Куклы Ван Крида - 3. Часть 13. Предохранитель


(из черновиков, которые никогда не станут чистовиками)




Десять историй в картинках словами. Третий подход. История девятая. Рассказ о том, как Морган Ван Крид нашел в человеке выключатель и перепаял предохранитель.





Куклы Ван Крида. Redirect.



Истории в картинках словами.



История девятая: Предохранитель.




Морган Ван Крид смотрел на человека, ради которого его привезли в Орданвинг на спецпоезде с охраной, и думал: – «Странно... и что в нём такого особенного? На первый взгляд обыкновенный человек»

Тот, кто сидел перед ним за деревянным столом, неспешно разбирая какие-то бланки, что-то в них подчеркивая, зачеркивая и подписывая перьевой ручкой, – в пыльной комнатке ожидания, что располагалась на первом этаже гигантского железнодорожного вокзала..., – казалось, не обращал на Моргана никакого внимания. И хотя было понятно, что в этой комнате он тоже впервые, как и Морган, все же, в отличие от мастера, чувствовал себя здесь, как дома или, по крайней мере, на своем привычном рабочем месте.

«Клерк какой-то...» – вяло подумал юный мастер и отвернулся от серого человечка в невзрачном камзоле. Слева тускло светилось большое окно, как бы состоявшее из квадратных форточек, в нём просматривался тоскливые виды вокзальных задворок, сплошь заставленных какими-то контейнерами, колесными парами, чугунными чушками в пирамидах. По сероватому стеклу расплывались коричневые дождевые разводы. Еще раз вздохнув, мастер украдкой глянул на незнакомца, и принялся рассматривать комнату, в которую его привели гвардейцы прямо с поезда. Она была уныла, из мебели присутствовали лишь стол и казенный шкап в углу, туго набитый пыльными папками с заплесневевшими документами. Стул, на котором Морган сидел, как-то отчаянно скрипел и шатался... Мастер поелозил по нему, прислушиваясь к потрескиваниям, как вдруг заметил, что серый человечек смотрел на него.

Смотрел внимательно.

«Глаза... – подумал Морган Ван Крид и отвел свой взгляд в сторону. – Глаза не вяжутся с внешностью. Они насквозь пронзают. Не просматривают, как рентген, а именно... пронизывают, как булавка бабочку»

–Вас уведомили, для какой надобности вы были привезены сюда?

«А голос, как голос. Ничего особенного» – подумал Морган, вернувшись взглядом к незнакомцу.

–В общих чертах, – ответил мастер и... улыбнулся.

–Инструменты при вас?

Юноша приподнял саквояж, что стоял возле ног.

–Ясно, – незнакомец внимательно рассматривал юношу, хотя и не прищуриваясь, как любили это делать имперские полицаи. Он просто и прямо смотрел, а Морган улыбался в ответ.

Нужно признать, что улыбка Моргана имела в себе несколько свойств, которые мастер иногда вкладывал в неё, – каждое за своей надобностью. В этот раз была белозубая улыбка юноши двадцати лет. Не глупого, но... так, ничего особенного.

И незнакомец всё понял. Однако он просто качнул головой, при этом его лицо оставалось как бы отрешенным, бесцветным, невыразительным.

Перьевая ручка снова заскрипела по бланкам.

Прервала свой бег на мгновение...

Незнакомец вынул из внутреннего кармана почтовый конверт, положил на стол и подвинул в сторону Моргана.

Ручка снова заскрипела по шершавой бумаге.

Моргану ничего не оставалось, как пожать плечом и взять конверт. На ощупь он был твёрдым. Мастер глянул на серого человека, собираясь спросить, что там было, собственно? Но... Имея перед собой совершенно равнодушное существо с блеклыми волосиками, зачесанными в ровный пробор... Он, внутренне безнадежно махнув рукой, просто отогнул клапан и вытряхнул на стол две фотокарточки.

На первой, той, что лежала сверху...

Морган удивлённо глянул на блеклого человечка... Неужели он?

Вернувшись к фотографии, мастер покачал головой. На ней была запечатлена семейная пара. Он и она. Прилично, хотя и недорого, одетые. Спокойные. Улыбающиеся. Он держал руки своей жены и даже казался отчасти счастливым.

–Этой фотографии полгода, – сказал человек на другом конце стола, даже не подняв головы.

–Ваша жена?

Перо скрипнуло, брызнув фиолетовой кляксой на строчку... Но скоро снова быстро и ровно писало себе по бумаге.

–Да, – коротко ответил тот.

Что еще сказать? И нужно ли еще что-то говорить? Морган просто сдвинул верхнюю фотографию в сторону и... его рука застыла.

Потому что на второй фотографии была лишь она. Она лежала между мусорных баков... Её горло было не просто перерезано, а словно из него вырвали половину. Большой кровоточащий кусок мяса лежал тут же... в луже. Рядом с ним валялась белая шляпка. Кровь пропитала воздушные кружева и шаль.

Морган отвернулся.

–Извините, – зачем-то сказал он.

–Тех, кто это сделал уже нашли, – серый человечек коротко глянул в сторону мастера, на мгновение оторвавшись от документа. – Их судили и казнили месяц назад. Два выродка с окраин, под сильной наркотической дозой. Нелли просто не повезло в тот день..., наверное.

–Её звали Нелли, – прошептал мастер.

–Она была... – серый человечек вернулся к своей писанине. – Она была всем для меня. Если вы понимаете, о чем я говорю.

–Понимаю, – уверенно заявил Морган.

Это замечание произвело на незнакомца странный эффект. Он сжался..., а через секунду перьевая ручка с треском разлетелась между белых, напряженных пальцев, залив чернилами руки и документы. Человечек смотрел на свои руки и словно не видел их.

–Если понимаете... – ровным голосом продолжил он. – Значит, поймёте и мою просьбу... – он глянул на мастера и юноша похолодел. Ибо вместо глаз на него смотрели две бледно-синие пустоши.

–То есть... – пробормотал смущенный юноша. – Не понимаю... теперь.

–Странно, – незнакомец вынул из бокового кармана платок и принялся медленно вытирать руки. – Вы определитесь, мастер Ван Крид. Понимаете или нет? От вашего ответа будет зависеть моя дальнейшая судьба.

–Тогда скажу по-другому... – с осторожностью ответил Морган. – Я смогу понять.

–Уверены? – совершенно безликий голос, как дымчатая шаль, в которой пряталась невероятно напряженная пружина.

Незнакомец смотрел на Моргана... но через мгновение отвернулся...

–Я хочу забыть её. Вычеркнуть пять лет счастливой семейной жизни из памяти. Потому что иначе... я скоро умру.

–Но...

–Не говорите мне этого слова! – выкрикнул с болью человечек. – Не говорите мне этого НО! – И снова обесцветился, тщательно и неспешно вытирая руки от чернил. – Вы же обещали понять.

–Я слушаю вас.

–Умру, потому что не вижу смысла жить без неё. Каждая минута моего бесцветного существования наполнена пустотой, точно, как совсем недавно переполнялось смыслом и любовью. В общем-то, я скучный человек, мастер, и любовь моя скучна, но... Нелли полюбила меня. Отдавала мне всё свое время, всю себя, чем привязала меня к себе намертво. А мне нужно жить. Таков мой долг... – Он приподнял одну руку. Она попала в полоску света из окна. Фиолетовые пальцы, черные ободки на ногтях... – Просто отключите память. Сделайте это для меня, мастер Ван Крид, и я весьма щедро расплачусь с вами.

–Живой мозг не моя директория, – покачал головой Морган. – Извините.

Но тут человек взмахнул рукой... вцепился в свои волосы и сдернул их. Это был парик, как оказалось. Под ним поблескивала металлическая пластина.

–Когда-то я упросил мастера Антона... – этот странный человечек положил парик на стол и снова принялся вытирать пальцы платком. – Он, кажется, был вашим учителем?

Морган смотрел на гладко выбритую голову, половину которой занимали электрические схемы и механические модули логических машин. Весь этот агрегат в голове напоминал какой-то часовой механизм. В нём что-то крутилось, что-то сцеплялось и расцеплялось, тихонько клацали реле и по тоненьким прозрачным трубкам струилась алая карамельная веретёнка.

–Да, он был... – мастер не договорил, он не мог избавиться от странного чувства, которому не нашел точного определения. Одно он знал наверняка, – этот человек... был человеком лишь отчасти.

–Так вот, когда-то я уговорил этого вашего Антона помочь мне лучше думать. На моей должности, знаете ли, без этого никак. Я должен думать даже во сне. Думать над решением конкретных задач. Понимаете?

«Кто же ты?» – подумал Морган, а в ответ просто кивнул.

–И он вживил мне в голову логическую машину, – фиолетовые пальцы застыли и сильнее сжали скомканный платок с чернильными пятнами. – Многое изменилось оттого... опять же, если вы понимаете. Но первое, что понял я своим механизированным мозгом, едва очнулся после операции, так это то..., что с чувствами придётся распрощаться навсегда. Я не был особенно чувственным до неё, а уж после... – Рука положила сдавленный шарик платка на стол. – И вот, спустя десять лет я встречаю Нелли. Маленькую беззащитную Нелли, которая так смотрела на меня... ТАК смотрела... – Рука хлопнула по платку, расплющив испачканный чернилами хлопковый шарик. Затем снова взвилась вверх и с силой ударила по железной половине головы. – И в этой металлической штуковине что-то сломалось! Понимаете?! Всё полетело к чертовой матери! Пять лет я жил словно в угаре... в угаре любви... как настоящий человек! Они, там, в Верме, уже собирались сместить меня с должности. Они угрожали, что если я в скором времени не возьму себя в руки, то последует кара... Но, что за кара? Слышите, вы? Что за кару могли придумать ангелы из Вермы?!

Морган покачал головой. Отвечать он не стал.

–Вот и я тоже... – севшим голосом закончил человечек. – Поэтому, будет лучше, если вы отключите мне память о последних годах... с ней.

–А сердце? – прошептал Морган.

–А сердце мне пересадят здесь, в Орданвинге. Я уже договорился с клиникой киберсердечной хирургии. Они всё сделают быстро, но... Если память останется, то боюсь, что и механическое сердце не поможет... – Он наклонил голову вперёд. – Вы знакомы с этой моделью логической машины?

–Нет, но... я знаю принцип работы мастера Антона.

–Я наводил справки, – незнакомец взял платок, посмотрел на него невидящими глазами и сунул в карман камзола. – Вы единственный его ученик, который получил имперский сертификат. И судя по отзывам... Помогите мне, мастер Ван Крид.

–Скорее всего, перегорел предохранитель, когда вы влюбились в Нелли, – сказал Морган, взял свой саквояж и поставил на стол. – Вместо него я впаяю вам кусок толстой медной проволоки. А память...



...



А память... Морган сидел в купе и смотрел в окно. Мимо проплывали тоскливые индустриальные пейзажи: фабричные трубы, машины, паровые роботы, грузовики на разбитых дорогах...

Мастер посмотрел на стол. На нём имелись стакан чая и небольшая электрическая плата, которая подпрыгивала и тихонько тарахтела на стрелках. Он просил взять её на хранение... Но постойте-ка...

–Можно вопрос? – юноша глянул на своего провожатого, сурового офицера с седыми усами. – Кто этот человек, с которым я встречался?

Офицер на мгновение оторвался от созерцания проплывавших в окне видов...

–Генерал-губернатор Орданвинга, – отчеканил он.

–Угу, – пробормотал Морган, рассматриваю плату памяти перед собой.

Однако долго печалиться он не умел. Юноша представил яблочный пирог, который обещал к ужину Рене, и улыбнулся. А потом схожу в гости к Мэри... или к Люси? Нет, лучше уж к Натали, у неё в доме есть удивительный механизм, который её родители привезли из путешествия по Восточным землям. Она назвала его... Как же? Пианино, кажется? Вот и попробую разобраться, что там к чему.



Конец девятой истории.




Сони Ро Сорино (2010)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 03.11.2019 Сони Ро Сорино
Свидетельство о публикации: izba-2019-2663614

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1