ПАРАДНАЯ ДВЕРЬ (ко Дню Народного Единства)


ПАРАДНАЯ ДВЕРЬ (ко Дню Народного Единства)
„Нужно быть очень смелым человеком, чтобы быть трусом в Советской Армии“ И.В. Сталин

В неясной темноте, кому нужна,
Куда ведёт, таинственно пугала,
Вся жизнь - во двор, на улицу – она,
То ли грозила, то ли что-то обещала,
С претензией на благородность, дверь;
За ней из мрамора могучие ступени
Влекли туда, где трубы пели: «Верь!» -
Где «разгибались» спины и колени
Под звуки гимнов, подымающихся ввысь,
Под ликование народа,
В дни демонстраций! И кричали кошкам: «Брысь!»
Чтобы не сглазили, когда волной валит
И головы отчаянно пьянит,
Та самая, желанная Свобода!
А после, закрывали дверь на ключ,
Обычные работники из ЖЭКа,
И демонстрируя, насколько он могуч,
Язык наш, матом крыл калека,
Помпезные ступени обходя, бывало иногда.
Потом всё это, будто бы, забыли.
Сокрытых таинством, событий череда;
И дверь из дуба векового, навсегда -
Гвоздями ржавыми, навек, заколотили.
*
Златыми кудрями на жертвенный алтарь
Ложились юноши чисты и непорочны.
И капли крови превращались их в янтарь,
И в ярость наших душ вживались прочно.
И ныне, как в иные времена,
В любом из нас он где-то там посередине.
Уже ль нам вечно уготована война:
Иль дырка в черепе, иль дырка на картине?
Порой, лилась ручьями кровь народна,
Реками полными катил горячий пот,
Но выбирать могли герои благородно:
И путь в Сибирь, и путь на эшафот.
А ныне кто в герои сам захочет?
Улыбкой скромною развел лохов эмир.
Досадно всякому, когда вот так вот мочат,
Бесхитростно: «В сортир его, в сортир!»
Когда-то там давно, в лета иные,
Под красным флагом, прямо на рожон,
Две пули бело-белые шальные
Словить сумел сноровистый пижон.
И что с того? Напрасно оно было.
И поросло быльём давным-давно.
Оплакана его, забытая могила,
И выпито его не питое вино.
*
Вам дали выбор – девять разных стран.
Вы никуда не захотели добровольно,
Вы – что-то про права, мол, ветеран …
Последнее, что слышали - «…не больно …».
Потом упрятали Вас в первый раз в «тюрьму»
На девять месяцев – мурыжили «в породе».
И кинули в мирскую кутерьму,
«Живи» – сказали, - «Радуйся … свободе!»
Что за земля, что за порядки, где закон?
Здесь не чертей боятся, а Лубянки.
Заняв Москву, здесь жить не смог Наполеон,
Дороги в Никуда! Зато есть танки!
Здесь самая огромная страна,
И непрерывно «хлопают дверями».
Здесь самая огромная война,
И потому солдат зовут богатырями!
Ну, что, пацан, ты «заслан не туда»?
Опять придется «маяться без дела» …
Ты что-то вспомнил, может, провода,
И зубы твоего былого тела!
Или турецкий вспомнил ты редут,
Стрелу монгольскую, звенящую упруго,
Иль то, что здесь богатыри умрут,
Но не сдадут земли своей и друга!
Ты ведь не сам - сюда ты выбран неспроста -
Сюда «не призовут» кого попало,
Война идёт здесь не из-за «креста»
И не из-за того, что не бывало! –
Здесь «на кону» вполне реальный куш –
Одна девятая в нём всех морей и суши!
А потому, здесь только лучшие из душ! –
Хранители Земли мы – наши души!
Но для чего всё это, господа?
А может, сдать, да жить себе счастливо!
Попутешествовать по миру иногда,
Одеть жену, как ёлочку, красиво.
Так для кого же мы храним её?
Нужна ли нам та наша часть воды и суши? -
Тела не знают, рвутся на тряпьё!
Конечно, знают, разве скажут … наши Души …
*
Мы - те, во что бываем мы одеты,
Если глядеть на нас издалека,
Нас окружают разные предметы -
«Уже ненужные», «ненужные пока» -
Куда-то мы отчаянно стремимся,
Куда-то неожиданно придём,
Под гору мы на саночках катимся,
А после в гору саночки везём,
Нечаянно, мы грубо потревожим
Чужую, даже чуждую нам, жизнь,
Попробуем сбежать, но уж не сможем –
Лишь развернёмся, а она нас: «Грызнь!», -
Себе откусит лакомый кусочек,
С той стороны, где слабы мы всегда,
С одеждою проглотит; свой листочек
Приклеит, и - на долгие года,
Сие нас будет донимать по жизни -
Уже не чисто нашей – нашей с Ней,
Погрязнув в суете и укоризне,
В конце поймём - Она нам всех родней,
Проживши «от получки до получки»,
Не ведая, не искусив греха,
Заглянем мы в глаза любимой внучки,
И успокоимся: ЖИЗНЬ вовсе не плоха!
Лишь, разве что, чуть-чуть, коротковата,
Да, прыгнуть бы разок над головой,
Да было б что сказать тому солдату,
Что «грузом двести» привезён домой!
*
Давайте полетаем, господа.
Попробуем сначала над собою.
Что там увидели Вы, лысину? – пустое.
Вот если был бы нимб, тогда бы – да –
Тогда бы в Вас признали мы героя,
А так, подумаешь, какая ерунда,
Чело высокое нам лысины венчают.
Лишь зайчик солнечный, да дождик иногда,
Да вороньё её вниманьем примечают.
У Ваших ног течет себе вода,
Коленочки поджав, на травке Вы сидите
Давненько уж. Что надо? Ерунда,
Увидеть, как плывёт, видать, хотите,
Врага несчастный трупик в никуда.
Да Вы замерзли, сударь, живо в дом идите!
Простудитесь ведь, можно ж заболеть.
Да самому б вперед не околеть.
*
Идите же, уже похолодало,
Затопим печь, картошки поедим.
Чего Вам в Мире, сударь, не хватало,
Чего Вы так трясётесь то над ним….
Вон он, какой большой, а Вы букашка,
Вы на себя же будете пенять,
Вас – на ладонь, другой прибьют! - Бедняжка!
И не такие были, надо б Вам понять!
Оно, конечно, Вы большой художник,
И ежели поймали Вы кураж,
Не станете искать уж подорожник,
Коли подстрелят. Будто бы, мираж
Иль демон, весь в крови, какой-то пене,
Вы, в царские палаты возойдя,
Измажете там мраморны ступени!
Что Ваша правда?! Нам бы зонтик от дождя.
Вы так уверенны? А, может, всё иначе,
А, может, в Вас кипит шальная кровь,
Вас ведьма покусала! Не заплачет
Над Вами мама, Вас сожгут! Не за любовь!
А, может быть, свою очистить совесть,
Стряхнув с неё всю напускную спесь,
А, может, как Шекспир, простую повесть,
Как драму, изложить и … рыбку съесть!

*
Не выбирают Родину солдаты.
Где ты рождён, там, стало быть, она.
Кто прав, решат на поле боя маты,
Тех языков, чья речь останется слышна.
Когда сойдёт до самой тонкой грани,
И истины увиден будет нерв,
Как минимум, уже ты, значит, ранен,
И что-то уж вошло тебе во чрев.
Куда нацелены умелые прицелы -
Быть может, в сердце, а, быть может, в глаз –
И полететь готовы пули, ядра, стрелы
В мишень иль в веру по команде «фас!»
Ты просто жил или ходил в консерваторию,
Иль даже, если «баба на метле»,
Ты вляпался в конкретную историю
На нашей общей маленькой Земле.
*
У гения есть право на ошибку –
Иначе, как же выйти из оков!
«Дурак» закинет невод - словит рыбку,
Мечи же, сами сыщут мужиков!
Учёные наденут «причиндалы»,
Как шут, на свою голову, колпак.
В перчатки спрячут рученьки «кидалы»,
А прачки выйдут к речке …, где-то так,
Когда туман поутру разойдётся,
И рассмеётся Солнышко в лицо:
Ну, что, слабо! Давай, тебе зачтётся! -
А я уж прячу обручальное кольцо!
Да только зря, его давно не снять,
Как ни крути, выходит - застрахован -
Не разлучить и не предать, и не отнять
Того, кем был однажды очарован!
Каждый из нас имеет право выбирать
Желанную, любимую подругу.
Вот только Родина у нас, как мать,
Одна на всех, а значит, братья мы друг другу -
Как ни крути, выходит, где-то так -
Лишь, с разницей в величине «мандата».
Может быть, хватит «вешать нам собак» …
Ну, что, слабо! Порадуйся за брата!
*
Иду, темно, передо мною лужа.
Лежит листок, поверху крупный шрифт:
«Анкета государственного мужа».
Я – мимо, а он, как заложит дрифт,
И, вновь, - к ноге! Бежать! Но всё напрасно,
Уже прилип, глядишь, он уж подсох,
Уж шутит «по инструкции», всё ясно,
Но я не слышу, будто бы, оглох.
Подлез к глазам, - не разобрать, не вижу,
Он – к носу. Тьфу! Вдруг, слышу: «Не роптать!»
Забавно, может «взад» его - в ту жижу!
Так проще, но честнее – «почитать» …
***
«Рубить с плеча» - да велика ли удаль,
«Громить козлов» - а та ли это честь?
Давай пожмём друг другу руки, Сударь,
Присядем, да поговорим, как есть!






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 03.11.2019 Сергей Калмыков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2663725

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская













1