Оглядываясь назад... Главы 18 - 21



ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Евгения трясло от негодования. С каким удовольствием он врезал бы сейчас по наглой, сытой Сенькиной роже! Разве мог когда-нибудь подумать он, бывший князь Соболевский, что с ним будут обращаться как с грязным скотом?
- Успокойтесь, Евгений Алексеевич! - Варенька нежно прикоснулась рукой к губам друга. - Не стоит он ваших переживаний. Теперь, когда мы остались одни, я вам кое-что скажу. только давайте ляжем рядом на солому, а то неровен час Сенька вернётся, так мы прикинемся влюблёнными.
Евгений восхищался смекалкой и сообразительностью девушки. Вероятно, и в самом деле, этом доме, она прошла хорошую жизненную школу. Юноша прилёг рядом с Варей и повернул голову в её сторону.
- А ты знаешь, Варюша, что не могу я любить понарошку, честно признался он. - Даже в такой обстановке. Выходит, что мы лжём друг другу, обманываем себя.
- Когда это для пользы дела, то не страшно, - серьёзно ответила девушка. - А врать и изворачиваться и вы научитесь. Вот ещё немного поживёте в этом доме, да пару раз сыграют на вашей спине плёткой менуэт, пойдёте на любые уловки.
Она опустила глаза и горько вздохнула.
- Мне хорошо с вами, - добавила Варя. - Когда барин выстроил актёрок посреди зала и спросил, кто сегодня хочет добровольно войти в клетку с медведем, я сразу поняла, что это он вас имеет в виду. Все девушки в испуге отпрянули назад, а я выступила вперёд.
- И ты не боишься меня?
- А чего мне вас бояться? У вас на лице написано, что вы никогда никому не причините зла. И потом... - она с нежностью провела рукой по его лицу.
Юноша подумал о том, что сейчас Варенька снова сравнит его с Васенькой, но девушка, словно опомнившись, заговорила быстро-быстро:
- Как же это я запамятовала? Я же пришла сюда, чтоб рассказать вам одну важную новость. Давеча к графу приезжал братец ваш, поручик Шеховской.
- Андрей?!! - радостно воскликнул Евгений.
- Только не перебивайте меня, Евгений Алексеевич, а то я опять что-нибудь позабуду. - Варенька перевернулась на живот. Её невесомое платье слегка задралось, обнажив стройные, длинные ноги. Евгений поймал себя на мысли, что девушка ему очень нравится, что он хочет обнять её искренне, по-настоящему и поцеловать в губы горячо, страстно. Но юноша не знал, как расценит его действия девушка. Из разговора с Варенькой Женя понял, что для неё это всего лишь игра, уловка.
- Так вот, - продолжала Варя, - приехал поручик по-хорошему и, значит, просит нашего барина, чтобы тот продал вас ему. Барин стал над ним насмехаться, так что братец ваш чуть было его не убил.
- Значит, больше надежды нет...- задумчиво промолвил Евгений.
- Да что вы! - горячо возразила девушка. - Раз брат ваш приезжал сюда, значит, он славный человек, помнит о вас, и уж теперь-то ни за что не оставит вас в беде! Попомните мои слова: поручик Шеховской выручит вас из неволи. А уж как вырвитесь на свободу, забудете обо мне.
- Разве можно тебя забыть, ангел мой? - Евгений приблизил своё лицо а лицу девушки и поймал на себе её лёгкое, учащённое дыхание. - Что бы я делал в этом аду без помощи твоей и поддержки?
- Мир не без добрых людей, - спокойно ответила Варя. - Не было бы меня, нашёлся бы другой хороший человек.
Так пролежали они всю ночь. Евгений больше не посмел прикоснуться к девушке. Лишь только в узкое зарешеченное окно под самым потолком стали пробиваться первые утренние лучи, Варенька села и стала заплетать косу. Приглядевшись внимательней, юноша понял, что она чем-то озабочена.
- Скоро за мной придут, - сказала она. - И когда мы ещё свидимся, кто знает?..
- Варенька, скажи мне правду: тебе грозит опасность? - с тревогой в голосе спросил Женя.
- Нет. Просто скоро будет какое-то праздник, и барин приказал нам, актёрам, разучить новый балет. Мне поручили главную партию в нём.
- Варенька, если сможешь, ответь мне, пожалуйста, на один вопрос: кто такой Васенька?
Юноша не мог сдержаться, чтобы не спросить об этом самом Васеньке, который незримой нитью следовал по пятам за юной актрисой.
- Васенька? - спокойно и невозмутимо переспросила девушка, но Евгению показалось, что в её голосе прозвучали трагические нотки. - Васенька - это мой бывший жених.
- А где же он теперь?
- Теперь он там. - Варя воздела руки к потолку и тяжко вздохнула.
Юноша пожалел о том, что задал подруге этот жестокий вопрос и замолчал.
- Мы любили друг друга с детства, - как ни в чём ни бывало продолжала девушка. - Васенька-то постарше меня был на четыре годочка. Вместе мы в театре танцевали. А когда надумали пожениться, барин противиться не стал. Он сказал, что ему нужно много холопов, а я нарожаю от Васьки отличных будущих плясунов. Накануне нашего венчания - а это было на Троицу - остановился у нашего барина проездом какой-то важный вельможа из Москвы. В его честь граф устроил бал и приказал нам, актёрам, подготовить лучший балет. Вечером нас согнали в данс-классе и барин с Сенькой строго нам наказали, что ежели кто из нас ошибётся или сделает хоть одно лишнее движение, шкурой за это поплатится.



Мы с Васенькой в том балете должны были главные партии танцевать: Я - партию Юлии, он - Ромео. Одели нас, как подобает сценарию, напомадили, волосы уложили. Васенька-то мой был лучшим танцовщиком нашего театра, ну, прямо, как ваш батюшка. А уж красавчик какой, просто загляденье! с вами , Евгений Алексеевич, он был чем-то схож: и статный, и желанный. У как говорить начнёт, голос у него нежный, спокойный, словно ручеёк лесной льётся. Ну так вот. Вышли мы с Васенькой вдвоём на сцену. Народу полно, да всё знатные господа и дамы. А в первом ряду - барин наш с каким-то важным стариком сидит. Тот всё нашему барину что-то на ухо шепчет, а он улыбается так ехидненько, а сам, как бы ненароком, кулак нам показывает, чтобы мы, дескать, не подвели. Первую сцену мы станцевали хорошо. Хлопали нам долго, кричали " браво!" Во второй сцене мне даже какая-то дама цветок подарила. В третьей сцене, заключительной - это как раз та самая сцена перед разлукой - Ромео бежит навстречу Юлии, раскинув руки и готов принять её в свои объятия. Васенька мой вкинул голову, протянул ко мне руки и что-то тихо прошептал, словно чувствовал любимый, что видимся мы с ним в последний раз. Вот Вася побежал ко мне навстречу, раскинул руки в страстном порыве, чтобы принять меня в свои объятия. а я готова была уже броситься ему на грудь... Только не добежал он до меня. Зацепился, бедный, ногой за половицу, а, может, кто-то по злобе, нарочно подложил что-то на сцену. Поскользнулся мой суженый, да так упал, что меня чуть не опрокинул. К счастью, покачнулась я только, но удержалась на ногах. В зале произошло страшное смятение, господа заволновались. Вижу краем глаза: граф сидит мрачнее тучи, а вельможа улыбается и эдак укоризненно качает головой.
Спектакль мы всё же отыграли, а после спектакля забрали Васеньку прямо из гримёрной, и - в ту комнату, - кивнула Варенька на стену. - А комната эта как раз под уборной находится, где актёрок к спектаклям готовят. Снимает с меня художник грим, волосы расплетает, а снизу слышу: нечеловеческие крики и стоны доносятся. То, значит, Васеньку моего терзают за то, что он своим падением испортил весь спектакль и важный господин остался недоволен игрой графских актёров. Оказывается, поспорил с ним граф на крупную сумму, что лучшего театра, чем у него, не сыскать ни у кого, даже у такого знатного московского вельможи. Вот наш барин и проспорил...
Варенька замолчала и отрешённо, как в первый день знакомства, посмотрела на Евгения долгим взглядом. Юноша не стал больше мучить её расспросами о её несчастном женихе, понимая, как трудно и больно ей вспоминать об этом.
- А через несколько дней помер Васенька, - закончила девушка свой страшный рассказ. - Так меня к нему и не допустили. Да и не узнал бы он меня тогда. В тяжких муках умирал сердешный: Сенька-ирод, позвоночник ему перебил. Чтоб ему пусто было! Железными палками бил он моего любимого...
- Бедная девочка! - воскликнул Евгений, потрясённый кошмарным рассказом подруги. - Сколько же тяжких испытаний выпало на твою долю!
В горячем порыве он обнял Вареньку и крепко прижал её трепещущее тело к себе. Она замерла в его объятиях и спрятала мокрое от слёз лицо у него на груди.
- Если Андрей устроит мне побег, пойдёшь со мной? - спросил Женя.
- Пойду! - уверенно сказала девушка. - С вами хоть куда, и буду вашей послушной рабой до конца дней своих
- Не рабой я хочу тебя видеть возле себя, ангел мой, а невестой, верной женой. Я люблю тебя, Варенька, и с надеждой жду от тебя ответа.
- А я полюбила вас уже давно, Евгений Алексеевич. Но не дадут нам любить друг друга. Не вольны мы в своих желаниях.
- Будем ждать и надеяться. - Евгений привлёк Варюшу к себе и нежно поцеловал её в губы. Девушка не сопротивлялась. Она искренне отдалась ласкам юноши и лишь тяжкие вздохи, исходящие из её груди, омрачали эту трогательную картину в тюремном застенке.
Полностью отдавшись своим чувствам, влюблённые не заметили, как дверь темница отворилась, и появился Сенька Пупок, зевая и икая с перепоя.
- Ох, Женька! Ну и здоров же ты! - гнусно загоготал он. - Всё никак не можешь насытиться любовью? Ишь, как тебя разобрало! Знать, девка и в самом деле - огонь! Глядя на вас, и меня охота взяла. Пожалуй, нынче ночью я тоже её испробую. Правда, ни сисек, ни жопы у неё нету, ну так это не беда! Со временем отрастут! - Бурмистр многозначительно подморгнул и прищёлкнул от удовольствия языком - Эй, ты, потаскуха, а ну, давай, вываливайся! - грубо прикрикнул он на Вареньку. - Ишь присосалась, как пиявка, к этому двуногому скоту! Гляди-ка, тебя не стащить с этого кобеля! Ничего, со мной тебе ещё слаще будет!
С этими словами Пупок грубо выволок девушку из клетки и больно ущипнул её за ягодицу. Затем он захлопнул дверцу и навесил на неё большой замок.
- Не смей, Пупок! Не смей обижать девушку! - закричал Евгений.
Он кинулся на клетку, схватился закованными руками за решётку и стал трясти её. Цепь от кандалов забряцала и забилась о железные прутья.
- А ну, не балуй! - прохрипел Пупок и с оттягом ударил плетью Евгения по рукам. - А то мигом отправишься туды! - кивнул он на соседнюю комнату. - А девку я обязательно испробую, - сказал он, ликуя от своего могущества. - Я-то знаю... Ты Варьку не тронул. Ты ж благородный! Зато я не побрезгую. Она - девка свеженькая, самый сок!
И, дико заржав, Сенька с силой захлопнул дверь тюрьмы.
В исступлении Женя стал биться о прутья решётки, но только в кровь изодрал себе ладони. Тогда он застонал, словно раненый зверь, и без памяти свалился в прелую солому.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

В доме графа Бельского время тянулось для Жени медленно. Каждодневные издевательства и моральные пытки, которым подвергал его Пупок, он выносил терпеливо. Юноша молчал.Он не проронил ни единого грубого слова, но его сверкающие тёмно карие глаза и беспокойно нахмуренный лоб говорили сами за себя и служили неоспоримым доказательством того, что человека нельзя сделать вещью.
Варенька навещала Евгения каждый день, но с некоторых пор он стал замечать , что в его подруге произошла какая-то перемена. На первый взгляд девушка оставалась такой же милой и заботливой, как и раньше, не забывала приносить другу гостинцы, но во всём её облике появилось что-то новое, необычное. Она стала молчаливой, неохотно отвечала на вопросы. Под глазами Вареньки наметились тёмные круги, не скрываемые никаким гримом круги.
Евгений догадывался о причине её столь скорбного вида, но причина эта была настолько дика, что не укладывалась в голове, и юноша старался гнать её от себя прочь.
И вот однажды...
В тот день графский дом с самого утра наполнился шумом и суетой. По лестнице взад и вперёд сновали слуги. Раздавались громкие голоса отдающих приказаний барина и бурмистра. В данс-классе полным ходом шла подготовка к вечернему спектаклю. Танцмейстер - немец отчаянно бранил русских крепостных актёров и сетовал на свою нелёгкую судьбу.
Как ни странно, но Сенька в этот день под лестницей не появлялся. Варенька тоже не приходила, но узник успокаивал себя мыслью, что, вероятно, ей сегодня не до него.
К вечеру в дом стали съезжаться гости. Дверь парадного подъезда без конца хлопала. Под сводами особняка звенели голоса, слышалась музыка. В воздухе носился аромат дорогих духов, который проникал под лестницу и щекотал Евгению ноздри.
" Конечно же! Именно сегодня Бельский даёт бал, - догадался юноша. - Только бы меня пораньше отвели в подвал, чтобы не терзали душу воспоминания"!


Нынешнее торжество в графском доме напомнило ему последний день, проведённый им в родном поместье во время обручения с Эвелиной Леру.
" Как странно! - думал бывший князь. - Как странно иногда шутит с человеком судьба. Ещё совсем недавно многие завидовали моему громкому титулу и солидному состоянию, а теперь я - никто. Графский холоп, и все смеются надо мной и презирают меня!"
Юноша сидел тихо, стараясь не делать лишних движений, чтобы не бряцали цепи. Он не хотел привлекать к себе внимания гостей , если сам граф не пожелает показать его своим гостям.
Но Бельскому в тот момент было, видимо, не до него, зато узника случайно обнаружила влюблённая парочка, которая захотела уединиться под лестницей.
Пышно разодетая, капризного вида девица, и её щеголеватый прыщавый кавалер с тонкими ухоженными усиками над узкими губами, поначалу не заметили сидящего в углу человека. Им было не до него. Но как только молодой человек обнял свою подругу, чтобы поцеловать её, Евгений чихнул: густой аромат парфюмерии и аппетитные запахи, долетающие с кухни, дразнили его обоняние и щекотали ноздри. Одновременно звякнула цепь.
Влюблённые вздрогнули от неожиданности и повернули головы на звук. И тут, наконец, они увидели сидящего на полу человека, прикованного цепью за шею к стене. с нескрываемым любопытством молодые люди приблизились к узнику. Затем они зашушукались между собой, надменно, с нескрываемой неприязнью показывая пальцами на Евгения. Он отвернулся, но не смог сдержать негодования от такой бесцеремонности. Хотя, о каком такте могла идти речь, когда перед молодыми господами сидел грязный холоп.
В конце концов девица громко расхохоталась и, оставив своего кавалера наедине с рабом, куда-то упорхнула. Через несколько минут она появилась вновь, ведя за собой компанию молодых господ навеселе.
Сливки общества окружили Евгения полукольцом и уставились на него, словно на дикого зверя. Спустя некоторое время посыпался град грязных шуток и непристойностей в адрес несчастного юноши.
- Смотрите, смотрите, господа! - бесцеремонно указал на Евгения пальцем один из барчуков. - Он на цепи сидит! Как вы думаете, на какого зверя он похож?
- По-моему, на медведя! - поддержал его другой юнец.
- На какого медведя! - возразил третий. - Он похож на вонючего козла!
- Ну, ты, скотина! - воскликнул четвёртый.- Немедленно поднимайся! Ты что, ослеп? Перед тобой - дамы!
Евгений пропустил эту реплику мимо ушей.
- А он, между прочим, ничего! - прощебетала какая-то долговязая остроносая девица, беспардонно разглядывая обнажённые ноги Евгения и его едва прикрытую грудь. - Если его помыть, постричь, отпарить в бане надушить французскими духами, то он неплохо будет смотреться... в постели. Давайте-ка задерём ему рубаху и посмотрим, что под ней...
- Да как ты можешь говорить, Софи? - одёрнула подругу другая девица. - Это же холоп, раб. Павел Иванович, вероятно, не просто так его на цепь посадил. Посмотри, какой у него дерзкий взгляд! Мой папенька говорит, что таких холопов нужно держать в строгости и не допускать по отношению к ним никаких поблажек.

- Фи! Да от него воняет, как от дикого зверя! Пойдёмте, господа, а не то мы тут задохнёмся! - Один из зрителей демонстративно поднёс к носу батистовый носовой платок.
- А я хочу потрогать его! - капризно топнула ногой девица с острым носом. - Посмотрите, господа, каким голодным взглядом смотрит он на нас. Давайте возьмём что-нибудь со стола и покормим его с рук.
Молодые бездельники явно заскучали. Им так необходимо было поразвлечься! И вот, наконец, они нашли объект для развлечения.
С развязной уверенностью остроносая девица сделала шаг вперёд, протянула руку в сторону Евгения и попыталась дотронуться пальцами до его взъерошенной шевелюры.
- Ваш поступок безрассуден, сударыня, - не вытерпев наглости, сказал Женя. - Как только что выразились ваши друзья, вы подошли к дикому зверю. Смею вас заверить, это небезопасно. Уберите подальше вашу руку. Медведь - глупое животное. Он вовсе не понимает, что делает. Ведь ненароком он может вас и укусить!
И Евгений сделал вид, что собирается схватить наглую девицу за руку. для острастки он даже щёлкнул зубами: так надоели ему грязные выходки подгулявших барчуков и невоспитанных девиц с их барскими замашками и дворянской спесью!
Девица в ужасе завизжала, отдёрнула руку и отскочила от Жени. Потом она смерила его уничтожающим взглядом и куда-то убежала.
Постепенно разошлись и остальные.
Наконец-то юноша вздохнул свободно и, откинувшись к стене, устало прикрыл глаза. И тут он услышал над собой знакомый ненавистный голос. Евгений открыл глаза и увидел перед собой графа Бельского. Рядом стоял неизменный исполнитель всех барских приказов Сенька Пупок.
- !Caramba! !Diablo!* ( исп. - Чёрт побери! Дьявол!) - заорал граф не своим голосом на непонятном чужом языке. - Ты что же это, скотина, себе позволяешь? Запамятовал насчёт длинного языка, который я советовал убрать тебе в задницу? Да знаешь ли ты, кого до смерти напугал своей идиотской выходкой? Единственную дочь и наследницу графини Сухаревской, фрейлины двора Её Величества государыни императрицы. Ну, теперь, собака, ты проклянёшь день, когда вылез из всем известного места! Но прежде, чем ты отправишься в " Поющую комнату", я хочу сообщить тебе одну новость, которая, думаю. приятно порадует тебя.
Граф, не торопясь, достал из внутреннего кармана сюртука сложенную в несколько раз газету, развернул её, аккуратно разгладил страницы и пробежал глазами по строчкам. Найдя нужную реляцию,* ( сообщение о каком - нибудь событии, происшествии) он с выражением прочёл:
- Числа двенадцатого месяца сентября, года одна тысяча восемьсот... барон М. сочетался законным браком с девицей Эвелиной Леру, дочерью французского дипломата и русской дворянки. Сразу же после свадьбы молодые отбыли в Париж...
- Знаешь, довольно-таки странное совпадение, - добавил Бельский. - Эта дата знаменательно ещё и тем, что в этот же самый день в Сибири покончил собой всем известный вольнодумец Радищев. ( А. Н. Радищев покончил жизнь самоубийством 12 сентября 1802 года. Значит, события, которые описаны в этой повести, происходят именно в этом году) Слава тебе, Господи! Одним поганым демократом меньше стало! А то шляются такие господа по городам и весям России, да баламутят народ...
Но Евгения не интересовала судьба его бывшей невесты, а тем более судьба какого-то демократа Радищева. Юношу больше волновала собственная горькая доля. Самые главные события, как он предполагал, ждали его впереди!

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

ЧИТАТЕЛЯМ, КОТОРЫЕ НЕ ЧИТАЮТ ПОВЕСТЬ С НАЧАЛА И НЕ ЗНАЮТ ЕЁ ПРЕДЫСТОРИИ, ОСОБЕННО ТЕМ, У КОГО УТОНЧЁННАЯ ПСИХИКА И СЛАБЫЕ НЕРВЫ, АВТОР СОВЕТУЕТ ЭТУ ГЛАВУ НЕ ЧИТАТЬ!

- Волоките его в подвал! - приказал граф слугам. - Я сейчас туда спущусь.
Узника освободили от ошейника и повели вниз по лестнице. Евгению была отлично знакома эта дорога. Его вели на терзания и муки!
" Пожалуй, это наиболее простой путь к освобождению от рабской доли", - успокаивал себя юноша, перешагивая порог " Поющей комнаты". Но не смог сдержать дрожь в коленях, когда увидел её содержимое. Остатки мужества покинули бедолагу.
Посреди комнаты стояла широкая лавка, густо заляпанная засохшей кровью. рядом - высокие козлы, а немного в отдалении - круглый чурбан с небрежно брошенными возле него верёвками. Тень дыбы запечатлелась кривой тенью на кирпичной стене. По стенам, как в музее, были развешены плети и кнуты разной длины и толщины. В дальнем углу комнаты лежала охапка железных палок.
Куда только подевалась гордость непокорного холопа! Туманная пелена застлала ему глаза, волосы на голове встали дыбом. Он вдруг почувствовал, ка по спине прополз могильный холод. Во рту пересохло от предчувствия неотвратимости истязания. как во сне Юноша почувствовал, что с него снимают кандалы. А дальше...
- Растяните его, чтоб не трепыхался! - услышал, как бы в отдалении голос Бельского.
Руки и ноги несчастного оказались затянутыми ременными петлями. Ещё секунда, и Евгений повис между полом и потолком, натянутый, словно струна.
- Чем прикажете, Ваша Светлость? Кнутом, али палками? - услужливо подскочил к барину Сенька.
- Для начала с него будет и этого. - И Бельский указал взглядом на ременную плеть, что висела тут же на стене. - А то, неровен час кончится.
- Будешь знать, Женька, как распускать свой поганый язык и пугать моих почтенных гостей. - Граф ткнул жирным пальцем юношу в бок. - В следующий раз, поганец чёртов, отведаешь палок, ежели вновь возомнишь себя барином и позволишь себе подшучивать над благородными девицами!
Отдав указания, граф вернулся к гостям. именно сейчас должен был начаться спектакль, в котором главную партию танцевала Варька Ненашева, звезда его домашнего театра.
Сенька снял со стены плеть, поплевал на руки и сделал знак подручным. Мужики рванули рубаху на спине несчастного и, связав её разорванные концы узлом на груди, отошли в сторону.
- Ну, сука, держись! - крякнул Пупок, и плеть ожила в его умелых руках, словно пучок ядовитых змей.
С каждым новым ударом из горла мученика вырывался нечеловеческий стон. Нежная, холёная кожа под безжалостными ударами ката лопалась, словно свиток ветхого папируса в руках нерадивого архивариуса. Напряжённые мышцы конвульсивно сокращались, голова моталась из стороны в сторону. Плеть, набухшая от пропитавшей её крови, терзала намного сильней. Она врезалась в тело мученика, словно отточенные зубья пилы.
- Что, не нравится? - хрипел Пупок в исступлении. - Ништо! Щас ишо сильней задёргаешься, мать твою блядь!
Наконец-то он дорвался до ненавистного ему Женьки Ветрова! В тот момент Евгений испытывал не только муки физические. Избивая юношу, Сенька умудрялся осыпать его ещё и грязными оскорблениями, терзавшими душу мученика посильнее, чем плеть.
Но вот последний крик сорвался с уст несчастного. Он поперхнулся этим криком, дёрнулся в последний раз и затих. Голова бывшего князя Соболевского безжизненно упала на грудь.
Плеть застыла в поднятой руке Пупка. Он отступил на шаг и окинул свою дьявольскую работу алчным, звериным взглядом: спина, ягодицы, бёдра жертвы напоминали кровавое месиво.
- Кажись, кончился! - перекрестился один из мужиков.
- Не-а, ишо дышит, - прислушался второй. - Сымать его што ль со "струны", аль пущай ишо повисит?
- Живуч, как кошка, княжеский выблядок! - сквозь зубы цыкнул Сенька. - я думал, что он после моего десятого удара дуба даст. Пущай повисит до завтрева, проветрится. - Пупок окунул окровавленную плеть в чан с водой и сладко потянулся. - Всё равно своей смертью я этому сучонку - мать его! - помереть не дам! Это ишо цветочки, ягодки будут впереди! Доконаю мальца...
Мужики нетерпеливо переминались с ноги на ногу.
- Иттить нам што ль?
- Ступайте пока, ответил Пупок, проверяя, хорошо ли растянут Евгений и не стоит ли ещё прикрутить верёвки. - Ежели што, кликну.
Мужики с поклоном удалились. Аккуратно повесив плеть на прежнее место, Сенька тщательно смыл с рук кровь и пошёл к барину с докладом. Дверь за собой он запер на ключ.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ


А в это же самое время в артистической уборной готовили актёрок к спектаклю.
Варенька сидела перед зеркалом и художник наносил последние штрихи грима на её бледное лицо. Сегодня юная танцовщица должна была предстать перед зрителями в образе прекрасной пастушки. Её головка, украшенная венком из фиалок, была прелестна. Пышная юбочка и узкий чёрный корсаж, так же, украшенный цветками фиалок, подчёркивали стройность девичьей фигурки. Маленькие ножки были обуты в розовые туфельки. Варенька сидела молча, глядя задумчиво в своё отражение в зеркале, тогда как остальные девушки, стоящие рядом, шушукались между собой и тихонько пересмеивались, видно, рассказывая друг другу что-то забавное.
Но вот дверь открылась и в гримёрную вошёл танцмейстер. Он был тонок, как жердь и высок ростом. Входя в дверь, ему приходилось пригибаться, чтобы не задеть головой притолоку.
- Фарька, готофа? - словно ворона, прокаркал немец. - Скоро тфой фыхот. Смотри, не потфети, не то граф тепе пашку оторфёт! Да и мне тоше...
Художник завил юной танцовщице последний локон и, отойдя в сторону, оценивающе взглянул на свою работу.
- Хороша! - похвалил в свою очередь танцмейстер. - Ни тать, ни фсять Фенера! Такую пы тефку, та ф графскую постель!
Варенька давно привыкла к таким непристойностям, поэтому перенесла оскорбление спокойно, с достоинством.
- Ну, а фы, дуры, што устафились на неё? - прикрикнул немец на танцовщиц. - А ну, марш на сцену! Занафес уше потняли!
И только девушки направились к двери, как из-под пола раздались душераздирающие крики и стоны. Эти звуки, издаваемые неизвестным мучеником, леденили душу и рвали девичьи сердца .
Актёрки собрались в кучу и в ужасе застыли на пороге.


- Кого это так, господин Шрёдер? - спросила одна из них, дрожащим от страха голосом. - Кровь стынет в жилах от такого ужаса.
Немец недовольно зыркнул на актрис и повелительным жестом указал на дверь.
- Кого? - недобро прищурил он жёлтые кошачьи глаза. - Шенька Фетрофф!
- Да за что же его так? Он такой безропотный...
- Шенька Фетрофф - терский холопп! - нудно и монотонно проговорил Шрёдер. - Его наказыфаль за то, што он непоштительно фёл сепя с госпотами. Это послушиль корошим примером каштой ис фас! И если фы сию ше минуту не отпрафляль на сцену, а бутете стояль стесь, расинуфф рты и сатафаль пестолкофий фопрос, то я путу шалофаль господин графф. Он бутет прикасаль фас фсех профодиль ф ту ше комнат , гте сейшас училь холопп Фетрофф, как нушно уфашаль госпот!
После этих слов девушек, как ветром сдуло. Танцмейстер сердито сдвинул брови и обернулся к Вареньке.
- Фарька! А тепя расфе это не касаль? Или к тепе трепофаль особый отношений?
Девушка поднялась. уронив стул. Покачиваясь, словно пьяная, и придерживаясь дрожащей рукой за стену, она пошла к выходу.
- Што -о - о? - вращая зрачками, заорал Шрёдер - Никак ты напифальс, сука? И это перет такой отфетстфенный спектакль?
- Да не пила я, - еле ворочая языком, ответила юная танцовщица.
- Што токта еле ташишься? Пошему тепя качаль ис сторона в сторона?
- Голова у меня закружилась, господин Шрёдер. В глазах темно. Не знаю, смогу ли танцевать?
- Не хитри, Фарька, а не то я опо фсём доложиль госпотин графф. Ишь польной прикитыфаль! Непось Сенька тепя фсю нощь драль, как кошка!



Варенька вышла на сцену, сделала несколько прыжков и пируэтов, упала и больше не встала. Срочно вызванный к ней лекарь сообщил, что у девушки - глубокий обморок и танцевать в сегодняшнем спектакле она не сможет. Юную танцовщицу отнесли в её каморку, уложили в постель и принялись приводить в чувство.
Принеся свои извинения гостям, граф Бельский объявил, что в связи с внезапной болезнью ведущей артистки его театра Варвары Ненашевой, нынешний спектакль отменяется.

https://www.chitalnya.ru/work/2669081/
Продолжение





Рейтинг работы: 32
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 24
© 09.11.2019 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2019-2668559

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман


ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       17.11.2019   15:42:18
Отзыв:   положительный
Надеюсь, что пройдя через все круги ада, герои все-таки получат свой "кусочек" счастья.
David Goldshmidt       14.11.2019   19:39:14
Отзыв:   положительный
Что интересно, Долорес, я случайно открыл не те главы, которые должен был бы читать. Т.е читал не в том порядке, как написано.
Обычно, открывая книгу посередине, чувствуешь себя потерянным. Но не в данном случае!
Каждая отдельная глава, хоть и является частью целого в излагаемой истории, и логическим её продолжением, тем не менее,
запросто воспринимается как отдельное произведение.
Т,е. бывают фильмы, где серию пропустил - и ничего уже не понятно,
а бывает, что каждый новый эпизод, сам по себе достаточно интересен, даже в отрыве от основной линии.
Это здорово! Конечно хронологическое отслеживание судьбы героев даёт более цельное восприятие, но и возможность безущербно заглянуть в будущее тоже удобное дело! ))) Здорово у Вас задумано и организовано всё это в целом!
Долорес       14.11.2019   23:19:23

Доброй ночи, Давид!
Конечно, каждый читает по-своему. Я так читаю от корки до корки, не заглядывая в конец ( чтобы интересно было)
Кто-то читает с конца в начало.
Кто-то по диагонали.
Но если вы всё понимаете, и считаете каждую часть отдельной книгой, то я могу только этим гордиться. И читайте, как вам будет угодно. А не будете читать, то я не обижусь...
С уважением!
Екатерина Олен       14.11.2019   00:30:11
Отзыв:   положительный
Жуть...........так переживала, что перехотела спать читаю дальше......Долорес, Вы писательница высокого полета......

Долорес       15.11.2019   17:36:32

Милая Катенька!
Как приятны твои слова, идущие от чистого сердца!
Я горда ими!
Обнимаю милую девочку!


ЕЛЕНА МОРОЗОВА       11.11.2019   14:59:44
Отзыв:   положительный
По совету, Долорес, я немного пропустила. Просто эта жестокость
не может оставить равнодушным никого. Я очень надеюсь
на хороший финал. Пусть зло будет наказано. С уважением и
благодарностью к автору.


Долорес       13.11.2019   21:58:46

Спасибо, милая Леночка!
Очень правильно сделали. Не для слабых дамских нервов.
Но именно так и было в то время...


Ирина Ондронова       10.11.2019   00:55:10
Отзыв:   положительный
Прекрасные молодые люди страдают от подлости каких-то недоумков! И этот кошмар был на самом деле! Может и сейчас где-то есть эта дикость. А Варенька, этот нежный цветочек, вынуждена терпеть это быдло и зверюгу. Что же дальше будет с ними? Очень жду продолжения, Галочка! Спасибо за интереснейшую прозу, дорогая моя! Обнимаю с любовью!

Долорес       11.11.2019   19:28:13

Есть такая дикость. Недавно мы с Димой смотрели передачу
" Открытый эфир". В этой передаче говорилось о Польше. Что там так обращаются
с хохлами, как с настоящими рабами. Обещают им одну работу, а когда они
приезжают в Польшу, отбирают паспорта и заставляют их работать на самых тяжёлых и
грязных работах. Кормят отбросами, а ещё и бьют и унижают...
Спасибо, милый мой человек, что сопереживаешь моим героям. Это очень
приятно писателю...













1