Изгнание польских захватчиков из Москвы


Изгнание польских захватчиков из Москвы

Практически полных два года польско-литовские оккупанты, к которым присоединились венгры, немцы и прочее охочее до войны и наживы отребье со всех уголков «цивилизованной» Европы, безраздельно властвовали в русской столице, насаждая свои порядки, творя террор и произвол. Случилось это по грехам и подлости наших предков, вроде бы православных, и вроде бы русских людей. Впрочем, что пенять на предшественников, когда нечто подобное, возможно в куда как больших объемах, мы видим среди себя и сейчас…



А тогда же, 21 сентября 1610 года, предательская «семибоярщина», свергнувшая государя Василия IV Шуйского, впустила в Москву восьмитысячное войско католических оккупантов под предводительством польского гетмана Станислава Жолкевского, до этого разбившего армию младшего брата царя - Дмитрия Шуйского - в битве при Клушине. Захватчики тотчас же заняли Китай-город и московский Кремль, и вальяжно расположились там, словно хозяева – они и считали себя хозяевами, пришли, чтобы остаться, окатоличить диких схизматиков и владеть ими как рабами.

Но даже в самые тяжелые периоды русской истории Бог оставался с русским народом. И задолго до этих событий, 1 ноября 1578 года, на свет появился князь Дмитрий Михайлович Пожарский, которому спустя тридцать с лишним лет вместе с нижегородским земским старостой Кузьмой Мининым выпадет возглавить борьбу русского народа с иноплеменной и иноземной оккупацией.

И вот тут, конечно, невозможно не отметить символизм совпадений – именно 1 ноября 1612 года, в 34-летие своего предводителя, то есть повторимся, ровно 405 лет назад, казаки и ополченцы внезапным и мощным ударом заставили засевшего в русской столице агрессора оставить Китай-город, чтобы спешно и с потерями укрыться за стенами московского Кремля.

Надо оговориться, что к тому времени оккупанты были заметно «не свежи», милостью Божией первую половину 1612 года их славно, как и прочих вооруженных пришельцев, в разные времена посягавших на русскую землю, пощипал Генерал Мороз, вслед за которым пришли спекулянты, вздувшие цены на продукты чуть ли не десятикратно. На что ляхи поспешили ответить усилением грабежа и террора окрестных земель. Но грабить и терроризировать довольно скоро стало некого, да и нечего.

И тогда евроинтеграторы начали жрать друг друга. Причем ладно бы то были байки русских, которые в захватчиках никого, кроме мироедов и упырей, не видели, так нет же, сами западные источники описывают каннибализм пришельцев в красках: поначалу те съели всех арестантов, содержавшихся в тюрьмах, потом перешли на собственных больных, раненых, детей и прочих членов семей, которых захватили с собой – напомним, к нам они нагрянули, дабы навеки поселиться и владеть. Дошло до откровенных казусов, людоеды жаловались вышестоящему начальству друг на друга, например, один на то, что его сослуживцы сожрали его больного родственника, в то время как он намеревался съесть его сам…

Польские источники по сей день верещат насчет того, что свою лихую атаку русские начали как раз в то время как людоедский гарнизон договаривался с руководителями второго ополчения об условиях сдачи. Но с кем там было договариваться? С любителями человеченки? Нет, их погнали, как бесноватых, не щадя, вплоть до стен Кремля, где упыри окопались, ощерившись аркебузами и алебардами.

Но оставалось им недолго, рассвет уже забрезжил над Русской Землей.

Когда встал вопрос о том, кого пригласить возглавить Второе ополчение для борьбы с разномастной западной шушерой, оккупировавшей центр Руси в начале XVII века, долго выбирать не пришлось. На самом деле таких любимых всем народом людей, чьи личности не вызывали разночтений и не допускали сомнений, среди русских полководцев - и, как это бы назвали сегодня, «политических лидеров» - в ту пору было двое – князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский и, собственно, князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Обоих уважали, ценили и даже просто обожали за воинскую доблесть, нестяжательство и доброе отношение к людям. Оба были способны найти общий язык как с ровней себе, так и с простыми воинами и мужиками. Но первый был отравлен на пиру за год до того как было собрано Первое ополчение. Потому вопрос решился сам собой.

Опять же, воюя в Первом ополчении князь Дмитрий показал себя настоящим храбрецом, отчаянно сражаясь с врагом у самого сердца Москвы, и даже сумев на время отогнать его к стенам Китай-города. На момент, когда к нему в село Юрино отправили делегацию, чтобы позвать возглавить борьбу русских против иноземцев, иноплеменников и предателей, Пожарский как раз залечивал раны, полученные в ходе жестоких московских боев.

Князь медлил с принятием решения. Нет, он не боялся – свой выбор Пожарский сделал еще тогда, когда не изменил присяге государю Василию Четвертому Шуйскому и не встал под знамена авантюриста Лжедмитрия Второго, хотя захватившая до прихода последнего власть «продвинутая» семибоярщина всячески склоняла его к этому. И когда Прокопий Ляпунов и князь Дмитрий Трубецкой собрали Первое ополчение, дабы выкинуть оккупантов с русской земли, Пожарский, не мешкая, присоединился к ним.

Но одно дело быть одним из, а совсем другое – взять на себя бремя лидерства. Этого князь тоже не боялся, его сомнения были иного свойства – он не считал себя лучше других, не видел за собой никаких выдающихся качеств. Но все это, равно как человечность, которой так не хватало жившим в жесткое и кровавое время смуты русским людям, когда человеческая жизнь, по сути, уже не стоила ничего, увидел в потомке Юрия Долгорукого народ. И когда народная просьба прозвучала из уст настоятеля нижегородского Печёрского Вознесенского монастыря архимандрита Феодосия, Дмитрий Михайлович подчинился народной воле и избравшему его Божиему промыслу.

Впоследствии Бог хранил своего избранника, отведя от него руку убийцы с ножом, подосланного к нему в Ярославле изменником атаманом Заруцким (князь, кстати, по-христиански простил убийц-исполнителей, кого-то выслав, а кого-то забрав с собой, чтобы они впоследствии свидетельствовали против авантюриста-изменника). И уж совсем очевидным знамением стало взятие казаками и ополченцами 1 ноября - в день 34-летия князя - столичного Китай-города. После чего время присутствия евроинтеграторов в русской столице пошло на дни.

Но изгнанием оккупантов из Москвы война для князя Пожарского не закончилась, он долгие годы боролся с ними на просторах Руси, в частности, с полковником Юзефом Лисофским, осаждавшим Брянск, и претендовавшим на русский престол королевичем Владиславом, обороняя от его войск Калугу и Боровск.

Одновременно с этим Дмитрий Михайлович стал - и тут мы снова для лучшего понимания современниками обратимся к нынешней терминологии - одним из основных «модераторов» Земского Собора, задавая тон и направления обсуждениям и спорам. А также выступил с предложением избрать государя Русской Земли из родственников последнего Рюриковича - Фёдора Ивановича, сына Ивана Васильевича Четвертого, прозванного «Грозным». Так, новым русским царем стал Михаил Федорович Романов – двоюродный племянник сына первого русского царя.

Первый же царь из династии Романовых ценил и доверял Дмитрию Михайловичу, который служил при нем на разных должностях. После смерти его сыновей Ивана и Василия, «дневал и ночевал при гробах», то есть нес почетное дежурство у тел усопших царевичей. Подобную честь, понятное дело, государь доверял не каждому.

Если тиранов и кровопийц истории, посланных для вразумления народов и государств, принято называть «бич Божий», то избавителей от ига, возрождающих нациям их высокие смыслы, можно дерзнуть именовать

«Божиим перстом». И это в полной мере следует относить к личности князя Дмитрия Михайловича Пожарского, человека, в котором удивительном образом сошлись все лучшие черты русского характера. Человека, личным подвигом которого жива Русь.


Русь немыслима без своего народа, на его плечах она стоит, его духом живет, его поддержкой творит, бьет врагов и ширится. Если бы к началу семнадцатого века не осталось простых русских людей на Руси, все бы успешно себе евроинтегрировались, покатоличились бы, да поуниатились.
А кто остался – ушли бы в глухой раскол, никто бы не поднялся против супостатов и насаждаемых ими порядков. И еще бы какую-нибудь сотню – полторы сотни лет, и бродили бы по нашим просторам сплошь мужчинки в чулочках и коротеньких штаниках с помочами, да тетеньки с декольтированными бюстиками в чепцах, изъясняясь на затейливом суржике, присягая польской короне и римскому папе…. Ну, прямо как какие-нибудь лужицкие сербы, которые сербы теперь только по названию.

Гротескная картина, не правда ли? Но, к счастью, ничего подобного не случилось. Точнее, почти не случилось. Русская элита, увлекшись реформами и прорубанием окон, все ж было шагнула куда-то совсем не туда, но Божиим промыслом кардинально не отошла от основ, а впоследствии и вернулась к ним. Возможно, потому, что под напором пришлого выстоял именно народ, оставаясь и внутреннее, и внешне – русским. И его образное слово вдохновляло Пушкина, суровый и простой быт – передвижников, глубинная мудрость – братьев Аксаковых, Даля, Тютчева…



Но все это потом, а в начале семнадцатого века в Нижнем Новгороде обычный торговец мясом Кузьма (как у всякого простолюдина у него и фамилии не было, появится она уже потом, вместе с пожалованным дворянством), избранный посадским старостой и уже отличившийся смекалкой и храбростью в боях городского ополчения с «тушинцами», обратился к нижегородцам со словами:

«Мужие, братие, вы видите и ощущаете, в какой великой беде всё государство ныне находится и какой страх впредь, что легко можем в вечное рабство поляков, шведов или жидов впасть, через которое не токмо имения, но и живота многие уже лишились и впредь наипаче все обстоятельства к тому. Паче же ко утеснению и разорению законов Руси и Веры Православной церкви утеснению и разорению предлежат. А причина тому не иная, как от великой зависти и безумия, вначале между главными государственными управителями произошедшая злоба и ненависть, которые, забыв страх Божий, верность к Отечеству и свою честь и славу предков своих, един другого гоня, неприятелей Отечества в помощь призвали, чужестранных государей. Иные же различных воров, холопей и всяких бездельников, царями и царевичами именовав, яко государям крест целуют. А может кто ещё турецкого или жидовского для своей токмо малой и скверной пользы избрать похочет? Которые, вошед, уже в Москву и другие многие грады по обе стороны побрали, казну так великую, чрез многие грады разными государями собранную, растащили, церкви и монастыри разорили и разоряют. Однако же ослабевать и унывать не надобно, но призвав на помощь всещедрого Бога, свой ревностный труд прилагать и, согласясь единодушно, оставя свои прихоти, своего и наследников своих избавления искать, не щадя имения и живота своего».

А затем добавил: «Правда, может кто сказать: что мы можем сделать, не имея ни денег, ни войска, ни воеводы способного? Но я моё намерение скажу. Моё имение, всё, что есть, без остатка, готов я отдать в пользу, и сверх того заложа дом мой, жену и детей, готов всё отдать в пользу и услугу Отечеству, и готов лучше со всею моею семьею в крайней бедности умереть, нежели видеть Отечество в поругании и от врагов в обладании. И ежели мы все равное намерение возымеем, то мы денег, по крайней мере к началу, довольно иметь можем, а затем, видя такую нашу к Отечеству верность, другие от ревности или за стыд и страх помогать будут. И ежели сие так исполните, то я вас уверяю, что мы с помощью всемогущего Бога можем легко большую, паче всех богатств, спокойность совести и бессмертную славу себе и своих наследников присовокупить, врагов погубить и невинно проливающих кровь нашу захватчиков усмирить!».



Как же замечательно в этих словах сошлись высокое и земное, пафос призыва к защите Веры и Русской Земли и вполне конкретный рецепт, как организовать сопротивление, не имея никакой материальной «базы». И в этом весь наш русский человек, который смотрит в небо, опираясь на родную землю. И именно такой стопроцентно русский человек, если хотите, идеально русский Божией милостью, был дан нашему Отечеству в переломный момент его истории, чтобы сделать свое дело. Не за страх, а за совесть.




4 ноября – праздник Казанской иконы Божией Матери и День народного единства …

Празднование Пресвятой Богородице, в честь Ее иконы, именуемой «Казанская», было установлено в благодарность за избавление Москвы и всей России от нашествия поляков в 1612 году. Конец ХVI и начало ХVII столетия известны в истории России как Смутное время. Страна подверглась нападению польских войск, которые глумились над православной верой, грабили и жгли храмы, города и села. Обманным путем им удалось овладеть Москвой. По призыву Святейшего Патриарха Гермогена русский народ встал на защиту родины. В ополчение, которое возглавлял князь Димитрий Михайлович Пожарский, был прислан из Казани чудотворный образ Пресвятой Богородицы.

Зная, что бедствие попущено за грехи, участники ополчения наложили на себя трехдневный пост и с молитвой обратились к Господу и Его Пречистой Матери за небесной помощью. Молитва была услышана. От находившегося в плену у поляков святителя Арсения (впоследствии епископа Суздальского) пришла весть, что ему в видении было открыто о перемене суда Божия на милость, по заступничеству Пресвятой Девы.

Воодушевленные известием Русские войска 22 октября 1612 года взяли приступом Китай-город, практически полностью был установив контроль над Москвой (поляки заперлись в Кремле и сдались через месяц на милость победителя). В память этого события и установлено празднование Казанской иконе Божией Матери.

Напомним, что икона Божией Матери была явлена в 1579 году в Казани, незадолго перед этим (в 1552 году) завоеванной Царем Иоанном Грозным столице Казанского ханства. Обретение иконы происходило при непосредственном участии священномученика Гермогена, Патриарха Московского и всея России (1606-12), в то время приходского священника, который составил тропарь иконе «Заступнице усердная». Он благословил ополчение Минина и Пожарского взять себе в Покровительницы икону Казанской Божией Матери, которая и находилась в стане их войска.

О происхождении Минина спорят и по сей день. Гипотез тут существует масса. Одни утверждают, что родом он из балахнинских солеваров, другие – из крещеных татар, но и та, и другая версия – малоубедительны. Ясно одно – был он русским человеком, пришедшим, чтобы спасти Русскую землю, и успешно справился со своей миссией. Но так и ушел в историю, не оставив после себя иного следа – единственный сын Минина, работавший стряпчим на государевой службе, умер бездетным.

Кузьма Минин же был прирожденным организатором. Создаваемое им Второе ополчение набиралось по профессиональному признаку – брали не просто идейных, но и проверенных в боях воинов, коих по земле, щедро удобренной кровью и порохом междоусобицы, бродило немало. Ратникам положили неплохое жалованье – от тридцати до пятидесяти рублей в год. На это скидывались регулярно, всем миром, отдавая треть доходов. Впрочем, с самых немощных брали пятую часть, с филонящими и саботажничающими не церемонились, отбирая у них все имущество в пользу общего дело, а их самих низводили до уровня холопов.

Возможно, именно Минину пришла идея пригласить приходившего в себя после тяжелых московских боев князя Пожарского руководить ратью.

Впоследствии он привлечет в свое войско и знатных бояр, потомков Рюриковичей, тем самым обеспечив движению полную легитимность в борьбе с воровскими претендентами на московский престол. Он организует Совет Всей Земли, где его подпись по причине не знатности рода будет только пятнадцатой, но, по сути, управлять им будет он. А еще он всегда, когда это будет нужно, сможет найти деньги. И для ополченцев, и для казаков, организовавших собственный круг…И когда лагерь ополчения начнет косить моровая язва, организует дело так, что благодаря вовремя принятым санитарными мерам, потери от эпидемии в русском стане будут незначительными. Как раз в то время, когда враги начали буквально жрать друг друга от голода.

При этом, будучи и «мозгом», и добытчиком, Минин не будет беречь себя от войны. Именно его отряд из нескольких сотен бойцов, молниеносно форсировав Москву-реку, разгромит в пух и прах литовскую роту гетмана Ходкевича, что станет решающим эпизодом битвы за Москву, после которой оккупантам оставалось только огрызаться в преддверии скорого разгрома.



После избрания государем Михаила Федоровича Романова, Кузьма Минин стал «думным дворянином» - вторым дворянином Боярской Думы после Гаврилы Пушкина, назначенного в этот совещательный орган еще Лжедмитрием Первым. Выходец из народа жил при царском дворце, исполнял самые важные поручения правителя Русской Земли. В частности, в 1615 году ему было поручено «беречь» стольный град во время поездки государя на богомолье. Смерть также застала его во время выполнения серьезной миссии – расследования обстоятельств бунта татар и черемисов (марийцев).

Православие, самодержавие, народность – это не просто идеология, родившаяся в умах узкого кружка интеллектуалов. Это суть русского характера, это сама русская идея, в полной мере проявлявшаяся в самые тяжелые и поворотные моменты истории нашего Отечества. Только сложение эти трех составляющих помогало русской цивилизации восставать из пепла, когда, как казалось, на ее самобытной истории силою и жесткостью захватчиков и алчностью и предательством вчерашних русских была поставлена точка. Но нет, окончательно решить русский вопрос ни у кого из них не получалось.

Но как поступим мы – жители нынешней России, разразись гроза здесь и сейчас? Мы, живущие без царя в голове и очень часто без Веры?
К сожалению, многие из ныне живущих вроде бы русских видят героями исключительно мифических, порожденных заокеанским нездоровым сознанием, мужчин в трико, ползающих по полированным поверхностям небоскребов.

Но не все же такие! И все также стоит на нашей земле нижегородский кремль, у стен которого обращался к соплеменникам городской староста, и также стоит державный кремль московский, у подножия которого бились с оккупантами-людоедами мининские ополченцы. Посему если будет страшно и тяжело, достаточно вспомнить то, о чем мы в погоне за иллюзорными свободами, равенствами и братствами, а впоследствии успешностью, актуальность и комфортом, позабыли. И обратиться к опыту Кузьмы Минина. Человека из народа. Точно знавшего, что без царя и Веры Православной не будет Русской Земли.





Рейтинг работы: 52
Количество рецензий: 10
Количество сообщений: 10
Количество просмотров: 48
© 03.11.2019 Писатель Евгений Морозов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2663629

Метки: История, Россия. Писатель Е. Ю. Морозов,
Рубрика произведения: Проза -> История


Елена Ижинка       12.11.2019   13:18:18
Отзыв:   положительный
Евгений, спасибо Вам за Ваш труд, за такие познавательные и захватывающие публикации...
Писатель Евгений Морозов       12.11.2019   16:27:57

ОГРОМНОЕ СПАСИБО ВАМ! ПРИГЛАШАЮ! https://www.chitalnya.ru/work/2670586/

Марина Скворцова       06.11.2019   19:56:17
Отзыв:   положительный
Спасибо за интересную информацию и ваш труд!
С уважением!
Писатель Евгений Морозов       06.11.2019   20:08:47

ОГРОМНОЕ ВАМ СПАСИБО, МАРИНА!

Людмила Цурикова-Иванова       05.11.2019   11:40:26
Отзыв:   положительный
Евгений, Спасибо ВАМ за очень важную, познавательную историю !!! Спасибо за ВАШ труд!!!С Уважением!!!Люда.
Писатель Евгений Морозов       06.11.2019   13:31:17

ОГРОМНОЕ ВАМ СПАСИБО!

ЕЛЕНА МОРОЗОВА       05.11.2019   11:15:22
Отзыв:   положительный
Спасибо огромное, Евгений! Бесценная информация!
С Праздником Вас! С уважением и благодарностью!


Марина Свиридова       05.11.2019   10:22:06
Отзыв:   положительный
Спасибо, Евгений, за прекрасный эксурс в историю. С прошедшим вчерашним праздником. И с теплом я.

Писатель Евгений Морозов       06.11.2019   13:38:01

БОЛЬШОЕ ВАМ СПАСИБО!

Елена Жукова-Желенина       04.11.2019   18:20:15
Отзыв:   положительный
Спасибо!!!!!!!
Поздравляю Вас с праздниками, Евгений, с Днём Казанской иконы Божией Матери и Днём народного Единства!!!
С теплом души и сердца!!! Приглашая Вас - https://www.chitalnya.ru/work/2404942/


Писатель Евгений Морозов       04.11.2019   18:57:55

СПАСИ БОГ!

Лариса       04.11.2019   18:11:24
Отзыв:   положительный
Ещё один экскурс в историю Отечества. Спасибо,Евгений.

Писатель Евгений Морозов       04.11.2019   18:22:52

СПАСИ ВАС БОГ!

Татьяна Макарова       04.11.2019   16:11:49
Отзыв:   положительный
Спасибо, Евгений! Вы - кладезь бесценной информации. С интересом ознакомилась с изложенными историческими событиями.

Писатель Евгений Морозов       04.11.2019   18:25:39

ХРАНИ ВАС БОГ!

Эдельвейс       04.11.2019   11:59:29
Отзыв:   положительный
Добрый день женя очень понравилась .
всё граммотно и интересно. это дложны читать.
с уважением.


Писатель Евгений Морозов       04.11.2019   14:16:52

ОГРОМНОЕ СПАСИБО! С ПРАЗДНИКОМ!

Галочка (Галина Катрачёва)       03.11.2019   18:46:44
Отзыв:   положительный
Женя, в очередной раз, посылаю тебе тёплые слова из своей души - слова благодарности и восхищения. Без лести слащавой , а обычно, по -человечески..
Да, Россия на протяжение всей своей истории постоянно балансировала на грани своего исчезновения как государств. Но, по "усмотрению" самого Господа Бога, по Его милости, она не только сохранила свою целостность, но продолжила
традицию предков, как "собиратель земель русских". Да, на сегодняшний день,надо признать, что не все земли остались в пределах наших границ но тем не менее...
Как ты верно подметил выше, что сами Небеса нам посылали и рождали заблаговременно таких людей, как Суворов,Кутузов, Минин,Пожарский, Александр Невский и.т.д. чтобы спасти её от тех, кто рождён был в то же время ,но только для разрушений и войн,для того, чтоб в свой час приблизить погибель России.. .....

Так до конца осталась не изучена и , не понятная для иноземцев русская душа и русская природа, которые в тяжёлые часы для страны взаимодополняли друг друга. .Как ты тут ,как раз- таки и вспомнил про " Генерала Мороза" ,чья помощь была для России не однократна и, признана, даже , самыми отъявленными скептиками...

Благодарю, тебя, Женя!Благодарю от души.


Писатель Евгений Морозов       03.11.2019   19:12:54

ОГРОМНОЕ СПАСИБО, ГАЛЮША!
ВОТ БЕЗ МОИХ ПРИГЛАШЕНИЙ НИКТО И НЕ ИДЁТ...













1