Глава 24 Сколько хотите?


              Глава 24   СКОЛЬКО ХОТИТЕ?. 

       Анна медленно шла из поликлиники по большому пустырю. Кругом наметки строительных работ. На фонарных столбах свежие листовки с фотографией кандидата в депутаты городской думы и призывом голосовать за него.
 - «Вот дела, — подумала Анна. — В поликлинику шла, листовок не было. А ведь завтра выборы. По закону агитация закончена и запрещена. Призывы к населению накануне дня выборов — пример того, что депутаты пишут законы не для себя». - Анна сорвала пару листовок и, скомкав, бросила их в яму с тлеющими головешками. Кандидата в депутаты она знала. По вечерам его физиономия назойливо маячила с экрана телевизора, а картавый голос в формате пророка выдавал одни и те же сентенции:— Я бы посоветовал… Со своей стороны я бы рекомендовал… Мы уже работаем над этими вопросами… А вы знаете, сколько законов мы приняли?
     Конец выступления всегда был одинаков: маленький лысый человек горделиво называл сногсшибательные цифры о количестве принятых новых законов якобы в интересах горожан.

      В законах, о которых, говорил чиновник, можно было найти не одну коррупционную изюминку. Анна убедилась в этом на примере закона 999, который откровенно нес жилищному фонду города лихие перемены.
Анна Сергеевна пришла на прием к  этому  депутату. Во время приема слуга народа находился в окружении студентов и двух своих помощников. Вальяжно, приподняв одно плечо, опирался другим на спинку кожаного кресла. Глаза в прищуре; взгляд насмешливый, самоуверенный. Самолюбование так и выпирало из его сбитого, как бесформенный кусок масла, тела.
— Ну-с, слушаю вас.
Анна рассказала чиновнику, как последние изменения, внесенные городской думой в закон 999, создали непреодолимые препятствия к восстановлению ее нарушенных жилищных прав на получение коммунальных услуг.
— Что вы такое говорите?! Этого просто не может быть.

— Еще как может. - И Анна привела еще несколько примеров с конкретными фактами по ряду законодательных инициатив городской думы, которые противоречили федеральным законам и которые депутаты откровенно проглядели, обрекая на страдания тех, для кого якобы так старались.
— Я с вами категорически не согласен.
— Тогда объясню подробней. Из преамбулы закона 999 следует, что оный направлен на обеспечение единого порядка проведения переустройства помещений.
— Безусловно, — гордо ответил маленький человек.
— Между тем сомнения вызывает уже мотивировка закона. Согласно общепринятому толкованию, переустройство помещений есть вид строительных работ конструктивного характера в отдельно взятой квартире, а не какой-то новый вид правоотношений. Во все времена капитальные и реконструктивные работы носили согласовательный характер и требовали сопровождения проектно-сметной документации, лицензии, контроля над качеством работ, отслеживания и отражения изменений в документах по учету. Так ставит вопрос и федеральное законодательство в сфере ЖКХ. Откуда появилась необходимость в обеспечении единого порядка в уже существующем и продуманном до мелочей проведении строительных работ внутри многоквартирного дома? Убедительных аргументов для принятия закона о порядке переустройства не представлено. Вопрос: кому и для чего потребовался этот закон?

      — У нас работают очень грамотные люди, и они думают по-другому, — упираясь указательным пальцем в скулу, заученно ответил депутат.
— И это все, что вы можете сказать в отношении надуманной темы закона?
— Этого достаточно.
—В новой редакции закон 999 меняет правоотношения на отношения, что приводит к противоречиям между нормативными требованиями к проведению строительных работ с административным правом, их регулирующим, чего в законе быть не должно.
Противоречие первое. Отношения между субъектами права в диапазоне джентльменских договоренностей вообще не требуют закона. Следовательно, внесенная поправка направлена на исключение правовых отношений, что в современных условиях не отвечает потребностям общества и содействует коррупции.
— Мы придерживаемся требований рыночных отношений, — меняя позу и изучающе рассматривая собеседницу, — теперь его скулу подпирал маленький кулачок, — осторожно изрек спикер.

      — Противоречие второе, — продолжила Анна, — вытекает из редакции поправки: «гражданам и юридическим лицам, права и законные интересы которых затрагиваются и могут быть нарушены в ходе или в результате их проведения». Законные права и интересы граждан в ЖКХ регулирует определенный раздел Конституции и свод нормативно-правовых актов юридических субъектов, ведущих эту отрасль, и решать их субъекты права могут только в рамках правоотношений, но никак — отношений, предлагаемых поправкой. Следовательно, новая редакция отдельных положений закона 999 направлена на утверждение в жизни общества случайных связей между явлениями субъективного характера.
— Мы отражаем широкий круг интересов наших граждан, — заученно откликнулся спикер.

      — А с учетом поправок вытекает, что данный закон отражает интересы избирательного круга людей, — возразила ему Анна.
— И в старой, и в новой редакции закона содержание термина «переустройство» размыто и требует домысливания. Обратите внимание на подлинную редакцию постановления думы в последнем официальном издании: «Переустройство… — переоборудование в целях изменения эксплуатационных свойств помещений при сохранении общих технико-экономических показателей в пределах объекта переустройства», — которая как каша из топора по мотивам русской народной сказки.  Технико-эксплуатационные свойства помещений определяются на стадии проектирования. Строительные работы — способ реализации проекта и заложенных им функций. СНиПы — правила реализации. Все уже давно продумано. Если СНиП строго выполняются, то сохраняются и технико-экономические показатели. Очевидно, что законодатели плохо понимают предмет, с которым работают.
— Я могу только повторить, что в нашей команде специалисты высокого класса, — уклончиво ответил чиновник. Он явно не принимал дискуссию. —

  -      И это не единственная недоработка. Вы дополнили статью третью закона 999 новым пунктом, — напирала Анна. — Цитирую: «Перечни мероприятий — работ, относящихся к входящим в понятие переустройство помещений — перепланировке, переоборудованию и реконструктивным работам, устанавливает правительство Москвы».
От такой редакции язык можно сломать и получить замыкание синапсов. Но это не все. В силу нововведенной статьи три в законотворчестве получают право участвовать чиновники, а, следовательно, они получают и право воздействовать, и не всегда во благо людей, на жилищные права неопределенного круга граждан и не только. Депутаты законодательного органа бездумно, а возможно, и с умыслом, раскидывают полномочия, данные им горожанами, наделяя отдельные группы лиц высшей юридической силой.
Главный законодатель заерзал на кресле, а Анна, чувствуя, что разговор подходит к концу, спешила атаковать:— В редакции закона сплошь и рядом доминируют слова: должно учитываться, предусматривают, вправе… Так с чем горожане имеют дело: с законом или рекомендациями? Впечатление такое, что законодатели вместе с чиновниками посягают на право менять проекты, разработанные усилиями научных коллективов разных ведомств, защищенные на Ученом Совете Госстроя и утвержденные им, и отдельные положения Основного закона Федерации. Признаете вы или нет, но поправка в третью статью закона 999 лишена здравого смысла, и наделение ее статусом закона — юридический нонсенс.

       Казалось, что главный законодатель слушает женщину рассеянно, но это только казалось. Он неожиданно прервал ее вопросом:
— А сколько вы хотите отступного от виновной стороны? — депутат пронзительно уставился на Анну. — Две тысячи долларов вас устроит?
Анна была шокирована: спикер в роли посредника торга. Но разве она пришла торговаться?
Расценив молчание женщины как размышление о выгодной сделке, чиновник удвоил сумму:
— А четыре тысячи?.. «В голове у этого человека короткое замыкание на деньги», — подумала Анна, а вслух сказала:
— Вы уклонились от разговора о поправках в закон 999, которые негативно влияют на условия жизни людей. Каждое непродуманное предложение в законе ведет к человеческим страданиям. О каких отступных может идти речь?
— Посмотрите, какие у нас люди! — с бурным пафосом, обращаясь к студентам, воскликнул депутат. — Они знают законы, принимаемые городской думой. И хорошо их знают!

     Спикер понял, что оплошал. Он неосторожно впустил в закрытый мир макинтошей чужого человека и теперь пытался достойно выйти из щекотливого положения. Вращая кресло, вытягивая маленькую головку и жестикулируя холеными руками, он с улыбкой восторженно обратился к практикантам: — Какая принципиальная женщина… Похвально! Это такая редкость.
И уже в сторону помощника тихо произнес:
— Подготовьте ответ. На том прием и закончился.
    От встречи со спикером городской думы у Анны остался неприятный осадок. Время на обращение и встречу с депутатом было потрачено зря. Единственное, что ей удалось, так это узнать, как далеко тянутся корни коррупционных отношений в вопросах переустройства помещений. Чиновник уклонился от ответа по существу соответствия поправок в закон 999 Основному закону, законодательной базе Москвы и необходимости проверки его применения.
  - Естественно, никаких проверок не будет. Поправки в закон приняты, а будет закон работать в интересах города или нет, законодателя не интересует.
Обещания, которые люди его круга дают с экрана телевизора, всего лишь предвыборный треп. Какие знания и опыт дает студентам этот человек? В разговоре с Анной он показал будущим управленцам, юристам и судьям пример поведения в сиюминутной ситуации в варианте рыночных отношений. А жизнь — она шире и многообразней. Есть ли у общества надежда, что из выпускников современных юридических вузов получатся специалисты, придерживающиеся концепции развития правового государства? Эти мысли занимали ее всю обратную дорогу до дома.
    Очень скоро Анна получила из думы письмо. Буквально несколько строк: «Для решения вопроса — обращайтесь в суд» Это был откровенный посыл в бесперспективные дали.
Продолжение следует.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 05.11.2019 Елена Широкова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2665380

Рубрика произведения: Проза -> Детектив













1