Мой Лермонтов


Мой Лермонтов
 

ВСЕГДА ЛИ ПАРУС ОДИНОК?..

«Да будет судьба России крылата парусами!» – воскликнул граф Резанов из знаменитой рок-оперы «Юнона и Авось» Андрея Вознесенского и устремился «закусив удила», сводить Америку и Россию. Его отчаянная попытка не удалась в давнем восемьсот двенадцатом году. Терпят крах подобные попытки и у современных политиков.

По традиции в Астрахани в каждом октябре проводится осенняя парусная регата. Над волжской синью устремляют крылья ввысь разноцветные парусники, символизирующие стремление к свободе и побег от одиночества. Нередко подобные праздники приурочивают ко Дню Независимости России. Независимости – от чего?.. Вполне возможно, что от скуки и грусти.

Если даже погода не сопутствует проведению речных торжеств, ни дождь, ни встречный ветер не мешают астраханским яхтсменам большой парусной регаты состязаться в грандиозном параде яхт. В такие дни наши паруса не одиноки.

Однако поэтично настроенным натурам вспоминается обычно не гриновский алый парус мечты, а одинокий белый парус Лермонтова. Как объект авторского миропонимания, поэтического осмысления, образ паруса многопланов. Он – и воплощение слияния человека с природой, и олицетворение скитальческой судьбы, и символ утраченной гармонии. Крылатый мятущийся парусник привлекает к себе как романтиков, так и скептиков, как любителей путешествий, так и закоренелых домоседов. Есть в нём некая тайна, какая-то загадка.

У каждого из астраханских поэтов он – свой. Один воспринимает его с грустью, другой – с тихой радостью, третий – с неудержимым восторгом.
Корабль лишь тогда уверенно чувствует себя в открытом море, когда у него много парусов. Наполним его паруса стихами астраханских поэтов и посмотрим, насколько они перекликаются с парусом Лермонтова.

Прежде всего, на память приходят стихи Александра Сахнова, неисправимого романтика, сделавшего неоценимо много для становления и развития паруса в Астрахани, и в частности, для яхт-клуба каспийского мореходного училища.

На потом не откладывай счастье,
Ведь нельзя же весну отложить.
В подоконники капли стучатся,
И вода вдоль бордюров бежит.
Это ночи февральские мрачны,
А вот полдень уже веселей.
На ветру, как без паруса мачты,
Раскачались стволы тополей.
Парус белый, ветер спелый,
Половодье за бортом,
Что задумал, сразу делай,
Не надейся на потом,

– строки припева Сашиной песни хочется повторять вновь и вновь, и в минуты тихого счастья, и в часы нежной грусти по безвременно ушедшему другу, и жуткими ночами отчаянной тоски по промчавшейся юности, такой крылатой и безмятежной…

Это потом, когда она, наша юность, стала невозвратимо «далека, как кружка жигулёвского пивка», в строки Сахнова вкрадётся отчаяние:

Поставь свой бессмысленный парус
И правь неизвестно куда,
Река нам в наследство досталась,
В наследство досталась звезда…
За то, что под ветром гуляя,
Не вместе окончили путь,
Не знаешь ты, сгинул куда я,
Не знаешь ты, сгинул куда я.
А я – как тебя мне вернуть.

Как вернуть безвозвратное?.. Разумеется, воскрешая в памяти и эти, и другие строки капитанов, отчаянно шагнувших в свою последнюю осень.

Парус неба голубого…
Город – древний азиат…
Нет с ним слада никакого!..
Впрочем, и такому рад!.. –

грустит о милом нашем городе на средиземноморских берегах младший друг Сахнова, другой Александр, Щерба.

Мне, по меткому определению Сахнова, прилетевшей «из-за моря синице», суждено воскрешать в памяти земляков и эти, и другие строки.
Вот парус трепетного женского ожидания Ольги Касимовой, удостоенной звания лауреата городского телевизионного конкурса на лучшее литературное произведение в честь 440-летия Астрахани за подборку стихотворной лирики под просторным волжским названием «Парус всех надежд»:

Лишь бы ждал меня твой парус!
Остальное – ну и пусть…
Ничего не испугаюсь,
Никого не забоюсь.
Прилечу к тебе, мой нежный,
Я иначе – не смогу.
Лишь бы ждал меня твой парус
На заветном берегу.

Заветный берег астраханской поэзии наполнен парусами. Романтичный образ паруса встречается с приметным постоянством в произведениях почти всех поэтов солнечного края, придавая их произведениям особое романтическое звучание. Ничего удивительного в этом нет для земляков Велимира Хлебникова, в далеко не каждому понятных строках которого «негистель нежурно смотрит на парус солнцеока голубого», поскольку великая река и плывущие по ней теплоходы и яхты, вызывают множество ассоциаций. Это и сочетание с ветром, и стремление к свободе, к мечте и воплощённых или не реализованных надеждах на лучшее: «Звёздный парус косо клонится, уплывает ночь в века. И опять была бессонница и тревожная строка» (Борис Филиппов).

У одних поэтов, как у Юрия Кочеткова, парус – борец со стихией, у других – спутник любви и взаимопонимания. Символично, что многие наши творческие земляки обращаются к теме паруса в непростые периоды своей жизни:

Зовёт меня парус за море,
За дальний чужой горизонт,
На остров, где алые зори,
Где, может быть, жил Робинзон.
Там в зелени вечной – кокосы,
Лианы – как с пирса канат,
На листьях жемчужные росы
До жгучего солнца лежат.
А в чаще кричат попугаи,
Вокруг всё свистит и поёт,
И шорохи ночью пугают,
И ливень тропический льёт.
Там краски, цветы, ароматы,
Но нет никого, ни души…
Там жили когда-то пираты,
В заброшенной Богом глуши.
Зачем мне тот остров в тумане?
Душа там застынет, как лёд.
Но парус белеет и манит,
И в дальние страны зовёт.
И лермонтовский, одинокий,
И гриновские паруса.
Пронзают меня, словно токи,
Дельфинов ночных голоса.
Плывут за кормой они следом,
И роют волну, словно крот.
Я знаю, что я не уеду,
Но парус зовёт и зовёт.

(Юрий Кочетков «Парус»).

Нелюдимую гордую птицу фламинго сравнивал с парусом Геннадий Колесников:

Где мерцают огни Мангышлака,
Где солёные ветры свистят,
Где, как будто покрытые лаком,
Волны Каспия ночью блестят,
Там залётная птица фламинго
На высоких изящных ногах,
Словно парус старинного брига,
Вдруг белеет на синих волнах.

У «шестидесятника» Колесникова, автора знаменитых на весь мир «Тополей», образ паруса, как и у поэтов-«семидесятников», олицетворяет тоску по утраченной юности:

Чей-то парус летит по волнам,
Чья-то песня летит над рекою.
Но не нам, к сожаленью, не нам
Машет молодость смуглой рукою.

Отчаянным предчувствием неизбежной и непоправимой беды наполнены строки Николая Поливина:

…Будет море мне
последним чудом,
Парус рваный
и дырявый шлюп.
Ни пустых забот,
ни сожалений, –
Неба ширь
да моря глубина!
Обломает камышу колени
Шквальная
случайная волна…

Но лёт паруса по волнам астраханской поэзии продолжается:

Ни в небе журавль, ни в ладонях синица
Ему не нужны, не влекли с юных лет.
Под парусом алым опять за жар-птицей
В неведомый край уплывает поэт.
Но будет ли встреча – ему неизвестно.
Быть может, напрасным окажется путь?
А в небе курлычет журавль свою песню,
И просит синица: «Со мною побудь!»… —

провожает в неведомый путь поэта Геннадий Ростовский, сменивший белый лермонтовский цвет паруса на гриновский алый.
Но и алый парус нередко бывает одиноким. И пусть неповторимый волжский закат может сделать его даже ярко-малиновым, серо-бурые будни способны приземлить и обескрылить даже его.

Никакого парадокса нет в том, что «Парус» сочинённый безвестным восемнадцатилетним кавалерийским юнкером Михаилом Лермонтовым в начале 1830-ых годов, стал культовым стихотворением русской литературы на все времена, символом свободы и борьбы, и через сотню лет его подхватил Владимир Высоцкий. Это о ней, трагически и безрассудно порванной мечте, он пел: «Парус! Пор-р-рвали парус!.. Каюсь, каюсь, каюсь…».
Во многих современных поэтов Астрахани живительный ветер вдула в паруса литературная студия «Моряна» конца 70-х – начала 80-х прошедшего столетия, где к миру прекрасного приобщала нас Нинель Мордовина. Это была мастерская поэтов, самобытная школа, которая:

Сглотнула нас всех как море,
Где – парус и где – корма?
На радость или на горе
Взяла нашу жизнь – сама.

(Дина Немировская)

Парус – это символ свободы, без которой невозможно творческое начало. Да будет судьба астраханской поэзии крылата парусами!

ЛЕРМОНТОВСКОЕ БЕЗОТЧЁТНОЕ

Наверное, для того, чтобы осознать, насколько дорога тебе Родина, нужно на время покинуть её. Я не знаю ни одного русского поэта, который с такой отчётливостью ассоциируется с неизбывной тоской по Родине, как Михаил Лермонтов. Возможно, ещё и Ивану Бунину с подобной мощью удавалось передать ощущение горечи и неутолимой печали по Отчизне. Но если эмиграция Бунина воспринимается как свершившийся биографический факт, то Лермонтовым двигало безотчётное ощущение грядущей неминуемой разлуки со всем дорогим и беззаветным.
Когда я собиралась в дальние края и поделилась этим с институтской подругой, та как истинный филолог задала мне вопрос лермонтовскими строками:

Кто же вас гонит: судьбы ли решение?
Зависть ли тайная? злоба ль открытая?
Или на вас тяготит преступление?
Или друзей клевета ядовитая?

Я, конечно, возразила, что наши не столь уж бесплодные нивы мне отнюдь не наскучили, что Родина у каждого лишь одна, не особо ещё задумываясь и не до конца осознавая, что улетаю на долгие годы именно в изгнание, где часто буду вспоминать строки лермонтовского «Листка»:

Дубовый листок оторвался от ветки родимой
И в степь укатился, жестокою бурей гонимый;
Засох и увял он от холода, зноя и горя
И вот, наконец, докатился до Черного моря.
У Черного моря чинара стоит молодая;
С ней шепчется ветер, зеленые ветви лаская;
На ветвях зеленых качаются райские птицы;
Поют они песни про славу морской царь-девицы.
И странник прижался у корня чинары высокой;
Приюта на время он молит с тоскою глубокой,
И так говорит он: «Я бедный листочек дубовый,
До срока созрел я и вырос в отчизне суровой.
Один и без цели по свету ношуся давно я,
Засох я без тени, увял я без сна и покоя.
Прими же пришельца меж листьев своих изумрудных,
Немало я знаю рассказов мудреных и чудных».
«На что мне тебя? — отвечает младая чинара,-
Ты пылен и желт — и сынам моим свежим не пара.
Ты много видал — да к чему мне твои небылицы?
Мой слух утомили давно уж и райские птицы.
Иди себе дальше; о странник! тебя я не знаю!
Я солнцем любима, цвету для него и блистаю;
По небу я ветви раскинула здесь на просторе,
И корни мои умывает холодное море».

Я цитировала по памяти эти строки, обращаясь к морю Средиземному, не столь холодному даже в январи, но всё равно не такому родному, как любимая Волга. Всякий раз, уже по возвращении из дальних и во многом чужеродных далей, когда вижу над волжской синевой белый парусник, невольно вспоминаю:

Белеет парус одинокой
В тумане моря голубом!..
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?…
Играют волны — ветер свищет,
И мачта гнется и скрыпит…
Увы! Он счастия не ищет
И не от счастия бежит!
Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой…
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!

Мятеж. Гонения. Одиночество. Всё это — основополагающие лирики Михаила Лермонтова, самого печального из великих русских поэтов. Странно отмечать двухсотлетний юбилей со дня рождения того, кто дожил лишь до двадцати шести, предсказав в посвящении Пушкину и свою столь раннюю гибель.

Он мог стать величайшим отечественным бытописателем. Он в неполных двадцать пять завершил первый русский психологический роман в прозе «Герой нашего времени», сделавшись истинным героем на все времена.

Он бесстрашно сражался на Кавказе, не боясь свиста чеченских пуль, как бы предчувствуя раннюю смерть. Откуда было в нём, жившим в эпоху, когда не только Интернета со всезнающей «Википедией», но и научно-популярной литературы было маловато, такое всепоглощающее знание и повадок дикого барса, и нравов таманских контрабандистов? Ответ один: от Бога. Лермонтов – несомненный носитель истинного дара Божия. Самый молодой во веки веков, самый лиричный поэт стихотворения малой формы, самый мятущийся и мятежный крылатый парусник русской поэзии.

Ссылка на источник публикации: https://souzpisatel.ru/dina-nemirovskaya-moj-lerm...

Аудио: звучит песня Александра Сахнова (Шаха Джахана) "Бессмысленный парус" в исполнении автора





Рейтинг работы: 50
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 36
© 10.11.2019 Дина Немировская
Свидетельство о публикации: izba-2019-2668809

Рубрика произведения: Проза -> Очерк


Флярик       11.11.2019   21:32:50
Отзыв:   положительный
Дина, как живо, увлекательно написано!
Спасибо тебе за любовь к землякам, к поэзии во всех её проявлениях и к Лермонтову!
Дина Немировская       11.11.2019   21:49:26

Оленька, от души благодарю!

Юрий Алексеенко       11.11.2019   12:57:28
Отзыв:   положительный
Эссе хорошо написано, без вся наслоений и дополнительных тем.... Читается легко и с интересом. Лермонтов - это наша классика, её нельзя забывать.
Дина Немировская       11.11.2019   17:22:42

Наша астраханская писательская организация завтра проводит вечер поэтов, родившихся в октябре - М.Ю. Лермонтова, Сергея Есенина, Михаила Луконина. Луконин был тесно связан с Астраханью. Воспитанники руководимых мной детской и юношеской литературных студий будут декламировать стихи этих поэтов!
Спасибо за отзыв, Юрий!


Олег Гетьманцев       10.11.2019   15:15:51
Отзыв:   положительный
Хорошее эссе. Проанонсирую на главной.
Дина Немировская       10.11.2019   15:35:04

Спасибо, Олег!


Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1