Церкви-гонители


Поверьте, в первые месяцы, а то и годы, душевные муки верующих людей, несправедливо изгнанных из своих церквей, сильнее, чем у тех, кто общепризнанно страдает за исповедание своей веры: об этих говорят в церквях, молятся за них, все признают их мучениками и славят за терпение и стойкость, а об изгнанных, когда они остаются верными слову истины и воле Святого Духа, кто знает? Только Бог. Для людей же они являются изгоями и чужими – и для церкви, и для мира.
Став изгоями, став чужими, эти верующие люди мучаются вопросом: «Почему я стал ненавистным пастырю? Ведь по отношению ко всем остальным членам церкви он не изменил своего отношения». Спрашивают себя и не могут найти ответа на вопрос: «Почему братья и сестры, которые доселе были добры ко мне и говорили о своей любви и дружбе, вдруг воспылали такой ненавистью, что не хотят видеть меня; ведь я ничего плохого им не делал?» Такие или подобные вопросы задавали мне и, мой друг, Степаныч, и другие гонимые, с которыми я знаком по переписке. Они спрашивали, но я не знал, почему так произошло в их жизни. Ладно бы один человек, например, пастырь, – он мог, единожды поступив по гневу своему, дальше, уже из страха подорвать авторитет, продолжать упорствовать в том, что сделал и убеждать всех (и в первую очередь себя), что поступил правильно. Но церковь? Почему десятки, а то и сотни верующих вдруг становятся слепыми к тому, что в подавляющем большинстве случаев изгнанные ими не заслуживали такого отношения к себе?
Прошло время и Господь Бог постепенно, шаг за шагом, начал давать ответы на вопросы, мучившие моих друзей и знакомых, несправедливо изгнанных из своих церквей. Открывать не для оправдания гонителей, а для того, чтобы я увидел их «логику»: ведь не бывает, чтобы человек или группа людей что-то делали, не зная, зачем они это делают. Так, что люди творят, не ведая, что они творят, бывает часто, но даже и в этих случаях они движимы какой-то своей целью.
Я обратил внимание на один нюанс: когда речь заходит о несправедливости, особенно о несправедливости, творимой в церкви, христиане почему-то не обидчиков обличают, а набрасываются на тех, кого обидели: «Да, как вы смеете обижаться!» – и приводят при этом слова Иисуса Христа: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас».
Что сказать о таких «наставниках»? Они извращают слово Божье, потому что в цитируемом ими стихе Иисус Христос говорит вовсе не о чувстве обиды тех, когда обижают, а о том, чтобы ученики Его направили сердца свои от ненависти к любви: вспомните, что Он сказал перед этим: «Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А я говорю вам: любите врагов ваших». Так же и Апостол Павел наставлял Римскую церковь: «Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте». О чём в этих обоих случаях идёт речь? О том, чтобы христиане не ненавидели и не проклинали других людей, даже своих врагов. Согласитесь, между такими понятиями, как переживание чувства обиды от сделанного вам зла, и ненавистью к обидчику, большая разница.
Когда познал эту истину, то первое, что сказал я своим друзьям, изгнанным из церкви: «Не стыдитесь своих переживаний, не стыдитесь горечи и обиды, давящей ваши сердца – это не грех, это просто ваши эмоции!»
Братья и сестры во Христе, если с вами поступили несправедливо, то не стыдитесь своих переживаний: чувство обиды – это вовсе не грех, а нормальная реакция души, такая же, как жалость, как грусть, как радость. Вот если вы, кохая и лелея своё чувство обиды, доведёте себя до того, что возненавидите обидчика и станете проклинать его, то тогда согрешите – согрешите грехом гневливости. Поэтому, переживая обиду, помните, что это всего лишь эмоциональное чувство, а эмоции, как известно, не вечны – они приходят и уходят, а жизнь продолжается. И ваша жизнь продолжается – обязательно должна продолжаться.

Прочитав вступление к статье, мой друг, Степаныч, пессимистично покачал головой и вздохнул: «Ты не был в подобной ситуации, поэтому в твоих рассуждениях есть один недостаток – большой недостаток: они звучат отстранённо от реальной жизни. Отсюда и советы твои больше похожи на умствования, чем на реальную помощь людям, пытающимся выкарабкаться из трясины отчаяния. И ещё одно замечание: кроме фразы: «Не бывает, чтобы человек или группа людей что-то делали, не зная, зачем они это делают» – я не нашёл здесь ничего, что хоть как-то соответствовало бы названию статьи».
– Может выбросить моё вступление и написать новое, или поменять тему главы?
– Н-нет. Пусть останется всё, как есть. По двум причинам останется: во-первых у тебя тут правильное наблюдение про членов церквей-гонителей, и во-вторых, довольно логичные рассуждения про обиду. А над «церквями-гонителями» мы сейчас помозгуем вместе: тема ведь хорошая, очень даже насущная для нашего времени.
Тут Степаныч остановился в своих комментариях и замолк – сел на диван и надолго замолчал.
Спустя, минут пятнадцать, не меньше, промолвил: «Но прежде, чем говорить о церквях-гонителях, я постараюсь даже не объяснить, ибо это можно понять, только пережив, а хотя бы в малой степени озвучить ту глубину эмоционального потрясения, какое переживает человек, преданный, отвергнутый людьми, близкими его сердцу, – постараюсь передать, что чувствует верующий, несправедливо изгнанный своими братьями и сестрами по церкви. Его переживания в первые дни, даже месяцы после изгнания нельзя назвать обидой или жаждой справедливости (ведь гонители для него как были, так ещё и остаются очень дорогими, любимыми людьми), его сердце просто сдавлено пустотой. Не внутренней опустошенностью, а… есть выражение: звенящая пустота – у него же гораздо сильнее: давящая на уши, оглушающая пустота, лежащая комом на сердце пустота, высасывающая силы и саму жизнь пустота. Когда никаких эмоций уже нет, только бессилие. И эту высосанную из сердца жизнь уже невозможно вернуть своими силами. Даже время не способно заполнить эту пустоту; просто реже будет подниматься к горлу оглушающий ком. Поэтому, тот, кто пережил гонения от близких и любимых, он не может своими силами простить всё и всех, и, как любят поучать христиане-теоретики, предать ситуацию в руки Божьи. Пойми дорогой мой друг, Николай, в этой ситуации невозможно без Божьего откровения поверить что всё, что с тобой произошло Он (любящий Бог) допустил во благо тебе. Только через откровение Святого Духа, познав и приняв сердцем Божью цель для себя, несправедливо изгнанный братьями и сестрами по церкви, христианин, может обрести и смысл, и цель, и радости дальнейшей жизни. Уже для новой жизни… Только через откровение Святого Духа».

«За что» пастыри гонят некоторых верных христиан

Узнав, что из такой-то поместной церкви был изгнан верующий – не отъявленный злодей, а обыкновенный добрый христианин, обычно спрашивают: «За что его изгнали?». В такой постановке вопроса сокрыта ловушка: ведь если спрашивается: «За что?», то всякий отвечающий начинает искать причину в гонимом – не обязательно это будет что-то негативное, но скажут, например, так: Каин убил Авеля за то, что Бог принял дар у Авеля, а не у Каина; братья продали Иосифа за то, что он рассказывал им сны; фарисеи распяли Иисуса за то, что Он Сын Божий и так далее.
И ещё на один нюанс хочу обратить ваше внимание: Каина при этом не волновало, принимал ли Бог дар ещё у кого-то кроме Авеля. Ну, ладно, Каин и Авель – это не совсем удачный в данном случае пример, потому что они были первыми детьми, и кроме них, возможно, тогда ещё никого не было. Но братья Иосифа ведь тоже были безразличны к снам кого угодно другого, кроме снов Иосифа, и фарисеям, думаю, было безразлично, кем себя считал кто угодно другой, кроме Иисуса Христа. То есть, причина гонений не в даре, не в снах и не в том, кто кем себя считал – вообще, причина не в гонимых.
Но если причина не в гонимых, то, значит, она в гонителях. А если причина в них, то вопрос тогда надо ставить так: «Почему кто-то вдруг становится гонителем ближнего своего?»
Уважаемые читатели, исследуйте Священное Писание, и вы увидите, что во всех описанных там случаях причиной конфликта был не гонимый, а гонитель. Да-да, именно гонитель был истинной причиной конфликта. Гонитель искал повод, а не гонимый его провоцировал. Убийство Каином Авеля, гонение Исавом Иакова, гонение старшими братьями Иосифа, гонение царём Саулом Давида, гонение фарисеями и первосвященниками Иисуса Христа – все эти гонения не провоцировались гонимыми, но, не смотря на это, были жестокими и бескомпромиссными со стороны гонителей. Почему? Почему Каин, Исав, Саул или те же первосвященники и фарисеи были готовы кому угодно простить многое зло, но люто возненавидели тех, кто не только ничего не замышлял против них, а, наоборот, все свои силы прилагал во благо им?
Чтобы разобраться с этим «что-то», предлагаю исследовать ситуацию со всех сторон. Начну с того, что найду общие черты в перечисленных мною библейских сюжетах гонений.
1)Гонители всегда были старше по социальному положению (старшие братья, цари или религиозные лидеры народа).
2)Во всех перечисленных ситуациях старшие знали и полностью понимали своё положение старшинства, все его преимущества и свою власть.
3)Во всех перечисленных случаях младшие признавали за старшими их положение и власть.
4)В определённый момент очень важные интересы старших и младших становились сходными. И младшие хотели получить благословение, на которое они имели законное право. Не отнять у старших, а дополнительно получить и себе то, на что претендовали старшие.

Возьмём, например, Каина и Авеля: разве Авель хотел, чтобы Бог не принял дар Каина? Нет, он просто тоже захотел получить Божье благословение. Старший брат пошёл принести жертву Богу, следом за ним – младший. А дальше читаем в Писании: «И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лицо его (Быт.4:4,5)».
Традиционно это место толкуют так: мол, Каин принёс не такой дар, который полагалось по закону, поэтому Бог и не принял его. Но не забывайте, что в то время никакого религиозного закона Господь ещё не давал людям, значит дело не в дарах, – скорее дело в личностях, принесших свои дары Богу. Посудите сами: если бы Господь принял дар и у Каина, и у Авеля – это порадовало или огорчило бы Авеля? Думаю, порадовало. А если бы Бог принял дар только у Каина? Авель, конечно, огорчился бы, но я уверен, что Божью волю он принял бы со смирением. Бог видел сердца принесших Ему дары: один нёс дар с претензией на право получения благословения (он ведь первородный), а другой – с упованием, что милость Божья может и на него сойдёт. И дальнейшие события полностью подтвердили правоту Господа относительно сердца Каина. Несмотря на Божьи увещевания, Каин не преодолел своей зависти и возникшей ненависти к брату, и убил его.
По подобным причинам и подобным образом возникает ничем не оправданная ненависть и у пастырей-гонителей к некоторым членам церкви. Пастырь считает, что имел все законные права на Божье благословение (по праву священства), но видит, что не его, а другого – простого прихожанина – благословляет Господь, например, изливает на него дары Святого Духа, или отвечает на его молитву. Не желая признавать причину в себе, гонитель начинает искать её в другом. В результате возникает подозрительность, а потом и неотвязчивая идея, что тот, получивший Божье благословение, строит против него тайные козни. А гонимый брат, видя, что отношение к нему изменилось, и, не понимая, почему оно изменилось: ведь он ничем не согрешил против своего пастыря, пытается сделать всё для того, чтобы возобновились добрые отношения. Но чем искреннее он желает блага своему пастырю, тем подозрительнее это начинает тому казаться.

Теперь другой пример: Господь посылает пророка Самуила в Вифлеем, чтобы он помазал Давида на царство (1Цар.16:1). Когда мы читаем о том, что Господь отверг Саула и избрал на царство Давида, или когда читаем притчу Иисуса Христа о молящемся фарисее и мытаре, наши симпатии, как правило, на стороне Давида и на стороне мытаря. Но поставьте себя на место царя Саула или фарисея. Разве они не сделали несравнимо больше для того, чтобы иметь Божье благословение? Разве не Саул создал из разрозненных и притесняемых соседями колен единое государство Израиль? – Он. А Давид в это время пас овец у своего отца – вот и все его «заслуги» перед Израилем, да и пред Богом. Теперь возьмём фарисея: разве не он с детства скрупулезно и ежедневно изучал закон и обычаи и старательно соблюдал их, разве не он молился и постился? – Он. А мытарь в это время воровал, пьянствовал и чревоугодничал (иначе от чего ему было бы стыдно даже войти в храм).
«Постойте! Но ведь Господь не может поступать несправедливо?» – спросит читатель.
Да, не может. А Бог и не поступает несправедливо: Он не отнимает награды ни у Саула, ни у фарисея за то, что они сделали. Просто Он имеет полное право избрать для дальнейшей Своей работы другого, которого считает более подходящим, в данном случае, Давида, и имеет полное право явить милость тому, кто просит о ней; ибо милость даётся не за заслуги, а даром, по воле дающего.

Я привёл примеры с Каином и Саулом – возможно, это были разные по характеру люди, но между ними было и сходство: оба были завистливы и ревнивы. Зависть и ревнивость – именно эти свойства души чаще всего являются причиной того, что церковнослужители превращаются в гонителей.
Теперь о третьей причине: довольно часто бывает так, что пастыри, – особенно те из них, которые достигли успехов в служении в церкви, настолько изменяются в худшую сторону, что превращаются в гонителей всякого, кто посмеет не то что усомниться в их «богоизбранности», а просто увидеть в них обычных грешных людей.
Для примера расскажу о переписке с одним из миссионеров, начавших служение в деревне на Урале. Имевшаяся там небольшая группа верующих встретила их с большим радушием. И этой своей радостью он поделился со мной. Я поблагодарил Господа Бога, за благодать, явленную и сельчанам, ожидавшим духовной поддержки, и миссионерам, отважившимся оставить улаженный быт и начать жизнь на новом месте: ведь это очень важно, как тебя примут на новом месте, в новом коллективе.
Но очень скоро я почувствовал, что моего адресанта что-то беспокоит. Он не писал о перемене во взаимоотношениях с местными верующими, но по унынию, проскальзывавшему в его письмах, я понял, что он обеспокоен тем, что не оправдывает их надежд. В ответ… Лучше я приведу отрывок из письма к нему: «Хочу предостеречь и в то же время успокоить вас, возлюбленные мои во Христе Иисусе: радушная встреча – это всего лишь первый этап в установлении взаимоотношений между вами и сельскими верующими. Ожидавшие вас горели, да и сейчас ещё горят возвышенными надеждами, поэтому ожидают от вас чего-то особенного. Но потом неизбежно произойдет разочарование в их возвышенных ожиданиях и прозрение, что вы такие же обыкновенные люди, как и они. И тогда они начнут испытывать вас уже как людей: «А сами по себе чего вы стоите?». В этот момент будьте очень бдительны, чтобы не переусердствовать в доказывании своей значимости. Бойтесь поддаться соблазну стать «вождями» и увлечь людей за собой, а не за Господом. Ибо многие служители именно на этом этапе: доказывая, что они достойны быть пастырями и учителями, впадают в соблазн и стараются показаться лучше, чем они есть, превращаются в лицемеров и в итоге ожесточаются сердцами. Помните, что все мы всего лишь грешники, прощённые по благодати Божьей, и никто не достоин предстоять пред Богом».
Миссионеры тогда всё правильно поняли: вот их ответ: «Спасибо за наставление! Ибо то, о чём Вы писали нам про новое служение, очень важное для нас предостережение. Мы на этом не один раз спотыкались. Сначала «машем крыльями», а потом приходилось много пострадать. Так что наставления очень даже своевременны».
Итак, третьей причиной того, почему пастыри иногда начинают ненавидеть и гнать верующих членов церкви, особенно бывших друзей – это их желание доказать, что они не просто спасённые грешники, а особые «помазанники Божьи», достойные быть служителями. И, повторяю, чем больше предыдущие успехи церковнослужителя, тем в больший самообман он может впасть, что достоин.
Уважаемые пастыри, пред Богом нет оправдания гневу человеческому, поэтому лучше вам недополучить славу и не применить лишний раз власть, чем отнять у другого то, что вы не имели права отнимать. Лучше вам самими лишний раз смирится, чем в гневе изгнать из церкви другого – того, кто хорошо ли, плохо, но ходит пред Господом Богом своим!

А члены церквей, почему они гонят христиан

Продолжу рассуждения по поводу…
То, что некоторые возгордившиеся и ожесточившиеся церковноначальники гонят верующих людей – этому ещё можно найти какое-то объяснение, но как объяснить то, что они получают наиактивнейшую поддержку у подавляющего большинства членов своих церквей? Ладно бы они воспринимали злые дела пастырей-гонителей с молчаливой отстранённостью (моя хата с краю, я ничего не знаю), так нет, – они горячо их поддерживают и сами становятся гонителями?
Ладно, учитывая, что церковь состоит из разных людей, приму во внимание, что некоторые поддерживают своего пастора (не пастыря, а пастора – руководителя) в его гонениях на верующих из желания чем-либо поживиться за счёт демонстрации «преданности», или, наоборот, из опасения потерять привилегированное положение которое уже имеют, то есть из корысти. Другие поддерживают гонение, да и вообще любой скандал в церкви, потому что натура у них такая: они живут по принципу: «У соседа корова сдохла – мелочь, но приятно». Третьи хотя и видят, что их пастор творит не богоугодные, а злые дела, но размышляют так: «Мой голос всё равно ничего не изменит» – и… тоже голосуют за изгнание верующих. Можно прибавить сюда ещё конформистов, и людей просто равнодушных, которые голосуют, даже не вникая, за что они голосуют. Но всё равно в совокупности все они составят лишь малую часть – ну, четверть, а остальные три четверти членов церкви – почему они голосуют за отлучение верующих?
Просто из страха? Из боязни, что если не поддержат, то сами окажутся гонимыми? – Сомневаюсь. Ведь не может же церковь, например, в двести человек, состоять только из лицемеров, злобных завистников, трусов и безразличных ко всему людей. Нет, тут всё гораздо сложнее.

Если принять во внимание факт, что члены поместных церквей, по сути, такие же люди, как и везде: не хуже и не лучше других, то тогда причиной того, почему они в подавляющем своём большинстве вдруг начинают поддерживать зло, творимое пастырем-гонителем, может быть только среда, в которой они находятся. Значит, причину нужно искать в структуре поместных церквей, членами которых они являются.
Чтобы понять эту причину, вопрос нужно исследовать с самого начала – с первых верков Церкви.
Изначально в поместных церквях законодательных писаний было мало (даже Библейский канон не был утверждён), поэтому основную роль в духовном назидании верующих исполняли пророки и учителя, имеющие дары Святого Духа: слово знания и слово мудрости, а также дар различения духов и дар пророчества. А пастыри и старейшины занимались административной, в основном, дисциплинарной, и хозяйственной деятельностью. Это, конечно, не лишало их права исполнять и служение учителей, если было призвание к сему.
Прошли века. Земная Церковь обрела признание у властей Римской империи и их поддержку, а потом, вообще стала государственной религией – это способствовало тому, что, с одной стороны, церкви стали материально богатыми, а с другой – избыточествующими людьми равнодушными к вере. В таких церквях роль служителей, назову их: «дисциплинарной и хозяйственной части», то есть, пастырей, значительно возросла, а роль духовных наставников – пророков и учителей – становилась всё более и более размытой. Чтобы воспрепятствовать впадению верующих в ересь, был сформирован Библейский канон и выработаны базовые основы богословия (решения Соборов). В результате, для того чтобы правильно (то есть без ереси) учить поместную церковь достаточно стало знать Библию и Церковные законодательные писания.
Постепенно духовная и дисциплинарная власть в поместных церквях оказалась в руках одного человека – пастыря (уже пастыря-начальника, а не слуги, заботящегося об остальных членах церкви), и уже он решал, что хорошо, а что плохо. Пастыри в свою очередь подчинялись своим епископам – тоже единоначальным руководителям. А остальные члены церквей стали «неисчислимой паствой».
Когда в церквях зазвучало слово пастырей-администраторов, а не пророков или богоодарённых учителей, то сначала это мало сказывалось на духовной жизни верующих, но постепенно живое слово от Святого Духа, необходимое для конкретной поместной церкви в конкретное время, стало всё больше и больше подменяться плановой проповедью, а затем и вообще было заменено традиционными обрядовыми службами и «годовым кругом чтения Священного Писания». Поместные церкви начали жить уже не столько по водительству Святого Духа, сколько по букве церковного закона, по букве закона своей Христианской деноминации.
Поместные церкви стали жить по закону, а не по духу – вот причина того, почему члены поместных церквей в подавляющем своём большинстве поддерживают зло, творимое их пастырями.
Вот так штука! Получается, что не те, кто живёт по принципу «моя хата с краю», а, наоборот, самые законопослушные люди, из желания угодить Богу, становятся наиболее активными соучастниками в гонениях верующих, устраиваемых их пастырями. Самые послушные церковным законам люди, ибо их научили, что послушание закону (представителем которого является пастырь) и угождение Богу – это одно и то же.
Хотя, – чему тут удивляться? Уважаемые читатели, вспомните историю: вспомните Средние века и католиков, с энтузиазмом сжигавших «ведьм», вспомните православных, убивавших всякого, кто покажется им «еретиком». И в миру творилось то же самое: вспомните прошлый век: фашистскую Германию или СССР во времена Сталина… Обмануть людей и направить их против кого-либо может любой вождь, а пастыри в глазах прихожан стали теперь такими же вождями, разница лишь в том, что те призывали: «Вот враг народа! Смерть ему!», а эти призывают: «Вот лжепророк (или еретик)! Гоните его!».

Я уже было решил, что этот вопрос раскрыт, и можно переходить к следующему, но тут пришёл мой товарищ и рассказал про женщину, ходящую к ним в церковь, – назовем её Зиной. Его удивляет не столько поведение этой женщины, сколько прямо-таки трясущееся обожание ею пастырь и преклонение пред ним. Сначала он подумал, что это, потому что она считает, что пастырь обладает духовными качествами, недоступными простым верующим: многие новообращённые «болеют» подобными сверхожиданиями, пока не поймут, что пастыри – тоже люди. Но год шёл за годом, а её преклонение только возрастало. Наверное, она из категории тех женщин, которые избирают себе кумиров и поклоняются им, типа фанатов разных поп-звёзд – решил мой товарищ, и больше не обращал на неё фанатизм внимания. Но увидев, что Зина стала с таким же придыханием относиться и к молодому служителю, которого только что рукоположили на пастырское служение, удивился, а потом задумался. Да и как не задуматься, ведь она была знакома с тем пастырем много лет. Они не раз отдыхали в одной компании во время церковных выездов на природу, ходили в походы, зачастую спорили на молодёжных собраниях, – и тут вдруг такое же фанатичное преклонение, как и перед первым пастырем...
Как-то в разговоре я пошутил в сторону молодого пастыря – совсем безобидно пошутил, но она прямо-таки набросилась: «Да как ты смеешь так говорить о пастыре!» – после размышлений, видимо подбирая слова, продолжал мой товарищ.
На удивлённый вопрос: «А что я такого сказал?» Она воскликнула: «Ты богохульствуешь! Ведь он же пастырь» – последнее слово «пастырь» она произнесла врастяжку, понизив голос до придыхания.
– Но раньше ведь вы шутили и даже иногда спорили по разным мелочам…
– Я покаялась в своём грехе.
«Вот такой у нас получился разговор. Ни спорить, ни убеждать её я не стал – не видел смысла» – печально завершил свой рассказ мой хорошо знаковый верующий человек.
Выслушав его историю, я вспомнил про бабушек, прямо таки с трепетом тянущихся, чтобы поцеловать руку проходящего мимо батюшки. В Православной Церкви есть таинства, во время которых хотя и не считается обязательным, но по традиции принято целовать руку благословившего пастыря, например, во время таинства исповеди. Но, эти бабушки целуют руку для того, чтобы приложиться к руке батюшки.
Что сказать про такое преклонение некоторых членов церкви перед своим пастырем? По моему, это современный вид язычников-идолопоклонников. Причём фанатичных идолопоклонников, просто в качестве объектов своего поклонения они избрали пастырей (такая вот завуалированная под христианство форма идолопоклонства). Естественно, для таких «Зин» слово пастыря равно слову Бога. Даже мысль что объект их поклонения может ошибиться, они считают богохульством.
Выслушав историю про поклоняющуюся Зину, я вспомнил случай, описанный в книге Деяний: там жители Листры, увидев, как Апостолы Павел и Варнава именем Иисуса Христа исцелили хромого от рождения, возвысили голос свой, говоря: боги в образе человеческом сошли к нам, и стали между собой называть Варнаву Зевсом, а Павла Ермием.
А вот то, как реагировали Павел и Варнава на поклонение им, я рекомендовал бы пастырям – всем пастырям – помнить, как «Отче наш»: процитирую Священное Писание: «Апостолы Варнава и Павел, услышав о сём, разодрали свои одежды и, бросившись в народ, громогласно говорили: мужи! что вы это делаете? И мы – подобные вам человеки, и благовествуем вам, чтобы вы обратились от сих ложных к Богу Живому (Деян.14:14,15)».

Итак, много, очень много причин того, почему члены поместных церквей участвуют в гонениях на верующих – сколько людей, столько и причин. Но печалит меня в данной ситуации не это, а то, что таких гонений становится всё больше и больше, а пастыри-гонители ведут себя всё более цинично и жестоко.
Воистину, последние времена! Не грядут, а уже настали последние времена, просто многие этого ещё не видят.

Как быть, когда в церкви властвуют гонители

Некоторые, прочитав о гонителях, отмахнувшись, скажут: «Это ко мне не относится, я человек маленький: не Саул и не Давид, да и карьера в церкви меня мало интересует».
Если так, то тогда поставлю вопрос по другому: если вам случится увидеть подобную несправедливость, коснется ли это вашей души или вы снова отмахнётесь, только теперь уже словами: «От меня всё равно ничего не зависело»?
Царя Саула тоже никто не мог остановить в гонении им Давида, но Ионафан избрал истину и милосердие, а Доик Идумеянин захотел поживиться на этом. Ионафан уговаривал царя не грешить против раба своего, Давида, ибо тот ничем не согрешил против него, наоборот, подвергал опасности душу свою ради царя и Израиля. А Доик Идумеянин донёс, что видел, как в Номве священник Ахимелех дал Давиду продовольствие. Услышав донос, царь Саул послал своих телохранителей, чтобы они пошли в Номву и умертвили там священников, но они не хотели поднять рук своих на убиение священников Господних. И сказал царь Доику: ступай ты и умертви священников. И пошёл Доик Идумеянин, и напал на священников, и умертвил в тот день восемьдесят пять мужей, носивших льняной ефод; и Номву, город священников, поразил мечом; и мужчин и женщин, и юношей и младенцев, и волов и ослов и овец поразил мечом.
Мог ли помыслить Доик, что прольёт столько невинной крови, когда донёс на священника Ахимелеха – по сути, оклеветал его, ибо видел, что никакого заговора он не устраивал, а хлеб дал Давиду после того, как вопросил на это волю Господа? – Конечно, нет. Он всего лишь хотел стать немного ближе к царю, поэтому и пошёл на маленькую, как он вначале подумал, «сделку» с совестью. Причём, ему даже перевирать факты не нужно было, он только лишь придал негативный оттенок тому, что сделал Ахимелех (хотя, повторяю, отлично понимал, что тот ничего злого против царя не замышлял). Но совершив, как он сначала подумал, маленький грех, он поставил себя в ситуацию, когда должен был либо покаяться, либо грешить всё больше и больше.
Уважаемые братья и сестры во Христе, я рассказал вам историю про Доика Идумеянина, чтобы на его примере показать, что люба сделка с совестью – это грех, который обязательно повлечёт за собой другой грех, и так всё больше и больше.
Так что, уважаемые члены церквей, если вы проголосуете за отлучение верующего человека, не заслуживающего изгнания из церкви, то совершите грех – не, как вы в тот момент подумаете: пойдёте на маленький компромисс с совестью, а совершите грех – духовный грех. После этого у вас будет только два пути: либо покаяться, либо всё больше и больше проваливаться в духовную бездну, идя от греха к греху, от лицемерия к лицемерию.

Ещё об одной типичной ошибке хочу рассказать вам, братья и сестры во Христе. Когда пастырь, выступая перед собранием церкви, призывает её членов изгнать (отлучить) кого-либо из верующих, то, как правило, мало кто из собравшихся в этот момент вопрошает Господа о том, как ему – именно ему – сейчас поступить. Почти все сосредоточены на гонителе и гонимом: судят, кто из них прав, кто виноват. Так вот, беда здесь не в том, что они судят, и, вообще, дело не в суде. Беда здесь в том, что члены церкви в течение собрания духовно не бодрствуют – они, увлекшись происходящим, отвлекаются в этот момент от общения с Духом Божьим, и в результате, когда настаёт время, совершают поспешные необдуманные действия, и… впадут в грех.
Что нужно делать в столь ответственный момент, когда, по сути, решается судьба верующего человека? – Прежде чем как-то поступить в данной ситуации (не выбрать, кто прав, кто виноват, а понять, что вам сейчас сделать), вопросите об этом Святого Духа, и подождите, и дождитесь – это главное: дождитесь, – пока Он положит вам на сердце, как будет не просто хорошо, а по воле Божьей. Вспомните о молившемся в Гефсимании Иисусе Христе и спящих учениках: когда пришло время действовать, Иисус поступил по воле Божьей, а ученики – по плоти, кто как рассудил: Пётр неразумно бросился с мечом в атаку (дал повод ищущим повода), а остальные испугались и разбежались.
Ещё один пример: история про Гая и Диотрефа.
В Священном Писании есть небольшая книга: «Третье послание Иоанна». Апостол Иоанн написал его не церкви, а рядовому члену церкви, Гаю. Чем же заслужил он такое внимание?
Иоанн увидел, что в церкви, руководимой Диотрефом, верующие стали уклоняться от истины и чтобы исправить духовную ситуацию, послал к ним братьев с миссией. Но Диотреф не принял их и остальным запретил принимать. Видя всё это, члены церкви сказали в себе: «От меня ничего не зависит», и отвернулись. А Гай, послушавшись Святого Духа, явил любовь к пришедшим – принял и позаботился о них. Если учесть, что Диотреф любил первенствовать и не допускал непослушания, то, понятно, что он не преминул наказать ослушника, наверное, изгнал и его.
Узнав о случившемся, Апостол Иоанн написал ободряющее и полное любви послание к Гаю: послушайте, как он обращается к нему: «Возлюбленный! молюсь, чтобы ты здравствовал и преуспевал во всём, как преуспевает душа твоя. Ибо я весьма обрадовался, когда пришли братия и засвидетельствовали о твоей верности, как ты ходишь в истине (3Ин.1:2,3)». Далее Иоанн просит Гая позаботиться о том, чтобы у его посланников были средства на обратную дорогу. И в конце пишет: «Многое имел я писать; но не хочу писать к тебе чернилами и тростью, а надеюсь скоро увидеть тебя и поговорить устами к устам. Мир тебе (3Ин.1:13,14)» – братья и сестры, вдумайтесь в эти слова: Апостол Иоанн, последний из двенадцати бывших с Иисусом Христом Апостолов, пишет простому верующему, Гаю, что собирается прийти и побыть какое-то время у него.

Принимайте ходящих в истине, чтобы сделаться споспешниками истине. Ходящие в истине – это не обязательно миссионеры, даже далеко не всегда миссионеры, – это верующие люди, живущие в послушании Святому Духу.
Живите по духу!





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 9
© 08.11.2019 Николай Погребняк
Свидетельство о публикации: izba-2019-2667645

Метки: гонения, гонители, пастыри, церковь, христиане, верные Христовы,
Рубрика произведения: Проза -> Статья


Рудольф Сергеев       08.11.2019   13:16:12
Отзыв:   положительный
Так все религии и созданы как орудия конфронтации и уничтожения. И когда какой либо из них удается подавить внешних врагов /Крестовые войны, например/, то она тут же делится надвое и обе половины стебаются друг с другом с ещё большим ожесточением, чем с внешним врагом. Все это будет набирать обороты, ..и конца-края этому не видно. В конце-то концов, весь мировой терроризм замешан именно на религиях. Одна связка УПЦ-МПЦ чего стоит! Прекратится всё это лишь с исчезновением всех религий.
- Не думайте, что Я пришел принести МИР на землю;
не мир пришел Я принести, но МЕЧ;
- Ибо Я пришел разделить человека с отцем его,
и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее.
- И враги человеку – домашние его.
Глава 10, стихи 34, 35, 36. От Матфея.
Николай Погребняк       09.11.2019   08:07:12

Вы правильно сказали, что вражда между людьми прекратится только с исчезновением всех религий. А религий не будет в Царстве Небесном – там и грех, и смерть будут окончательно побеждены.











1