Лесные тени



На чём свет стоит, мысленно ругал егерь Андрей Фрязев пропавшую троицу отпрысков местных бизнесменов и их спутниц. Не в первый раз ему приходилось в заповеднике Змеином разыскивать заплутавших подвыпивших мажоров и их подружек. И вот, как назло, третий раз за весну, именно в его дежурство это произошло снова.
«Пропавшего деда-грибника два часа поискали и забыли» - зло думал Андрей, ловко управляя прыгающей на ухабах «Нивой», - «А этих выродков, уже сутки ищут на разных участках. Пьянь. Моему начальству отстегнули денег и отдыхают в запрещенных местах с бабами».
Напарник Андрея, уже вторую неделю отдыхал во внеочередном отпуске, и ему приходилось отдуваться на работе за двоих. За небольшую компенсацию, Андрей сейчас практически жил на работе. Его участок составлял почти четверть из всего громадного лесного массива в десять тысяч гектаров. Но и это деление было формальным. Начальник отправлял его погонять нарушителей то на один участок, то на другой.
Где-то шла незаконная вырубка, где-то отдыхали так называемые «туристы», получившие разрешение на отдых в заповеднике посредством взятки начальству службы лесной охраны. В общем, работы хватало. Но присмотр, за «проплаченными туристами» бесил Андрея больше всего. Эти ребята не стеснялись развести костер на участках с сухой лесной травой, не задумываясь о последствиях, могли пострелять по зверью или просто куда попало. Пропажа трёх молодых людей, приехавших отдыхать за деньги с девицами легкого поведения, не вызывала у егеря ничего, кроме раздражения. Втайне, Андрей мечтал, чтоб какой-нибудь забредший медведь-шатун или крупный кабан навсегда отбил охоту здесь отдыхать у «представителей элиты общества». Но работа есть работа.
По-весеннему яркое солнце слепило водителя, проникая лучами сквозь исцарапанное лобовое стекло подпрыгивающей на неровной грунтовке служебной «Нивы». На любом другом транспорте, пусть уже и по подсохшей, узкой лесной дороге, здесь было практически не пробраться. Несколько раз Андрей останавливался, чтобы выйти и убрать с дороги крупные высохшие ветки, упавшие после вчерашнего сильного ветра.
Места Змеиного заповедника и впрямь были необычайно красивыми. Даже ещё не одевшиеся в зеленую листву величественные могучие деревья впечатляли своей недвижной мощью. Таких старых дубрав с деревьями возрастом в триста-четыреста лет, на участке Андрея было предостаточно. Некоторых из молчаливых великанов и вдвоем было не обхватить. Дубравы стоят особняком от всего смешанного леса, словно отгораживаясь от деревьев помоложе густыми рядами колючего шиповника и акации. Подвыпивший биолог в прошлом году заявил Андрею, что жизнь растительности в Змеином не поддается общей логике, деревья растут в одном им понятном порядке.
Андрей любил лес. На службе он отдыхал от суеты городской жизни, от сварливой жены и двух неугомонных, капризничающих детей, бродя по заповеднику, слушая лесные звуки и наслаждаясь отсутствием людей. Даже если бы ему стали платить в два раза меньше, он бы ни за что не уволился. Его молодой напарник, правда, не испытывал такой тяги к природе, и слегка этим Андрея раздражал, но в целом был неплохим парнем.
В этот раз молодёжь на двух роскошных внедорожниках умудрилась далеко забраться в лесную чащу. Поэтому вчерашние ночные поиски, инициированные встревоженными родителями богатеньких отпрысков, остались безрезультатными. По следам от машин Андрей определил, что минимум три раза туристы останавливались и пробивали себе дорогу, оттаскивая с дороги прошлогодние упавшие деревья. До стоянки отдыхающих егерь добирался не меньше трёх часов.
Отыскать лагерь «туристов» и опытному егерю стоило немалого труда. Два запертых «лендкрузера» молодые люди бросили у дороги, а сами, видимо, углубились в лес устраивать место для отдыха. Рация в служебном автомобиле егеря пискнула, сообщив, что по другим участкам заповедника новостей о пропавших людях нет. Андрей вздохнул. По его личным соображениям, кто-то из компании спьяну побрёл по ночному лесу и заблудился, а остальные, в таком же душевном состоянии, отправились на поиски. Позвонить они не могли, под лесом залегали магнитные руды, и даже мощная рация лесной охраны с выносной антенной не везде брала связь. Оставив машину и накинув на плечо небольшую походную сумку с едой и всякой мелочёвкой, егерь двинулся вглубь чащи по смятой траве. Ориентируясь по едва заметным следам, егерь с трудом продирался сквозь кустарники, на колючках которых там и сям висели цветные нитки, выдранные из пуховиков туристов.
Неожиданно под ботинками лесника мерзко чавкнуло. В лесу было много подболоченных мест в низинах, подсыхающих только к лету. Утонуть в них, конечно, было нельзя, но остаться без обуви в липкой тягучей грязи из воды, почвы и травы – запросто. Хотя от служивших в советские времена лесников, ныне уже пенсионеров, он был наслышан и о всяких необъяснимых вещах, происходивших за годы их службы в Змеином заповеднике.
- «Старики склонны к фантазиям, да и ведут себя порой как дети» - оправдывал их истории Андрей. Впрочем он любил послушать Сергеича, отслужившего в лесохране почти сорок лет. Сухонький, седой старичок за бутылкой водки и домашней закусью из солений увлеченно рассказывал о местах в лесу, в которых люди, находящиеся в километрах друг от друга, могли услышать даже шепот собеседника без всякой связи. А когда Сергеич особо набирался, то заводил одну и тоже историю про встречу с «лесными заразными чертями» и настоятельно убеждал Андрея без необходимости не отклоняться от ежедневных маршрутов по проверке противопожарной безопасности в теплое время года и от линий кормушек для зверья зимой. Впрочем, учитывая частые порции спиртного, старику черти мерещились и на крыльце собственного деревянного дома, стоящего как раз на границе заповедника. Молодой егерь втихую посмеивался над восьмидесятилетним дедом, но кивал и с уважительным видом слушал, поскольку знал, что некому пообщаться со старым человеком кроме него.
Чавкающая под ногами грязь удивила Андрея. В этом месте лес произрастал на холмистой возвышенности и егерь точно помнил, что здесь всегда было сухо. Он ещё раз придавил подошвой ботинка траву. Из-под подошвы брызнуло черная с зелеными прожилками жидкая грязь, измазав штанину новенького камуфляжа. Егерь выругался. Затем наклонился, потрогал пальцем странную грязь и поднёс к лицу. Резкий запах гнили и ещё чего-то незнакомого ударил ему в нос, заставив резко отдернуть голову. Андрей огляделся, затем, экспериментируя, наступил на почву ещё в нескольких местах. Результат был аналогичным. Достал из сумки стеклянную пробирку, валявшуюся там с незапамятных времён, и набрал в неё немного выступившей жижи.
«Пусть начальство разбирается, что это за ерунда», - подумал лесник, закрывая змейку сумки. Внезапно неприятное, тревожное чувство охватило его. Он даже ощутил лёгкое головокружение. Деревья вокруг него задрожали и будто бы задвигались. Потом потянуло свежим ветерком и егерь пришёл в себя.
«Надо всерьёз заняться здоровьем и завязывать с посиделками у Сергеича, четвертый десяток мне уже», - подумал он. День перестал казаться ему таким солнечным и наполненным красками весны. Хруст, раздавшийся неподалёку в кустах, заставил Андрея вздрогнуть. Оказалось, что егерь испугал молодого кабанчика, и животное, не разбирая дороги, рвануло в чащу, ломая колючий кустарник между деревьями. Стоянку егерь нашел там, где и рассчитывал найти. Три двухместные палатки стояли в ряд под самыми крупными дубами, выбиваясь из общего сероватого-зеленого фона яркой оранжевой расцветкой.
- Нельзя под деревьями палатки ставить, клещи с них падают! – нравоучительно и громко произнёс Андрей. Он бесцеремонно распахнул вход в ближайшую палатку, ожидая увидеть пьяные голые тела.
Однако палатка пустовала. Внутри присутствовали лишь недопитая бутылка дорогого мартини, открытая пачка сигарет и полупустой ящик со светлым пивом, прикрытый синим спальным мешком. Недоуменно поведя плечами егерь, заглянул в другие палатки. Там была же картина – бутылки, остатки еды, свёрнутые спальники. Третья палатка была извне измазана такой же грязью, которую он взял на анализ.
Андрей, ещё раз осмотрелся. Место было выбрано для лагеря неплохо, что говорило о минимальных туристических навыках тех, кто здесь находился вчера. Между высокими, кряжистыми деревьями было довольно свободно, потухший костер с недожаренным мясом на шампурах оставался довольно далеко от места ночлега, чтобы не тащило дым в палатки. Единственная ошибка – не стоило ставить прямо под деревьями, с которых и впрямь в это время года могло насыпаться клещей.
Вся площадка возле палаток и костра была истоптана, но никаких людей и в помине не было. Неприятное предчувствие вновь охватило Андрея, голова предательски закружилась и в глазах начало темнеть. В висках противно защёлкало и тело сотряс мелкий озноб. Мужчина присел на корточки с мыслью, что чем-то отравился и попытался вспомнить, что ел на завтрак.
«Надо вернуться к машине и доложить о лагере. Пусть сами дальше ищут. Возьму больничный, отдохну», - решил егерь. В ушах у него зазвенело, из носа неожиданно капнула кровь. Андрею захотелось непременно лечь и отдохнуть. Плевать, что земля сырая. Лечь и отдохнуть. Даже поспать. Поспать – это хорошо и тепло. Тебе ведь холодно.
- Тебе ведь холодно! – услышал он в собственном мозгу безликий шепот, - Спи.
Андрей с усилием поднялся в вертикальное положение, пытаясь понять, что происходит. А происходило что-то явно нехорошее. Из небольшого полуметрового травяного холмика за палатками, который он принял за заваленный землей куст, торчала, примерно до колена, босая человеческая нога. Лишенная одежды, явно женская, конечность была тёмно-лилового цвета и с цветной татуировкой в виде розы на голени. Однако, не только эта находка ужаснула егеря. Сквозь кусты, в нескольких метрах от обнаруженной ноги, он разглядел ещё два таких же холмика и нечто плотно обнявшее четвёртый холмик. Это нечто, хоть и было небольшого роста, выглядело невероятно сильным, тяжелым на вид и абсолютно чёрным. Вначале оно казалось тёмной бесформенной массой с непонятными отростками. Потом, почуяв на себя взгляд лесника, существо сверкнуло парой красных круглых кружков-глаз из верхней половины того, что можно было назвать туловищем. Егерю поплохело, он снова обессилено присел на корточки, уронив при этом сумку. Лесник почувствовал, как существо безотрывно смотрит на него, гипнотизируя и оставляя без сил и воли к сопротивлению.
Андрей вяло ощутил, что ему абсолютно неинтересно всё происходящее. Что ему жалко что-ли? Пусть смотрит, сколько влезет, а он будет спать. Ха, да это всё наверно просто снится, он вовсе не на работе, это просто кошмар, сейчас проснется и… Сработавшая сигнализация одного из внедорожников привела в чувство почти уснувшего человека. Егерь с трудом взял свое тело под контроль, вскочил, и, не оглядываясь, побежал в сторону своей машины. По инструкции, конечно, следовало искать туристов, но с таким раскладом чихать он хотел на инструкции. Умирать здесь за богатых клиентов и девушек легкого поведения он явно не собирался. Пусть с этой чертовщиной разбираются те, кому это нужно. Он доложит начальству, что просто нашел лагерь, и всё. Не хватало ещё прослыть сумасшедшим и потерять работу. Егерь, задыхаясь, мчался со всех ног, миновал брошенные машины туристов, и остановился только у собственной «Нивы».
Добежав до машины, Андрей почувствовал себя значительно легче. Отдышавшись, мужчина и вовсе почувствовал, что он в полном порядке. Впрочем, и когда полегчало, у лесника не возникло мысли вернуться назад и заново всё проверить. Он потянул за ручку водительской дверцы, когда его неожиданно цепко схватили за руку. Сердце у егеря едва не выпрыгнуло из груди.
- Помогите мне… - послышался слабый женский голос.
Только тогда он решился повернуться. На него смотрела перепуганная темноволосая девушка в разорванном колючками сером грязном свитере и зеленых джинсах с дырами.
- Ты кто? Что случилось с остальными? – опешил Андрей, с усилием выдернув руку, в которую девушка вцепилась как в последнюю надежду.
Перепуганная насмерть девушка молча посмотрела в сторону злосчастного холма, где был покинутый лагерь. Отсюда он казался абсолютно безопасным. Но говорить, она явно была не в силах. По крайней мере, не сейчас.
- Ладно, садись в машину, отъедем отсюда и доложимся начальству, - скомандовал егерь.
Этот приказ был выполнен мгновенно. Забравшись в автомобиль, девушка свернулась калачиком на заднем сиденье «нивы». В машине было тепло, а ночью она изрядно промерзла, спасаясь от увиденного кошмара. Единственное, что удалось выдавить из неё Андрею – это её имя. Выжившую звали Оксаной. В том, что остальные уже мертвы, егерь почему-то не сомневался, хотя отчётливо видел только одно тело. Машина нехотя завелась, в два приёма развернулась, едва не стукнувшись о наклоненный ствол ясеня, и запрыгала прочь по рытвинам, поросшей молодой травой. Отечественный внедорожник нёсся в сторону соснового бора на возвышенности в паре километров отсюда.
По правде сказать, приём связи был и здесь неплохой, но егерь решил подальше отъехать от опасного места и оттуда связаться с начальством. Лежащее на соседнем сиденье ружье «Иж-27», пусть и незаряженное, придало леснику дополнительную уверенность. Андрей умело рулил, объезжая глубокие ямы, и лихорадочно вспоминал, сколько у него в багажнике запасных патронов.
Однако путь к сосновому холму не оказался таким уж безопасным. Мощный удар в днище заставил полуторатонную ниву на всём ходу подпрыгнуть, завалиться набок и врезаться в ближайшее крупное дерево. При ударе о ствол машина перевернулась на крышу, зарывшись капотом в грязь. Все четыре колеса перевернутого автомобиля беспомощно крутились в воздухе по инерции. Прежде чем отключиться, егерь, сквозь кровь застилающую глаза, успел заметить, как к машине направляются с десяток тёмных, размытых теней, сверкая красными угольками глаз. Затем сознание его оставило, зафиксировав звук раздираемого с невероятной силой железа и истошный женский крик.
Через четыре дня на оживленную федеральную магистраль из леса вывалился худой, грязный человек в разорванной камуфляжной одежде и с безумным взором. Он едва не угодил под колеса проезжавшего мимо рейсового автобуса. Только мастерство водителя, плавно вильнувшего в сторону, спасло ему жизнь. Человека доставили в местный отдел полиции и долго выясняли его личность, а затем вызвали медиков. Мужчина не помнил, как его зовут, что-то бессвязно бормотал о тенях в лесу и испуганно озирался. Врач скорой помощи диагностировал у пострадавшего частичную потерю памяти, а также многочисленные, но к счастью не опасные ссадины и ушибы. Опознать мужчину помогла форма лейтенанта службы лесной охраны, в кармане которой обнаружилось служебное удостоверение на имя Андрея Фрязева. Стражи правопорядка были весьма удивлены, когда узнали, что найденный водителем автобуса Андрей, прошел пешком более шестисот километров от своего участка. Пройти лесными чащобами шестьсот километров за четыре дня было категорически невозможно. Тем не менее, данные из управления лесной охраны и от полицейских, вызванных на поиски пропавшего егеря, сомнению не подвергались. После того, как Андрей не вернулся домой и не вышел на связь, поисковые группы в течение суток прочесывали заповедник вдоль и поперёк. Егеря и полицейские обнаружили разбитую, заляпанную грязью «Ниву» с лужей крови на заднем сиденье и развороченными дверцами. Неподалёку поисковики наткнулись на совершенно пустой лагерь туристов. Туристов так и не нашли. Ни живыми, ни мёртвыми.
Вернувшись в родной город, Андрей, через несколько дней, узнал свою жену и детей. Однако, при одном упоминании о Змеином заповеднике, он испытывал панический страх и замыкался в себе, не разговаривал целыми днями. Разбитую машину списали, а после безуспешного расследования незадачливого егеря уволили. Заповедник Змеиный надежно хранил свои





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 07.11.2019 Дмитрий Чепиков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2667126

Метки: мистика, ужасы, кошмар, триллер, лес, страх, страшные истории, истории на ночь,
Рубрика произведения: Проза -> Ужасы













1