Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 27 Мотивация.


Глава 27  Мотивация.
    Глава 27  МОТИВАЦИЯ   
     
            На пути к дому Сергей Григорьевич почувствовал себя плохо. Вошел в квартиру бледный, осунувшийся. Тело содрогалось в приступе сухого кашля — признак аллергии. Такие приступы сопровождают глубокий стресс и обострение хронических заболеваний.
     Анна мысленно перебирала варианты помощи мужу. Она сразу же уложила его в постель, дала выпить теплого молока с маслом, присела рядом и положила свою ладонь на его запястье. — Аритмия. Тут она знала, что ей делать. С помощью валика приподняла колени мужа и приступила к массажу стоп.
    Какое-то время оба молчали. Потом Сергей Григорьевич сказал: — Полтора года мучаемся. Сколько синяков ты набила в темноте. Давай сделаем ремонт. Проведем электропроводку, как предлагает дирекция, и успокоимся. Не годится в нашем возрасте бесцельно кружить по кабинетам чиновников и участвовать в притворных судебных разбирательствах.
     Анна вздохнула.
— Ну, что молчишь?
— Тебе одним словом или обстоятельно?
— Как хочешь.

           — Причин не делать этого несколько. Во-первых, нам предлагают не просто провести новую линию электропроводки по потолку квартиры. Нам предлагают быть соучастниками незаконного переустройства общего имущества дома. Соглашаясь на такой вариант, мы добровольно становимся правонарушителями, поскольку вступаем в противоречие с проектом электроосвещения, Гражданским кодексом, строительными правилами и много еще с чем, но при этом, заметь, не решаем всех проблем, возникших по вине работников дирекции и управы, так как повреждение внутри домовой электропроводки только часть скрытых повреждений. Освещение доминирует в комплексе разрушений только в силу очевидности последствий. При этом отложенные риски от эксплуатации поврежденных сетей, если ты заметил, управленцы вообще не принимают во внимание.
     Мы же с тобой видели и знаем, что плиту квартиры Татика гастарбайтеры сверлили по всей площади и что стяжка, закрывающая провод под напряжением, нарушена тоже по всей площади помещений. Обстоятельства зачистки квартиры Татика не исключают, что обмотка электропроводов повреждена не в одном, а в нескольких местах, но проверить их состояние можно только путем осмотра плиты перекрытия.
     Мы были свидетелями удаления с плиты всех изоляционных покрытий. Это грубое нарушение правил ремонта, поскольку у каждой скрытой детали пола своя функция и назначение в создании комфорта. Следовательно, проведение части силового провода по потолку нашей квартиры не решает проблем от повреждения заделки перекрытия, не обезопасит нашу жизнь, не повлияет на безопасность эксплуатации поврежденных частей дома, но реально усугубит ситуацию. Случайный залив сверху и даже капля воды, попавшая на электрический провод, грозит вторичным замыканием в сети, если не возгоранием.  Линия постоянного напряжения на потолке нашей квартиры, а ее установка в этом месте запрещена на законодательном уровне, может сыграть с тобой злую шутку. Как думаешь, кого чиновники назовут виновником возгорания дома, даже если ее источник и причина находится в квартире Татика? Виновником назовут тебя, соучастника незаконного переустройства коммунального имущества.

            Как видишь, кустарное предложение ДЕЗ не закрывает проблемы в целом. Она гораздо шире, серьезней и заключается в порче дорогостоящей заделки перекрытия на площади более восьмидесяти квадратных метров, и чиновники будут делать все возможное, чтобы этот факт не получил огласки. Ведь тогда возникнет цепная реакция, ибо в своем несчастье мы не одиноки...
       Опять же — деньги. Здесь два источника. Первый — из бюджета Москвы. Второй — от виновника порчи дома. Затраты на восстановительный ремонт обязан возместить Татик. И он деньги передал. В этом нет сомнений. Или ты полагаешь, что мигранта защищают из благородства?
— Я так не думаю. Безусловно, здесь есть корыстный интерес.
—Тогда куда уплыли деньги на ремонт поврежденной заделки перекрытия и лоджии, если не в карман чиновников? И если соответствующие органы с этим не разберутся, возмещать эти деньги на капитальный ремонт дома придется нам с тобой вместе с другими жильцами дома, в отсроченном будущем. Вот и получается — сделаем мы ремонт в своей квартире или не сделаем, но если конструкции не восстановят полностью в прежнем виде по месту повреждения, мы навсегда, формально имея отдельную квартиру, останемся жить в коммуналке и со страхом в душе перед возгоранием дома.
Ремонт в нашей квартире для нас ничего не изменит. Но для мошенников согласие на укладку новой линии освещения на потолок нашей квартиры — спасательный круг. Наше согласие снимает головную боль управы с повреждением перекрытия и системы жизнеобеспечения для неопределенного круга лиц, в котором мы на первом месте.
Чиновникам удобно? Да.
Нам удобно? Нет.
Безопасно людям, дому? Нет.

                  — Я тоже сделал попытку узнать, что за игры ведет управа с общим имуществом дома, — сознался Сергей Григорьевич. — Не получилось. Документы закрыты для граждан.
— Ну, вот и здесь отсутствие информации. Вместе с тем, от восстановления конструкции перекрытия зависит наше с тобой здоровье. Рассуждай как технический специалист: линия электрического напряжения под ногами, и такая же линия — над головой. Поскольку все скрытые детали пола уничтожены, осветительная линия будет не защищена, а мы с тобой, пожилые люди, оказываемся в постоянном электрическом поле. Что нас ждет?- Ничего хорошего. Ни один врач не назовет причину нашей болезни, поскольку добровольное нахождение людей в электрическом поле противоестественно. Санитарные правила по содержанию благоустроенного жилища исключают такие условия проживания людей. Ты же с нашим слабым здоровьем готов идти на поводу у жуликов. Разве мы враги своему здоровью? Нет! Уж лучше без света, чем в электрическое поле и постоянной тревоге за будущее.

                         Сергей Григорьевич молчал. А что он мог возразить? — Нам пеняют, что мы пошли на принцип…
— Жулики и невежды тебя пеняют. Они что угодно скажут, лишь бы скрыть порчу дома и хищение средств на его текущий ремонт. Другое дело, что ответственные за состояние жилищного фонда и использование средств по назначению верят жуликоватым управленцам, без правовой оценки их аргументов. Малограмотные управленцы — реалии нашей жизни. Как бы ни было тяжело, надо добиваться объективного рассмотрения нашего заявления, проверки фактов, расследования. Выдачи надлежащих документов. Другого пути защитить свою квартиру, дом в целом и наше здоровье у нас нет.
— Но считается, что государство обеспечило меня благоустроенной квартирой и дальше крутиться я должен сам.
— Ну да. Ты получил благоустроенную квартиру. Только вот приватизация поменяла приоритеты жилищных правоотношений по недвижимости. И в твоей собственности оказалась не полноценная квартира, а только метры и объем в формате квартиры. Все остальное, что обеспечивает комфорт и благоустройство квартиры, осталось в ведении чиновников и аффилированных структур без обеспечения государством их ответственности перед гражданами. В итоге, за сорок лет твоей службы в Вооруженных силах с наступлением старости мы имеем для жизни неблагоустроенное помещение и отсутствие защиты от государства. Грубейший просчет управленцев — нарушение правил эксплуатации поврежденного электропровода и требований к безопасности жизни в многоквартирном доме, за которые отвечает исполнительная власть. Да, отвечает чисто формально. Но кто-то же должен заставить управленцев отвечать должностью, зарплатой, свободой.
— Юрист управы посоветовал мне подать иск к муниципальной власти. Но сразу предупредил, что дело это бесполезное, — тихо проговорил Сергей Григорьевич. — А я по тебе вижу, что все к тому и идет.
— Правильно видишь. Несмотря на противодействие закону со стороны  судьи Фоминой, я не разуверилась в справедливости. Решение вопроса находится в компетенции исполнительной власти, а не суда. Во всяком случае, так следует из положений Конституции.

              Анна по крупицам собирала информацию по заделке перекрытия, монтажу электропроводки, по управлению многоквартирными домами.
Копию плана установки внутри домовой электросети и заделки скрытых деталей пола ей не выдавали. Даже не отвечали на запросы.
    По памяти и с помощью СНиП она самостоятельно воспроизвела схему установки осветительной сети на перекрытии, узнала имя архитектора, проектировавшего дом, и поехала в проектную мастерскую на консультацию. Ей подтвердили идентичность аналога существующему проекту и назвали адрес для официальной выдачи дубликата.
    Получить его оказалось непросто. Проектный план по отдельным коммуникациям и частям дома не выдавали. Заказчику предлагался общий пакет чертежей на весь дом, и стоил он очень дорого.
    Анна снова поехала в проектную мастерскую, и там, в порядке исключения, ей назвали шифр нужного листа в плане по установке осветительной электропроводки в их доме.

                    Начались долгие согласования с руководством хранилища проектной документации для получения нужного документа.
И вот, наконец, тщательно скрываемый эксплуатационниками и органом надзора проектный план установки внутри домовой электропроводки, являющийся грозой теневого бизнеса чиновников из управы, оказался в ее распоряжении.
    План скрытых деталей пола Анна запрашивать не стала. Просто вырезала кусок заделки перекрытия в своей квартире, последовательно зафиксировала составляющие ее элементы и вернула на место. Последующие несколько дней провела в технической библиотеке, восстанавливая функциональные свойства материалов, использованных в заделке перекрытия, и влияние технологии работ на эти свойства.
Так в формальном варианте была воспроизведена конструкция перекрытия, уничтоженная Татиком с согласия чиновников из управы сектора «G».

Продолжение следует.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 14.11.2019 Елена Широкова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2672092

Рубрика произведения: Проза -> Детектив














1