Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Оглядываясь назад... Главы 45 - 49; Эпилог


ГЛАВА СОРОК ПЯТАЯ

Юрий Львович Калмыков пребывал в состоянии лёгкого кейфа. Он возлежал на обитой розовым в цветочек шёлке оттоманке и курил кальян. Возле барина на полу примостилась его любимая борзая сука Аглая, ныне щенная, пребывающая в таком положении последние денёчки. Собака была капризна и избалованна, словно вздорная девица. Лишь только к оттоманке с лежащим на ней хозяином приближался кто-то из слуг, Аглая, ощетинившись, злобно рычала, обнажив белые блестящие клыки.



Появившийся в дверях лакей прервал кейф барина. Тот недовольно приподнялся на локте и смачно обматерил слугу.
- Барин, к вам какой-то господин Венёв пожаловал, - доложил молоденький лакей. - Говорит, что он - коне - заводчик из самой матушки-Москвы. Прикажете впустить, али как?
- Запахнув на волосатой груди халат, Калмыков резво спрыгнул с оттоманки и вдел босые ноги в мягкие домашние туфли. Тощая Аглая с трудом поднялась. Её сильно раздутое брюхо заколыхалось. Шерсть на загривке встала дыбом.
- Ну, ну, лежи, моя красавица! - ласково погладил помещик любимицу по толстому животу. - Твой папочка хочет, чтоб ты поболе отдыхала.
- Конечно же, проси немедля! - вспомнил он про ожидающего лакея. - Что стоишь, как истукан?
Юрию Львовичу было так скучно, что он не знал, куда себя деть. Сейчас бы самое время позабавиться с новым холопом, но, к сожалению, нельзя пока. Слишком слаб мальчик, изнурён. Не вынесет он бурной страсти барина!
" Ах, Бельский, живодёр! - сокрушался Калмыков. - Это ж надо быть таким извергом! Так обращаться с живым товаром, который на рынке огромных денег стоит! Вот, к примеру, мои холопы. Все, как на подбор: здоровые, счастливые, любвеобильные!"
Пока Юрий Львович прикидывал в уме, сколько времени и средств потребуется на то, чтобы поставить нового любовника на ноги, в комнату вошёл Андрей Шеховской в элегантном модном сюртуке, модных брюках и высоких лакированных сапогах. Поручик небрежно поигрывал на ходу тонким стеком.
- Очень, очень рад! - засуетился Калмыков, подставляя московскому гостю кресло. - Прошу вас! Что привело вас к такому скромному человеку, как я?
Непринуждённо развалившись в кресле, Андрей закинул ногу на ногу и снисходительно улыбнулся.
- Разрешите представиться: Иван Яковлевич Венёв.



- Юрий Львович Калмыков, - в свою очередь представился хозяин дома, - и ваш покорный слуга. Значит, вы из самой Москвы?
- Да, проездом. Спешу в Орёл, - сочинял Шеховской. - Дела у меня там неотложные с хозяином одного конезавода. Обещался продать мне одного превосходного жеребёнка. Вот только заминочка в дороге случилась небольшая. Пришлось остановиться в ваших краях.
Калмыков с нескрываемой завистью и уважением глядел на " московского" гостя.
- Не изволите ли винца? - спросил он.
- Благодарю. С превеликим удовольствием.
Помещик позвонил в колокольчик, и тут же в комнату влетел молоденький лакей.
- Петрушка, вина! - хлопнул в ладоши Калмыков. - Да приготовь-ка для господина Винёва кальян.
Лакей согнулся в три погибели, как метр складной.
- Не извольте беспокоиться, Юрий Львович! Мы к этому делу непривычные. Я уж лучше своего табачку покурю. - Шеховской не спеша достал из кармана сюртука трубку, кисет, набил табак и чиркнул огнивом. Как бы между делом он слегка шлёпнул стройного Петрушку по крутым ягодицам и многозначительно хмыкнул.
Это действо не осталось незамеченным. Калмыков внимательно следил за гостем.
- А вы что, бывали на Востоке? - спросил Андрей, пуская кольца дыма из своей любимой трубочки.
- Представьте себе, довелось, - мечтательно проговорил помещик. - С самим эмиром Бухарским был некогда на короткой ноге.
- Понимаю, понимаю, - закивал головой поручик. - Гаремы, девицы в чадрах, ночи звёздные, сладкий щербет...
- О нет! Арабские скакуны, невольничьи рынки, рабы юные в одних набедренных повязках! Восток, знаете ли, дело тонкое...
Шеховской превосходно начал свою нелёгкую роль. Он понял, что тактику выбрал правильную.
- Интересно, интересно, - подхватил поручик рассказ хозяина. - Значит, поездка на Восток была делом целенаправленным?
- Вот именно, голубчик. Меня интересовали там породистые лошади. И скажу без излишнего хвастовства: сделка моя удалась!
Не сомневаюсь, Юрий Львович. Слава о вашем табуне дошла до самой Москвы. А о жеребце арабской породы по кличке Абрек даже ходят легенды!
Андрей задел помещика за живое. Юрий Львович Калмыков был тщеславен до болезненности. При упоминании Абрека он расцвёл от удовольствия. Ну. как же? О его бесценном жеребце знают в самой матушке-Москве!
Как раз в том самый момент Петрушка принёс бутылку с вином и разлил его по хрустальным бокалам. Поручик извернулся и снова умудрился ущипнуть лакея за зад.
- Красивый малый! - прищёлкнул он от удовольствия языком.
- А у меня все холопы, как на подбор! - гордо выпалил Калмыков. - Один к одному! Ну, ступай, ступай! - обернулся он к юноше снисходительным тоном. - Так вы говорите, Иван Яковлевич, что слава обо мне докатилась до самой первопрестольной? Приятно слышать!
- Да, - деловито рассуждал Андрей. - В моём конезаводе и то есть жеребята от ваших жеребцов - производителей. А я, хочу вам сказать, знаю толк в лошадях! Ещё батюшка мой покойный - царствие ему небесное! - являлся поставщиком породистых коней при дворе Его Императорского Величества покойного государя Павла Петровича. А дед мой водил дружбу с самим графом Орловым-Чесменским!
Калмыков аж подпрыгнул на оттоманке. Андрей врал так правдоподобно, что глазки у помещика загорелись от искреннего удивления и восхищения.
- Как вы, наверное, поняли, Юрий Львович, - продолжал Шеховской, - я к вам с деловым предложением. Что вы скажете насчёт продажи Абрека?
Хозяин дома сразу же сник. Чего-чего, а такого предложения он никак не ожидал.
- Иван Яковлевич, голубчик! При всём уважении к вам... Не могу...Право, не могу. Абрек - моя гордость, и расстаться с ним, всё одно, что расстаться с детищем любимым.
Андрею, конечно же, не нужен был знаменитый жеребец. он завёл этот разговор лишь с одной целью: как можно ближе расположить к себе помещика.
- Продать не могу, - продолжал Калмыков, - не обижайтесь. А вот показать, ежели хотите, покажу.
- Что ж... Хоть покажите.
Калмыков натянул на голые ноги сапоги, накинул на плечи епанчу и провёл гостя в конюшню.
Андрей отметил про себя, что, не смотря на то, что хозяин дома - великая сволочь, лошадей он содержал отменно. Чистота в конюшне была, как дома. Кони стояли сытые, ухоженные, здоровые.
Возле коней суетились молодые конюхи, все на подбор - писаные красавцы.
- Замечаю я, Юрий Львович, - лукаво подмигнул поручик, что слуги у вас все молоденькие, хорошенькие. Ну, просто загляденье!
- А что держать старьё? Проку от старика, что от мерина, отслужившего свой срок. То ли дело молоденькие мальчишки: шустрые, расторопные, услужливые!


При виде Абрека у Андрея потекли слюнки. Такого прекрасного коня он не встречал никогда! Гордая осанка, стройные ноги с белыми носками, небольшая голова с роскошной гривой, длинный, пушистый хвост, огненный взгляд делали этого гнедого жеребца неповторимым.
- Вы - счастливый человек, Юрий Львович! - зачарованно произнёс Шеховской. - Слухи не напрасны: Абреку цены нет!
Калмыков задохнулся от гордости
- Вы бы видели его под седлом! - радостно воскликнул он. - Гришка, ну-ка, оседлай Абрека!
Подскочивший молоденький конюх Гришка поклонился барину чуть ли не до земли и мигом оседлал жеребца. Тот тихонько заржал и забил копытом.
- Конь с норовом, - предупредил Калмыков. - Не хотите ли проехаться на нём?
- Андрея не пришлось долго упрашивать. Пока гость садился в седло, Гришка услужливо держал коня под уздцы. При этом поручик ухитрился погладить мальца по гладкой спине.
И этот недвусмысленный жест гостя помещик уловил сразу.
- А у меня, знаете ли, всё больше ахалтекинцы да орловские рысаки, - продолжать выдумывать Шеховской. - Хотя, в последнее время я занялся разведением рысистых пород: норфолкских и англо-нормандских. А дружок мой ( может, слышали о хозяине Хорошевского конного завода?) советует мне заняться разведением крупных лошадей, таких, как арденнские, брабансоны, гунтеры. Говорят, они нынче в большой цене!
Юрий Львович Калмыков теперь уже нисколько не сомневался, что перед ним не только большой знаток и любитель лошадей, но и единомышленник в ином вопросе.
На манеже Андрей Шеховской показал чудеса в выездке. Шаг, рысь, галоп, пассаж, пьяффе* ( в конном спорте - виды аллюра) - всё удавалось сегодня поручику. Он даже сам удивлялся, как это у него всё так гладко получается на чужом коне?
В конкуре-иппике* ( в конном спорте - преодоление препятствий) ему немного не повезло. Абрек задел копытом одно из препятствий. Но это было неважно : Юрий Львович был уже влюблён в "московского гостя" по уши!
- Жаль, что здесь нельзя продемонстрировать стиппл - чейз* ( преодоление особо сложных препятствий), - гордо заявил Шеховской, слезая с Абрека. - Прекрасный конь! С ним очень легко работать. Завидую вам...
Калмыков с огромным уважением глядел на гостя. его просто заворожила езда сноровистого Андрея. Он ещё не отошёл от красивого зрелища, продемонстрированного им.
- А знаете, Иван Яковлевич, - сказал помещик, немного подумав, - я вам, пожалуй, подарю жеребёнка от Абрека. Мамаша его - чистокровная арабская кобыла. Через три года у вас будет прекрасный производитель.
- Благодарю вас, Юрий Львович! - ответил Шеховской. - Только жеребёнка-то я и купить могу.
- И слушать даже не желаю! Не примете от меня подарок - кровно обижусь!
И снова они прошли в дом. Отужинали, покурили. Петрушка принёс колоду карт. Сыграли в "Пикет". Калмыков внимательно следил за каждым жестом Андрея. Тот делал вид, что глазами шарит по стройной фигуре Петрушки, словно раздевая его.
- Заметил я, друг дорогой, что вы неровно дышите к молоденьким парнишкам. Ну, как? Я не ошибся?
- Вы правы, Юрий Львович, - сказал Шеховской, закатывая в томной неге глаза. - Женщины меня никогда не интересовали...
- В таком случае, у нас с вами один и тот же порок, - лукаво усмехнулся Калмыков. - И как у знатока молоденьких мальчиков, я хочу спросить у вас совета. Сейчас вы узнаете, о чём я. Не затруднить ли вас пройти со мной?
И Калмыков проводил Андрея в тайную комнату, что служила ему любовным альковом. Комната была небольшая, расположена на втором этаже. Стены, задрапированные весёленьким шёлком, плотно задёрнутые шторки на окне, огромна кровать под газовым пологом - всё это создавало интим и располагало к любовным играм.
Шеховской с дрожью в коленях переступил святая святых дома помещика Калмыкова. Отступать было некуда, и Андрей должен был доиграть свою роль до конца!
- Взгляните сюда! - Юрий Львович приблизился к кровати и откинул стёганое атласное одеяло. - Шеховской остолбенел! На кровати лежал обнажённый Евгений. От его лодыжки тянулась длинная цепь, которой юноша был соединён с кроватью.
Калмыков стоял к поручику боком, иначе от него не ускользнула бы внезапная бледность, приключившаяся с гостем. Евгений смотрел на вошедших отсутствующим взглядом - это и спасло поручика от провала.
- Как вам нравится этот юный Аполлон? - спросил помещик томным голосом. - Правда, он малость занедужил, но, думаю, в скором времени поставить его на ноги.
- Хорош, нечего сказать! - подыграл ему Андрей, но как тяжело ему стало играть так хорошо начатую роль. - Я и сам был бы не прочь побаловаться с таким писаным красавчиком!
В тот момент за дверью послышался странный шум. Раздались громкие голоса и крики. Создавалось впечатление, что в коридоре идёт потасовка.
- Опять мои мальчики волтузят друг друга! - в сердцах воскликнул Калмыков. - Прошу прощения, друг мой, если оставлю вас ненадолго. Пойду разнимать...
И он поспешно вышел.
Андрей подскочил к кровати и приник к брату. Евгений слабо застонал и пошевелился. Несколько секунд он, казалось ничего не видит, но постепенно взгляд его становился всё осмысленней. Он увидел Андрея. Женя тяжко вздохнул, попытался было подняться, но без сил откинулся на подушку. По его щеке скатилась слеза.
- Бедный мой мальчик! - чуть не заплакал сам русский офицер. - Что же эти проклятые палачи сделали с тобой? Слушай меня внимательно, Женечка! Что бы ни делал я, чтобы ни говорил, ты молчи, ни на что не реагируй. Вытащу я тебя отсюда, мой хороший! Богом клянусь, вытащу! Не отдам на поругание развратнику и негодяю! Закрой глаза, милый, и, что бы ни случилось, молчи! Ты понял меня, мой мальчик?
Женя утвердительно кивнул и слабо улыбнулся.
Андрей еле успел отскочить от кровати, как в комнату ввалился Калмыков. Шеховской в тот момент разглядывал херувимчиков на потолке.

- Вот охальники! - сокрушался Калмыков. - Не поделили, стервецы, кому сегодня быть со мною! Ревнивые, страсть! Все любят меня, как родного батюшку! Ну, я задал им дёру!
- А я как раз думал над нашим неоконченным разговором, - взял себя в руки Андрей. - Взглянул я на этого бедного мальца и подумал: и недели он у вас не протянет. Его нужно - на природу, на парное молоко. После первой же бурной ночи с вами, Юрий Львович, он ноги протянет, как пить дать.
Помещик с сожалением посмотрел на поручика.
- Обманул меня Бельский. Явно обманул, - сокрушённо покачал он головой. - Говорил же я ему, что это - дохлятина, а он: бери, да бери!
Шеховской подошёл к Евгению и пробежал рукой по его телу. Женя не шелохнулся.
- Парень-то ничего! Жаль, если он загнётся в такой глухомани, как ваша. Нужно не пожалеть средств, показать его хорошему лекарю. Видно, паренёк был очень дружен с плёточкой: всё тело его, как картина, разукрашено. Уверен: цель оправдает средства! Поэтому предлагаю вам, Юрий Львович, выгодную сделку: вы отдаёте мне этого холопа, а взамен него я вам отдам своего холопа верного, Емельку. Не парень, конь! Всем хорош Емеля, к тому же, глухонемой. Только и делает, что мычит от удовольствия. Такая скотина никогда не проболтается, никогда ни на что не пожалуется, будет лишь глядеть на вас с обожанием, да бегать за вами, как хвостик.
Андрей уже болтал, что ни попадя. Что за Емелька? Откуда ему взяться? Неизвестно. Но, увидев брата, поручик вошёл в раж. Жалкий вид Евгения, едва затянувшиеся рубцы от плетей на его теле, его бледное лицо с тёмными кругами под глазами, изнурённый вид, даже у такого мужественного человека, каким был поручик, отняли последние силы. Шеховской понял: ещё час - и он свалится.
- Сколько лет вашему холопу? - живо поинтересовался Калмыков.
- Емельке-то? Восемнадцать годочков всего.
- Привозите его, и я подумаю. Ежели он мне приглянется, ударим по рукам. Может, выпьем ещё по стаканчику?
- Спасибо, не откажусь.
Они прошли снова в ту же самую комнату. Распили бутылку рейнского, затем ещё одну. Андрей почувствовал, что силы его на исходе. Он стал поспешно собираться.
- Уж покидаете меня? - состроил кислую мину Калмыков. - Может, заночуете? А? Ежели хотите, я к вам Петрушку пришлю, али Гришку. Правда, от него малость лошадиным говнецом пованивает, но это, знаете ли, даже пикантно.
- К сожалению, дела-с, - склонил голову Шеховской. - А завтра поутру ожидайте меня. привезу своего холопа. Ваши хороши, а мой Емелька краше!
- Что ж, поглядим, поглядим! Жеребёночка-то завтрева заберёте али нынче?
- Пусть постоит до завтра. Возьму телегу. Если вы надумаете меняться, заберу сразу обоих: и холопа, и жеребёнка.
Они обнялись и, как закадычные друзья, расцеловались.
Лишь только Калмыков скрылся в доме, Андрей вытер рот рукавом и с ненавистью сплюнул.

ГЛАВА СОРОК ШЕСТАЯ

Шеховской вернулся в полк только поздно вечером. Его сильно качало, но не от хмеля. ( он был ни в одном глазу!) Андрей отвёл Рыжего в конюшню и прошёл к комнате Бори Невзорова.
- Не спишь, Борис? Можно войти? - спросил он.
- Входите, Андрей Григорьевич, я не сплю, - отозвался юный корнет.
Андрей вошёл в комнату и без сил опустился на стул возле кровати, где с французским романом в руках, лежал Боренька.
- Андрей Григорьевич! - вскочил с кровати корнет. - Ну как? Удачно съездили? Удалось вам увидеть Евгения? - забросал он вопросами поручика.
- Удалось. Борис... мне необходимо с тобой серьёзно поговорить
- Что-нибудь случилось?
- Боря! - несмело начал Шеховской. - Видишь ли... Дело в том... короче говоря, мне нужна твоя помощь. Я хорошо сыграл свою роль. Калмыков принял всё за чистую монету. В общем, мы договорились обменяться с ним. Он отдаёт мне Женю... За тебя...
Боренька побелел, словно мел. Глаза его округлились, верхняя губа мелко задрожала от негодования. Андрей знал: в гневе Невзоров горяч и необуздан!



- За меня?!! Что вы хотите этим сказать?
- Я, видно, нынче много выпил, - виновато сказал Шеховской. - Поэтому и не могу связать воедино и двух слов. Понимаешь, корнет, нет у меня никого на примете, кто мог бы сыграть роль моего мнимого любовника. У тебя и возраст, и внешность - всё располагает к этому. Ты выступи, пожалуйста, в роли моего мнимого любовника-холопа, а лишь только я вывезу Женю из имения Калмыкова, Александр приведёт туда полицию. Ты должен сделать так, чтобы полиция смогла взять помещика с поличным. - Андрей замотал головой. - Я, наверное, опять что-то не так сказал?
Боренька обиженно посмотрел на поручика и принялся натягивать чикчеры.
- За кого вы меня принимаете, Андрей Григорьевич? - вспыхнул он. - Я что, похож на мужеложца? Да и в холопах никогда не ходил!
- Да это ж только спектакль, Боря.
- Ничего себе, спектакль! Вы бы лучше на такую роль профессионального актёра пригласили!
Андрей встал и поспешно направился к выходу.
- Извини, Борис! - сказал он. - Я ошибся. Забудь о нашем разговоре...
Невзоров опомнился от первого потрясения и догнал поручика в дверях.
- Я согласен, - как бы извиняясь сказал он. - Что нужно делать?
Шеховской взял Невзорова за плечи и с благодарностью заглянул в его большие голубые, с длинными ресницами, глаза.
- Спасибо, корнет. Я и не ожидал от тебя иного ответа.
- Что я должен делать? - серьёзно повторил Борис.
Андрей вкратце изложил ему план операции. Боренька Невзоров внимательно выслушал старшего друга и одобрительно закивал головой.
- Пойми, Боря, - сказал Шеховской. - Лишь только ты один можешь помочь не только моему брату, но и всем другим мальчикам, над которыми надругался извращенец. Сердцем чую - живы они. Все они такие же молоденькие, как и ты. Сделай благородное дело - верни родителям детей. А насчёт того, кого послать в логово Калмыкова, я ни секунды не сомневался. Не могу ж я предложить эту роль Александру или нашему штабс-капитану Кирееву? Сам понимаешь, из каких соображений. Конечно, я мог бы поискать кого-нибудь на стороне, но дорога каждая минута. Если Калмыков надругается над Женей, он такого позора не вынесет. Так что, корнет, зови подпоручика. Ещё раз обсудим план.
Пришёл Александр Никитин. Ему план Шеховского понравился.
- Вот только не понимаю, - сказал он, - каким образом натравить на Калмыкова полицию.
- Я и над этом покумекал, - ответил Андрей. - Как только мы с Боренькой уедем, ты, Саша, немедленно отправляйся в полицейский участок и поднимай на ноги местную полицию. Скажешь, мол, что несколько дней тому назад из полка отбыл адъютант полковника Глинского, корнет Невзоров, с секретным пакетом. Обратно в полк он не вернулся. Пакет адресату также вручён не был. Пропал адъютант, словно сквозь землю провалился. Добавишь также, что корнет Невзоров - добросовестный человек, отличный офицер, не пьющий и не гулящий. Намекнёшь полиции на то, что ходят слухи, что в нашем уезде человек живёт порочный, который занимается непотребными делами: похищает молодых людей, держит их в своём доме незаконным путём и насильно склоняет к сожительству. Проще говоря, развращает юнцов. Напомни им также о других случаях с пропажей мальчиков. Подкинь им мыслишку: а вдруг все она, и адъютант в том числе, находятся у него в доме? Постарайся это сделать быстро, без проволочек, иначе Борису нужно будет отмахиваться не только от мужеложца, но и от дюжины его добровольных помощников.
- Приказ понял! - шутливо козырнул Никитин. - Разрешите приступить к заданию?
- Приступай, подпоручик, - засмеялся Шеховской,- но для начала добудь-ка ты нам где-нибудь одежонку позатейливей, да серёжки. Лучше, конечно, золотые, пудру, помаду, короче говоря, всё, что необходимо прекрасным дамам.
- Да где же я вам ночью всю эту дребедень найду?
- А ты у однополчан поспрашивай. Может, кто подарки жёнам да невестам приготовил. Так мы потом вернём.
И правда, за несколько минут Александр раздобыл всё, что требовалось. Лишь только гусары узнавали, для чего нужны дамские принадлежности, тут же выкладывали их на стол.
Боренька Невзоров, юноша миниатюрный, можно сказать хрупкий, позволил проколоть себе правое ухо. Примерили золотую серьгу.
- А ничего у вас получается! - восхищённо выдохнул Никитин. - Теперь малость грима, и чем не любовник?
Подвели корнету веки, чуть тронули румянами щёки, подкрасили губы.
Невзоров удивлённо округлил и без того большие голубые глаза, томно взглянул на старших друзей и кокетливо поправил тёмно русый локон на гладкой юношеской щеке. Потом он встал и не спеша прошёлся по комнате взад-вперёд, покачивая стройными бёдрами.
Андрей и Александр схватились за животики.
- Прирождённый артист! - хохотали они до слёз - Такие таланты пропадают! Кто бы мог подумать? Тебе не на лошади гарцевать, а в цирке выступать!
Облачили Бореньку в камзольчик сильно приталенный и узенькие брючки. Невзоров только и делал, что одаривал друзей обворожительной улыбкой.
- Получается у тебя здорово! - вдруг резко оборвал веселье Шеховской. - Теперь давайте о серьёзном. Хорошенько запомни, Боря, что все, к чему ты сейчас готовишься, не маскерад. Дело это трудное и даже опасное. И если где-то заминка выйдет, то тебе придётся попотеть. Телохранителей у Калмыкова много. Ещё раз запомни: пока я буду в доме, извращенец не посмеет к тебе полезть. Но лишь только я уеду, он попытается сразу же овладеть тобой. Вот тогда-то и надо его брать с поличным. Для этого ты должен сделать всё, чтобы Калмыков предстал перед полицией в соответствующем виде. Здесь, Боря, я тебе ничего посоветовать не могу. Не известно, как он поведёт себя в тот момент. Одно могу сказать уверенно: мы будем ждать твоего сигнала. Как только ты подашь знак, полиция должна уже быть на месте преступления. Нужны только факты, без них нам никто не поверит, да ещё и обвинят в оскорблении личности почтенного человека. Факты, нужны только факты! В движениях ты, думаю, будешь ограничен, значит, задача усложняется вдвойне.
Боренька больше не кривлялся. Он сидел молча и внимательно слушал Шеховского.
- Какой знак я должен буду подать? - серьёзно спросил он.
- Смотри по обстоятельствам. Если под рукой будет какой-нибудь предмет, запускай его в окно. В крайнем случае, мы пригнёмся.
- А если под рукой ничего на будет?
- Тогда ори, что есть мочи, мы услышим. Если обмен удастся, наряд полиции будет дежурить под окнами, что на втором этаже, задрапированными кремовыми шторами. И заранее спасибо тебе за Женю и за остальных парнишек, которых мы должны вырвать из потных лап мужеложца.
Остаток ночи друзья провели без сна. Лишь только на небе зардела полоска зари, они начали сборы.
- Андрей Григорьевич, - обратился юный корнет к поручику, - врежьте мне по глазу для верности, иначе ни один суд не поверит, что меня схватили насильно. Я все же должен оказать хоть какое-то сопротивление!
- Ты прав, малыш, но у меня рука не поднимается попортить твоё очаровательное личико.
- Бейте, не жалейте! - повторил Борис. - И возьмите лучше моего Боярина. Подарите его Калмыкову, ну, вроде как, от души, от чистого сердца. Если следствие начнёт копать, будет очень правдоподобно: полковничьего адъютанта должны взять вместе с его конём! Конь также будет вещественным доказательством. Если я подойду к вашему Рыжему, он не проявит ко мне таких нежных чувств, как сделает это мой Боярин.
- И тебе не жалко, корнет?
- Разлука с лошадью, как с человеком близким, - задумчиво сказал Невзоров. - Жестока она и огорчительна! Так ведь я Боярина не на совсем отдаю. Верну его обратно, как только всё закончится.
Андрей одобрительно взглянул на юного корнета и похлопал его по плечу.
- Ты не только прирождённый актёр, Боря, но и талантливый следователь, - сказал он. - У тебя не голова, а Правительственный совет. Я бы до такого не додумался. Ладно, держись!
Андрей со всего плеча заехал Невзорову по физиономии. Борис покачнулся, но удержался на ногах. Глядя на эту картину, Александр Никитин еле сдерживал смех. Всё это было настолько комично, что смотреть без улыбки на вынужденное мордобитие было никак нельзя.
- Прости, Боря, - обнял поручик корнета, - коли это надо для дела. Тебе больно?
- Ничего! До свадьбы заживёт! - ответил Невзоров, держась за левый глаз.
Через несколько минут под глазом Бореньки разлился огромный тёмно-лиловый фингал.
- Зато теперь, Боря, ни к чему не придерёшься. У блюстителей порядка не будет сомнений, что ты оказывал яростное сопротивление насильнику. Полицейские на каждом шагу обманывают людей ложью и хитростью, а нам сам Бог велел. Теперь всё зависит от согласия Калмыкова и ретивости полиции.
Александр вывел из конюшни трёх коней. Одного впрягли в телегу, на которую запрыгнул корнет. Андрей сел верхом на жеребца по кличке Боярин. Александр Никитин - на свою серую, в яблоках, кобылу.
Пожелав друг другу удачи, друзья разъехались в разные стороны: Андрей с Боренькой - к Калмыкову, Александр - в полицейский участок.

ГЛАВА СОРОК СЕДЬМАЯ

Как только Юрий Львович увидел Невзорова, сразу расцвел.
- Будем меняться, Иван Яковлевич! - радостно сообщал он. - Сдаюсь! Ваш холоп краше моего! Признаю! И даже сравнения нет. Забирайте, друг любезный, ту дохлятину, да жеребёнка не забудьте. Придёт время, и вы ещё вспомните меня добрым словом.
Калмыков Бореньку поглаживает и по спине, и по животу, а тот всё " му" да "му", и жмётся к Андрею Шеховскому.
" Вот, стервец, что выделывает, - про себя думает поручик. - Никогда бы не подумал, что этот гордый, своенравный юноша будет так талантливо играть паскуднейшую роль! Ну, просто Фёдор Волков!"*( русский драматический актёр)
А сам с жалостью так говорит помещику:
- Ах, ка жалко мне расставаться со своим Емелюшкой! Почитай уж три годочка, как он меня ублажает.
- А что это у него за синяк под глазом? - хитро спросил Калмыков. - Никак он у вас заартачился?
- Да что вы, батюшка? Он у меня смирный, бессловесный, безропотный. Намедни запнулся ногой за ухват, да грохнулся об пол. Чуть глаз себе не вышиб, сердешный! Поди сюда, Емелюшка. - Андрей поманил к себе Борю. - Поди, милый. Разлука наша пришла. Дай, я тебя поцелую напоследок.
И Андрюша так поцеловал Бореньку взасос, что Юрий Львович весь покрылся холодной испариной от такой сцены бурного проявления чувств.
- Не понимает он ещё, что я дарю его вам, - со слезами на глазах проговорил Шеховской. - Первое время будет печалиться, скучать по мне. может, поплачет маленько. Не исключено, что попробует сбежать. Так вы его того, на цепочку, как больного парнишечку. Главное, не обижайте моего Емелюшку. Он ведь привык к ласковому обращению. Я ему был, словно отец родной.
И тут наш Андрюша аж прослезился - так он в роль вошёл! Боренька даже опешил от неожиданности.
- Да что вы, Иван Яковлевич! Как можно-с? - запричитал Калмыков. - Разве ж я могу обидеть сироту? Пойдём, Емелюшка, пойдём, деточка! - поманил он корнета толcтым пальцем. - Я отведу тебя в опочивальню.
- Без меня ни за что не пойдет, - сказал Шеховской. - Давайте лучше я его сам отведу. Когда уеду, он поплачет, поплачет, да успокоится.
У Бори в тот момент была такая глупая физиономия, что ни у кого бы не закралось сомнение, что он что-нибудь слышит. Корнет лишь улыбался невпопад, да громко мычал.
- Бедный! - глубоко вздохнул Андрей. - Глух, как сибирский валенок!
Отвели Невзорова в ту заповедную комнатку, где окошки плотно занавешены да херувимчики на потолке обнимаются.
- Переодет бы не мешало Емельку-то, - предложил Юрий Львович, исходя слюной, - что б долго не мешкать. .. Вон, рубашонка лежит. Как раз ему в пору.
- Это я сам, - отстранил помещика поручик. - А то, не дай Бог, он вас не послушает, так вы ещё обидитесь.
Ничуточки не смущаясь, корнет Невзоров на глазах у всех размундирился и напялил на себя рубашечку чудной работы, длинную, до пят, всю в кружавчиках да в рюшечках, дорогими духами надушенную.
Калмыков позвал слуг. Те ловко сбили цепь с щиколотки Евгения, а вместо него на цепь посадили корнета Н-ского полка Бориса Невзорова.
Андрей прикинул в уме: Если в дороге не вышло никакой заминки, то Александр с полицейскими должны уже сидеть в засаде. Он ободряюще подмигнул корнету и обратился к хозяину:
- Холопа завернуть бы во что-нибудь не мешало, а то неровен час окоченеет. Чай на дворе не лето красное.
- Это мы мигом организуем. Петрушка! Дуй в чулан, - приказал он лакею, - притащи оттуда шкуру медвежью, да тулуп мой старый из овчины. Щас мы парнишечку упакуем.
Лакей сбегал в чулан, приволок и шкуру, и тулуп. Завернули Женю, как куклу и спустили во двор. Калмыков вышел проводить " московского гостя ". Во дворе Евгения положили в телегу, а жеребёнка, подаренного Калмыковым, привязали сбоку. Пусть сам бежит!
И тут Юрий Львович заметил стоящего у привязи Боярина.
- Вот так конь! - с восхищением воскликнул помещик. - Всем коням конь!
Он подошёл к Боярину и ласково потрепал его по густой гриве. Конь скосил глаз и тихонько заржал.
- А это вам подарок от меня, - сказал Андрей. - Надеюсь на крепкую дружбу и тесное сотрудничество!
- Непременно, друг мой! - радостно воскликнул калмыков, принимая повод коня. - Наши интересы схожи вдвойне. Будете ещё в наших краях, милости прошу ко мне в гости. Мой дом для вас всегда открыт. Глядишь, ещё чем-нибудь обменяемся.
- А вам, Юрий Львович, желаю страстных ночей с моим Емелькой!
- Вам всего того же с моим холопом!
И помахав напоследок рукой, калмыков скрылся в доме. Ритуал прощания несколько затянулся, и помещик изнывал от сжигающей его страсти. Он поспешил в заветную комнатку, где, как он думал, его ожидает молодой, страстный красавец Емелька.
Лишь только Андрей остался с братом наедине, он склонился над ним. Евгений открыл глаза и улыбнулся счастливой улыбкой.
- Ты полежи, Женечка, немного здесь. - сказал Шеховской, обнимая брата. - Я отлучусь ненадолго. Пойду взгляну: всё ли готово к осаде?
- Иди, Андрюша, - ответил спокойно Евгений. - За меня не беспокойся. Я полежу...
Александр Никитин и отряд полиции из семи человек были уже на месте. Блюстители порядка поинтересовались, что за личность к ним подошла, и, когда Андрей объяснил им, что он сослуживец корнета Невзорова, успокоились и стали внимательно следить за окнами дома.
Андрей вернулся к брату.

ГЛАВА СОРОК ВОСЬМАЯ


Боренька Невзоров стоял лицом к окну, сложив руки на груди. окно он расшторивать не стал для маскировки. В комнате был лёгкий полумрак.
Юрий Львович Калмыков, не таясь, подошёл к корнету сзади, на ходу стягивая с себя штаны, и облапив его с медвежьей силой.
- Емеля, Емелюшка, - повторял он с вожделением в голосе, забыв о том, что холоп не слышит ни рожна. - Не откажи. Будь со мной так же ласков, как и с прежним хозяином!
И ту он начал рвать на корнете ночную рубашку.
- Что-о-о?!! - заорал Невзоров, скидывая с себя насильника. - Какой я тебе Емеля?!! Ах, ты сучье вымя!!! Конский навоз!!! Дохлая вошь!!!
Боренька развернулся и со всего плеча хряпнул насильника по небритой харе. Под кулаком корнета что-то хрустнуло, и Юрий Львович Калмыков все свои передние зубы на персидский ковёр выплюнул.
Корнет был юношей хрупким, но удар у него был почти смертельным!



Калмыков покачнулся и рухнул без чувств, словно подкошенный, со спущенными до колен штанами.
Боря схватил с туалетного столика увесистый бронзовый канделябр и с силой запустил его в окно. Вниз посыпались осколки разбитого стекла.
Через минуту полицейские уже снимали показания у потерпевшего.
- Кого поиметь хотел?!! - неистовствовал Борис, шагая по комнате с болтающейся на ноге и дребезжащей цепью. ( В гневе он был страшен!) - Меня, потомственного дворянина!!! Меня, офицера русского!!! Да я ж эту сволочь одной рукой придушу, мать его!!!
Полицейские зафиксировали попытку насилия и растолкали невменяемого Калмыкова.
- Поднимайтесь! - приказал ему становой Зубов. - Вы арестованы за похищение человека при исполнении и мужеложство. Какие за вами ещё грехи водятся, покажет следствие.
На Калмыкова надели наручники и повели его к выходу.
- Составьте подробную опись имущества и обыщите дом, - обратился становой к подчинённым. - Поглядим, что он за птица!
- Ешли уш говолить по шовешти, - прошамкал Калмыков беззубым ртом, - то на католгу я пойду не один. Потему я долсен один оттуваться? Мне мальчисек-то глаф Бельский поставлял...
И он выдал графа Бельского со всеми потрохами. Вот тут-то и выяснилось всё: и что Бельский - гнусный пират и работорговец, и что он - садист и изувер. Калмыков выложил всё, и даже то, что Бельский и графом-то настоящим не был.
Да, за большие деньги всё можно купить!
Когда арестованного увели, Андрей перенёс Женю с холода в дом и оставил его под присмотром Бореньки Невзорова, который всё никак не мог прийти в себя от приступа неукротимой ярости.
В коридоре полицейские допрашивали холопов, которые, забившись по углам, будто воды в рот набрали. Плюнув с досады, Зубов приказал их всех арестовать и отправить в съезжую для выяснения личностей.
И тут в тишине раздался спокойный голос лакея Петрушки:
- Под домом-то ещё подвальчик имеется. Туда загляните. - И услужливо так протянул Зубову связку ключей.
Все ринулись в подвал и вот что там обнаружили. За тяжёлыми дверьми, обитыми железом, в камерах-одиночках томились узники. Все они являли собой такое жалкое зрелище, что при виде их даже такой выдержанный человек, как Зубов, содрогнулся. Полуголые, истерзанные, грязные, голодные люди, прикованные к стене цепями, глядели на своих освободителей глазами, полными муки и страдания. Это были юноши, которые взбунтовались против насилия над собой. Они не покорились гнусному негодяю и были за это таким образом наказаны.
Тут сидели и юный князь Мархлевский, и сын помещиков Григорьевых, и другие совсем ещё юные мученики.
Всех освободили и вернули родителям.
Стася Тышкевича среди них не было.

ГЛАВА СОРОК ДЕВЯТАЯ

" Неужели, я ошибся?" - думал Андрей, но сердце ему подсказывало, что юный поляк здесь, где-то совсем рядом.
- Должен быть ещё один юноша, - сказал он Зубову.
И снова искали. Обшарили весь дом, чердак, флигель. Стась словно в воду канул. Дошли до конюшни. Прошли её от начала до конца. Облазили манеж. Наконец, за конюшней был обнаружен маленький покосившийся сарайчик без окон. Там на широкой лавке в ворохе тряпья лежал полу труп, полу человек, истощённый до неузнаваемости, с ввалившимися глазами и парализованными ногами.
Лишь по огромным материнским глазам Андрей узнал в нём Стася Тышкевича. Когда Шеховской на руках выносил мальчика из конюшни, из его чёрных измученных очей покатились слёзы. Говорить Стась уже не мог.
Евгений держался молодцом. Его посадил впереди себя на коня Александр Никитин, который вместе с Боренькой Невзоровым должны были отвезти юношу в имение Шеховских.
- Вот и закончились твои мытарства, Женя, - сказал Андрей, укладывая Стася на телегу и укутывая его тёплой шубой. - Мои старики будут очень рады тебе. Они ведь тоже переживали за тебя. Как только я отвезу мальчика к пани Тышкевич, сразу же вернусь домой. Так старикам и передай. Я мог бы, конечно, забрать его с собой, но он настолько изнурён, что боюсь долго таскать его по нашим ухабистым дорогам. Да и мать, уверен, позаботится о сыне лучше, нежели солдат.
Евгений улыбнулся и сказал :
- Поклонись пани Тышкевич и передай, что я вечно буду помнить её доброту и материнскую ласку.
- Обязательно передам.
Телега с сыном булочницы медленно покатила по дороге. За ней, высоко подбрасывая тонкие, длинные ноги, бежал маленький каурый жеребёнок, сын знаменитого Абрека.

***********

- Стасю, мий Стасю! - приговаривала пани Тышкевич, поглаживая голову сына. - Дзенкуе бардзо, пан Анджей! - и снова. - Стасю, мий Стасю!
Закалённый в походах офицер не мог спокойно смотреть на эту трогательную сцену встречу матери с сыном. Он понял, что лишний здесь, что сейчас им необходимо побыть одним.
- Пани Ядвига, - сказал он на прощание. - Во дворе - маленький жеребёнок. Это мой подарок Станиславу. Когда он поправится, жеребёнок подрастёт и превратится в прекрасного коня. Пусть он будет верным другом вашему сыну!
Незаметно поручик положил на стол маленькую миниатюру в овальной рамке и прикрыл за собой дверь.
Андрей был уверен, что материнское сердце совершит чудо!

*********

- Знаешь, Женя, граф Бельский пустил себе пулю в лоб, - сообщил Шеховской брату на следующий день. - При задержании он уложил полицейского, а потом застрелился сам. Собаке - собачья смерть! Я узнавал сегодня: все его имущество будет распродано. Торги состоятся через неделю. К счастью, тебя в России уже не будет.
- Андрюша! - с мольбой в голосе воскликнул Евгений. - Я прошу лишь об одном...
Шеховской снисходительно потрепал брата по буйной голове.
- Знаю, о чём ты хочешь меня просить. Обещаю: Варенька будет куплена мной!

*************

" Вещи собраны. Я еду в Гаагу."
Евгений поставил точку и захлопнул свой дневник...

******

На торгах имущество бывшего графа Бельского было распродано за бесценок. Танцовщицу графского театра Варвару Ненашеву купил поручик Н-ского полка граф Шехофской за сто рублей.
Сенька по кличке Пупок, бывший бурмистр графа Бельского, не был куплен никем. Его забрили в солдаты и отправили в действующую армию.

ЭПИЛОГ

Он вздрогнул и очнулся. Возле него стояла прелестная юная девушка, как две капли воды похожая на него.
- Папенька, - сказала она певучим голосом. - К нам гости приехали, а ты ещё не готов. Маменька велела накрывать к обеду на веранде.
- Сейчас, Настенька, вот только переоденусь.
Он поспешно встал. Тетрадь, лежавшая у него на коленях, упала в густую траву. Девушка нагнулась и подняла её.
- Что это за тетрадь, папенька? - спросила девушка.
Он обнял дочь за плечи и с нежностью заглянул в её синие, как у матери глаза.
- Это история всей моей жизни, - ответил он, - грустная, но прекрасная. Скажи, девочка, а кто к нам сегодня пожаловал?
Семнадцатилетняя Настенька стояла пред тридцати восьмилетним отцом, и глаза её горели тем неповторимым блеском, какой бывает лишь у влюблённых.
- Дядя Андрей... - начала перечислять девушка.
- Замечательно! - Значит, наш старый холостяк наконец-то вернулся с вод.
-...пани Ядвига с паном Станиславом...
Отец заметил, что дочь покраснела и потупила взгляд.
- Замечаю я, девочка, что при упоминании имени Станислав ты краснеешь и теряешься. Здесь кроется какая-то тайна, или мне это только показалось?
- Нет, папенька, призналась Настенька, - глядя отцу прямо в глаза. - Тебе не показалось. Я люблю пана Станислава, а он любит меня.
И она облегчённо вздохнула, освободив душу от тяжкого гнёта молчания.
- Правильный выбор сделала, доченька, - сказал он. - Одобряю твой выбор. Станислав Станиславович - тонкой души человек, добрый, великодушный. Я очень давно с ним знаком и с маменькой его, пани Ядвигой. Много горя пережил он, но не очерствело сердце его, не озлобился он на людей. С таким человеком пройдёшь ты по жизни рука об руку, ни разу не пожалев о том, что сделала. Так же, как я с маменькой твоей. Если спросят меня когда-нибудь: " Оглядываясь назад, не жалеешь ли ты ни о чём? Может, хотел бы ты повернуть жизнь вспять и прожить её по-другому?"
- И я твёрдо отвечу:
"Даже если бы жизнь моя была бы в десять раз тяжелее, не захотел бы я жизни иной, потому что подарила она мне самое дорогое, что есть у меня - любовь моей несравненной Вареньки!"

август - октябрь 1998 года
Москва





Рейтинг работы: 25
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 42
© 14.11.2019 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2019-2671948

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман


Людмила Зубарева       22.11.2019   16:09:04
Отзыв:   положительный
Очень рада, что зло наказано, а добро восторжествовало!
Долорес       24.11.2019   22:21:02

Спасибо, Люся, что прочитали до конца. Рада, что роман понравился.
С уважением!
Екатерина Олен       15.11.2019   02:20:25
Отзыв:   положительный
Милая Долорес, я так ждала окончание романа, переживала за героев любимых
И БЫЛА ОЧЕНЬ РАДА, ЧТО ЗЛО НАКАЗУЕМО
А Евгений и Варенька счастливы.
Какая судьба у людей. Маменька напрасно скрыла от сына правду, пусть бы ребенок все знал, это не мешало сыновьим чувством
А так чудом остался жив. Одно утешение-Варечка.
Долорес все что вы пишите-это не Донцова, Шилова,и прочие- а мировой бестселлер.
Вас будут читать . Издавайте свои труды в большом тираже. Это необходимо , как дополнительное поучение молодым.
Обнимаю ДОРОГУЮ, ТАЛАНТЛИВУЮ, МИЛУЮ ДОЛОРЕС


Долорес       17.11.2019   20:12:25

Катенька, милая!
Мне так приятны твои слова! Может, ты и права, только толку никакого нет.
Здесь я никто, а печатать книги за свои деньги - смысла нет никакого.
Дарить мне некуда, продавать я не умею. Пока читают, буду выкладывать все.
Пусть будут на этом сайте, потому что пока лучшего я не нашла.
Обнимаю милую, и ещё раз благодарю!


Ирина Ондронова       14.11.2019   16:43:27
Отзыв:   положительный
Галочка моя дорогая! Как хорошо закончился роман! Какой интересный маневр придумал Андрей Шаховской! Я так и представляю, как разъяренный Боренька в сорочке с кружевчиками двинул в морду Калмыкову! Галочка, ты закручивает такие интересные сюжеты, что оторваться невозможно! Романы читаются легко, написаны красивым языком, но ничто не напрягает, никаких лишних описаний и рассуждений! Я бы конечно хотела бы, чтобы дочке Ядвиги досталось на пряники. Но тут наверное автор оставляет читателя самого домыслить. Спасибо, милая, талантливая моя подруженька, за удовольствие чтения прекрасной прозы! Обнимаю с теплом! Ира

Долорес       16.11.2019   17:07:28

Милая Ирочка!
Я очень рада, что тебе понравился и этот роман.
Все злодеи получили по заслугам. Кроме Зоськи.
Но я специально оставила её в покое. Надеясь, что Бог её накажет
за все её дела.
Спасибо тебе за доброту и ласку, за внимание и заботу!
Всегда любящая тебя твоя подруга


ЕЛЕНА МОРОЗОВА       14.11.2019   14:23:46
Отзыв:   положительный
Низкий поклон и огромная благодарность, дорогая, талантливая Долорес,
за пронзительный рассказ. Ещё раз поняла, что в жизни самое
дорогое - это любовь, дружба, честь и достоинство! С огромной признательностью
и пожеланием самого наилучшего ТАЛАНТЛИВОМУ АВТОРУ!!!


Долорес       16.11.2019   17:01:37

Милая Леночка!
Я очень счастлива, что вы прочитали роман и вам понравился сюжет.
Для меня это самая большая награда.
Отличных вам выходных! Счастья, любви, благополучия!
С теплом души!
















1