Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава IV. Светочи православной веры


Глава IV. Светочи православной веры.
(Иллюстрации в книге стр. 53 - 85)
https://www.chitalnya.ru/upload3/345/ac50df9e798a34e959dbb3bfc9e881bc.pdf 

4.1.Патриарх Гермоген (1530-1612г.г.) 
О жизни великого русского святого в годы его юности сведения почти отсутствуют. По одной из  версий он происходил из донских казаков. Имя его в миру было Ермолай. Будучи подростком, он объявился в Казани, где поступил в Спасо - Преображенский монастырь. В конце 1570-х годов был священником в церкви Николая Чудотворца. По отзывам современников священник Ермолай был «муж зело премудростью украшенный, в книжном учении изящный и в чистоте жития известный». В служении Христу проявлял исключительную духовную энергию и большое усердие в обращении в православную веру инородцев, проживающих на территории Татарского ханства.
Восхождение к святости будущего патриарха Гермогена непосредственно связано с явлением чудотворной иконы Пресвятой Богородицы. По преданию, её обретение произошло в г. Казани в 1579 году на месте, указанном самой Царицей Небесной во сне девочке Матроне - дочери погоревшего в страшном пожаре русского стрельца. Девочка о своём видении рассказала матери, но та не поверила ей, посчитав это простой детской грёзой. Но сновидение Матроны повторилось ещё дважды, и ей было грозно указано, чтобы они с матерью известили о явлении иконы казанских архиепископа и градоначальника. Матрона с матерью отправились к ним, но те на их известие не обратили серьёзного внимания. Тогда в день 8 июня в присутствии народа мать и дочь пошли на указанное девочке местонахождение иконы и принялись копать землю. Однако икона не обнаруживалась. Но лишь начала копать сама Матрона, как образ Богоматери, завёрнутый в кусок сукна и блистающий чудным светом, открылся. Полагают, что икона была зарыта ещё до покорения Казани Иоанном IV Грозным в 1552 году кем-то из христиан в условиях гонения магометан на православную веру.
Икону принял на руки священник Гермоген, будущий патриарх. Затем православный народ во главе архиепископа и градоначальника крестным ходом перенесли икону в ближайшую церковь Святого Николая. Список с чудотворной иконы был отправлен в Москву, и царь Иван Васильевич Грозный повелел построить церковь и женский Богородицкий монастырь на месте явления иконы. Первой инокиней, а затем настоятельницей этого монастыря стала девица Матрона.
Чудотворная икона была обильно украшена золотом, серебром и драгоценными камнями за счёт щедрых пожертвований царя Ивана Васильевича и императрицы Екатерины II во время их посещения указанного монастыря. В ночь на 24 июня 1904 года икона была похищена группой преступников, которые следствием были найдены. У них были обнаружены часть бриллиантов и золота, но сама икона, по имеющейся версии, была сожжена.
Но существуют и другие версии. В частности, идёт речь о ватиканском списке иконы, которую католики пытаются выдать за подлинник. Однако, по свидетельству православного учёного физика, доцента Казанского государственного университета, известного патриота, члена Антиядерного общества Татарстана Сергея Петровича Гаврилова, ватиканский список Казанской иконы Божьей Матери, датируемый, по оценкам специалистов, концом XVIII века, не имеет никакого отношения ни к указанным событиям русской истории, ни к её военным победам. Ватиканский список должен быть возвращён России, как и другие предметы религиозного культа, законно или незаконно вывезенные из России. А Русская православная церковь сама решит, куда будет помещён этот список. Православная икона, безусловно, должна находиться в православном храме. В газете «Звезда Поволжья» № 43 (20-26 ноября 2004 г.) Сергей Петрович отмечал, что Богородицкий монастырь, где находилась чудотворная икона Богородицы до её похищения перед началом смуты на Руси (революции 1905 года) до сих пор не восстановлен. В то же время, пишет С.П.Гаврилов, многих граждан очень тревожат планы строительства в центре Казани рядом с церковью православных христиан-старообрядцев большого католического храма, на закладке которого 31 октября 2004 года присутствовал глава администрации города Исхаков К.Ш.
В интервью Святейшего Патриарха Алексия II газете «Известия» от 30 октября 2003 года под заголовком «Реальных положительных сдвигов в отношениях между РПЦ и Ватиканом пока нет» его Святейшество отмечает: «Ватикан продолжает осуществлять экспансию на пространстве бывшего СССР, где крупнейшей Церковью является православная. Это не может не вызывать у нас серьёзной озабоченности. За словами о необходимости примирения должны следовать дела. Однако католические миссионеры продолжают действовать в регионах, где католиков ничтожное меньшинство. На Западной Украине положение православных верующих, пострадавших от притеснений со стороны греко-католиков, не улучшилось». Думается, завершает свою публикацию в газете С.П.Гаврилов, что строительство большого католического храма в центре Казани для нескольких десятков католиков, многие из которых иностранцы (около 2-3 десятков их снялись у креста на закладке храма), - это и есть миссионерская деятельность Ватикана на чужой канонической территории в чистом виде, поскольку Республика Татарстан - каноническая территория двух конфессий: мусульманства и православия. Остаётся загадочной трагедия, произошедшая в Казани месяц спустя. 26 декабря 2004 года Сергей Петрович был зверски убит у своего дома. Царствие ему Небесное!
В России существуют два чудотворных списка с иконы Казанской Божией Матери: это - икона князя Дмитрия Пожарского, которая была при нём во время изгнания поляков в 1612 году. Она была подарена им Казанскому собору на Красной площади в Москве, сооружённому в память указанной победы над врагами. И - икона, принадлежащая царю Ивану Грозному, которую царь Пётр I перенёс из Москвы в Санкт - Петербург. Этот образ был с царём в знаменитой Полтавской битве со шведами в 1709 году и в войсках Кутузова, освободивших Россию от наполеоновского нашествия в 1812 году. Её чудотворный лик также вдохновлял русских воинов в Великую Отечественную Войну, при защите Москвы и Ленинграда от гитлеровских полчищ, нападение которых на СССР было благословлено Ватиканом.
Но вернёмся к нашему повествованию о святом Гермогене. В 1589 году Гермоген был возведён в сан митрополита Казанского. При восшествии на престол самозванца Лжедмитрия I митрополит был вызван в Москву для участия в работе устроенного самозванцем Сената, но не мог ужиться в мире с новым царём. Когда встал вопрос о бракосочетании Лжедмитрия Ic Мариной Мнишек, митрополит потребовал, чтобы над последней был произведён обряд крещения в православие (самозванец скрывал, что, будучи в Польше, он принял католичество). За противодействие царской воле Гермоген был удалён из Москвы в свою епархию в Казань.
После свержения с престола и гибели самозванца, вошедший на престол Василий Шуйский возвратил Гермогена в Москву и возвёл его в патриаршее звание. Несмотря на эту милость царя, патриарх во многих государственных делах не соглашался с ним, и отношения между ними были натянутыми. Во время смуты возникла ситуация, в которой на русский престол была выставлена кандидатура сына Польского короля, Сигизмунда III - королевича Владислава, патриарх выдвинул условие: принятие претендентом на царский трон православной веры. Когда Сигизмунд потребовал от московских бояр, чтобы они приказали защитникам Смоленска, во главе с воеводой Шеиным, сдаться на милость короля, войска которого уже 20 месяцев осаждали русскую твердыню и не могли взять её, и бояре согласились на это, патриарх отказался участвовать в этом предательстве. Он активно выступал против вступления поляков в Москву. Мало того, требования патриарха носили стратегический характер и сводились к следующему. Первое. Чтоб королевич закон Восточной веры (православие) принял и защищать оную обещался. Второе. Чтоб все войска польские вывел. Третье. Никаких городов и земель от государства Русского не отлучать, и, которые теперь поляки взяли, всё возвратить, и от Смоленска отступить. Четвёртое. Поляков, которые явно православие не примут, ни в какие русские чины не жаловать, и дела б им никакие не доверялись. Пятое. Церкви Римской нигде в Москве не иметь. (Текст цитируется по В.Татищеву).
К несчастью, на стороне поляков было множество и русских людей, изменивших Отечеству и Престолу. Обращаясь к ним, патриарх с гневом и укоризной писал: «Вы забыли обеты православной веры нашей, в которой мы родились, крестились, воспитались и возросли, преступили крестное целование и клятву стоять до смерти за дом Пресвятой Богородицы и за Московское государство и припали к ложно-мнимому вашему царику… Болит моя душа, болезнует сердце, и все внутренности мои терзаются, все составы мои содрогаются; я плачу и с рыданием вопию: помилуйте, помилуйте, братие и чада, свои души и своих родителей, отшедших и живых…Посмотрите, как Отечество наше расхищается и разоряется чужими, какому поруганию предаются святые иконы и церкви, как проливается кровь неповинных, вопиющая к Богу. Вспомните, на кого вы поднимаете оружие: не на Бога ли, сотворившего вас? Не на своих ли братьев? Не своё ли Отечество разоряете?...Заклинаю вас Именем Бога, отстаньте от своего начинания, пока есть время, чтобы не погибнуть вам до конца». Обращение патриарха было услышано. Многие из тех, кто поддерживал тушинского вора - Лжедмитрия II, покинули его. Когда же бояре-предатели всё-таки без сопротивления впустили врагов в столицу, он вступил с ними в открытую борьбу. В своих устных проповедях и в рассылаемых многочисленных грамотах патриарх призывал русский народ встать за веру православную, за спасение Отечества от иноземного ига.
Услышав вести о том, что по его призывам начало формироваться ополчение под предводительством Козьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского, патриарх в очередной своей грамоте благословил это патриатическое движение словами: «Да будет над ними милость от Бога и благословение от нашего смирения! А на изменников да изольётся гнев Божий, да будут они прокляты в сем веке и в будущем». Враги принуждали его под страхом смерти приказать народу, следовавшему призывам своего пастыря, не противиться им. На это святой отвечал: «Что вы мне угрожаете? Я боюсь только единого Бога и благословляю воинов стоять против вас и умереть за православную христианскую веру».
Патриарх был ярым противником семибоярщины, несмотря ни на что, пытался организовать выборы нового царя из русского народа (первым предложил эту должность Михаилу Романову).
За свою стойкость в защите православия и независимости России патриарх Гермоген был заточён в темницу Чудова монастыря в Кремле, где и был уморён голодом. Кончина святого последовала 17 февраля 1612 года. Но духовные семена, посеянные выдающимся русским патриотом, взошли славной победой русского воинства во главе с Мининым и Пожарским, предрешившей конец страшной смуты на Руси, терзавшей её с 1604 по 1613 год.
Информация о великом патриатическом подвиге Патриарха имеет чрезвычайно важное значение для просвещения современного, к несчастью, в массе своей безыдейного российского общества. О необходимости такого просвещения говорит, в частности, обращение к народу Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. Приведу его здесь полностью.

Патриаршее послание по случаю празднования
400-летия со дня преставления священномученика
Ермогена, Патриарха Московского и Всея Руси.
Преосвященные архипастыри, всечестные отцы, дорогие братья и сестры!
Ныне Русская Православная Церковь совершает молитвенную память священномученика Ермогена, Патриарха Московского и Всея Руси, который отдал все силы и саму жизнь во имя сохранения в нашей стране Православия, государственной независимости и национальной самобытности.
В конце XVI - начале XVII века наше Отечество пребывало в глубоком духовном, экономическом и политическом кризисе. Прекращение царской династии, многочисленные распри между боярскими родами, иноземное вторжение и народные волнения поставили страну на грань катастрофы; нависла угроза насаждения иной веры.
В условиях массового духовного помрачения, когда большинство не понимало, где друг, а где враг, когда даже часть Церкви приветствовало иноземцев, считая их правление благом, святитель Ермоген, будучи брошенным в темницу оккупантами и испытывая физические страдания, остался верен своей стране и высокому Патриаршему долгу. Пламенными воззваниями и личным примером он показал народу важность стояния в правде. Архипастырь не потерял того духовного критерия, который позволяет ясно различать правду и ложь. Он сохранил эту способность именно потому, что был близок к Богу и никакие материальные блага, соблазны власти и комфорта не могли помрачить его внутреннего зрения, просветлённого Божественной Истиной.
Под влиянием его посланий и по его благословению было сформировано ополчение Кузьмы Минина и князя Пожарского, которое освободило столицу. Однако сам угодник и исповедник Христов не дожил до этого долгожданного события: враги уморили его голодом в заточении.
Призывы и молитвы умирающего в темнице восьмидесятилетнего старца заставили одуматься тех, кто оступился, вдохновили тех, кто искал путей возрождения ослабленной России, умилостивили Того, Кто подает всякую победу.
Патриарх Ермоген - мученик на Московском Патриаршем престоле - символ жертвенного служения Церкви и на все времена пример верности Христу и любви к Отчизне. Между тем, имя святителя наряду с именами многих великих полководцев и правителей незаслуженно забыто сегодня. Память об этом подлинном патриоте и исповеднике Господнем необходимо возродить и увековечить, воздвигнув ему в столице подобающий памятник.
К нам сегодняшним не в меньшей степени обращены слова мученика и исповедника святителя Ермогена: «Всем вам от меня благословение и разрешение в сем веце и в будущем! Стойте за веру неподвижно; а я за вас Бога молю!» Верим, что и ныне предстоит он перед Престолом Божиим, испрашивая для Державы Российской утверждения в Православии, укрепления народного единства, возрождения духовной мощи страны.
Будем же верными наследниками достославных наших предшественников, которые не шадя жизни, не ища лёгкого пути, не скрываясь от тех испытаний, которые послал Господь, защищали свою христианскую веру и не мыслимую без этой веры Святую Русь. Нам любить её красу, преумножать достояние, сохранять её самобытность.
Молитвами святителя Ермогена и всех святых, в земле Российской просиявших, да простирается неизменно над Отечеством нашим Покров Царицы Небесной. Да сохранит нас Господь в мире, единомыслии и благоденствии. Аминь.
От святого патриарха Гермогена дошли до нас его произведения - «Сказание о явлении и чудесах иконы Казанской Богоматери», «Повести о жизни Петра и Февронии», «Слово об обретении мощей митрополита Алексия».

Литература.
1.Энциклопедический словарь русской цивилизации. Составитель О.А.Платонов. «ЭРЦ» М.,2000.
2.Михаил Лемешев. Свеча: сгорая сам, свети другим. «Палея-М» М.,1999.
3.Платонов С.Ф. О происхождении патриарха Гермогена. СПБ., 1903.
4.Все святые, молите Бога о нас. «Сибирская Благозвонница»,2004.
5.Василий Татищев. История Российская, т.3. «АКТ Ермак», М.,2005.
6. «Русский вестник» № 6, 2012.

4.2.Патриарх Никон (1605-1681г.г.)

В большинстве исторических повествований утвердилось, во-многом необъективное и несправедливое, суждение о роли Святейшего патриарха Никона в жизни Русского государства и Русской церкви. Без глубокого изучений подлинных событий, происходящих в середине XVII века, патриарха обвиняют виновником страшной беды, постигшей Русь, - раскола в русской православной церкви. До наших дней каждый старообрядец с малых лет усваивает сомнительную истину, что патриарх Никон - их враг. Разумеется, это сказано не в осуждение староверов, но лишь как констатация факта, с учётом которого следует подходить к оценке подлинной роли, какую играл этот выдающийся духовный и государственный деятель в истории современной ему России. На его долю выпала сложнейшая задача возрождения России после страшной разрухи государственной и церковной жизни, порождённой смутным временем 1598 - 1613 годов.
В царствование первого из династии Романовых русского царя Михаила Фёдоровича и активной деятельности его отца патриарха Филарета русское государство в основном было возрождено, а территориально даже существенно расширено за счёт присоединения сибирских земель, однако, сохранялись сложные отношения на западных рубежах России. Поляки не признавали прав Михаила на русский трон. Сын польского короля Сигизмунда III - Владислав величал себя русским царём. В 1617 году он совершил поход на Москву, дошёл до Белого города. Интервенты вновь были выбиты из Подмосковья, но за ними, по-прежнему, оставались Смоленская, Брянская, Черниговская и Северская земли. Кроме того, Польша и Турция поддерживали агрессивность Ногайской орды, и крымские татары постоянно совершали грабительские набеги вглубь русской земли. Всё это осложняло нормальную экономическую и политическую жизнь страны.
В 1645 году на русский трон вступает 16-тилетний Алексей Михайлович. Вскоре царь встретился с игуменом Кожеозёрского Богоявленского монастыря, будущим патриархом Московским и всея Руси Никоном, о котором далее и пойдёт наша речь.
Святейший ( в миру Никита Минов) родился в крестьянской семье села Вельманова Княгининского уезда Нижегородской губернии. Рано лишившись матери и претерпев много горя от недоброй мачехи, смышлёный мальчик с помощью добрых людей выучился грамоте, полюбил чтение и, в особенности, православную литературу, и уже в 12-тилетнем возрасте тайно ушёл в Троицкий Макарьев Желтоводский монастырь, где восемь лет был послушником, удивляя братию обширными религиозными познаниями и строгостью жизни. Юноша готовился принять монашеский постриг, но по настоятельным просьбам родственников вернулся в родное село и женился. Вскоре его пригласили священником в соседнее село. Здесь он познакомился с московскими купцами, которые приезжали на знаменитую Макарьевскую ярмарку. Они уговорили молодого священника переехать в Москву, где он прослужил десять лет. К этому времени имевшиеся в семье дети умерли. Никита убедил жену принять монашество, и сам отправился в Соловецкий монастырь, точнее даже в Анзерский скит этой обители. Здесь он постригается в монахи с именем Никона и предаётся суровым подвигам благочестия. После нескольких лет пребывания в скиту переселяется в вышеупомянутый Кожеозёрский Богоявленский монастырь, где братия избирает его игуменом. В этом сане Никон, будучи по монастырским нуждам в Москве, и встретился с царём. Широкое образование и умные речи игумена произвели на молодого царя большое впечатление, и он повелел перевести его в Москву архимандритом Новоспасского монастыря, где была родовая усыпальница Романовых. Она остаётся там и до наших дне, хотя во многом и порушенная, сначала иудеями-большевиками, а затем их продолжателями иудеями-либералами во главе с беснующимся халтурщиком Б.Немцовым.
Глубоко верующий царь Алексей Михайлович часто приезжал в эту обитель молиться за упокой своих предков и неизменно встречался с Никоном. Тот в свою очередь, по поручению царя, обязан был каждую пятницу являться в царскую резиденцию с докладами государю о нуждах бедных, угнетённых и обиженных. Эта совместная благотворительная деятельность сближала их всё теснее. В 1648 году царь направляет своего друга, Никона в неспокойный Новгород в сане митрополита. Здесь он успешно служит четыре года. Его духовный авторитет позволяет ему даже усмирить возникший здесь спровоцированный местными боярами бунт.
В 1653 году почил святейший патриарх Московский и всея Руси Иосиф. Предстояли выборы нового архипастыря. Алексей Михайлович пишет Никону: «Возвращайся, Господа ради, поскорее к нам…а без тебя отнюдь ни за что не примемся».
В Москве на Всерусском соборе Никон был назван одним из 12 кандидатов на православный престол и при голосовании оказался избранным на этот высокий церковный пост. Никон, зная враждебное к нему отношение боярства, категорически отказывался. Дело дошло до того, что он был против его воли привезён в Успенский собор Кремля. Но митрополит и там не давал согласия. Когда же царь и все молящиеся пали на колени и стали со слезами просить исполнить волю Собора, Никон уступил, но обусловил своё согласие обязательством всех слушаться его и в чистоте «содержать евангельские догматы и соблюдать правила святых апостолов и законы благочестивых царей». Собор, во главе с царём, такое обязательство дал. Никон вступил на патриарший престол.
Дружба царя и патриарха ещё более упрочилась. Царь единолично не принимал никаких важных государственных (выделено мной, М.Л.) решений. Показателен в этих отношениях такой факт. Малороссийское ( Запорожское) казачество, ведущее тяжёлую войну против притеснения со стороны Польши, искало защиты со стороны России. Гетман Богдан Хмельницкий неоднократно обращался к царю принять Украину[1] «под свою руку». Украина (Краина) - древнерусское название окраинных, пограничных земель Русского государства между реками Южный Буг и Серет и в бассейне Западного Буга. После оккупации Малой Руси Польшей, а затем Австро-Венгрией, это название распространяется на всю Малороссию в целях вытеснения исторического имени, колонизации и онемечивания населения Но царь не решался. Тогда Хмельницкий обратился непосредственно к патриарху, и всё быстро решилось: в 1654 году два великих славянских народа, исповедующих единую веру, стали единым народом. Тесный союз царя и патриарха, а также Земский Собор - это была подлинная симфония властей. Патриарх благословил Алексея Михайловича на войну с Польшей ради освобождения и воссоединения русских земель. Отправляясь в этот ратный поход, царь, к великому неудовольствию родовитых бояр, оставил Никона полноправным правителем государства. По возвращении с войны патриарх встретил царя с войском в Вязьме. Окрылённый победой, царь на радостях наградил Никона титулом «великий государь», которым именовал патриарха несколько лет, вплоть до их разрыва, произошедшего вследствие интриг боярства.
В делах охраны духовного здоровья русского общества и авторитета православной церкви Никон был суров и строг к себе, и к царю, и к народу. Особенно, это относилось к служителям церкви и, так называемым, государевым людям. Историки отмечают, что патриаршие стрельцы постоянно обходили город и, если замечали нетрезвого священника или монаха, немедленно отправляли таких в тюрьму, а затем отсылали в суровые сибирские монастыри. Когда речь шла о государственных интересах «великий государь» самолично издавал приказы и указы, не щадя при этом боярскую спесь. Он созывал бояр к себе, заставлял их с покорностью стоять перед собою, выслушивать обличения их в эгоизме, чванстве, пренебрежении интересами государства, церкви и народа. Естественно, что в этой среде сложился заговор о свержении Никона. Орудием достижения этой преступной цели было избрано обвинение в посягательстве на права единоличной царской власти. На имя царя пошли «жалобы», а, точнее сказать, доносы, утверждающие будто бы патриарх непомерно возвеличивает себя, что он «возлюбил стоять высоко, ездить широко», что он слишком занят обогащением патриаршего двора. Это, конечно, была клевета. Это ни в коей мере не распространялось на личную жизнь патриарха, которую он проводил в суровой аскезе.
Тем не менее, такие наветы достигали своей цели. Тесная дружба и плодотворное сотрудничество между царём и патриархом стали ослабевать. «Царское величество на тебя гневен» - объявил Никону посланник царя - князь Юрий Ромодановский. Это был открытый разрыв между первыми лицами Русского государства. Никон ясно осознавал губительность такого разрыва, но в сопротивление царю не пошёл, поскольку считал, что это неизбежно породит новую трагическую смуту на всей Руси. 10 июня 1658 года он оставляет патриаршую кафедру и отправляется в созданный им подмосковный Воскресенский монастырь «Новый Иерусалим». Отсюда опальный патриарх отдаёт благословение управлять церковными делами митрополиту Питириму Крутицкому, а царю отправляет душевно тёплое письмо, в котором смиренно просит о христианском прощении за несогласованный отъезд из Москвы.
Об учреждённом Никоном «Новом Иерусалиме», величественном историческом памятнике духовной жизни России, - следует сказать особо хотя бы несколько слов. Эта великая святыня была начата строительством по идее и под духовным руководством патриарха в 1657 году, в Звенигородском уезде (ныне Истринский район) Московской епархии. Идея Никона состояла в том, чтобы возвести свой русский Храм Гроба Господня, аналогичный знаменитой церкви Воскресения, построенной святой царицей Еленой, матерью святого равноапостольного императора Константина, в Палестине, в начале IV века н.э. С этой целью патриарх отправил в Палестину келаря Троице-Сергиевой лавры Арсения Суханова с поручением в точности изучить все особенности и достоинства знаменитого иерусалимского храма с тем, чтобы возвести новый величественный Воскресенский собор в точном подобии с древней святыней. В монастырской описи 1706 года числятся деревянные модели Иерусалимского храма Воскресения, кувуклии Святого Гроба и Вифлиемского собора, предположительно привезённые из Палестины А.Сухановым.
Как уже отмечалось выше, патриарх прибыл в Воскресенский монастырь в 1658 году. В монастыре Никон устроил житие образцовое и благочинное. Всех странников и богомольцев велел принимать беспрепятственно и радушно, сам омывал ноги прибывающим и пиказывал кормить их даром в течение трёх дней. Но главные силы отдавал строительству «Нового Иерусалима». Первоначальные работы под руководством патриарха начались в 1656 году, когда были построены деревянные стены вокруг монастыря с 8 башнями, а спустя два года было начато возведение главного сооружения монастыря - храма Воскресения. Тогда же был построен и скит Никона. Сооружение собора велось вплоть до 1666 года, когда недруги святейшего добились его свержения и ссылки в Ферапонтов монастырь. Строительство обители прервалось на полтора десятилетия и возобновилось только по повелению молодого царя Фёдора Алексеевича из любви к заточённому патриарху. В 1685 году строительство грандиозного собора было завершено. Это сложнейшее архитектурное произведение удивительной красоты. К одноглавому гигантскому храму с боковыми двухъярусными галереями примыкают 29 приделов и колоссальная ротонда, перекрытая шатром. Рядом возвышается многоярусная столп-колокольня.
Монастырь был окружён могучими кирпичными стенами, длина которых составляла 930 метров, а высота - 9-11 метров. Стены были увенчаны высокими башнями и имели несколько входных и выходных ворот. Над главным входом возведена надвратная церковь в стиле московского барокко, над её двусветным четвериком возвышаются два восьмигранных яруса, завершающиеся барабаном с изящной главкой.
За пределами монастырских стен расположен скит Никона, в котором удобно совмещались несколько домовых церквей, жилые покои и хозяйственные помещения. Первый этаж занимали трапезная и кельи, второй - покои патриарха из трёх комнат и внутреннего храма, над третьим этажом располагалось открытое гульбище, с которого открывалась чарующая красота не только обширной территории монастыря, но и окружающей изумительной русской природы. На гульбище ещё одна восьмигранная церковь и колокольня. Новоиерусалимский монастырь, с его архитектурно - природным ансамблем, является беспримерным и единственным во всей Древней Руси.
Строительство монастыря продолжалось ещё почти столетие. Над реконструкцией и созданием новых уникальных сооружений трудились великие русские архитекторы - Я.Бухвостов, В.Растрелли, М.Казаков, А.Воронихин.
Поразителен главный собор монастыря. Его гигантский круглый зал с окружавшей его широкой галереей, наполненной светом, исчезающим в высоте, смело решённым шатром покрытия, тоже полным света и блеска, скульптурное и красочное одеяние стен собора - всё это в превосходном синтезе производит потрясающее впечатление.
Мощная романская ротонда старого Иерусалима, соединённая с русской шатровой крепостной башней, и беспредельный в своих перспективных эффектах огромной зодческой силы зал в духе барокко, насыщенный сиянием света, сверканием золота, морем лепки и росписей, слились в этом подмосковном соборе в единый ансамбль небывалой торжественности.
Идея Никона - построить свой новый, «русский Иерусалим», главным зданием которого было бы повторение прославленного святилища христианского мира - Храма Гроба Господня, была осуществлена с таким архитектурным и художественным размахом, какого Русь до тех пор ещё не видала.
Всё это неповторимое великолепие было варварски разрушено в 1941 году немецко-фашистскими захватчиками. К счастью, тяжкие раны, нанесённые монастырю вандалами XX века, ныне нашими реставраторами залечены, и неповторимая по своей красоте обитель вновь пленяет и радует сердца современных богомольцев, паломников и туристов, вызывая чувства признательности к её основателю - патриарху Никону и выдающимся русским мастерам.
Однако вернёмся к краткому жизнеописанию патриарха - выдающегося служителя русской православной церкви и России. По отбытии Никона в «Новый Иерусалим» положение Русской Церкви, лишённой патриаршего управления, становилось критическим, терпеть которое она не могла без ущерба для её роли в жизни страны. В 1666 году созывается специальный Собор русских архипастырей и зарубежных православных патриархов, который принимает решение «лишить Никона патриаршества и священства, сослать его в Ферапонтов монастырь простым монахом». Здесь бывший патриарх приступает к активным подвижническим трудам - расчищает лесные участки под поля для посева хлебов. Популярность Никона в народе ещё более возрастает. Толпы людей стекаются к нему за благословением. Алексей Михайлович присылал опальному иноку подарки, они обменивались грамотами.
Но враги сосланного архипастыря не унимались. Милославские и Хитрово добиваются перевода его в более суровый Кирилло-Белозёрский монастырь. Здесь Никону предстоит последний срок суровых испытаний, которые он переносит безропотно, помышляя лишь о вечности. Остатки здоровья с каждым днём теряются.
Но есть и добрые православные люди. Царевна Татьяна Михайловна, тётка нового царя Фёдора Алексеевича, убедила государя созвать Собор с тем, чтобы дозволить Никону вернуться в его детище «Новый Иерусалим». Царь согласился и даже решил послать навстречу изгнаннику свою карету. Но опоздал. 17 августа 1681 года на пути к Москве опальный патриарх мирно отошёл ко Господу. Подвижническая жизнь Никона - это свидетельство самосознания духовной власти, её верности служению Русской Церкви и Русскому государству, это назидание потомкам, данное на века.

Литература.
1.Альманах «Памятники Отечества», № 1, 1985.
2.Митрополит Иоанн (Снычёв). Никон (Никита Минов). В кн. «Энциклопедический словарь русской цивилизации», М., изд. ЭРЦ, 2000.
3. «Русский вестник» № 12, 2005.
4. «Русь державная» № 3, 2005.

4.3.Праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908г.г.)

«Помните, что Отечество
земное с его Церковью есть
преддверие Отечества небесного,
потому любите его горячо
и будьте готовы душу свою
за него положить».

Эти слова святого праведного отца нашего Иоанна Кронштадтского чудотворца, взятые мною из его фундаментального труда «Моя жизнь во Христе» и вынесенные в эпиграф статьи, не только содержат в себе глубочайшую мудрость православного мыслителя, но его непреходящий завет нескончаемой череде поколений русских православных людей. Следование этому завету – священный долг каждого русского человека и залог будущего благополучия и процветания нашей любимой, ныне тяжко страдающей Родины.
Будущий великий угодник Божий родился 19 октября 1829 года в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии – на далеком севере России, в семье бедного сельского дьячка Ильи Сергеева и жены его Феодоры. Новорожденный казался столь слабым и болезненным, что родители поспешили тотчас же окрестить его, причем нарекли его Иоанном, в честь преподобного Иоанна Рыльского, в тот день святой Церковью празднуемого. Вскоре после крещения младенец стал заметно поправляться. Благочестивые родители, приписав это благодатному действию святого таинства крещения, стали с особою ревностью направлять его мысль и чувство к Богу, приучая его к усердной домашней и церковной молитве. Отец с раннего детства постоянно брал его в церковь и тем воспитал в нем особенную любовь к богослужению.
Живя в суровых условиях крайней материальной нужды, отрок Иоанн рано познакомился с безотрадными картинами бедности, горя, слез и страданий. Это сделало его сосредоточенным, вдумчивым и замкнутым в себе и, вместе с тем, воспитало в нем глубокое сочувствие и сострадательную любовь к беднякам. Не увлекаясь свойственными детскому возрасту играм, он, нося постоянно в сердце своем память о Боге, любил природу, которая возбуждала в нем умиление и преклонение перед величием Творца.
Эта любовь к природе сохранялась в сердце святого до конца его славной жизни и нашла свое воплощение в его гениальном поучении о взаимоотношении человека и природы, опубликованном в том же упомянутом труде «Моя жизнь во Христе».
«Господь, – писал отец Иоанн, – имеет полное уважение к созданной Им природе, к ее законам, как произведению Своей бесконечной, совершенной Премудрости; посему и волю Свою совершает обыкновенно через посредство природы и ее законов, например, когда наказывает людей или благословляет их».
Любой из читателей хотя бы сколько-нибудь внимательно наблюдающий взаимосвязь явлений в нашей жизни, может без труда убедиться в непререкаемой справедливости этого утверждения святого праведного отца Иоанна.
На шестом году отрок Иоанн, при помощи отца, начал учиться грамоте. Но грамота вначале плохо давалась мальчику. Это его печалило, но это же подвигло и на особенно горячие молитвы к Богу о помощи. Молился он часто и пламенно, горячо прося у Бога помощи. И вот, после одной из таких молитв, ночью, мальчика вдруг точно потрясло всего, «точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове», «легко и радостно так стало на душе». Чуть засветлело, он вскочил с постели, схватил книги, и, о, счастье! Он стал читать гораздо лучше, стал хорошо понимать все и запоминать прочитанное.
С той поры отрок Иоанн стал отлично учиться: одним из первых окончил училище, первым окончил Архангельскую духовную семинарию и был принят на казенный счет в С.-Петербургскую Духовную Академию.
Еще учась в семинарии, он лишился нежно любимого им отца. Как любящий и заботливый сын, Иоанн хотел было прямо из семинарии искать себе место дьякона или псаломщика, чтобы содержать оставшуюся без средств к существованию старушку-мать. Но она не пожелала, чтобы сын из-за нее лишился высшего духовного образования, и настояла на его поступлении в Академию.
Поступив в Академию, молодой студент не оставил свою мать без попечения: он выхлопотал себе в академическом правлении канцелярскую работу, и весь получавшийся им скудный заработок полностью отсылал матери.
Учась в Академии, Иоанн первоначально склонялся посвятить себя миссионерской работе среди аборигенов Сибири или Северной Америки.
Однако по промыслу Божиему на долю ему выпал иной путь и подвиг пастырской деятельности. Размышляя однажды о предстоящем ему служении Церкви Христовой во время уединенной прогулки по академическому саду, он, вернувшись домой, заснул и во сне увидел себя священником, служащем в Кронштадтском Андреевском соборе, в котором в действительности он никогда еще не был. Он принял это за указание свыше. Скоро сон сбылся с буквальной точностью. В 1855 году, когда Иоанн Сергеев окончил курсы академии со степенью кандидата богословия, ему предложено было вступить в брак с дочерью протоиерея Кронштадтского Андреевского собора К. Несвитского Елизаветою и принять сан священника для служения в том же соборе. Вспомнив свой сон, он принял это предложение.
12 декабря 1855 года совершилось его посвящение в священники. Когда он впервые вошел в Кронштадтский Андреевский собор, он остановился почти в ужасе на его пороге: это был именно тот храм, который задолго до того представлялся ему в его видениях. Вся остальная жизнь о.Иоанна и его пастырская деятельность протекала в Кронштадте, почему многие забывали даже его фамилию «Сергеев» и называли его «Кронштадтский», да и сам он нередко так подписывался.
В основе всей его жизни отныне лежали непрестанные служба, молитва и пост. Жизнь предстала ему во всей суровой своей обнаженности. Кронштадт был местом административной высылки из столицы разных порочных людей. Кроме того, там много было чернорабочих, работавших главным образом в порту. Все они ютились, по большей части, в жалких лачугах и землянках, попрошайничали и пьянствовали. Городские жители немало терпели от этих морально опустившихся людей, получивших название «посадских». Ночью не всегда безопасно было пройти по улицам, ибо был риск подвергнуться нападению грабителей.
Вот на этих-то, казалось, нравственно-погибших людей, презираемых всеми, и обратил свое внимание исполненный духа подлинной Христовой любви наш великий пастырь. Среди них-то он и начал дивный подвиг своего самоотверженного пастырского делания. Ежедневно стал он бывать в их убогих жилищах, беседовал, утешал, ухаживал за больными и помогал им материально, раздавая все, что имел, нередко возвращаясь домой раздетым и даже без сапог. Благодатный свет, источаемый молодым священником, буквально разгонял зловещую социально-нравственную тьму. «Нужно любить всякого человека и в грехе его и в позоре его, – постоянно учил батюшка, – не надо смешивать человека – этот образ Божий, – со злом, которое в нем». Кронштадские «босяки», «подонки общества», которых о. Иоанн силой своей сострадательной пастырской любви опять делал людьми, возвращая им утраченный ими было человеческий образ, первые «открыли» святость о. Иоанна. И это «открытие» очень быстро восприняла затем вся верующая народная Россия.
Его безграничная, святая любовь к человеку вскоре открыла в нем дар чудотворения. Тысячи верующих или жаждущих уверования ежедневно приезжали в Кронштадт, в надежде получить от него исцеление или иную помощь и поддержку. Кроме того, в адрес батюшки шел нескончаемый поток писем и телеграмм. Этот поток был столь обилен, что кронштадская почта была вынуждена открыть свое дополнительное отделение, специально обслуживающее переписку отца Иоанна со своими корреспондентами. На имя батюшки поступали огромные суммы денег. Об их размерах можно судить лишь приблизительно, ибо, получая деньги, о. Иоанн тотчас же все раздавал. По самому минимальному подсчету через его руки проходило в год не менее одного миллиона рублей (сумма по тому времени громадная!). На эти деньги о. Иоанн ежедневно кормил тысячу нищих, устроил в Кронштадте замечательное учреждение – «Дом Трудолюбия» со школой, церковью, мастерскими и приютом, основал в своем родном селе женский монастырь и воздвиг большой каменный храм, а в С.-Петербурге построил женский монастырь на Карповке, в котором и был по кончине своей погребен.
Об этой выдающейся обители необходимо сказать хотя бы самую малость. Строительство началось по благословению отца Иоанна в 1900 году по проекту архитектора Никонова, который был рассмотрен и одобрен императором Николаем II, на небольшом участке земли, пожертвованном батюшке купцом Симеоном Раменским. 17 декабря 1901 года о. Иоанн освятил малый храм, в котором начались богослужения. Небывалая любовь народа к батюшке, его забота о красоте и величественности храма выражались в массовых и обильных пожертвованиях, в энтузиазме строителей, что обеспечило его необычно быстрое созидание. Всего год спустя были освящены главный престол во имя Собора Двенадцати Апостолов с двумя приделами: правый – в честь Казанской иконы Богородицы, и левый – в честь святителя Андрея Критского и преподобной Марии Египетской, которые были освящены в феврале 1903 года. Монастырь получил наименование Свято-Иоанновского в честь небесного покровителя батюшки – Иоанна Рыльского. Еще при жизни батюшки монастырь стал благоустроенным и находился на полном самообеспечении.
В нем проживало более 300 насельниц, которые не только благоговейно молились, но и неустанно производительно трудились. В монастыре были золотошвейная, белошвейная и иконописная мастерские, своя фотография, просфорня с двумя печами, в которых выпекались за один заклад по тысячи просфор. Перед монастырем, с восточной стороны, был разбит небольшой сад, а с западной стороны находился образцовый огород, с которого сестры ежегодно снимали обильный урожай, хотя огород занимал скромный участок земли. Стараниями батюшки, при обители был построен кирпичный завод, две гостиницы для притча и паломников, заведены пасека, конюшня, скотный двор.
Параллельно с церковной службой отец Иоанн 35 лет преподавал Закон Божий в Городском училище и в Кронштадской классической гимназии. В последующем из-за множества священнических забот батюшка вынужден был оставить педагогический труд, и продолжал свою неустанную работу в Андреевском соборе и новом монастыре.
Надо только представить себе, как проходил день у о. Иоанна, чтобы понять и прочувствовать всю тяжесть и величие этого беспримерного подвига. Вставал о. Иоанн ежедневно в 3 часа ночи и готовился к служению Божественной литургии. Около 4 часов он отправлялся в собор к утрени. Здесь его уже встречали толпы паломников, жаждавших получить от него хотя бы благословение. Тут же было и множество нищих, которым о. Иоанн раздавал милостыню. За утреней о. Иоанн непременно сам всегда читал канон, придавая этому чтению большое значение. Перед началом литургии была исповедь. Исповедь, из-за громадного количества желавших исповедоваться у о. Иоанна, была им введена, по необходимости, общая. Производила она на всех участников и очевидцев потрясающее впечатление: многие каялись вслух, громко выкрикивая, не стыдясь и не стесняясь, свои грехи. Андреевский собор, вмещавший до 5.000 человек, всегда бывал полон, а потому очень долго шло причащение, и литургия раньше 12 часов дня не заканчивалась.
Во время службы слезы умиления лились из глаз батюшки, но он не замечал их. Видно было, что о. Иоанн во время Божественной литургии переживал всю историю нашего спасения, чувствовал глубоко и сильно всю любовь к нам Господа, чувствовал Его страдания. Такое служение необычайно действовало на всех присутствующих. Не все шли к нему с твердой верой: некоторые с сомнением, другие с недоверием, а третьи из любопытства. Но здесь все перерождались и чувствовали, как лед сомнения и неверия постепенно таял и заменялся теплотою веры.
Кроме службы в храмах отец Иоанн нередко совершал молебны на площадях Петербурга, Нижнего Новгорода, Казани, Самары, Саратова и многих других городов, на которые собирались десятки тысяч верующих. На Соборной площади в Петербурге их численность доходила до 60.000 человек.
Обычно после службы батюшка отправлялся по бесчисленным вызовам к больным и страждущим. Из этих походов он редко когда возвращался ранее полуночи. Велика была забота о. Иоанна о простом бедствующем народе. Он обращается к русскому обществу с двумя воззваниями о создании в Кронштадте первого в России «Дома Трудолюбия», с тем, чтобы в этом доме бедные люди могли обрести и работу, и учебу, и жилье, и пропитание, и духовное просвещение. В своем втором воззвании батюшка писал: «По милости Божией есть люди всякого рода, всякого дела, всякого умения или искусства: и люди власти и капитала, по желанию и инициативе которых могут делаться всякие добрые дела; есть у нас и инженеры, и архитекторы, и лесовщики, и плотники, и столяры, и печники, и кровельщики, и кузнецы, и литейщики, и портные, и сапожники, и пекаря, и кухмистеры. Рука руку моет.
При таком богатом разнообразии сил нашего общества, при такой его талантливости, при таком множестве людей и образованных, и дельных, и искусных, и с состоянием, было бы и пред Богом грешно и перед людьми стыдно оставлять такое множество наших членов оторванными, изолированными от общественного тела и от его благосостояния. Не пугайтесь, господа, громадности предпринимаемого дела, доброму делу помогает Бог, а где Бог, там скоро явится все как бы из ничего». Люди чтили и горячо любили своего батюшку. Они широко откликнулись на его призыв, и живо дело закипело. В Кронштадте выросло просторное и прекрасно оборудованное 4-х этажное здание – «Дом трудолюбия», выросло прямо на глазах. Его закладка состоялась 23 августа 1881 года, а открытие – 12 октября 1882 года. Это был целый город, полный самой кипучей, разносторонней и осмысленной деятельности. Попечительство Дома Трудолюбия состояло из лиц, принадлежавших ко всем классам общества, начиная от самого высшего и кончая самым низшим. Между ними не было никакого разделения. Здесь все люди сливались в одну семью и дружно жили, работали, учились, молились и отдыхали вместе. Для них было открыто множество разнообразных мастерских, амбулатория, воскресная школа, библиотека, читальня, книжная лавка, рисовальные классы, столовые, домовая церковь во имя св. Александра Невского. Рядом был построен дом для ночлежного приюта и огромный, тоже 4-х этажный, «Странноприимный дом» для паломников.
Не только архипастыри и пастыри церковные и русский народ чтили о. Иоанна, но глубоко чтил его и Величайший из Государей, Царь Миротворец и Миродержец Император Александр III, который сказал о. Иоанну: «Я знаю кто вы и что вы».
В предсмертной болезни своей Император Александр III пригласил к себе в Ливадию о. Иоанна, который возложил руки свои на голову умирающего Царя и Царь сказал ему: «когда вы держите руки свои на моей голове, я чувствую большое облегчение, а когда отнимаете, очень страдаю, не отнимайте их». О. Иоанн ответил Царю, что это оттого, что он пришел прямо после совершения Таинства Евхаристии за ранней обедней. О. Иоанн продолжал держать благословляющие руки свои на главе умирающего Царя до тех пор, пока Царь не предал праведную душу свою Богу.
Отец Иоанн обладал даром пророчества. В отношении к нашей Родине – России он явил собою образ грозного пророка Божия, проповедующего истину, обличающего ложь, призывающего к покаянию и предрекающего близкую кару Божию за грехи и за богоотступничество. Будучи сам образцом кротости и смирения, любви к каждому человеку, независимо от национальности и вероисповедания, о. Иоанн с великим негодованием относился ко всем тем безбожным, материалистическим и вольнодумным либеральным течениям, которые подрывали веру русского народа и подкапывали тысячелетний государственный строй России.
«Научись, Россия, веровать в правящего судьбами мира Бога-Вседержителя и учись у твоих святых предков вере, мудрости и мужеству... Господь вверил нам русским великий спасительный талант православной веры... Восстань же, русский человек!.. Кто вас научил непокорности и мятежам бессмысленным, коих не было прежде в России... Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу – и вам и России». И грозно предрекает: «Царство Русское колеблется, шатается, близко к падению». «Если в России так пойдут дела, и безбожники и анархисты-безумцы не будут подвержены праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божьим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония». «Бедное отечество, когда-то ты будешь благоденствовать?! Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов».
Последующие события кровавой русской революции и торжества безбожного человеконенавистнического большевизма показали, насколько был прав в своих грозных предостережениях и пророческих предвидениях великий праведник земли русской.
Батюшка постоянно и горячо молился за Россию, за русский народ. Вот одна из его проникновенных молитв.
«Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится Имя Твое в России! Да придет Царствие Твое в России! Да будет воля Твоя в России! Ты насади в ней веру истинную, животворную! Да будет она царствующей и господствующей в России, а не уравненной с иноверными исповеданиями и неверными. Да не будет сего уравнения с неравными, истинного исповедания не имеющими! Истина не может быть сравнена с ложью и правда веры с неправыми исповеданиями».
В последний год своей славной жизни батюшка тяжело болел. Терзающий его недуг он кротко и терпеливо переносил, никому никогда не жалуясь. Решительно отверг он предписания знаменитых врачей о поддержании его сил скоромной пищей.
10 декабря 1908 года, собрав остаток сил, отец Иоанн в последний раз сам совершил Божественную литургию в Кронштадтском Андреевском соборе. А в 7 часов 40 минут утра 20 декабря 1908 года великий праведник мирно отошел ко Господу, заранее и предсказав день своей кончины.
Погребен батюшка был в присутствии десятков тысяч людей в построенном им Иоанновском монастыре на Карповке.
К счастью, этот созданный трудами батюшки монастырь, после долгих лет разорения и запустения, ныне возрожден, и у его гробницы, как и в прежние времена, совершают молитвы многочисленные верующие с надеждой на помощь от святого чудотворца. Мудрый святой праведный отец Иоанн неукоснительно верил в возрождение святой Руси и оставил русским православным людям свое обнадеживающее пророчество: «На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая, крепкая своей верой в Христа Бога и в Святую Троицу. И будет по завету князя Владимира – как единая Церковь».
Будем веровать в то, что по молитвам батюшки Господь ниспошлет нам такую благодать.

Литература.
1. Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. Ницца. 1928г.
2. Житие святого праведного отца нашего Иоанна Кронштадтского чудотворца. Ко дню прославления.
3. И.К. Сурский. Иоанн Кронштадтский, тома 1-2 «Паломник» 1994г.
4. «Русский дом», 1998г., №7.

4.4.Патриарх Тихон (1865-1925г.г.)

«К тебе же, обольщённый,
несчастный русский народ,
сердце мое горит жалостью до смерти»
из послания Святителя Тихона
от 8 марта 1918 года.

Будущий великий святой Русской Православной церкви родился в селе Клин Псковской губернии, в семье священника Ивана Беллавина и его супруги Анны. При крещении мальчик был наречен Василием. Детские годы он провёл в маленьком древнем городке Торопце, который упоминается ещё в Лаврентьевской переписи под 1074 годом, как пограничная крепость Смоленского княжества. По переписи 1897 года в Торопце проживало 7,5 тысяч населения. О благочестивой жизни русских людей того времени свидетельствует тот факт, что на территории городка находилось 17 церквей и один монастырь, среди них шедевры русского зодчества XVII-XVIII веков – церкви Никольская (1666-1669 г.г.), Казанская (1698-1765 г.г.), Иоанна Предтечи (1703 г.), Спасо-Преображенская (начало XVIII века), Корсунско-Богородицкий Собор (1795-1804 г.г.) и другие. В одном из храмов и служил отец будущего Патриарха Всея Руси.
Быт семьи Беллавиных ничем не отличался от крестьянского: те же работы по хозяйству, те же заботы о хлебе, о дровах, о скотине. С девяти лет мальчик Василий начал посещать Торопецкое духовное училище, где обучали чтению по-русски и по-славянски, русской грамматике, латинскому и греческому языкам, Священной истории, чистописанию, арифметике и, конечно, церковному уставу и церковному пению.
В 13 лет отрок Василий покидает отчий дом, чтобы продолжить учебу в Псковской духовной семинарии. В это время его отец уже предчувствовал Божие предназначение Василия. Однажды, когда отец с детьми спали на сеновале, отец разбудил детей и сообщил им: «Сейчас я видел свою покойную мать, которая предсказала мне скорую кончину, а затем, указывая на вас, добавила: этот будет горюном всю жизнь, этот умрет в молодости, а Василий будет великим». Предсказания, как видим, сбылись.
По воспоминаниям протоиерея Рождественского, учившегося с будущим Патриархом в семинарии, Василий Беллавин был высокоросл, белокур, с ласковым, приветливым характером, отличался глубокой религиозностью, постоянными успехами в науках, всегдашней готовностью помочь товарищу. Прекрасные способности помогли торопецкому юноше успешно закончить семинарию и в 1884 году поступить в Петербургскую Духовную академию, по окончании которой в 1888 г. со степенью кандидата богословия был направлен в Псковскую семинарию, где преподавал догматическое и нравственное богословие и французский язык. Здесь же в 1891 году 26-летний Василий Беллавин был пострижен в монашество и получил имя Тихон в честь Святителя Тихона Задонского.
В мае 1892 года иеромонах Тихон направляется в город Казань ректором семинарии с возведением его в сан архимандрита. Затем какое-то время служит ректором Холмской семинарии Варшавской епархии, после чего в 1897 году в Троицком соборе Александро-Невской лавры архимандрит Тихон возводится в сан епископа Люблинского. Один из современников Тихона отмечает, что прихожане так сроднились со своим епископом, что, когда до них дошла весть о том, что ему предстоит архиерейское служение в далёкой Северной Америке, «то весь край пришёл в смятение и обильно проливал слёзы разлуки».
Преосвященный Тихон прибыл в Америку (на Аляску) в тяжёлый момент, когда Священный Синод прекратил выдачу субсидий Алеутско-Аляскинской епархии. Пришлось переходить на собственные средства содержания, что представляло большую трудность из-за малочисленности и разбросанности православных прихожан. Но Владыке Тихону удалось преодолеть возникшие затруднения. За восемь лет его управления епархией были организованы Братство нью-йоркской церкви и Кресто-Воздвиженский союз церквей, открыта духовная семинария в Миннеаполисе, основан Свято-Тихоновский монастырь в Пенсильвании, открыта духовная семинария в Кливленде, выстроен новый кафедральный Свято-Николаевский собор в Нью-Йорке. Число приходов возросло с пятнадцати до семидесяти пяти.
В 1907 году архиепископ Тихон был отозван в Россию. Прощаясь со священниками и прихожанами Свято-Николаевского собора Владыка Тихон провозгласил: «Да будут благословенны страна сия, и град сий, и храм, и на всех вас да почиет благословение Господне».
11 апреля 1907 года древний Ярославль встречал своего нового Архипастыря-Архиепископа Ярославского и Ростовского - Тихона. На протяжении семи лет он руководил Ярославской епархиальной кафедрой, освящал храмы, наставлял пастырей, экзаменовал учеников духовных школ и училищ, занимался благотворительной деятельностью.
В 1908 году Владыка Тихон посетил отца Иоанна Кронштадтского. Это было незадолго до кончины великого Батюшки. Сидя рядышком, они побеседовали. Наконец, Батюшка встал и сказал: «Теперь, Владыка, садитесь вы на моё место, а я пойду отдохну». Спустя недолгое время Владыка Тихон совершил заупокойную Божественную литургию в 40-й день по кончине Батюшки Иоанна.
3 января 1914 года Указом Святейшего Синода Владыка Тихон назначается Архиепископом Литовским и Виленским. Тяжелейшее служение выпало на долю Архипастыря – православное окормление фронтовых частей, духовная поддержка солдат и офицеров, врачебная помощь раненым и беженцам, панихиды по погибшим за Веру, Царя и Отечество православным воинам. За великие труды во славу Отечества в 1916 году Император Николай II пожаловал Архиепископу Тихону бриллиантовый крест для ношения на клобуке. После чего он был переведён в Москву на пост Митрополита Московского и Коломенского.
Настал трагический 1917 год. Разразилась февральская революция, организованная масонами. В это тяжкое время жители древней православной Москвы направились с надеждой к Спасским воротам Кремля встречать своего нового Архипастыря Тихона и принять его первое благословение. 5 июля 1917 года Святейший Синод принял решение созвать Всероссийский Поместный Собор Русской Православной церкви, а 15 августа состоялось его торжественное открытие. На следующий день в Храме Христа Спасителя после Божественной литургии Председателем Собора был избран Митрополит Тихон. В работе участвовало 76 делегатов, которые представляли не только священнослужителей, но и мирян. Речи делегатов были противоречивы, шел спор о том, нужно ли патриаршество на Руси или нет. Это удивительно, но к положительному решению этого вопроса делегатов склонило выступление смиренного крестьянина, который от имени многомиллионного своего сословия заявил: «У нас нет больше Царя, нет Отца, которого мы могли бы любить. Синод любить невозможно. А потому нам нужен Патриарх. С этим меня и послали на Собор». Дискуссия завершилась почти единодушным признанием необходимости восстановления Патриаршества на Руси.
А в Москве в это время творились революционные беспорядки. Город был объявлен на военном положении. Повсюду шла стрельба. Вокруг Кремля и, особенно, на Красной площади грохотали орудия. Юнкера, защищавшие Кремль, остались без патронов и сдались. Митрополит Тихон с небольшой группой делегатов Собора добился у революционной власти разрешения осмотреть Кремль. Они увидели главную святыню России в горячих ранах и крови. Зияли пробоины в главном куполе Успенского собора, стенах Чудова монастыря, обезглавлены башни, повсюду лужи крови и трупы юнкеров. Это было 3 ноября 1917 года. На следующий день стрельба в городе прекратилась. Митрополит Тихон и делегаты Собора приняли решение провести выборы Патриарха безотлагательно. 5 ноября 1917 года в переполненном Храме Спасителя, вместившем 12 тысяч человек, состоялись выборы Патриарха. В особый ковчежец были вложены три жребия, и началась Божественная литургия. По ее окончании из алтаря вышел старец-затворник Зосимовой пустыни иеромонах Алексий и благоговейно вынул из ковчежца первый жребий, Митрополит Киевский и Галицкий Владимир развернул жребий и прочел: «Митрополит Московский и Коломенский Тихон». «Аксиос» (достоин) – выдохнул храм. «Аксиос, аксиос, аксиос»,- запели духовенство и весь народ.
Торжественное возведение святителя на Патриарший престол совершилось 21 ноября 1917 года – в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Мощно гудел Иван Великий, кругом в Кремле и на Красной площади, куда стекались крестные ходы ото всех московских храмов, нескончаемо толпился и внимал происходящему православный люд. За литургией, при пении «аксиос», трижды возвели Божия избранника на патриарший трон и облачили его в священные одежды: митру, мантию, белый куколь Святейшего Патриарха Никона. Жезл Патриарху Тихону вручили тот, что принадлежал некогда митрополиту Петру. Куколь Патриарха Никона, единственный из всех, пришедшийся впору новопоставленному Патриарху, и жезл митрополита Петра имели символическое значение: первый стоял на том, что «священство выше царства», что особенным образом подтвердилось тогда, в семнадцатом, поскольку царства уже не было, а священство, в виде Патриаршества, становилось старшим и единственным устанавливаемым на Руси законным правлением.
Так на Патриарший престол был избран полный любви к людям и необычайной простоты беспорочный Архипастырь России – Тихон.
Избранник, поклонившись народу, заявил, что ему, как и всей Церкви, предстоит вступить на путь мученичества. Это пророчество было понято чуть позже, когда тысячи священнослужителей и мирян оказались в тюрьмах, ссылках и в безвестных могилах.
Трагическую участь Русской Православной церкви готовили так называемые обновленцы, действовавшие по заданию большевистского иудейского правительства. Руководил этим новым расколом ставленник большевиков Митрополит А.И. Введенский. Началась дикая травля Патриарха. Вот что, в частности, писал один из обновленцев епископ Антонин в газете «Известия» от 17 февраля 1924 года: «Тихон - большое поповское чучело, набитое магизмом, рутиной, колдовством, ремеслом и червонцами. Он печёт каждую службу архиерейские чучела поменьше, которые надевают парчёвые халаты, золотые горшки, грамофонят, вертятся, машут руками…».
В действительности же с первых дней управления Русской Православной церковью Патриарх Тихон включился в тяжкую борьбу с враждебной России иудейско-большевистской властью. Вот тому конкретный пример. 3 марта 1918 года Лениным и его ближайшим сатрапом Троцким был заключен с Германией и её союзниками предательский Брестский мир. Уже 18 марта того же года Святейший Патриарх обращается ко всем православным русским людям со следующим посланием: (даётся в сокращении – М.Л.) «Заключённый ныне мир, по которому отторгаются от нас целые области, населённые православным народом, и отдаются на волю чуждого по вере врага, а десятки миллионов православных людей попадают в условия великого духовного соблазна для их веры, мир, по которому даже искони православная Украина отделяется от братской России, и стольный град Киев, мать городов русских, колыбель нашего крещения, хранилище святынь, перестает быть городом державы Российской, мир, отдающий наш народ и Русскую землю в тяжкую кабалу, - такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения. Церкви же Православной принесет великий урон и горе, а Отечеству - неисчислимые потери.
Святая Православная Церковь, искони помогавшая русскому народу собирать и возвеличивать государство Русское, не может оставаться равнодушной при виде его гибели и разложения.
По воле Пастыреначальника, Главы Церкви, Господа нашего Иисуса Христа, поставленные на великое и ответственное служение Первосвятителя Церкви Российской, по долгу преемника древних собирателей и строителей земли Русской - святителей Петра, Алексия, Ионы, Филиппа, и Ермогена, мы призываемся совестию своею возвысить голос свой в эти ужасные дни и громко объявить пред всем миром, что Церковь не может благословить заключенный ныне от имени России позорный мир».
Как истинный воин Христов Патриарх Тихон обращается непосредственно к враждебному России Совету Народных Комиссаров по случаю первой годовщины Октябрьской революции (дается в сокращении – М.Л.)
«Целый год держите вы в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину Октябрьской революции. Но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает нас сказать вам горькое слово правды. Захватывая власть и призывая народ довериться вам, какие обещания давали вы ему и как исполнили эти обещания? Поистине, вы дали ему камень вместо хлеба и змию вместо рыбы.
Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалые по жестокости братоубийства. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью и вместо мира искусственно разожгли классовую вражду. И не предвидится конца порождённой вами войне, так как вы стремитесь руками русских рабочих и крестьян поставить торжество призраку мировой революции.
Но вам мало, что вы обагрили руки русского народа его братской кровью: прикрываясь различными названиями – контрибуций, реквизиций и национализации, вы толкнули его на самый открытый и беззастенчивый грабёж. По вашему наущению разграблены или отняты земли, усадьбы, заводы, фабрики, дома, скот, грабят деньги, вещи, одежду. Сначала под именем «буржуев» грабили людей состоятельных, потом под именем «кулаков» стали грабить более зажиточных и трудолюбивых крестьян, умножая таким образом нищих, хотя вы не можете не осознавать, что с разорением великого множества отдельных граждан уничтожается народное богатство и разоряется сама страна.
Вы обещали свободу… Великое благо – свобода, если она правильно понимается, как свобода от зла, не стесняющая других, не переходящая в произвол и своеволие. Но такой-то свободы вы не дали: во всяком потворстве низменным страстям толпы, в безнаказанности убийств, грабежей заключается дарованная вами свобода. Все проявления как истинногражданской, так и высшей духовной свободы человечества подавлены вами беспощадно…
Вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное поколениями верующих людей, нарушили их смертную волю. Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей без всякого к тому повода и причины. Вы заградили доступ в Московский Кремль – это священное достояние всего русского народа.
Наше слово увещания: отпразнуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, стеснения веры; обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и заслуженный им отдых от междоусобной брани.
А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая, и от меча погибнете сами вы, взявшие меч».
17 июля 1918 года было совершено большевиками чудовищное преступление – расстреляны Император Николай II и вся его семья. Патриарх Тихон был почти единственным, кто осудил это страшное ритуальное злодеяние. Он немедленно собрал совещание Соборного Совета, где Святитель совершил не только панихиду по убиенным, но и благословил всех архипастырей и пастырей России совершать подобные панихиды во всех церквях и осудить это преступление, иначе кровь убиенных падёт на всех православных русских людей. Это вызвало яростную злобу властей. Соборный Совет, опасаясь за жизнь Патриарха, призывал его скрыться за границу, чтобы не повторить трагической судьбы Императора, однако Святитель ответил: «Бегство Патриарха было бы на руку врагам церкви. Пусть делают со мной всё, что угодно».
Патриарха держали под домашним арестом, круглые сутки приставленные красноармейцы оскорбляли Святителя, безвинно хозяйничали в его доме. Сотрудники ЧК устраивали допросы, его лишили продовольственного пайка, распространяли о нём всяческую клевету.
Но чем тяжелее становилось положение Патриарха, тем теснее становилось в храмах, куда шли рабочие, крестьяне, студенты, врачи, профессора. Нередко они добивались от властей разрешения служить Патриарху в московских церквях.
Проживал Патриарх Тихон в Троицком Подворье Сергиевой Лавры на Самотёке. Как «буржуй», он не получал пайка, но рыбники и зеленщики Сухаревского рынка постоянно приносили ему продукты и наотрез отказывались брать плату за них.
Тем временем в Москве и в других городах России началась компания по вскрытию, осквернению и уничтожению Святых мощей. Циркуляром Комиссариата юстиции от 25 августа 1920 года было постановлено, что власти на местах «проводят полную ликвидацию мощей». Осквернению подверглись раки с мощами великих русских Святых Александра Невского, Сергея Радонежского, Тихона Задонского, кощунство совершалось под иудейско-большевистскими лозунгами: «Долой церковные застенки с мощами! К ответу черную рать! Да здравствует свет и истина!»
Пытаясь защитить святую память великих русских подвижников, Святитель обращается с письмом к М.И.Калинину, стремится попасть на прием к В.И.Ленину. Однако, на его обращение чиновники из окружения последнего отвечают, что руководитель государства занят важными делами, и у него нет времени обсуждать печали черносотенной поповщины.
Летом 1921 года разоряемую большевиками Россию постигло новое страшное несчастье. Из-за засухи, поразившей главную житницу страны – Поволжье и прилегающие регионы начался массовый голод, охвативший миллионы людей. Ситуация усугублялась тем, что в условиях разрухи, отсутствия самых необходимых в хозяйстве предметов быта – соли, мыла, керосина, лекарств в стране свирепствовали тиф, малярия и другие болезни.
Первым о необходимости спасения гибнущего народа выступил Патриарх Тихон. В августе 1921 года он основал Всероссийский Церковный комитет помощи голодающим и обратился с воззванием «К народам мира и православному человеку», в нем говорилось: «Величайшее бедствие поразило Россию. Пажити и нивы целых областей её, бывших ранее житницей страны и уделявших избытки другим народам, сожжены солнцем. Жилища обезлюдели и селения превратились в кладбища непогребённых мертвецов. Кто ещё в силах, бежит из этого царства ужаса и смерти без оглядки, повсюду покидая родные очаги и земли. Ужасы неисчислимы. Уже и сейчас страдания голодающих и больных не поддаются описанию, и многие миллионы людей обречены на смерть от голода и мора. Уже и сейчас нет счета жертвам, унесённым бедствием. Но в ближайшие грядущие годы оно станет для всей страны еще более тяжким: оставленная без помощи, недавно еще цветущая и хлебородная земля превратится в бесплодную пустыню, ибо не родит земля непосеянная, и без хлеба не живёт человек.
К тебе, Православная Русь, первое слово мое:
Во имя и ради Христа зовет тебя устами моими Святая Церковь на подвиг братской самоотверженной любви. Спеши на помощь бедствующим с руками, исполненными даров милосердия, с сердцем, полным любви и желания спасти гибнущего брата».
И мир откликнулся на мольбу Святителя о помощи. Помощь стала поступать не только из многочисленных храмов Русской Православной церкви относительно благополучных районов России, но и из-за рубежа. А в это время иудейско-большевистское правительство продолжало продавать хлеб за границу, а Всероссийский Церковный комитет, созданный Патриархом, был упразднен. Вместо его деятельности предпринимается новая зверская атака на Православную Церковь. 19 марта 1922 года Ленин продиктовал следующее письмо: « Строго секретно. Просьба ни в каком случае копий не снимать, а каждому члену Политбюро (тов. Калинину тоже) давать свои заметки на самом документе». Что же мы читаем в этом письме? « Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, а если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией. Нам во что бы то ни стало необходимо произвести изъятие церковных ценностей самым решительным быстрым образом.… Взять в свои руки фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть, и в несколько миллиардов) мы должны во что бы то ни стало. Изъятие ценностей, в особенности, самых богатых лавр, монастырей и церквей должно быть проведено с беспощадной решительностью, безусловно, ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем больше число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».
Во исполнение указаний вождя последовали ужасающие репрессии. Не должна была миновать смертная чаша и Патриарха. На процессе «54-х», проходившем 26 апреля 1922 года было вынесено 11 смертных приговоров. Главе Русской Церкви также было предъявлено суровое обвинение. Но слушание дела, на котором Патриарху должны были вынести смертный приговор, вдруг отложили, сначала до конца года, а потом до середины 1923 года.
Летом 1923 года Патриарх был посажен в тюрьму, начались бесконечные допросы, которые должны были увенчаться показательным процессом и казнью Патриарха.
16 июня 1923 года Святитель Тихон написал «покаянное» письмо в Верховный Суд РСФСР, в котором говорилось, что отныне Советской власти он - не враг, и был выпущен на свободу.
Это было сделано, безусловно, во имя спасения Русской Православной Церкви. Жить Патриарху разрешили в Донском монастыре, но обретённая свобода не дала покоя Патриарху. За каждым его шагом велось наблюдение, вскрывались письма, велась слежка за близкими к нему людьми.
В начале 1925 года у Патриарха здоровье сильно ослабело, и его положили в частную лечебницу Бакуниных. 5 апреля этого же года Святейший совершил свою последнюю Божественную литургию в храме Вознесенья у Никитских ворот. 7 апреля, в день Благовещения Пресвятой Богородицы в 23 часа 45 минут Патриарха Тихона не стало. Ушёл из земной жизни великий защитник Русской Православной Церкви и нашего Отечества.
Ныне Угодник Божий Тихон, будучи причисленным к Лику Святых, пребывает в Царствии Небесном. Нам, православным людям, остаётся неустанно просить Святого Патриарха Тихона молится за нас, грешных, и за возрождение Святой Руси.

Литература.
1.Святитель Тихон - Патриарх Московский и всея России. Сретенский монастырь. Фонд Патриарха Тихона. 1995.
2.Послания святого Патриарха Тихона. Издание Сретенского монастыря. 1996.
3.Михаил Лемешев. Свеча: сгорая сам, свети другим. Палея - М, М., 1999.








































[1] Украина (Краина) - древнерусское название окраинных, пограничных земель Русского государства между реками Южный Буг и Серет и в бассейне Западного Буга. После оккупации Малой Руси Польшей, а затем Австро-Венгрией, это название распространяется на всю Малороссию в целях вытеснения исторического имени, колонизации и онемечивания населения.  

Книга полностью в формате ПДФ
https://www.chitalnya.ru/upload3/345/ac50df9e798a34e959dbb3bfc9e881bc.pdf





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 21
© 17.11.2019 Михаил Лемешев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2673779

Рубрика произведения: Проза -> Другое



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1