возрождение села. По официальным данным из 150 тысяч сельских населённых пунктов в 15 % уже никто не живёт, а в 20 % остались доживать не более 10, а то и 1-2 жителей. Около 50 % селян - это жители преклонного возраста, а оставшееся сельское трудоспособное население страдает от жесточайшей безработицы. В лучшем случае некоторые из них заняты в личном подсобном хозяйстве или в теневом секторе экономики. В целом для сельских поселений в настоящее время характерна прогрессирующая деградация.
В этих условиях выглядят издевательскими и лицемерными президентские инициативы о разработке и реализации четырёх «приоритетных» проектов, названных по недоразумению «национальными». Проекты рассчитаны на три года. Среди них был и проект «возрождения села». Всё это оказалось блефом. Иначе и быть не могло, поскольку на все четыре проекта было выделено около 4 миллиардов долларов, что составляло не более 3 % от суммы валюты, которая была вывезена за рубеж для финансирования западной экономики, прежде всего США.
Поразительно, что в это же время государство выкупило у Р.Абрамовича «Сибнефть» за 13,5 миллиардов долларов, которую тот приобрёл у государства же пять лет назад за 100 миллионов долларов. Вот такие «национальные» проекты!
Главный показатель жизнеспособности и развития страны – это её бюджет и его распределение. Так вот из бюджета РФ 42 % направляется на содержание так называемых «силовых структур» и госаппарата и лишь 18 % на развитие экономики, тогда как в западных странах и Японии последняя статья составляет 60 – 65 %, а в Китае - 75%.
О том, что «национальные» проекты просто блеф либеральной власти красноречиво свидетельствует такой знаменательный факт. Президент Путин, выступая на первом заседании Общественной палаты в Георгиевском зале, призвал её членов «помочь контролировать колоссальные средства, выделенные на национальные проекты». Странная задача для неконституционного органа! Не думаю, что кто-нибудь, да и сам президент, предложивший его персональный состав, всерьёз считают, что главный раввин России гражданин США и Израиля Берл Лазар, Алла Пугачёва, банкир Фридман, лживые руководители центрального телевидения - Сванидзе и Млечин, главный редактор газеты «Московский комсомолец» Гусев и им подобные члены, извините, этой «палатки», будут осуществлять такой «контроль». Они по определению ненавидят русский народ и особенно русскую деревню. А ведь деревня – это не только основа аграрного производства, но и хранительница русского православного мировоззрения, национальных соборных традиций, языка и культуры. Об этом убеждённо говорит Василий Иванович, на примере судьбы постигшей чарующую русскую сказку. По этому поводу в книге «Лад» он даёт такую исчерпывающую оценку. «Как любил сказку А.С. Пушкин! Его гений освобождался от младенческой дрёмы под сказки Арины Родионовны. Его первая юношеская поэма была создана целиком на сказочных образах. Да и дальше талант великого поэта креп и мужал не без помощи русской сказки.
Шедевры народной поэзии, в том числе и в сказочном жанре, рождались в такой бытовой среде, которая и сама в своём устойчивом стремлении к совершенству была достаточно художественно организована. Как видим, быт северного крестьянства сохранял это свойство, несмотря на все сюрпризы истории. И лишь после войны эта художественная организованность народного быта начала исчезать, она начала исчезать вместе с исчезновением тысяч деревень и подворий, вместе с гибелью на фронтах Великой Отечественной наиболее жизнедеятельной части населения».
Высочайший талант В.И. Белова не ограничивается усилиями по страстной борьбе за сохранение уникальной многовековой крестьянской культуры. Его прозорливому уму, его обострённой любви к Отечеству доступны и провидческие оценки и предсказания в сфере социально-политической жизни страны. Его пророческое произведение–роман «Всё впереди» (1986 г.) пронизано доказательством неизбежности столкновения русской духовной самобытности с космополитической бесовщиной, с иудейско–масонской идеологией, гибельной для русского человека. Ныне русские люди с болью убеждаются в наступлении этой роковой беды.
Выразить в художественной форме эту боль, но вместе с ней и светлую надежду может только народный писатель. Так страдать и радоваться может только русский православный человек. Болеть за Отчизну, за все её падения и взлёты может только преданный ей всей душой гражданин.
Всё своё великое дарование, данное Василию Ивановичу Белову по щедрой благодати Божией, он посвятил служению русскому народу и сохранению и развитию его великой культуры. 4 декабря 2012 года любимый народом писатель и мыслитель ушёл из земной жизни в возрасте 80 лет. Светлая и благодарная память о нём всегда будет жить в сердцах поклонников его необыкновенного таланта, в основе которого лежала любовь к человеку труда.
Литература.
1.Василий Белов. Раздумья на родине. Очерки и статьи. «Современник», М., 1986.
2.Василий Белов. Лад. Очерки о народной эстетике. М., «Молодая гвардия», 1989.
3.Слово о русском поле. Составитель А.Н.Арцибашев. М., «Советская Россия», 1990.
4.Анатолий Грешневиков. Хранитель русского лада. Рыбинск, «Рыбинское подворье», 2006.

5.6.Распутин Валентин Григорьевич (1937г.)

В результате преступных либерально-демократических «реформ», проводившихся в ельцинские 1991-2000годы, и особенно разрушительно в 2001-2011годы, в России уничтожено 28 тысяч сёл и деревень. Эти обжитые русские земли - заливные и суходольные луга, тучные чернозёмы и относительно бедные подзолистые и суглинистые пашни, любовно возделывавшиеся на протяжении веков сады и огороды - покинули не по своей доброй воле миллионы русских людей. Автору этих строк доводилось много ездить по родной стране, её городам и весям.
В каждом русском доме, которые мне нередко приходилось посещать, в горнице, в её святом углу находилась божница (иконостас с образами Иисуса Христа, Пресвятой Богородицы, Николая Угодника и других святых). А рядом с божницей размещались семейные фотографии живых и усопших домочадцев. На большинстве этих фотоснимков были изображены воины, отдавшие жизнь за родную землю, за Отечество, за веру православную, за свой исторически сложившийся образ жизни.
Здесь же, как правило, находились одна или несколько книжных полок, заполненных книгами с русскими былинами и сказками, многие из которых попали в крестьянские семьи благодаря титанической деятельности Ивана Дмитриевича Сытина, издававшего миллионными тиражами книги специально для рабочего и крестьянского люда, которые продавались по символической цене. В таких семейных библиотечках практически обязательно находились короткие рассказы Толстого, Тургенева, стихи Никитина, Пушкина, Некрасова, а из советских писателей чаще всего можно было увидеть произведения Шолохова и Валентина Григорьевича Распутина, о котором и поведём мы свою короткую речь.
Эта многомиллионная масса крестьян, которые всегда были и остаются самой созидательной силой русского общества, практически канула в небытие. Большинство из этих людей вынуждены были перебраться в города-миллионники, где пополнили армию безработных, бездомных, нищих и больных. Особенно горько то, что эта беда захватила целое поколение детей, лишённых будущего.

Защитник русского духа.
Подчеркнём, что на эту национальную трагедию одним из первых обратил внимание именно великий русский писатель Распутин. Валентин Григорьевич родился 15 марта 1937 года в посёлке Усть-Уда Иркутской области, расположенном на таёжном берегу своенравной реки Ангары, что примерно на полпути между Иркутском и Братском. Вскоре родители писателя перебрались в родовое отцовское гнездо - деревню Аталанка. Здесь была только четырёхклассная школа, по окончании которой мальчика отправили в среднюю Усть-Удинскую школу. Это были трудные, голодные, послевоенные годы. О периоде своего мучительного взросления Распутин напишет в рассказе «Уроки французского», вышедшем в 1973 году. В 1954 году будущий писатель заканчивает среднюю школу. В его аттестате были одни пятёрки, и летом этого же года он блестяще сдаёт вступительные экзамены и становится студентом историко-филологического факультета Иркутского университета. Юноша готовился стать учителем. Проходя практику на старших курсах, преподавал литературу в Иркутской школе. Одновременно подрабатывал, будучи внештатным корреспондентом молодёжной газеты «Советская молодёжь». Из своего скромного заработка часть денег он отсылал родителям и младшим братьям.
Один за другим стали появляться рассказы Распутина, среди которых «Василий и Василиса», «Встреча» и другие. Первая его книга «Край возле самого неба» вышла в Иркутске в 1966 году, а в следующем - знаменитая повесть «Деньги для Марии». Её публикация в 1968 году в издательстве «Молодая гвардия» принесла автору широкую известность. В полную силу талант писателя раскрылся в его остросюжетных повестях «Последний срок» (1970г.), «Живи и помни» (1974г.) и «Прощание с Матёрой» (1976г.).
Сугубо мировоззренческое произведение «Прощание с Матёрой» - это бесконечный русский миф о матушке-земле и русском человеке, вросшем корнями в эту землю и теряющим её со святой надеждой вновь с ней объединиться. В нём страстный протест против технократизма и бездуховности, против разрушения вековечного единства человека и природы. Но это - протест не только автора. В том-то и сила таланта Распутина, что он обладает воистину народным сознанием, которое позволяет авторский протест превратить в общенародное противостояние этому злодеянию.
Непримиримый, драматический характер этого противостояния с потрясающей убедительностью выражен в повести «Дочь Ивана, мать Ивана», в которой показано, что издевательство либеральной власти над русским народом не бесконечно. Освобождение от иноплеменного ига неизбежно. Формы этого освобождения непредсказуемы, они в деснице Бога, но они обязательно явят себя.
15 марта 2012 года для русского народа состоялся большой праздник - юбилей Валентина Григорьевича Распутина, ему исполнилось 75 лет земной жизни и 45 лет профессиональной литературной деятельности. Истинно русские люди горячо любят Валентина Распутина, выразителя своих национальных интересов. Они скромно и искренне отметили это событие. Весьма показательно, что либеральные власти РФ в народных торжествах не только не приняли никакого участия, они демонстративно прошли мимо юбилея. Они не хотят видеть и слышать Распутина, не хотят даже говорить о нём. Они с ужасом слышат в его произведениях протестный гул самой Руси. Они боятся писателя.

Основа взаимного отчуждения.
Дело в том, что Валентин Распутин будучи плоть от плоти и дух от духа сыном русского православного народа, неизменно придерживается ценностей, лежащих в основе русской цивилизации, сложившейся на протяжении многих веков, задолго до христианства и упрочившейся с его принятием на Руси. Он не просто «придерживается» этих ценностей, он живет ими и защищает их в своих произведениях. Учение Господа нашего Иисуса Христа «возлюби ближнего своего как самого себя», для Распутина не просто красивый призыв, а закон жизни для его самого и любого другого человека, достойного уважения.
В условиях извечного противостояния добра и зла в мире, русский православный человек – Человек – общинник, Человек - артельщик был всегда на стороне добра, бескорыстно служил ему. Поделиться с окружающими его людьми – близкими и, казалось бы, далекими - своими радостями и печалями, своими мыслями и своей силой, своим скромным достатком, своими знанием и мастерством, оказать помощь нуждающимся всегда было его душевной потребностью. И вот этот неписанный нравственный закон стал постепенно утрачиваться.
Начало этому бедствию в нашей жизни мне лично пришлось наблюдать, в частности, на таком факте. В середине 60-х годов прошлого века партийно-бюрократическим аппаратом высшего уровня, с подачи горе – экономистов, в основном, нерусской принадлежности, был провозглашен перевод всей производственной деятельности в СССР на «полный хозяйственный расчет». У меня, в то время молодого доктора экономических наук, эта надуманная затея, возведенная в ранг «важнейшей всенародной задачи» вызвала не просто недоумение, а тревогу за судьбу русской традиционной оценки смысла ведения хозяйства и мотивации развития экономики.
Что кроется за странным определением «полный»? А разве есть какой-то неполный, частичный расчет в экономике? Считать затраты, конечно, надо и считать скрупулёзно. Не только считать расходы, но и сопоставлять их с результатами в достижении социально-экономических целей хозяйствования. Ведь в русской цивилизации хозяйственная деятельность всегда была лишь составной частью осмысленной духовной жизни людей. Это в полной мере соответствовало учению Иисуса Христа, русских богословов С.Н.Булгакова, П.А.Флоренского, экономическим воззрениям И.Т.Посошкова, М.В.Ломоносова, А.Т.Болотова, Д.И.Менделеева.
Во всеобщем распространении полного хозяйственного расчета таилась реальная угроза коммерциализации общественной жизни. Недопустимым мне представлялось принимать решения о строительстве школ, библиотек, пионерских лагерей, больниц, поликлиник, спортивных сооружений исходя из требований пресловутой «полноты» расчетов.
Разрушительные бациллы коммерциализации стали быстро распространяться в социальной жизни общества. Одним из первых на это бедствие обратил внимание именно В.Г.Распутин. Уже в своей повести «Деньги для Марии», изданной в 1967 году, молодой писатель устами деда Гордея предупреждал нас грешных: «Кругом деньги. Запутались в них... Когда у нас раньше бывало, чтоб деревенские друг дружке за деньги помогали?... Работают за деньги и живут за деньги. Везде выгоду ищут – ну, не стыд ли?»
К сожалению, мудрому предостережению об опасности грядущей беды русские люди не вняли. Прошло сорок лет и наше общество опустилось в зловещие тенёта рынка, навязанного ему так называемой западной цивилизацией. Поймем ли мы, наконец, русские люди, бесчеловечную суть этой «западной» цивилизации с её обожествлением рынка и денег и обесцениванием духовной жизни людей. Коммерция, в переводе с латинского, означает торговлю. Но ныне мы наблюдаем не просто развитие традиционной торговли, а наступление агрессивного всеохватного торжища с целью безмерного получения денег. В «западной» цивилизации достижению этой абсурдной цели и служит такой рынок, на котором продается и покупается всё, включая не только материальные блага, но и достоинство, свобода, честь, совесть и сама жизнь как отдельного человека, так и целых стран и народов.
Такая сатанинская практика жизни возникла и утвердилась не на пустом месте. Её генетическими корнями явились идеи главной книги иудаизма – Талмуда о том, что основной целью экономической (хозяйственной) жизни является материальное обогащение, нажива, накопление денег и капитала любыми средствами и, прежде всего, за счет обмана и угнетения «неизбранных» - гоев.
Ныне эту бесчеловечную идеологию взяла на вооружение и активно внедряет в России либеральная власть. Результатом ее правления стало разграбление национального богатства, обнищание народа и вымирание русских людей. Приведу всего лишь один пример. В конце 2006 года на шахте «Центральная» Дарасунского рудника Читинской области возник пожар. Этот рудник принадлежит ООО «Русдрагмет», дочернему предприятию британского холдинга HighlandGoldMiningLtd. На руднике занимаются добычей и производством золота. Объем переработки руды – 450 тыс. тонн в год, объем производства золота – около 3,5 тонн в год. Пожара можно было избежать, если бы месяц назад там не отключили водоснабжение. Как пишут «Известия» со ссылкой на очевидцев, воду перекрыли в целях экономии. Кроме того, стало известно, что даже при появлении дыма горнякам приказали работать дальше. В результате 25 шахтеров погибло, другие получили серьезное отравление. Шахтерам платили по 7 тыс. рублей в месяц. За каждого же мертвеца фирма готова заплатить по 100 тыс. рублей, поскольку это дешевле, чем тратиться на внедрение и соблюдение техники безопасности. Такова коммерция!
Не правда ли, это – живая иллюстрация символического пожара всероссийского масштаба, предсказанного Распутиным в его повести «Пожар», опубликованной в 1985 году. Пророчество писателя вновь оказалось реальным: о таких пожарах и иных катаклизмах нам теперь ежедневно сообщают в радио - и телепередачах. Подобные новости дополняются лишь сообщениями о массовом вымирании людей, о грабежах, о голодовках пенсионеров и ветеранов, о взятках, о насилии да неуклонном росте долларовых миллиардеров.

Власть против будущего России.
В ожидании предстоящих парламентских выборов в декабре 2011 года лидер «правящей» партии Б.Грызлов заявил, что «Единая Россия», в отличие от других партий, является «партией реальных дел». В «Священном Писании» по поводу оценки истинности словесных заявлений разъясняется: «… по делам их узнаете их». Посмотрим и мы на результаты конкретных дел пропрезидентской партии. В России ежегодно официально регистрируется: намеренных убийств – 31,6 тысячи; самоубийств – 60 тысяч, гибель от фальшивой водки – 37 тысяч человек; гибель в автокатастрофах – 45 тысяч человек; численность наркоманов – 1,3 миллиона; содержание в тюрьмах – около 1 миллиона человек.
Но эти удручающие сведения еще не дают полного представления о трагедии, происходящей в стране. Их надо дополнить более обобщающими данными. Если за 5 лет (1986-1990 г.г.) сх надо дополнить более обобщающими данными. Если за последние 5 лет (1986-1990 г.г.) тся верить, что тьма этот Свет не одолеет.толь ненавидимой либералами Советской власти население страны возросло на 6 миллионов человек, то за тот же срок (2001-2010 г.г.) «демократического» правления численность населения РФ сократилась на 8 миллионов человек. Контраст впечатляющий. Но это – ещё не вся правда. Лукавая «демократическая» статистика сознательно не показывает, что за указанные последние 10 лет в Россию прибыло и осело не менее 10 миллионов мигрантов. Следовательно, русский народ потерял 18 миллионов своих братьев. Их гибель – это тяжкая вина либеральной власти.
Нынешняя исполнительная и представительная власть делает лживые заявления о том, что она намерена вести борьбу с нищетой, поразившей страну. В подтверждение этих обещаний приводятся сведения о росте внутреннего валового продукта (ВВП), который, якобы, составляет 6-7% в год. Но этот мифический рост никак не свидетельствует о развитии экономики. Он обусловлен преступной распродажей наших невосполнимых природных ресурсов – нефти, газа, леса, цветных металлов, урана и другого стратегического сырья. Такую практику нельзя расценить иначе, как обворовывание будущих поколений русских людей. Да и сам этот рост ВВП никак не служит устранению нищеты. Дело в том, что из каждого рубля прироста ВВП для граждан беднейшей 10% группы населения достается 2 копейки, тогда как для соответствующей самой богатой 10% группы – 43 копейки. В результате не ликвидируется, а углубляется пропасть между богатыми и бедными. Если в 1990 году соотношение доходов богатых и бедных составляло величину 1:4, то к 2011 году оно достигло 1:25. Такого трагического положения не наблюдается даже в самых бедных, развивающихся странах Африки и Латинской Америки.
Проводимая ныне либеральной властью политика, направленная на вымирание русского народа не только не изменяется, но и усугубляется. Подтверждением тому служит заявление Президента РФ Д.А.Медведева на одном из последних саммитов Совета Европы о том, что настанет день, когда вся российская экономика будет принадлежать частному капиталу, хотя известно, что в западных странах, даже с самой рыночной экономикой, доля государственной собственности не опускается ниже 30-40%. В экономически развитых европейских странах она составляет 50-60%, а в Китае - 70%. Поскольку ретивого реформатора ни Совет Федерации, ни Государственная Дума не опровергли и не поправили, то это и есть истинная стратегия нынешней либеральной власти, направленная на окончательное разрушение России и уничтожение русского народа.
Естественно, что русский писатель Распутин с его обостренным чувством социальной справедливости не может принять такую власть, не может не только служить ей, но и вступает с ней в открытый конфликт. Народный защитник от Бога наделён не только чувством справедливости, но и великим гражданским мужеством. В подтверждение этой оценки приведу здесь фрагмент из выступления писателя на Х Всемирном Русском Народном Соборе. «Сегодня мы живём в оккупированной стране, в этом не может быть никакого сомнения. То, чего врагам нашего Отечества не удавалось добиться на полях сражений, предательски содеялось под видом демократических реформ, которые вот уже пятнадцать лет беспрерывно продолжают бомбить Россию. Разрушения и жертвы – как на войне, запущенные поля и оставленные в спешке территории – как при отступлении, нищета и беспризорничество, бандитизм и произвол – как при чужеземцах. Что такое оккупация? Это устройство чужого порядка на занятой противником территории. Отвечает ли нынешнее положение России этому условию? Ещё как! Чужие способы управления и хозяйствования, вывоз национальных богатств, коренное население на положении людей третьего сорта, чужая культура и чужое образование, чужие песни и нравы, чужие законы и праздники, чужие голоса в средствах информации, чужая любовь и чужая архитектура городов и посёлков – всё почти чужое и, если что позволяется своё, то в скудных нормах оккупационного режима».

Заключение.

Естественно, что нынешняя российская власть не испытывает любви и уважения к русскому писателю Распутину, к почитателям его таланта, да и к русскому народу в целом. Эта нелюбовь и была наглядно продемонстрирована в предвыборных выступлениях премьер-министра В.В.Путина, заявившего о неизменности либерального курса в управлении страной.
Что же касается русского народа, то он высоко ценит божественный дар великого русского писателя, от творчества которого исходит Свет, и хочется верить, что тьма этот Свет не одолеет.

Литература.
1.В.Г.Распутин. Повести «Последний срок», «Живи и помни», «Прощание с Матёрой», «Пожар», «Дочь Ивана, мать Ивана».
2.Большая энциклопедия русского народа. Русская литература. М., Институт русской цивилизации, 2004.
3.М.Я.Лемешев. Власть и Распутин. «Элита России», апрель-май 2007.
4.А.А.Бобров. Струны раненой души. «Отечественные записки» № 6 (253), приложение к газете «Советская Россия» 13 марта 2012г.

Книга полностью в формате ПДФ
https://www.chitalnya.ru/upload3/345/ac50df9e798a34e959dbb3bfc9e881bc.pdf






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 18.11.2019 Михаил Лемешев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2674632

Рубрика произведения: Проза -> Другое



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1