Куклы Ван Крида - 4. Часть 4. Свет в сосуде


(из черновиков, которые никогда не станут чистовиками)




Десять историй из детства Моргана Ван Крида. Первое лирическое отступление (из трёх). Рассказ о том, как Морган и Рем немного нахулиганили.






Ван Крид. Школа Солнца.



Десять историй в картинках словами.



Первое лирическое отступление: Сосуд со светом.




–Мори, как можно не понимать таких простых вещей? – недоумевал Реми, взмахнув руками перед хмурым и одновременно растерянным лицом друга. – Ты же гений! Ты должен понимать всё!

–Опять ты за своё, – Морган поправил очки и отвернулся. Каштановая аллея, очертившая здание школы цветущим розовато-зеленым контуром, волновалась на ветру. Точки солнечного света в этот ранний час всё ещё прокалывали глаза золотистыми иголками, но роса спадала с листьев, чему способствовал ветерок, качавший пышные кроны; роса рассыпалась по нагретому асфальту тёмными пятнышками быстро истаивающей влаги. Иголки прятались в капельках. Но чем меньше становилось их, тем больше серебристых теней и сухих ослепительных бликов пробегало меж листьев, будто обрывков паутин и лоскутов сусального золота, носимых ветром. В высоких окнах, просматривавшихся сквозь листву и пышные соцветия, тоже расплывались пятна света, за которыми угадывались классные комнаты, пустые и тихие в этот день. По распоряжению директора всех школяров отрядили на починку световых ловушек, даже из младших классов. А Рема и Моргана оставил в школе Антон, так и не объяснив директору своей надобности в них. Господину же главному школьному начальнику, как сказал бы Редиард Роххи, только и оставалось, что утираться и просить ещё. Мастер осмотрел мальчиков, хмыкнул и сказал, чтобы Рем подтянул Моргана по фебстрайку, присовокупив «от этого хоть польза будет, чем от ковыряния никому не нужных ловушек».

–Ну ладно, ты не можешь притягивать свет в буквальном смысле, но понять-то как и почему это происходит ты можешь! – не унимался Реми.

Морган зачем-то заметил, как светился белый шелк рубашки на его друге, в этом свечении просматривался силуэт его тщедушной фигуры. Но слов не слушал, потому что знал себя и свои возможности. Пусть Антон, да и Реми вместе с ним, и говорили постоянно, что Морган гений, пусть... Это не меняло сути, простой, как и все истины, – он не понимал, как работает фебстрайк на практике. Для понимания ему нужно было представить картину происходящего, а тут...

–Не мельтеши, Реми, – скуластый мальчик снова поправил очки и отвернулся. Он посмотрел вдаль, на серебристо-серую стену сосен. Где-то там, на ирисовом поле, мальчишки веселились, прыгали, бегали и между делом меняли стеклянные вставки в ловушках... – Наверное, вы с Антоном переоценили мои возможности. Никакой я не гений, а простой механик.

–Мы с Антоном? – теперь Реми рассердился и даже руками в бока упёрся. – А ну-ка повтори, что сказал!

–Притягивать свет... – прошептал Морган и закрыл глаза, пытаясь представить, как это могло бы происходить с настоящим человеком, а не примером из учебника. – Вдыхать свет...

–Ты мне зубы-то не заговаривай! – Рем всё ещё сердито рассматривал друга. – Ничего себе, сравнил меня с Антоном! Если бы ты не был моим другом, Мори...

Морган, тем временем, вытянул руки вперёд и сделал три глубоких вдоха, пытаясь вдохнуть тёплого воздуха с квантами света, как в примерах на странице 33. Думая про себя, что должно быть выглядел в этот момент крайне глупо. Реакция Реми не заставила себя ждать. Послышалось хмыканье и повеселевший голос друга (хорошо, что он не умел сердиться дольше пятнадцати секунд):

–И позволь узнать, что это ты тут делаешь, Мори?

–Свет вдыхаю, не видишь что ли? – пробубнил в ответ тот. – Не отвлекай.

–А зачем? – искренне удивился Рем.

–Чтобы сделать страйк, – торжественно ответил Морган.

–Ну допустим... – тонкие пальцы Реми коснулись напряженных рук друга. – А руки-то для чего вытянул, как сомнамбула?

–В учебнике написано, что это создаст контур... – Морган приоткрыл один глаз и глянул на солнечную улыбку Реми, которая собиралась превратиться в откровенный хохот. Поэтому мальчик снова зажмурился и проворчал: – Какой-то там контур, короче.

–Ох, Мори, если я сейчас рассмеюсь, ты ведь обидишься? – Рем едва сдерживался и даже прикрыл широченную улыбку ладонью. Его плечи начали подрагивать и выступили слёзы.

–Возможно, – неопределенно ответил тот, не открыв глаз.

–Значит, прекращай мне тут! – Реми выдохнул и отвернулся, вытирая слёзы, навернувшиеся от смешинок. – Опусти руки, я тебя умоляю! Иначе я сейчас взорвусь от смеха!

–Говорил же, что не понимаю, – пробормотал Морган, сунув руки, внезапно сделавшиеся неуклюжими и какими-то чересчур большими, в карманы школьных брюк. – Наверное, нужно быть таким как ты, рождённым мастером солнца, чтобы...

Друг повернулся к нему.

–Ты что, плакал? – растерянно удивился черноволосый мальчик и машинально поправил круглые очки.

–Я чуть не умер, – Рем махнул рукой. – Но не сдамся! Я объясню тебе принцип фебстрайка на примере! Будем делать опыты!



В этот момент одно из окон на втором этаже распахнулось и мальчишки притихли. В проёме показался директор школы Маркус Ван Робстер собственной персоной, в преотличном настроении, напевавший некий незамысловатый мотивчик. Осмотрев каштаны, и не заметив застывших внизу мальчишек, господин директор выдал невыносимо фальшивую ноту и скрылся обратно в помещении.



–Вот! – Реми показал на раскрытое окно.

–Э? – не понял Морган, глянув на друга.

–За мной! – шепотом приказал золотоволосый мальчик, затем подошел к ближайшему каштановому дереву и довольно ловко взобрался на него. Скоро из плотной листвы послышался его приглушенный голос: – Ну где ты там, Мори?

Моргану ничего не оставалось делать, как последовать за другом. Он схватился за одну из нижних веток, подтянулся и быстро догнал Рема, расположившегося на массивной ветке, как раз напротив кабинета с открытым окном.

–Это же кабинет Ван Робстера, – прошептал Морган.

–Ну и что? – подмигнул ему Рем.

А господин директор, в это время, разложил на столе и аккуратно расправил большой чистый лист бумаги, а уж на нём расставил бутылку варей-рея, небольшой бокал для сладких вин и вазочку с какими-то ягодами. Господин директор, по всей видимости, решил доставить себе маленькое удовольствие, пока школа была пуста. Он всё пытался напевать свой мотивчик, страшно фальшивя и переходя на некое подобие фальцета, протирая, между делом, бокал носовым платком. Господин директор не ожидал подвоха. Он, скажем честно, расслабился себе на беду.


–Итак, Морган Ван Крид, скажи мне, что ты знаешь о фебстрайке? – зловещим шепотом вопросил Рем.

–Что, прямо здесь?

–Именно, – Рем изобразил на лице маску злорадствующего вампира.

–Ну, это некие манипуляции со светом... – неуверенно пробормотал черноволосый мальчик.

–Точнее, мой друг, точнее.

–Перемещение света из одной локации в другую... – ещё более неуверенным шепотом ответил Морган. – Или нет... из одного сосуда в другой... Ну, не помню я точно.

–Кабинет директора... – Рем показал на Ван Робстера, который вспушил бакенбарды щелчком пальца, сказал «а теперь, батеньки, приступим к процедурам» и наполнил бокал варей-реем. Он приподнял бокал к свету, любуясь переливчатыми искрами, плававшими в густой красной жидкости. – Тоже локация?

–Ну да...

–А человек?

–Ну, доказательство Аспарогуса утверждает, что человек это тоже сосуд для света...

–Верно! – Рем наклонился к Моргану и легонько стукнулся своим лбом о лоб друга. В его системе знаков это означало полное и однозначное одобрение. Затем он подмигнул Мори и торжественно прошептал: – А теперь смотри.



Реми вытянул руку в сторону кабинета. Белый рукав, манжета, серый контур руки в светящемся шелке...

Ван Робстер поднёс бокал ко рту...

Рем сделал три коротких вдоха и закрыл глаза.

И в ту же секунду...

В кабинете господина директора начало стремительно смеркаться.

А через пару секунд в нём сделалось темно, как ночью.

Послышался грохот опрокинутого стула, звон разбившегося стекла и истошный вопль Ван Робстера: И-и-и-и-и-и!




–Что это было? – спросил Морган, как только отдышался и смог извлекать из себя внятные слова.

Запыхавшиеся мальчишки стояли возле могучей сосны в другом конце школьного парка. Рем с трудом выдохнул, расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке и лучезарно улыбнулся, хотя и с трудом.

–Никогда я так не прыгал с деревьев и не бегал так быстро! Мори, это было так здорово!

–Даже меня обогнал, – Морган хлопнул его по плечу. – И всё же... Что это было?

–Фебстрайк, Мори, фебстрайк, – Рем упёрся рукой в ствол дерева и покачал головой, дыхание только-только начало приходить в норму. – Сейчас сердце выпрыгнет из груди...

–То есть, перемещение света из одного сосуда в другой? Ты вобрал свет из кабинета в себя?

–Угу.

–Понятно... – Морган выпрямился и посмотрел вверх, где солнце перекатывалось золотистыми волнами между серебристых сосновых иголок. Тёплый воздух обволакивал и успокаивал. Мальчик закрыл глаза и улыбнулся. На внутренней стороне век солнечный свет приобрёл алый оттенок с золотистыми вкраплениями. Морган прошептал: – Хорошо-то как... Кстати, уверен, что Ван Робстер уже ищет тех, кто украл свет из его кабинета. Думаешь, найдёт?

–Ай, брось ты, никого он не будет искать – Реми махнул рукой и тоже выпрямился. Он посмотрел вверх, но закрывать глаза не стал. В его огромных винных зрачках вспыхивали и гасли солнечные искры. – И правда, так хорошо. И солнце, и ты, и всё это со мной.

–И всё же, ты сделал три вдоха. – Морган открыл глаза и подмигнул другу. – И руку вытянул.

Рем с удивлением глянул на него, и вдруг рассмеялся, несмотря на всё ещё тяжелое дыхание, а вслед за ним и Морган.




Морган проснулся посреди ночи со странным чувством, будто чего-то стало чуть больше в этом мире, будто добавилось что-то не могущее здесь быть, но, вместе с тем, прекрасное и важное, чем что-то настоящее или привычное. Словно что-то красивое пришло из его сна и расположилось где-то совсем рядом. Морган потёр глаза, рассматривая странные блики света на потолке, затем приподнялся на локте и посмотрел в другую сторону комнаты, где Реми спал на своей постели.

–Рем, – сонно и вместе с тем удивлённо прошептал Морган.

А тот, как всегда, сбросил одеяло на пол и валялся поперёк кровати с голым животом. Он мирно посапывал, улыбался во сне и... светился. Его бледная кожа приобрела золотистый оттенок и сделалась будто бы прозрачной. И сквозь нее пробивался свет. Так много света, что можно было читать книжку безо всяких затруднений.

Морган лёг и улыбнулся, его снова одолевал сон.

–Сосуд со светом, – прошептал мальчик и не заметил, как скоро уснул.




Конец первого (из трёх) лирического отступления.



Сони Ро Сорино (2013)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 03.11.2019 Сони Ро Сорино
Свидетельство о публикации: izba-2019-2663789

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1