Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 26 Решение с потолка.


Глава 26  Решение с потолка.
      Глава 26    РЕШЕНИЕ  С ПОТОЛКА.   

         Прошел месяц после комиссии в квартире Татиков, которая должна была подать в суд сведения по осмотру поврежденной конструкции перекрытия. На исходе был октябрь .Наконец, после пяти месяцев из районного суда пришла повестка с извещением, что суд по иску ДЕЗ к Татику о восстановлении освещения назначен на тридцатое октября. В судебной повестке Максимовы снова проходили по делу как истцы, и Анна отправилась в суд знакомиться с Определением судьи Фоминой. Дела, в канцелярии не оказалось и в журнале учета его поступление не значилось.
     
          Помощник судьи с большим неудовольствием вынесла тонкую папочку и велела смотреть  в своем присутствии. Анна присела на стул в мало освещенном коридоре и стала просматривать бумаги. Своего заявления с просьбой к суду рассматривать иск о восстановлении освещения как публичный, с участием специалистов жилищной инспекции и иных ведомств, ведущих ЖКХ, — она не нашла. Определения суда по этому поводу тоже не было. Ни одного документа, запрашиваемых ею из дирекции инженерных сетей, среди бумаг не было. Исчезли даже те доказательства, которые были переданы судье Фоминой во время разбирательства с потолками.
    Не обнаружила Анна и признаков коррекции иска со стороны ДЕЗ. В деле был все тот же надуманный текст заявления от Паиньки.
Следовательно, дирекция инженерных сетей так и не вступила в судебный процесс. Этого следовало ожидать: у дирекции есть реальные правомочия по оперативному разрешению аварийной ситуации, не требующие вмешательства суда.

               Так что же мы имеем после десятимесячного нахождения в суде иска Паиньки к Татикам с требованием о восстановлении освещения?
   При разделении полномочий между ветвями власти,  суд продолжает чинить препятствия оперативному устранению аварии в электросети на перекрытии квартиры Татиков, прикрываясь псевдо - иском от частного лица Паиньки, принятым с нарушением закона. Тянет время. - Все!
   Очевидно, что в предстоящем слушании дела, суд не будет придерживаться требований жилищного законодательства ввиду отсутствия правоотношений по восстановлению освещения между обозначенными судьей фигурантами дела. Следовательно, в очередной раз Анне предстоит смотреть спектакль режиссера Паиньки с участием  судьи Фоминой в главной роли.
   У Анны два выхода: либо она участвует в театральном шоу в качестве зрителя, которого хотят убедить в законности развития событий, и тогда, собрав нервы в кулачок, смотреть спектакль и слушать актеров, либо ей следует помочь Фоминой отказаться от проведения шоу. В любом случае, она будет сопротивляться беззаконию в стенах суда.

            Поскольку в повестке и на полях иска Паиньки Фомина обозначила статус Максимовых как истца, но не признает их право на привлечение документов, определенных законом, Анна воспользуется этим обстоятельством. Накануне суда  она вторично подготовила запрос на привлечение средств доказывания, о которых Паинька забыла при подаче иска в суд, а суд забыл при приеме искового заявления.
       Около трех часов следующего дня, ко времени слушания дела, обозначенного в повестке, она была в суде. В коридоре только Паинька и дочь Татика. «Более чем скромный состав для дела, вытекающего из публичных правоотношений», — подумала Анна. Ее предположения о притворности судебного разбирательства дела продолжали находить подтверждение.
     Время шло, а в суде ничего не происходило. Фомина держала паузу уже больше двух часов. Анна не выдержала и обратилась к помощнику судьи: — В чем дело? Где Фомина?
— Она консультируется на первой линии.

                  Фомина вошла в зал заседаний только в начале седьмого. Была без мантии, в обычном темно-вишневом свитере. Она не прошла за кафедру, а выбрала себе место за одним из столов в зале.  Как только  она  назвала тему судебного разбирательства — « О восстановлении освещения», — Анна обратилась к ней с просьбой принять ходатайство об обеспечении иска доказательствами несанкционированных работ с общим имуществом дома в квартире ответчика.
— Что еще за доказательства? — Брови Фемиды взлетели вверх. Анна перечислила обязательные документы.
— Запрос на них поступил к вам еще в мае. Однако в деле нет ни запроса, ни документов.
— Эти документы здесь не нужны, — быстро ответила Фомина.
— Но без документов иск не может быть рассмотрен, и не может быть принято законное решение, — настаивала Анна, сославшись на Процессуальный кодекс.

                    — Это не ваш иск. Это иск дирекции. Ей видней, какие документы необходимы для разрешения дела. - Фомина отодвинула ходатайства Анны в сторону и обратилась к Паиньке: — Вы проводили обследование перекрытия во время работ у ответчика?
— Да, — буркнула под нос Паинька.
— Тогда почему в деле нет акта обследования? — спросила Анна. — Прошу внести акт осмотра заделки перекрытия в квартире Татиков с моим участием. А вместе с ним внести и другие документы, определенные постановлением правительства Москвы № 465, законом 999, Жилищным и Градостроительным кодексом.
— Это компетенция суда, — оборвала ее Фемида.
— И право истца их заявлять, — возразила Анна. — В иске к Татикам суд вышел за рамки ведомственной подсудности дела, чем нарушает мои права.
— В иске указаны основания и без вашего ходатайства, — начала нервничать Фомина.
— Только ссылка на общие положения федеральной жилищной политики. А конкретно по делу ничего нет. Возможно потому, что в суде нет и самого иска от дирекции инженерных сетей.

                  — С чего вы взяли? — зло, метнув взглядом в сторону Анны, отреагировала Фомина.
— Только из материалов дела, требований Процессуального кодекса и ваших действий. Административное дело, которое вы ведете, по восстановлению освещения в квартире многоэтажного дома, инициатором которого якобы является ДЕЗ, суд открыл по иску частного лица Паиньки, без подтверждения ее правомочий представлять интересы организации и третьих лиц и  без обязательных документов, определяющих разрешение исковых требований. К участию в деле, суд не пригласил органы строительного, жилищного и Энергонадзора. Имеющиеся от них заключения из дела изъяты. Суд рассматривает дело в рамках спора между двумя собственниками квартир, который в данном случае исключается. Дело, на разрешение которого законом отводится две недели, находится в суде без движения десять месяцев, — на одном дыхании перечисляла Анна.
   В ходе ее монолога у Фоминой несколько раз поменялось выражение лица. Она открывала рот, но не находила слов для возражений.
Наконец ее осенило: — Вот, когда сами подадите иск, тогда и будем обсуждать ваши ходатайства.

                — В таком случае объясните, что означает ваша запись на исковом заявлении Паиньки — « истцы Максимовы», — попросила Анна. — Это ведь ваше решение поменять истца и ваши правки на иске Паиньки к Татикам? - Анна Сергеевна сделала паузу и продолжила: -  Вы поменяли надлежащего истца — дирекцию инженерных сетей, управу, жилищную инспекцию, уполномоченных законом на ведение дел по техническому обслуживанию коммунальных систем дома, — на гражданских лиц, Максимовых. На каком основании? Разве вы беседовали со мной по этому поводу, и я дала вам свое согласие? Или, может, в деле от меня есть заявление на участие в процессе по частному иску Паиньки? Нет у вас ни нашего согласия, ни нашего заявления, ни иска от дирекции. Все, что есть в суде, — это подложное заявление от Паиньки, самовольно подавшей иск со ссылкой на ДЕЗ и наше имя. Введение моей семьи без нашего согласия в статус истца вместо субъектов,  хозяйствующих и управляющих общим имуществом дома, противозаконно.
         
             Есть и другие нарушения со стороны суда. Исковое заявление к Татикам для предварительного ознакомления нам не выслали. Не потребовали от Паиньки оформить заявление так, как это диктует закон. Повестка свидетельствует, что вы самовольно изменили предмет иска — восстановление освещения с требованием проведения работ в квартире ответчика — на установку провода постоянного напряжения на потолок нашей квартиры. При этом не предъявили законных оснований для изменения проекта линии электроосвещения. Переставляя части квартиры и фигурантов дела местами, суд вменил моей семье обязанность доказывать то, что подлежит доказыванию только определенными средствами и возложено на органы исполнительной власти. Откуда в суде появилась авантюрная идея установки силового электропровода на потолок нашей квартиры? Закон запрещает такие действия, а суд настаивает на их проведении!  Повреждение коммунальных сетей и оборудования рассматривается в административном порядке и отнесено к области уголовного права. Порядок рассмотрения таких дел и родовую подсудность никто не отменял.  Десять месяцев дело в суде. Какие действия по его разрешению приняты? Никаких! Мы, все здесь собравшиеся по делу, регламентированному от первой до последней буквы строительно-техническими актами и нормами материального права, смотрим большой спектакль, у которого нет начала и не предвидится конца.

            Судья больше не сдерживала себя. Она резко повернулась и пошла в сторону Паиньки, которая не сказала за все время ни единого слова. Юрист дирекции так ужалась на стуле, что стала похожа на бесформенную кляксу на светлом паркете судебного зала.  Фомина остановилась около нее и грозно спросила:
— Где заявление Максимовых на участие в суде? - Паинька молчала.
— Ищите же… ищите! — требовала Фомина, протягивая руку к папке с бумагами, лежащей рядом с Паинькой. - Та не шевелилась.
— Где?! — подняв руки как крылья, вопрошала Фомина. — Почему без заявления? — кидала она вопросы Паиньке.
— Так она же везде жалуется, — нашлась та.
— Так вы меня обманули?! — негодовала Фомина. — Как вы посмели?!

              Судья вела себя так, будто вовсе и не была обязана проверить исполнение подателем иска всех требований Процессуального кодекса.
Играя сцену возмущения и прикрывая им собственные нарушения судебного законодательства, Фомина лихорадочно искала выход из создавшейся ситуации, не правовой характер которой выплеснулся наружу.  Она схватила чистый лист бумаги и пришлепнула его ладонью на столе перед Анной:
— Распишитесь вот здесь, что вы отказываетесь быть истцом по иску дирекции.
    Анна под впечатлением искусно разыгранной сцены негодования потеряла бдительность и допустила оплошность. Она машинально поставила свою подпись на листе бумаги.
— Дело закрыто, — объявила Фомина и скрылась за дверью.

                Так, выяснением отношения сторон к делу, закончилось, не успев начаться, судебное заседание по иску Паиньки к Татикам. А как еще оно могло закончиться, если за десять месяцев нахождения иска в суде Фомина не провела никаких процессуальных действий для законного его разрешения?
     На пути к дому до Анны вдруг дошло, что она поставила свою подпись на подсунутом ей пустом листе бумаги при устном воспроизведении текста судьей. Это было какое-то наваждение… —  Дурочка, — корила себя Анна. — Фомина отвлекла тебя сценой негодования в разборке с Паинькой и ты потеряла бдительность и контроль над ситуацией. Разве ты не просчитала ее способы манипулировать законом? Ее тактику менять обстоятельства? Разве не знаешь, что, манипулируя несуществующим иском ДЕЗ к Татикам десять месяцев, Фомина уже не остановится?
     Анна мысленно воспроизвела нюансы поведения судьи и пришла к выводу, что та не просто так подложила ей на подпись чистый лист бумаги, подсказывая ложную мотивацию поведения, не связанную с требованием закона о восстановлении освещения в квартире. За этим обязательно последует какая-то пакость.

                    Было поздно что-либо предпринимать, и Анна решила дождаться следующего дня. Утром понесла в суд заявление. Просила при вынесении Определения по несостоявшемуся разбору искового заявления к Татикам о восстановлении освещения указать, что причиной отказа Максимовых от участия в деле является нарушение должностными лицами ДЕЗ требований закона 999 о порядке переустройства помещений. Она предварительно зарегистрировала заявление у нотариуса и передала копию Фоминой через канцелярию суда. Анна наивно полагала, что, придерживаясь законодательных основ производства исковых дел, судья вынесет, как объявила вчера, Определение о закрытии дела по причине установленного изменения его подсудности. Суд, вступивший в противоречие с законом, не имел иной альтернативы, как сослаться на недопустимость частного спора по делу, вытекающему из публичных правоотношений.

                     Но законопослушная Анна заблуждалась. У судьи было иное, взращенное безнаказанностью, отношение к закону. Вынесенное судом решение было не менее странным, чем все, что происходило до этого. «В иске ДЕЗ к Татику о восстановлении освещения — отказать, — писала Фомина, упорно продолжая переадресовку подателя иска, — поскольку Максимовы не просили дирекцию обращаться в суд».
    Анна была возмущена тем, что заявленное Фоминой на суде «закрытие дела», не разрешенного по существу, было обозначено как судебное решение. Предметом решения стал мотив физического лица, приостанавливающий уставную деятельность государственного предприятия об оказании коммунальных услуг по электрообеспечению квартиры, но не прерывающий опасную эксплуатацию поврежденного электропровода. Озвученная судом мотивации для вынесения решения по административному иску выходила за рамки административного права и закона о суде. Это было что-то новое в судебной практике. Автором ноу-хау была судья Фомина.

             Одного взгляда на бумажку в несколько строк с адресной информацией было достаточно, чтобы понять: решения по иску о восстановлении освещения нет, как нет и самого заявления от ДЕЗ.  Судья Фомина писала «решение с потолка". Надуманная ею мотивация псевдорешения была далека от уставной деятельности ДЕЗ, вмешиваться в которую жильцы не вправе, и не связана с правовыми основаниями заявленного иска. Ничто в изготовленном документе не проливало свет на проведение судебного разбирательства. -  А если не было судебного разбирательства, откуда быть судебному решению?!
      Но вот оно, мифическое решение Фоминой! Это его фантом лежит перед Анной и несет ей зло! - Откуда Анне было знать, что чиновникам из управы была крайне необходима хоть какая-то бумажка от Фемиды, чтобы отчитаться по жалобе Максимовых. Договорившись с судом о замене истца по административному иску о восстановлении освещения с проведением работ в квартире потерпевших, управа направила в мэрию письмо с просьбой снять жалобу Максимовых с учета, так как  - «те вступили в судебный процесс с Татиком», а суд подыграл управе.
      Наивная Анна полагала, что всяк держащий в руках псевдо - иск Паиньки, возведенный в псевдо - решение суда, заглянет в Процессуальный кодекс и поймет, что с ним либо шутят, либо шельмуют...

                Так рассуждала Анна, ворочаясь с боку на бок бессонной ночью. Святая простота! Она еще не догадывалась, что вовлечена в круг коррумпированных отношений, где Судебный кодекс никого не интересует. Псевдо - иски к третьим лицам, их длительное держание под сукном, притворное разбирательство без документов, вынесение подобия решений, исключающих факты повреждений недвижимости и норму материального права, — только части шельмовской технологии по перераспределению общего имущества в многоквартирном доме, изъятию средств на их ремонт!  И продуманный способ давления на граждан, отказывающихся принять условия чиновников по отчуждению в квартирах долей общего имущества многоквартирного дома в интересах определенной группы лиц.
     Виртуальное решение из стен суда освобождало правонарушителей от ответственности за порчу дома, за нарушение жилищных прав граждан, выдавливало потерпевших из правового поля, выводило их на тропу длительного, изматывающего и бесперспективного обжалования, называемого в среде мошенников " заячий след".
Продолжение следует






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 14.11.2019 Елена Широкова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2672078

Рубрика произведения: Проза -> Детектив














1