ПИСЬМО, НАЧИНАЮЩЕЕСЯ ДВУМЯ СТРОКАМИ


ПИСЬМО, НАЧИНАЮЩЕЕСЯ ДВУМЯ СТРОКАМИ
ПИСЬМО, НАЧИНАЮЩЕЕСЯ ДВУМЯ СТРОКАМИ
ИЗ ЧЕСЛАВА МИЛОША
Мэттью Олзманн

Те, кого я не смог спасти,
Послушайте меня.


Вы согласны, чтобы ваши дети ходили в школу
С кевларовыми рюкзаками за спиной?
Дети не нуждаются в бронежилетах,
Дожидаясь школьного автобуса
На газоне перед домом
Или снайперов, охраняющих их,
Когда они едят в МакДональдсе.
Ребёнок не должен замирать на месте,
Чтобы рассчитать скорость той пули,
Которая может нанести вред его телу.
Прошлой зимой у меня в Детройте
Был школьник, который открыл дверь
И тут же погиб.
Это была входная дверь его дома,
Но это могла быть любая дверь
И пуля могла найти любого другого.
Стрелявшему было тринадцать
И целился он совсем в другого.
Но пуле всё равно кто её цель,
Она не различает виновных и невинных.
Как могла она знать,
Что ребёнок откроет дверь
В самый неподходящий момент,
Потому что его друг звал на помощь.
Разве я сказал: «Был один школьник и погиб»?
Это неверно.
Их было много.
Целый скорбный класс,
В котором больше парт,
Чем в моём классе по математике.
Хотя каждый школьник в моём классе математики
Может пересчитать всех убитых детей.
Ребёнок отворяет дверь.
Ни пуля ни винтовка не могут знать,
Потому что «оружие не убивает людей».
У них нет разума, чтобы принимать решения,
Нет права выбора,
А вот если у человека нет совести,
То мы его зовём психопатом.
Вот как мы узнаём,
Какого типа оружием нападения
Является такой человек,
И какой ад творится в душе
Каждого из них.
Сегодня опять стрельба,
Опять мёртвые дети.
В школе, в кинотеатре, на парковке.
Мир полон дверей.
И ты, которого я не могу спасти,
Можешь открыть дверь,
Чтобы выйти во двор
Или войти в похоронный дом.
Если случится последнее,
То тебя будут оплакивать,
А затем погребут с пышной риторикой.
Будут приняты новые момументальные законы,
Похожие на маленькие цветочки
На красной ленте надмогильного венка.
И земля, словно дверь,
Сомкнётся над тобой.
Как же нам быть? –
Спрашиваем мы снова и снова.
Слышал щелчок
Поверх наших голосов?

Это скользнул на место затвор,
Завершаядискуссию.

2019

LETTER BEGINNING WITH TWO LINES
BY CZESLAW MILOSZ
Matthew Olzmann

You whom I could not save,
Listen to me.

Can we agree Kevlar
backpacks shouldn’t be needed
for children walking to school?
Those same children
also shouldn’t require a suit
of armor when standing
on their front lawns, or snipers
to watch their backs
as they eat at McDonalds.
They shouldn’t have to stop
to consider the speed
of a bullet or how it might
reshape their bodies. But
one winter, back in Detroit,
I had one student
who opened a door and died.
It was the front
door to his house, but
it could have been any door,
and the bullet could have written
any name. The shooter
was thirteen years old
and was aiming
at someone else. But
a bullet doesn’t care
about “aim,” it doesn′t
distinguish between
the innocent and the innocent,
and how was the bullet
supposed to know this
child would open the door
at the exact wrong moment
because his friend
was outside and screaming
for help. Did I say
I had “one” student who
opened a door and died?
That’s wrong.
There were many.
The classroom of grief
had far more seats
than the classroom for math
though every student
in the classroom for math
could count the names
of the dead.
A kid opens a door. The bullet
couldn’t possibly know,
nor could the gun, because
“guns don′t kill people,” they don′t
have minds to decide
such things, they don’t choose
or have a conscience,
and when a man doesn’t
have a conscience, we call him
a psychopath. This is how
we know what type of assault rifle
a man can be,
and how we discover
the hell that thrums inside
each of them. Today,
there’s another
shooting with dead
kids everywhere. It was a school,
a movie theater, a parking lot.
The world
is full of doors.
And you, whom I cannot save,
you may open a door
and enter a meadow, or a eulogy.
And if the latter, you will be
mourned, then buried
in rhetoric.
There will be
monuments of legislation,
little flowers made
from red tape.
What should we do? we’ll ask
again. The earth will close
like a door above you.
What should we do?
And that click you hear?
That’s just our voices,

the deadbolt of discourse
sliding into place.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 07.11.2019 Валерий Чижик
Свидетельство о публикации: izba-2019-2666663

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэтические переводы













1