Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 29 Ход конем.


  Глава  29       ХОД КОНЕМ

           Из общения с директором инженерных сетей до суда, из выступления специалистов в суде - Анна пришла к выводу, что руководство ДЕЗ отодвинуто от вопросов переустройства помещений в доме, которым управляет, и многое, что в нем происходит, для них неожиданность. Такого быть не должно: На эксплуатационном участке ДЕЗ не оформляют документы о повреждении технических систем жизнеобеспечения, не вызывают аварийную службу для их восстановления. Это противоречит жилищному законодательству. Управляющая компания передает информацию через голову главного инженера ДЕЗ в управу для формирования списков на текущий внеплановый ремонт из городского бюджета. Отведение главного инженера ДЕЗ от информации о проведении переустройства квартир равноценно выпадению из обоймы боевого патрона. Сам того не ведая, отдел главного инженера теряет контроль над состоянием конструкций дома в случае их порчи во время переустройства и обеспечением их оперативного приведения в исправное состояние. Нужная для этого информация, волей свыше, перенаправляется на иной виток административного управления, в сферу движения денежных потоков.

             Проблемы, возникшие в результате несанкционированного вмешательства частных лиц в работу скрытых внутри домовых инженерных систем, и деньги от этих лиц на устранение проблем, разделенные организационным хаосом и информационно техническим вакуумом о причинах, характере, объеме повреждений, начинают движение в разные стороны. Управленческие связи разрываются, система буксует.
     Ключ к этой информации Анна получила случайно, когда просила у директора ДЕЗ технической поддержки в суде, а в это время в ее кабинете находилась юрист Паинька. Та,  оказавшись в конце большого стола, прикрывая рот ладошкой со стороны Анны и подавшись, насколько это было возможно, вперед, с таинственным видом, не представляя комичность ситуации со стороны, стала громко шептать начальнице, что этого ей делать не следует. Проведение суда поручено главой управы ей - Паиньке.
   
         Директор сочла вмешательство юриста в разговор с Анной неуместным и отмахнулась от ее слов. Зато Анна получила представление о роли юриста Паиньки в наведении тумана в вопросы эксплуатации и ремонта помещений в многоквартирных домах, отнесенных к компетенции инженерной службы ДЕЗ - . «Какого черта, — думала она. — Кто дал ей право вмешиваться в технические вопросы эксплуатации и ремонта дома?!» - Уж точно не директор. При управе есть межведомственная комиссия по урегулированию правоотношений между субъектами права по техническим вопросам переустройства помещений. Как работает эта комиссия? Почему ее функции оказались в ведении Паиньки?
Эти вопросы не получали ответа. Оставалось только догадываться, почему от межведомственной комиссии при управе потерпевшим от незаконного вмешательства новоселов в капитальные конструкции дома и их переустройство, сопровождающееся нарушением коммунальных функций, нет конкретной помощи.

             Анна направила запрос в мэрию. Ответа не последовало. Однако в конце марта 2003 года из секторального отделения жилищной инспекции она получила копию Предписания в адрес дирекции инженерных сетей: восстановить освещение в квартире Максимовых.
- "Как быстро сработала жилищная инспекция!? На оформление Предписания для разрешения проблемы стоимостью более чем в миллион рублей, со сроком разрешения в три дня, ей потребовался год и четыре слова. ".
        Анна крутила в руках Предписание. Какое-то странное?  Что-то в нем не так. - Ну, конечно же. В нем нет определенности. Предписание технически не досказано и противоречит регламенту выполнения работ с поврежденными электрическими установками. В нем одно короткое предложение из двух частей с разным смысловым содержанием: «Восстановить освещение в квартире Максимовых». -Такая формулировка Предписания  - не положит конец затянувшейся канители. Для однозначного смысла не хватает слов: " В соответствии с действующим проектом, регламентом времени и СНиП монтажных работ" - . Без этой поправки управа и сама жилищная инспекция могут петлять в чистом поле своего Предписания, как заяц, уходящий от преследования.
.
           Срок для исполнения Предписания инспекция определила в шесть месяцев, что противоречит постановлениям правительства Москвы и Госстроя о немедленном восстановлении функции поврежденной электросети. Но если орган жилищного надзора нарушает правительственные документы, то исполнители предписания под его крышей могут творить все, что им вздумается. - Такой ход событий подсказывала редакция второй части Предписания — «в квартире Максимовых», направляющая исполнителей документа на ложный путь.
«За эту вторую часть и ухватится управа», — подумала Анна и не ошиблась.
  В воскресенье, поздним вечером, в квартире Анны раздался звонок: — Завтра к вам придет комиссия из префектуры с проверкой.

       Утром следующего дня Анна связалась с начальником отдела управления жилищно-коммунального комплекса и услуг префектуры. Когда ей подтвердили информацию о приходе комиссии, спросила: —Сколько раз можно ходить в квартиру по одному и тому же вопросу, и что вы будете у меня проверять?
— Принято решение комиссионно проверить вашу квартиру, — уклончиво ответили из трубки.
— А почему префектура не начинает работу комиссии с проверки деятельности МВК при управе по факту порчи дома? С экспертизы документов, предусмотренных законом, по случаю порчи коммунальных сетей? С обследования места самовольной реконструкции перекрытия и лоджии? Почему комиссию направляют не по месту порчи инженерных коммуникаций к Татикам, а ко мне, третьему лицу, из квартиры которого нет доступа к поврежденным объектам? Это же беспредметная проверка, не приводящая к разрешению вопроса!
— А зачем нам идти к Татикам? Жалуетесь-то вы, — был ответ на другом конце провода
— И  вы — намерены провести проверку безотносительно к содержанию жалобы и, таким образом, уклониться от решения проблемы? Положите в мой почтовый ящик официальное распоряжение с указанием цели проверки моей квартиры, ее оснований и состава комиссии, — сказала Анна, но в ответ из трубки шли гудки.

                  Анна вышла из дома, поймала такси и через час была уже в префектуре. В вестибюле ей преградил вход турникет с охраной, и дальше холла ее не пустили. По внутренней связи Анна созвонилась с председателем комиссии. Попросила принять ее и ознакомить с распоряжением о проверке квартиры, цели и составе комиссии.
— Я не уполномочена принимать граждан, — ответила чиновница. — Сейчас к вам спущусь.
Минут через пятнадцать за турникетом появилась женская фигура: — Слушаю вас, — сказала чиновница, избегая встречи с глазами Анны.
— Это я хочу услышать от вас, на каком основании префектура изменила адрес проверки и вместо квартиры, где проходил ремонт и повреждена инженерная система коммунального назначения, комиссия идет в мою квартиру, из которой не сможет увидеть повреждений и где осмотры проводились неоднократно. На проведение технического осмотра инженерных систем дома нужно иметь основание в виде распоряжения руководства, проектную документацию и мое согласие. Последнее, естественно, зависит от предъявленных документов, целей проверки и состава комиссии. Прошу ознакомить. Возникла затяжная пауза.
— У вас есть надлежащие документы? — повторилась Анна.
Женщина, представившаяся как начальник отдела и председатель комиссии, спокойно ответила: — Я ни с чем не обязана вас знакомить. А комиссию сегодня ждите.
— Но вы же делаете бессмысленную работу. Меняя адрес проверки, вы не получаете объективной информации о состоянии поврежденного коммунального оборудования. Кто так распорядился?!
— Распоряжение заместителя префекта.
От дальнейших разговоров чиновница вежливо уклонилась. — Мы обязательно придем к вам, — решительно подтвердила она.
— Но это шестая комиссия в моей квартире! И ни одна из них не дала правовой ответ на разрешение вопроса, поскольку из моей квартиры нет доступа к повреждениям на выше расположенном этаже, — настойчиво пыталась донести абсурдность предстоящего мероприятия Анна.
Чиновница пропустила ее слова мимо ушей и скрылась за турникетом.

            Анна прошла к секретарю префекта. По графику был приемный день для населения, и она попросила доложить руководству о своем приходе.
Секретарь поинтересовалась темой разговора и вышла. Вернулась минут через десять. — В приеме вам отказано. Вопрос на исполнении комиссии.
    Анне ничего не оставалось, как пройти в отдел приема заявлений и подать протест о нарушении ее прав по рассмотрению жалобы о порче внутри домового инженерного оборудования, пользователем которого она является. Она ставила префекта в известность, что пока ее не ознакомят с правовыми основаниями работы комиссии, вход в ее квартиру исключается. Все факты и информация о порче конструкций находятся в выше расположенной квартире № 28 Татиков. Указала на нарушение жилищных прав: гулять по ее квартире без заявленной цели — незаконно!
Просила организовать работу комиссии по существу жалобы в соответствии с техническими и нормативно-правовыми документами, что позволит получить объективные сведения о состоянии поврежденных конструкций.

                   На обратном пути к дому зашла в юридическую консультацию.— Да, имеете полное право не пускать в квартиру комиссию без предъявления оснований, — сказал юрист. — Но ведь вас загнали в угол!  Не пустите комиссию в квартиру, та отчитается, что вы не заинтересованы в разрешении вопроса, и префектура возложит свою ответственность на вас. Так что решайте сами, пускать комиссию в квартиру или нет.
— Как можно возложить ответственность, возведенную в функцию исполнительной власти, на гражданское лицо? — удивилась Анна.
— О-о-о. Удивлены… Для этого есть много способов.

            С тяжелыми мыслями Анна возвращалась домой. Обращения и жалобы, которые она направляла в мэрию на нарушение жилищного законодательства и опасную эксплуатацию дома с поврежденным электрооборудованием, бумерангом следовали обратно и прицельно били по ней!
Так уж устроена властная вертикаль. Вместо исполнения жилищного законодательства и применения прямого действия положений Конституции чиновники действуют с точностью наоборот. Сворачивают в сторону от закона и тянут канитель.
- «Очевидно, что мою жалобу на законных основаниях снова рассматривать не будут», — сделала вывод Анна.
    В пятнадцать часов в дверь позвонили. Анна вышла. На площадке у лифта, прижимаясь к стене, стояла представительная группа. Из лифта выходили еще двое в робах, с лестницами. Еще двое, одна из которых была Паинька, отстраненно стояли поодаль.
   "А она-то что здесь делает?" Среди присутствующих, были и другие бесполезные люди, хорошо знающие, что пришли не по адресу. Общее напряжение выдавали опущенные глаза и затянувшаяся пауза.

             — Мы к вам, — начала разговор председатель комиссии.
— Могу узнать, зачем?
    Чиновница из префектуры молчала.
— Мы же сегодня утром обсудили с вами отсутствие причин для посещения моей квартиры. Я предупредила префектуру, что не буду участвовать в бессмысленных проверках, пока не увижу экспертизу их законности.
    Никто из толпы в разговор не вступал. Одни смотрели на свои ботинки, другие кривили губы.
— Зачем лестницы-то принесли? — обратилась Анна к рабочим.
— А мы что? Нам приказали.
— А план внутри домовой электросети у вас есть? Технические проверки квартир проводятся только на основании проектной документации, — сказала Анна.
— А мы и так все знаем, — ответил один из рабочих.
— Что вы знаете, я не сомневаюсь. Но это все могут не знать члены комиссии. Юрист Паинька, например. Кстати, — обратилась она к чиновнице из префектуры: — И вы тоже предъявите, пожалуйста, техническую документацию и распоряжение заместителя префекта для проверки моей квартиры.
     Дама не пошевелилась. — Я правильно пониманию, что для входа в мою квартиру у вас нет оснований? Снова молчание.

                       — Вы ошиблись адресом, — с казала Анна. — Вам надо в квартиру Татиков, что этажом выше.
— Мы хотим проверить у вас распаячные коробки, — послышался робкий голос.
— А сколько раз их можно проверять?! С этой целью ко мне уже присылали электрика. Перед тем, как идти по квартирам с технической проверкой, надо смотреть документы.
— Но коробку у входа мы не смотрели.
—Вы, может, и не смотрели. Зато ее смотрели другие ваши специалисты. И смотрели неоднократно. Поэтому прошу проверять жалобу по существу и, как это положено, на основании технических документов.
     Комиссия развернулась и по лестничному маршу поднялась этажом выше к Татикам. Анну, заявительницу жалобы, с собой не пригласили.

              Через неделю из префектуры пришло письмо. В нем находился не оформленный акт по квартире Татика. Никаких ссылок на нормативно-правовые акты он не имел. Псевдо - акт свидетельствовал, что комиссия не утруждала себя проверкой жалобы Анны о повреждении конструкции перекрытия в квартире Татика. Она ограничилась беглым взглядом с порога на холл и коридор квартиры.
     В акте был указан факт реконструкции пола в холле. По другим помещениям такой информации не было. Комиссия сознательно приуменьшала объем реконструктивных работ. Отметив, что в квартире Татика имеет место самостоятельная реконструкция пола, комиссия прошла мимо отсутствия разрешительных документов и не обозначила данный факт, как нарушение правил ремонта. Не выдвинула, на этом основании, требование к предъявлению Татиком актов на скрытые работы, а при их отсутствии — права на техническую проверку состояния заделки перекрытия.
   Заключительная часть псевдо - акта по квартире Татика относилась к Максимовым. Разве мог изощренный ум чиновника не обозначить новый виток к отступлению от закона? Однако ничего нового придумать не сумел. Максимовым было предложено обеспечить доступ в свою квартиру специалистов «Домсервиса» для определения, путем прозвона сети, конкретного участка поврежденной линии освещения.
«После того, как через квартиру Максимовых будет найден поврежденный участок в квартире Татика, тот будет должен поднять полы в своей квартире и восстановить электрическую сеть», — заключала комиссия.

          Содержание неофициального акта префектуры свидетельствовало о техническом и правовом невежестве состава комиссии. На плинтус квартиры Татика села очередная информационная утка о необходимости прозвона электросети через квартиру Максимовых!
    Понимали ли члены комиссии, что несут чепуху и шантажируют потерпевшую семью? Что заключение акта по квартире Татика в отношении третьих лиц Максимовых противоречит закону и здравому смыслу?
   Акт префектуры на обычном листе бумаги, без печати, не являлся юридическим документом и доказательством того, что работа комиссии санкционирована руководством префектуры на законных основаниях и что проверка жалобы о неудовлетворительном содержании капитальных конструкций и коммунальной электросети в квартире Татиков состоялась. Такие псевдо - акты — признак мошенничества.
    Очевидно, что жалоба Анны в мэрию о повреждении общего имущества дома в очередной раз осталась без рассмотрения. Осмотр конструкции перекрытия и лоджии в квартире Татика не проведен; акты на скрытые работы не восстановлены. Стоимость причиненного ущерба дому не названа.
Анна снова поехала в префектуру и попросила секретаря записать ее на прием к префекту. Та куда-то убежала, а вернувшись, заявила: — Вам в приеме отказано в связи с исчерпывающим письменным ответом.

                Что тут удивительного. Чиновники не терпят в своих кабинетах людей, нарушающих их спокойствие. Они вообще не любят работать головой для людей. Им удобней работать с бумагами, которые не требует ни действий, ни команд, ни движений; которые не торопят, не смотрят в глаза, не возмущаются, а терпеливо сносят профессиональное невежество, слабоумие, хитрость, лень, ложь.
     Псевдо - акт от чиновника — пустышка только для дилетанта. На самом деле это почти всегда косвенное подтверждение сговора определенной группы людей, выращивающих в садках информационных уток. В них присутствует скрытая мотивация. Благодаря легковесной бумажке утки будут сидеть на плинтусе все то время, пока тихо в неизвестном направлении уплывают бюджетные деньги...
    Для опытных следователей псевдо - акты — кладезь актуальной информации для расследования хищений материального ресурса и, связанного с ним, роста социальных проблем.

Продолжение следует.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 17.11.2019 Елена Широкова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2673938

Рубрика произведения: Проза -> Детектив














1