Праздники. Пьеса для чтения. АКТ-2.


Акт – 2. Свадьба.

Свадьба… Зал столовой, которую сняли родители Симона для его свадьбы с Таней. Попов был свидетелем со стороны Симона и готовит зал к приезду жениха и невесты. Он поправляет букет цветов во главе стола.

Сергей – Сейчас должны подъехать… Декламирует: «Уж тройки звенят бубенцами…»
(Шум за сценой.)

Сергей – Идут. (Подходит к магнитофону и включает марш. Появляется Симон и Таня в праздничных одеждах. За ними родители, гости… Рассаживаются за столы. Отец подзывает Сергея.)

Отец Симона – Сергей! Ты за музыку отвечаешь?

Сергей – Я…

Отец – Неужели трудно было найти свадебный марш Мендельсона? Это ведь событие на всю жизнь!

Сергей – Я старался, но… И потом это тоже марш хороший. И вы же знаете Александр Александрович - чтобы событие запомнилось, надо чтобы что то было не так…

Отец – Если взялся отвечать за музыку, надо дело доводить до конца…

Сергей – Ну, вы знаете, я ведь не Ди – Джей. Я всё это по частям собирал: Магнитофон у одного друга, записи у второго…И сам всё привёз. На себе…
Я то вообще Шопена предпочитаю. Извините…

Уходит и садится за маленький стол, рядом с Линой.
Лина – А ты что Попов, не с новобрачными за столом сидишь?

Сергей – Так мне удобнее. (Пауза)
- Лина, будь другом, принеси с того стола коньяк, а нашу водку взамен поставь. Будем пить приличную выпивку, а музыку пусть другие крутят. Я её принёс, а они пусть крутят, что им нравится…

Лина встаёт и приносит коньяк.
Сергей постепенно веселеет – У советских собственная гордость.
(Наливает себе и Лине) - Им видите ли марш Мендельсона подавай. А где я его возьму, если все кругом вдруг захотели женится? (Поднимает рюмку чокается с Линой и выпивает).

Сергей – Мне Мендельсон иногда противен. Слишком он оптимист. К тому же романтик… А романтики, с их прославлением красоты, рано или поздно к жуткому суперменству скатываются…
А там уже и до газовых камер недалеко. Но скрипичный концерт Мендельсона, если раз в два года, ещё ничего. А так, это какой-то разбавленный Чайковский. (Вдруг громко смеётся)

Лина – Ты чего Попов?

Сергей – Получился невольный каламбур в армейском стиле – Разбавленный Чайковский…

(Потом вдруг помрачнев) - Мне сегодня, что - то совсем плохо. Эта дурацкая свадьба, этот бедный Симон, который от волнения чуть в обморок не упал, когда в зале бракосочетаний музыка заиграла – тот самый Мендельсон. Я ведь рядом стоял. Таня, конечно очаровательна. Но её и его родители…

Лина – Ты Попов не переживай. Всё перемелется… А если не попробовать, то и знать не будешь - что хорошо, а что плохо…
Вот я была в Юрку влюблена в восемнадцать лет, думала, что он гений, а он оказался просто маменькиным сынком и во мне утешения и защиты от жизни искал…

Сергей – Это ты зря. Он мужик хороший. А то, что его мамка сломала, так это его беда, не вина. Я помню, как она мне один раз в шестнадцать лет сказала – Ты нам не ровня… Она имела ввиду социальное происхождение. Я тогда стал ёрничать и говорить, что мой старший брат техникум закончил…
Конечно, тебе с такой свекровью было наверное нелегко. Вы же у неё жили. (Наливает коньяк.) Декламирует - «Камин затоплю, стану пить; Хорошо бы собаку купить!»

Сергей – Да и вообще, я ничего. Я ведь помню, что говорил учитель Лао: «Действие не устраняет незнания, так как не противоречит ему». В начале жизни, мы как корабли, которые только что из гавани вышли в открытое море. Перед нами все направления открыты… А нас влечёт туда, где ещё для наших родителей, судьбой были грабли положены…
И вместо того, чтобы посидеть подумать … мы жениться торопимся.

Лина – Какие грабли, Поляков? Ты что бредишь?

Сергей выпивает ещё рюмку – Ну это те грабли, на которые ещё наши родители в молодости наступили и по лбу получили… Мы ведь очинно своих родителей напоминаем…

Лина смеётся – Ах вот ты о чём…

С большого стола доносится крики: - Горько! Горько!.. (Молодые целуются…)

Сергей. – Лина, ты знаешь древнюю китайскую притчу, про супер коня?

Лина – Нет. Расскажи…

Сергей выпивает очередную рюмку – Бормочет - Им всё равно что пить, а я коньяк люблю - всё справедливо…

Сергей - Так вот. В Поднебесной, императорский конюх уходил на пенсию. Он нашёл и представил императору свою замену - конюха. А императору захотелось вскоре другого парадного коня. Вызывает он нового конюха и говорит: – Отыщи мне в моих бесчисленных табунах самого красивого и самого быстрого вороного жеребца и представь мне…
Конюх ушёл и через некоторое время приводит кобылу да ещё и пегую. Император как увидел, так от гнева затрясся. Говорит - Казню неуча! А потом вызывает бывшего конюха и говорит: - Ты кого мне подсунул, - так мол и так…
Старый конюх побежал смотреть кобылку, а потом прибегает и кричит:
- Император! Я знал, что мой преемник знаток лошадей, но здесь, он показал, что провидит сквозь время и внешние формы. Это действительно лучшая лошадь в Поднебесной…

Лина смеётся – Ну и к чему этот рассказ?

Сергей мрачно – Это я по поводу свадебного марша.

Лина – Думаю, что древние китайцы мало что смыслили в маршах.

Сергей – Они давно знали разницу во всём. Они задолго до притч Соломоновых сказали: «Всё суета сует и томление духа.» И ещё они говорили: «Нужно осуществлять недеяние, соблюдать спокойствие и вкушать безвкусное. Великое состоит из малого, а многое из немногого. Поэтому, совершенномудрый начинает не с великого, тем самым совершая великое».
Их горделивый эстетизм доходил до того, что они говорили – «Знающий молчит, говорящий не знает…» И это были не просто слова, а руководство к действию. У них было главное правило - живи тихонечко и делай вид, что ты такой же как все. Им принадлежат слова: «Подлинно великие люди проживают жизнь незаметно…»

Невеста Симона, Таня пробегая мимо, обнимает Сергея. - Серёжа! Я так счастлива сегодня!.. (Гладит его по плечу и убегает…)

Сергей – Лина, я на минуту, выйду подышать. Мне надо с коньяком сделать паузу.

(Выходит в прихожую. Вслед за ним выходит покачиваясь Ефимов.)
Ефимов – Как тебе невеста, Попов? Хороша, не правда ли… Я видел, как она тебя оглаживала. Ты и её хочешь оприходовать?

Сергей собирался уходить в зал, но вдруг остановился - Что ты сказал?! Ты не забыл, что я свидетель жениха?

Ефимов – Ну и что? Разве это впервые для тебя?

Сергей – Ты Ефимов отнюдь не моя спящая совесть, и потому, проглоти язык, иначе…
Ефимов становится в стойку: - Что иначе?

Сергей молниеносно бьёт его снизу в живот, а потом правым крюком в подбородок. Ефимов падает, а Сергей входит в зал, видит Афродитова и говорит – Пойди, подними Ефимова. Он сегодня видимо нездоров и потому, упал в прихожей…

Афродитов выбегает и поднимает Ефимова. Тот приходит в себя…

Ефимов – Ну, погоди Попов…

Афродитов, отряхивает его, приносит ему куртку и говорит: – Витя, ты иди домой. Попов и убить может. Он почему - то сегодня не в духе…

Ефимов уходит пошатываясь, бормоча – Ну погоди герой… Сочтёмся как-нибудь…

В зале Афродитов обращаясь к Сергею: - За что ты его?

Сергей криво и зло улыбаясь. – Каждый человек должен соблюдать правила приличия. В доме повешенного не говорят о верёвке. В доме, где идёт свадьба, не говорят плохо о невесте… Я понимаю, что он твой друг. Извини меня, но он в следующий раз будет повежливее. Кто - то ведь должен его этому научить…
Сергей возвращается к столу садится и налив коньяк выпивает…

Сергей. – Я ухожу, Лина. Ты со мной?

Лина с вызовом – Если ты меня до дома проводишь?

Сергей – Как скажешь? (Встают)

Лина – Надо ведь с женихом и с невестой проститься?!

Сергей – Не обязательно. Мы сегодня уйдём по-английски, не прощаясь. Мне почему то здесь всё разонравилось…

Уже на выходе Лина. - Моя мать сегодня забрала Настю и уехала к подруге, так что я одна.

Сергей – Вот и замечательно. Мы у тебя вечер и продолжим… (Уходят)


Свет гаснет.


Занавес.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 06.11.2019 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2665811

Рубрика произведения: Проза -> Роман













1