Куклы Ван Крида - 4. Часть 7. Под оранжевым небом


(из черновиков, которые никогда не станут чистовиками)







Десять историй из детства Моргана Ван Крида. История пятая, о том, как Морган и Рем смотрели в закатное небо..., а в это время кто-то наблюдал за ними. И еще..., это просто красота.





Ван Крид. Школа солнца.



Десять историй в картинках словами.



История пятая: Под оранжевым небом.




Реми лежал на животе на своей кровати, свесив голову и читая учебник по фебмеханике, раскрытый прямо на полу, лениво перелистывая глянцевые страницы указательным пальцем и беспечно болтая босыми ногами. Иногда краешком рта он сдувал длинные пряди светлых волос, которые тоже свесились вниз, всё время норовя попасть то в глаза, то в рот. Рядом с книжкой, тут же на полу, стоял высокий стакан с малиновым морсом, в который Реми иногда окунал указательный палец другой руки, затем с удовольствием слизывая с него капли сладкой красной малиновой водички. Солнце играло в тонком стекле алыми вспышками. Серебристая тень от стакана чертила косую линию в противоположную сторону комнаты... Реми почти начал засыпать, формулы и правила сделались какой-то несусветной тарабарщиной..., как в комнату зашел Морган.

Он лишь покачал головой, заметив беспечного Реми, который, впрочем, был в состоянии обычной для себя задумчивой растерянности, помноженной на такую же обычную сонливость. Мальчик подошел к кровати друга и присел на край.

–Учишь?

–Угу, – вздохнул Реми и не удержался от того, чтобы легонько не пихнуть Моргана ногой.

–А это что у тебя? – Морган потянулся к стакану, взял его и с сомнением понюхал содержимое. – Малина? – он глянул на Рема удивленными глазами. – Еще ведь не её сезон...

–Уметь нужно, – хмыкнул Реми и снова пихнул друга ногой.

Тот вяло отмахнулся, всё еще нюхая красную воду в стакане.

–Можно глоток?

–Да хоть всё выпей, – Реми громко захлопнул книгу, приподнял её за краешек, затем прищурил один глаз, прицеливаясь в сторону стола. Волосы мешали целиться, поэтому он со всей силы дунул на непослушную прядь... – Как думаешь, попаду?

–Снайпер, – хмыкнул Морган, затем отпил глоток... – Слушай..., а шикарный вкус! И как ты малину в мае достал?

–Попаду, – уверенно заявил Рем и бросил книгу корешком вперёд. Она плавно перелетела на другую сторону, шлепнулась на тетради, прошуршав по ним до самой стены, да так и остановилась. Реми радостно крикнул: – Хоп-хоп! Смотри, Мори, попал!

–Тебе просто повезло, – Мори выпил половину, вздохнул и протянул стакан Рему. – Вот.

–А то бы что?

–Не забыл, как нам уже заявили в библиотеке, что являемся самыми расходными учениками? Пять испорченных учебников уже сменили, между прочим.

–Ну, я же не виноват, что книжные страницы делают из такой непрочной бумаги, – Реми забрал стакан, но пить не стал. Он сел на кровати по-турецки и задумчиво посмотрел в потолок.

–Бумага рвется, это закон природы, если хочешь. Просто помни об этом, Реми, – Морган встал и потянулся. – Вечер такой тихий... – он посмотрел в распахнутое окно, в котором занималось оранжевое свечение над верхушками каштанов в парке. Листва в этом освещении выглядела черной и глянцевой, тому причиной был короткий дождик, что прошел недавно. Кусты сирени под окном напитались влагой, отяжелели, отчего стена цветов стала, словно бы, рыхлой. Густой цветочный аромат тоже словно бы очистился после дождя, став более тонким и прозрачным. Запахи высыхавших асфальтовых дорожек, сирени, каштанов и тонкий смолистый привкус сосен из дальнего парка смешивались в изысканный коктейль ароматов, который усыплял и бодрил одновременно.

–Чем будешь заниматься? – Реми скосил глаза на друга.

–Мне еще учить пятый закон фебстрайка... – вздохнул Морган. И многозначительно добавил: – С примерами.

–Понятно... – теперь Реми смотрел на друга и чему-то улыбался. – Ты помнишь, в какой стороне весной садится солнце?

–Ну, на востоке... – ответил Морган, подозрительно глянув на невинную и широкую улыбку Рема.

–А это где? – спросил тот и показал рукой на выходную дверь. – Там?

–Ну, там...

–А там у нас что?

–Там школьный кампус сливается со степью. В общем, ничего особенного там нет.

–Мысли шире, Мори! – воскликнул Рем и взмахнул руками, едва не расплескав малиновый морс. Заметив стакан в руке, Реми отдал его недоумевающему Моргану, а сам вскочил на пол и подбежал к двери. – Что на той стороне находится..., вернее, куда мы давно хотели попасть?

–Ты про балкон в школе?

–Вот именно! – торжественно заявил Реми. – Именно балкон с видом на закат! Ну же, Мори!

–Пятый закон фебстрайка..., ты думаешь..., подождет? – Морган посмотрел на стакан, покрутил его в руке и допил-таки малиновый морс.

–Он терпеливый же, закон-то этот!

–А там закат...-- Морган мечтательно посмотрел в светящееся марево, которое мерцало за окном. – И бабочки над полем порхают...

–О, да, Мори! Целый океан неба, огромное море цветущей степи и чудесные танцы бабочек! Хотя... какие бабочки в мае?




В общем, мальчишки не выдержали и даже, несмотря на не выученный пятый закон с примерами, ушли из душной комнаты, чтобы направиться в сторону основного здания школы. В аллеях было уже не так светло, как днем, и асфальтовые дорожки, изнывавшие влажным жаром, казались лентами черного блестящего шелка между притушенной зелени каштанов. Морган подумал, что сейчас хотел бы посмотреть на дерево роз... Но оно росло в другом конце парка. Мальчик улыбнулся, заметил, что отстал от целеустремленного Рема и прибавил шагу.

–Чему улыбаемся? – Реми подмигнул Моргану и показал вперёд на большой просвет, в котором была естественная лиственная арка, прямо перед задним двором школы.

–Я почему-то подумал о дереве роз...

–Опять ты за свое, ну тебя, – махнул рукой Реми и отвернулся.

–Да уж, не каждый раз застаешь своего друга мирно дрыхнущим под розами, – хмыкнул Морган.

–Ну, сморило меня, сам не понимаю отчего, – Рем коротко глянул на Моргана и улыбнулся. – Если бы ты видел свое лицо и слышал свой голос... - Реми сделал большие удивленные глаза и прошептал в характерной манере Моргана: – Реми, просыпайся, Реми. Реми, ты чего?

–Неужели я вот так таращил глаза? – с сомнением пробормотал тот.

–Вот так таращил! – для пущего эффекта Рем раскрыл пальцы возле глаз и принялся ими как бы ошарашено моргать.

–А я, пока не заметил, что ты улыбаешься во сне, думал, что валяешься в обмороке, между прочим. – Морган загадочно улыбнулся, а потом вдруг подскочил к Рему и крепко сдавил его плечи. Затем закричал: – А ты всего лишь спал!

–Тише ты, – в этот раз у Рема было всамделишное ошарашенное лицо. – Что это на тебя нашло? И отпусти там, давай, а то сломаешь мои хрупкие косточки своими ручищами!

–А вот и не отпущу!

–Нет, ну вы посмотрите на этого малолетнего медведя! – Рем вдруг резко изогнулся, выскользнул из рук Моргана и сам, в свою очередь, сдавил его плечи. – А теперь я!

–Вот это я понимаю, косточки у него хрупкие! А жмешь, как заправский борец!

–Ага! Сдаешься?! – весело закричал Реми.



Мальчишки стояли на заднем дворе и смотрели вверх, на массивный полукруглый балкон с мраморными перилами и стойками, по которым змеились темные разводы. Застекленная дверь, которая, собственно, и вела на балкон, оказалась закрытой, солнце отражалось в квадратах стекла слепым оранжевым светом.

Морган глянул вперёд, на заколоченную заднюю дверь с табличкой "Входа нет", затем задумчивым взглядом осмотрел проржавевшую пожарную лестницу, от земли до крыши, которая понизу заросла пучками травы. Далее она крепилась к стене железными стержнями, и проходила мимо балкона так близко, что с нее можно было просто переступить на перила, не предпринимая каких-то особенных героических усилий.

–Идем? – Морган глянул на друга.

Рем кивнул и пошел первым.

Лестница шаталась и поскрипывала, а из креплений в кирпичной стене высыпалась рыжая пыль, ведь мальчики очень быстро поднимались, один за другим. Железные прутья были влажными после дождя, отчего на ладонях оставались желтоватые полоски с коричневыми хлопьями ржавчины. Морган не смотрел вниз, он боялся высоты, хотя никогда бы не признался в этом другу.

Наконец, Реми добрался до того места, где можно было просто переступить с лестницы на балкон. Он глянул вниз, на Моргана, подмигнул ему и легко шагнул, грациозно взмахнув руками "опля!". Постояв на перилах мгновение Рем спрыгнул на пол, а Морган как раз подобрался к этому месту. Прежде чем шагнуть, он таки решился глянуть вниз...


Черный растрескавшийся асфальт... Стена сирени, которая в закатном свете казалась кроваво-красной... Бордюры со следами побелки... И откуда-то из парка... печальный голос какой-то птицы... И всё. Тишина.


Морган вздохнул и спокойно перешагнул с пожарной лестницы на балкон.


Реми сидел на широкой мраморной полосе перил, подобрав одну ногу под себя и обхватив её руками. Он задумчиво смотрел в колыхавшуюся испарениями степную даль. Оранжевое небо расплескалось над ним, по хрустальному полотну небесной сферы расползались и таяли сиреневые облака, как разводы краски, на которые пролили воду. Солнце почти исчезло... оставался самый краешек над линией горизонта..., краешек света, который плавился и мерцал между облаков.

Морган стоял возле стены, привалившись к ней спиной. Он тоже наблюдал последнюю агонию закатного солнца. Зеленые глаза этого мальчика казались почти черными в оранжевом свете. А глаза Рема, глубокие, карие, совсем не поменяли своего цвета, – в них словно жило свое собственное солнце, которое брызгалось золотыми искрами по контурам зрачков. Реми повернул голову в сторону Моргана.

–Мори, я хотел спросить... – Рем улыбнулся другу и потерся щекой об коленку, как котенок. – Кто я для тебя?

–Друг, – ответил Морган и чуть шевельнулся. Верхняя половина его лица оказалась в сиреневой тени, отчего словно бы пропали глаза. Осталась лишь тень. – Кто же еще? Конечно, друг.

–А как ты думаешь, кто ты для меня? – спросил Реми, не отрывая взгляда от сиреневой тени, в которой прятались глаза Моргана.

–Друг, – уверенно ответил тот.

–И всё? Ты думаешь, что для меня это окончательная истина? Просто друг?

–А что... бывает не просто? – тихо спросил Морган.

–Не придирайся к словам, Мори, – вздохнул Рем и вернулся взглядом к оранжевой степи, над которой клубилось ароматное травное марево испарений. От солнца, над горизонтом, осталась лишь маленькая светящаяся полоска. – Ты прекрасно понял, о чем я говорил.

–Да, Реми, я понял, всё понял...

Рем глянул на Моргана. А внизу щебетали невидимые пташки...

–Мори, давай пообещаем друг другу, что никогда не бросим, никогда не забудем нашей дружбы, – Рем всё смотрел и смотрел на сиреневую тень, которая скрывала глаза Моргана..., глаза ангельского цвета.

–Обещаю, – ответил друг.

–Я тоже... никогда не брошу тебя, – Рем отчего-то смутился и отвернулся к степи, над которой плавилось оранжевое небо.

–Реми..., знаешь..., меня не покидает странное чувство, – Морган вздохнул и отошел от стены. Подойдя к перилам, он легко подпрыгнул и сел рядом с другом. Затем посмотрел во внутренний дворик... – Что за нами кто-то наблюдает.

–Оттуда? – Рем тоже посмотрел во двор, скользнув взглядом по стене из цветов сирени.

–Нет, – Морган поежился и осмотрелся. – Словно из воздуха... очень странное чувство недоброго, но знакомого взгляда.

–Мори, – Рем хлопнул того по плечу. – Это паранойя. Но, знаешь, да, пора нам отсюда уходить. Скоро совсем темно станет.



Прежде чем перебраться на пожарную лестницу, Рем задержался и посмотрел на Моргана.

–Ты не забыл, что мы поклялись?

–Не забыл.

Рем внимательно посмотрел в глаза друга, затем улыбнулся, кивнул и начал шустро спускаться. Морган последовал за ним... Всё же..., приостановившись и окинув последним взглядом полукруглый балкон, перила, оранжевое небо... словно для того, чтобы запомнить навсегда.

–Эй, Мори, я уже внизу! – крикнул Рем. – Давай там живее! И пойдем пить чай с малиной!



Спустя полчаса...

Когда мальчишки уже вернулись в свою комнату и принялись греть чайник на плитке, весело гомоня и смеясь...


На другом конце парка, там, где стояли домики для учителей...

К одному из них, с приметной дверью, проскользнула тень...

Скоро послышался характерный щелчок замка... дверь скрипнула, открывшись, а затем и хлопнула.

В окне загорелся свет, а внутри этого домика...


Кто-то прошел в кабинет.

Кто-то темный, несмотря на яркую лампочку.

Кто-то такой темный и раздосадованный, что тени закружили по комнате, как призраки. Вытянулись, стали густыми, черными. Заползали, как змеи вокруг Темного, зашептали. Но тот не обращал на них внимание.

Этот кто-то резко выдвинул верхний ящик письменного стола и вынул из него толстую папку с личными делами учеников. Тонкие бледные пальцы перебрали дела, скоро нашли нужную бумажную папочку и выдернули её из стопки.

Раскрыли...

Пальцы вцепились и вынули фотографию, положив на середину стола...

Фотографию Рема Ринна.

Затем последовало пять минут задумчивого молчания.

После чего, те самые пальцы вынули тонкое шило из деревянного стаканчика для ручек, и...

С силой...

Яростно...

Принялись втыкать шило в глаза на фотокарточке.

Каждый удар сопровождался злобным выкриком:

–Не смей! Не тронь его! Не связывай его своими клятвами! Слышишь?! Я все ниточки развяжу! Все твои паутинки разорву! И съем солнце твоего сердца! Так легко съем, что ты и не заметишь, как умрешь!


...


–Реми? – Морган с тревогой смотрел на друга, потому что тот охнул, резко согнулся и накрыл глаза ладонью. Чашка выскользнула из тонкой руки и упала на подоконник, покатываясь себе в теплой луже ароматного чайного янтаря. Морган вскочил на ноги. – Реми?!

–Всё в порядке... – прошептал тот и вздохнул. Затем убрал ладонь с глаз и моргнул. – Вдруг стало больно глазам... будто иголкой кольнуло. И еще, вот прямо сейчас, вспомнилось... – Рем посмотрел на разлитый чай. – Ох, какой я неловкий. Я сейчас всё уберу! – он подхватился, чтобы бежать за тряпкой.

Но Морган удержал его за руку.

–Что тебе вспомнилось, Реми?

Тот застыл. Рука напряглась на мгновение, но скоро расслабилась. Рем снова сел на край подоконника.

–Мне вспомнилось, что ты говорил про недобрый взгляд из воздуха... В тот момент, когда кольнуло в глазах, мне тоже померещился тот взгляд.

Морган отпустил руку Рема и сел на подоконник рядом с ним.

–Но теперь-то всё хорошо? Боль прошла?

–Да, всё хорошо, – и Реми так улыбнулся другу, что у того, наконец, отлегло от сердца.

Морган посмотрел в лиловый парковый сумрак. Ему тоже снова привиделся недобрый, но что более важно - знакомый взгляд. Очень знакомый.

–Мори, я всё же, сейчас тут приберусь, и мы снова нальем чаю. Угу?

Морган улыбнулся.

–Угу.


...



Стальное жало вонзалось в бумагу до тех пор, пока от фотографии почти ничего не осталось.

Уставшая рука швырнула шило на стол, а затем закрыла бледное лицо, которое едва-едва начало проявляться на свету.

Послышался выдох, а затем негромкий жестокий смешок.

И шепот:

–Всё же..., пора тебя проучить, Реми. Пора преподать мой истинный урок. Пора показать твое место... юный мастер солнца. И открыть, наконец, глаза Моргану на то, что ты такое, чем ты являешься. Пора, мой друг. Ох, как пора.




А мальчики сидели на подоконнике, пили чай и что-то весело обсуждали.

Они и не знали...

О, да.

Они много чего не знали, эти наивные мальчишки, Морган и Рем, себе на счастье или на беду.




Конец пятой истории.




Сони Ро Сорино. (2011)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 03.11.2019 Сони Ро Сорино
Свидетельство о публикации: izba-2019-2663810

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1