ЭОН-МИСТЕРИЯ " ЦАРСТВО СВЯТОЙ РУСИ" (наброски либретто)


ЭОН-МИСТЕРИЯ " ЦАРСТВО СВЯТОЙ РУСИ" (наброски либретто)
ЭОН-МИСТЕРИЯ. ( 1-й фрагмент)
1 –й фрагмент
(На фоне артзвука, как музыкального образа времени, уступающего
шагам вечности, следует речитатив, завершающийся рефреном.
Лейтмотив фрагмента и всей мистерии: Церковь земная – борющаяся)
Р е ч и т а т и в:
Поистине Божество есть Огонь…
Неудержим, несотворен, невидим, безначален и нематериален,
совершенно неизменен, неописуем, неугасим, безсмертен,
совершенно неуловим; будучи вне всех тварей: вещественных и
невещественных, видимых и невидимых…земных и небесных…Он и
среди всего есть и вне всего; подлинно, Сам будучи Светом, куда бы
Он скрылся, наполняющий все? Если же ты не видишь Его, то познай,
что ты слеп, и посреди света весь наполнен тьмою.
Симеон Новый Богослов. Г и м н ы.
Х О Р :
Мы идем посреди океана Святого Огня,
от пылающей бездны отгранены кромкой лишь тьмы,
что Господь сотворил, сберегая личинку меня,
да не сразу б сгорел в Океане горящей Любви;
да не вмиг бы сгорел в Океане горящей Любви.
Чтобы в тесных ущельях на каменных тропах скорбей,
свой, печалей, неся побеждающий ненависть Крест,
мы б и в мрачных пучинах, нацеленных в сердце ночей,
сберегали б горящими свечи-лампады невест.
Чтобы радостью вечною сердце могло бы гореть,
выбирайте однажды: Православие или смерть.
Собор! Собор! Собор! Святая Русь – Царство Любви.
Ночные тени в сердца врастают,
мы ищем в мраке
Небес Огня,
и только боли печаль простая
и рушит и новым творит меня.
К свободе вырвался Мир из «ложи»,
Когда был Первый развёрнут Звук
из Тайны тайн, из Предвечных ножен,
как Меч разящий, как Слова Лук.
На плечи Неба, на сердце льется,
на лик грядущего мудрость дней
Нести посланье, как свет в колодце,
явленным
глубью небес вовне!»
С рассветом вместе рождено эхо,-
полынь не вечна в полях минут, -
Не те, кто мнит свою жизнь успехом, -
Живые в милость Огня текут!
Сольются волны Семи как ВОСЕМЬ,
Свет воедино связав крылом.
Умножив искры, грянь эго оземь!
Верь - будет чистым венец времён!
Речитативно:
Превысили главу мою грехи,
к земле пригнуло бремя беззаконий,
что сотворил я; от людей лихих
подвергся я лишению покоя.
( Вокально на 6-й глас)
Костям моим нет мира от грехов
и тяготит на мне Твоя десница,
уязвлен стрелами Твоими глубоко
и тело ранами смердящими гноится.
Смирился глубоко я, вопия
от сокрушений, сердца воздыханий;
вся сила из меня ушла моя
и свет в очах стал слабым как в тумане.
Хор: Господи, помилуй (3 р).
Готов о беззаконье всем сказать
и над грехом душою потрудиться.
Умножилась враждующая рать
и силой надо мной своей гордится.
Хор: Помилуй мя, Боже, помилуй мя.
За то лишь, что к добру стремился я,
неправедно был ими я оболган.
Приди на помощь, не оставь меня,
спасенья моего Господь и Бог мой.
Хор:
Боль расширяет сердцеоких,
Пружинит времени змея,
Восстанут новые пророки
На перекрёстках бытия.
Господи, помилуй (3р).
ЭОН-МИСТЕРИЯ. ( 5-й фрагмент)
5-й фрагмент
(Картины Руси исторической: от язычества к равноапостольному
Владимиру в чередовании голосов и смене гармоний.)
Века грустили в уборе сиром,
пытаясь Неба достичь винтом,
себя мы мнили царями мира,
Взрывая порохом ночи ком.
Вращалось Небо печально-мерно,
Сливаясь с гранями башен-снов,
где зычно плавила неба серость
Тысячезвонность колоколов.
Раздроблен юностью на моменты,
хоть век небес и светил в душе,
я тек в дороге широкой лентой,
где Клио ткала свой злой сюжет.
Игра лукавых взрывает веру,
на землю падают хлопья тла,
где тлеют мертвых идей химеры,
колышется техноса пустота.
Молчанье руша, шептали руки:
«Плывя по жизни, всю мерзость смой».
Из века в ВЕК протянулись звуки
В кипящем мареве голубизной.
Хозяин моря, я - парус боли
и верить в Свет заставляет он,
вздымая волны небесной воли,
расширив жаром прогал времен.
Слова безродных рождали муки,
дробясь на серии соль-длиннот.
Едва сочились живые звуки,
в изгибах русла земных красот.
Я задыхался в стеклянной ртути,
где атмосферный был тяжек ад,
но тек сквозь скверную гущу мути
цветка растоптанного аромат.
V: Уходили мы из дома
и к курганам притекали,
размышляли об отцах наших
пращурах.
Дуб священный жгли волхвы
там где Стрибоговы внуки
прах и пепел возвевают
перед Радогощем.
Жертву Хорсу возносили,
славу князю воспевали
и лесами расходились
по пригорочкам,
в весях баять,
жито жать,
мед варить и колдовать
на Ивана на Купалу
летней полночью.
V: Чу! на Византию
сквозь плети гроз
рати князя Кия
Днепр понес.
Росича-ратаюшки
оставлена соха:
будет для Забавушки
злата на меха!
Чредою время верстает вёрсты,
как сумму микро и макро воль,
Первоначальность вернуть непросто,
Тот свет, что льется с небес сквозь боль.
В полузамёрзшей стихии драйва,
Всегда таится чуть слышный клик,
Которым в спину ударил Каин,
рассудка льдами в открытый стык.
«Но кем окажешься ТЫ для рая,
где радость льется живым огнем?»
вопросы бьются, костром пылая,
Качая мудрость винтом-крылом.
Сквозь семиструнную рябь дороги
знай: ложных вер существует тьма!
Верь: ты - мудрец, кто творит Итогом.
Так отдели красоту от зла!
Нет, не забыли, что мы от Света,-
Потоки солнца горят в крови,-
И жжет закат голубой кометой -
Дороги ветхой весь свиток свит.
V: По каплям, Промысла вода
точила тьмы навет,
дней русских первых череда
ложилась в своды лет,
и вот варягов-моряков
драккары светят оком,
окрасив завязи веков
Царей святых с Востока.
Пусть Воинь и Переяславль
врагом имеют Степь,
знай: крест Владимира – печаль
врагам а русам – крепь!
В горящих болью разломов недрах,
В нейтринных струнах, в полынь-звезде,
Нет, не осыпется Свет от ветра,
порывом жертвы на Крест воздет.
Дышала нежно лучами Вечность,
Сгущался солнечных глаз настой,
отверстым Небом, спирально-млечно,
Искрилось Верою молодой.
Пусть ночь вгрызалась ветрами в глотку,
пусть темным пламенем мысли жгла,
но слой за слоем истории лодка
Прожгла глубины исчадий зла
Победной силой взирает Алость,
летит над миром стихий Весна,
Попутным ветром мой схвачен парус,
Бинарным пульсом рождая знак.
Над рябью вод троеликим взором
Прочерчен святости круг в душе.
Огнь разжигая крестов узором,
Держу свой парус на вираже.
Хор: Собор! СОБОР! ВОСТОК!
Святая Русь – Царство Любви.
ЭОН-МИСТЕРИЯ. ( 7-й фрагмент). Лесо-эдемский.
7-й фрагмент
(О русском понимании основ души как Любви, Чистоты, Красоты
и Веры)
Луч закатный отзвучал,
Фонари поплыли,
Покидая снов причал,
Распустили крылья
Мыши древних городов,
где зверей руинных
ждут сокровища ворОв
в зарослях малины.
К окнам детские глаза
Голубем прильнули.
Только б окна-образа
Их не обманули.
Только б темная земля
Их не усыпила,
жизни каменная тля
совесть не сгубила.
И кровавых листьев дни
Льдом не леденили б
Имя светлое любви
В сердце б сохранили б.
*************************
V: Когда в прозрачной дымке утра,
залитой влажной тишиной,
вас встретит стайка незабудок,
умытых свежею росой,
и если высоту мгновенья
душа способна уловить,
вам россыпь дивных озарений
готовы те цветы явить.
Из бирюзово-теплой яви,
из центра крошечных светил
к вам в сердце красота заглянет
в сиянии Небесных Сил.
Но стоит лишь холодным взором
убрать невидимый покров,
растает кружевным узором
она в запястьях стебельков.
Ослепли чувства-циферблаты,
Исходит шёпотом тоска,
Мол, всё в объятьях черной ваты
И вечен Ужаса оскал,
Но в бас-мажор святого лета,
В пространственный покой долин
Глаз исцеляющее ретро
Восходит Явью снов-былин.
Набрякших жил извивы леса
Взвинтятся в древний дым костров,
Где в тропах сумеречно-тесных
Таятся страхи детских снов.
И свет рождающее Слово,
- лишь только Небо призови,-
Развеет горестей оковы
Для взоров, жаждущих ЛЮБВИ.
ОргАны птичьего хорала
Басами света загудят,
Растают ужасов оскалы,
Расслышав «Свят, Свят, БОЖЕ, Свят!»
И изумрудным водопадом
Плеснется в лица бас-настой,
Планеты глаз цветным парадом
В пространстве выровняют строй.
Отдернув газовые шторы,
струей расторгнув облака,
В озвучьях утреннего хора
Забьется пульсом ЖИЗНЬ-РЕКА,
Всколышет нити слов-известий
Огнекосмический поток,
Войдет в зеницы глаз-соцветий
За выдохом Планеты ВДОХ.
И в радость самой верхней тверди
Душа восторженно всплывёт,
Корабль надежды с мелей смерти
В ПРИЧАЛ СПАСЕНИЯ ВОЙДЕТ.
V: (см.гарм.)
Вновь наряды от Весны-Красы
мой к земле приковывают взгляд:
от степных просторов до лесных:
вся Россия - радосттворный сад!
Стиль обнов изящен,
лишнего в них нет.
Мастер их творящий –
Животворный Свет.
Папоротник, лишайник,
тополь, кедр, цветы…
лилия – от Бога
символ Чистоты.
V:
- Любовь и Чистота неразделимы ,-
вот что однажды Ангел мне сказал.
Ты чист, Господь, и чисты Твои Силы,
как чист родник и чист его канал.
Ты силы эти в чистоте являешь,
когда ж не человек а камень чист,
скорей Ты силу в камень направляешь,
чем на того кто душу помрачил.
И если люди отвергают гордо
послушное служение Тебе,
то в слуги Ты берешь огонь и воду,
огню даешь Ты силу и воде.
Когда диктует духу плоть людская,
когда в неверии немеет их язык,
то мучеников кости возглашают
присутствие Божественных улик.
И если вдруг в себе Твой лик забыла
душа и верит в силы лишь закон,
даешь Ты лику Твоему и мощь и силу,
хранящиеся деревом икон.
Так не становятся ли вещи все живее,
когда Ты оживляешь их Собой?
И люди не становятся ль мертвее,
когда Твоя их не живит Любовь?
Хор:
Да не будет же так! Да возжешь ты лампаду свою!
Среди бурь и ветров свет свечи своей да сохранишь!
Чтоб в скончанье веков быть причастным Святому Огню,
а иначе нельзя – черным углем, ты углем сгоришь.
Чтобы вечно горящими были лампады невест,
выбирайте однажды: или хлеб или Крест.
ЭОН-МИСТЕРИЯ. ( 8-й фрагмент)
8-й фрагмент
(О русской вере, рождающей героизм и победность.)
V:
- День и ночь звенит волна уныло,
сколько дней уже не помню плыл я,
только знать бы, почему спокоен,
так спокоен Океан;
Необъятный так спокоен Океан.
Так спокоен предо мною Океан.
Под покровом безмятежной неги
закипают острова энергий,
словно капля на листе надежды
я плыву сквозь Океан,
я плыву, я плыву сквозь Океан,
бесконечный предо мною Океан...
- Я спустился глубоко в разум свой
и нашел там - иудеев толпу,
заградивших вход Тебе, мой Господь,
светоносный Царь мой, Истины Путь.
Оказалось, что все мысли мои –
лишь рассказы иудеев о том,
как бежали из Египта они,
а на деле – так и рабствуют в нем.
- И когда мне стало ясно, кем взят
в плен был Иерусалим, для кого
в «царство мёртвых», в свалку был превращен
град Небесного Царя моего,
возопил я : Ты – Господь мой и Бог !
Ты - Спасение, Свет Царский ума,
чьим сонливым стражем был я таким,
что его пришельцев выкрала тьма.
- Бог – помощи Податель нам и силы,
Прибежище от скорбей и невзгод
и потому, не будем боязливы,
когда земля в
движение придет,
и горы рушатся в
пучину океана.
Там воды возмутились и шумят,
а Божий град, град Господу желанный,
стремительные реки веселят!
Свою обитель освятил Ты, Боже;
Всевышний – в центре града на горе.
И не подвижится тот, ибо Бог поможет,
поможет Бог на утренней заре!
От царства уклонившись, все в смятенье
пришли народы, но издал Свой глас
Всевышний, возгремел – и в сотрясенье
земля пришла: Бог сил сказал за нас!
(смена темпа, гарм.)
V: Сколь многими я окружен тельцами!
Отверзли на меня свои уста,
к прыжку готовятся, рычат и воют львами,
а я, виждь, растекаюсь как вода!
Виждь, Господи, как ныне Ты мне нужен,
не удали же помощь и вонми!
Избави от мечей их мою душу,
единородную – от псовых лап изми!
Нас сделали бичи рабами гордыми
И свергнуть рабского ума непросто груз,
Но разве за примата? Митохондрию!
Сошел с небес распяться Иисус?
- Во Единстве Сущая Троица,
помоги мне родиться вновь!
Родником соделай, да смоется
прародителей грешных кровь.
Возведи на вершину горную,
даруй мне всепобедным быть,
дабы веру имел я твердую:
Богом создан я победить!
С силой Господа неоскудною,
с богомудрием, чист как снег,
чтоб явился Тобою задуманный
от начала во мне человек.
- Мать Небесная, омой от грехов !
Силой Сына Твоего обнови !
Разгони нечистых духов туман;
душу в девство мне облечь дай покров!
Хор: Чтобы с ликом любимых сердец и твое встало петь,
выбирайте однажды: Православие или смерть!
Собор! Собор! Собор! Святая Русь – Царство Любви.
ЭОН-МИСТЕРИЯ. (9-й фрагмент)
9-й фрагмент
(О чаянье воскресения мертвых – главном сокровище русского сердца
после Христа)
V: То не в стаю собираются лебедушки,
не на яр крутой сбегаются молодушки,
то кораблики купеческие быстрые
к граду Киеву причаливают, к пристани.
То-то будет толковищ на торжищах
о заморских о чудо-сокровищах.
Тороватые купцы – гости знатные,
повидали свет, земли царьградные,
говорить-то красно все обучены,
только лишь подвернулся бы случай им.
V: (см. гарм.,темпа)
Слушает Иван рассказы,
тесен ворот стал,
вот бы все оставить разом,
кто бы лишь позвал;
кто бы силушку-решимость
к делу применил,
он не в золота наживу
сердце бы вложил.
Жизнь бы отдал он за Царство,
где уж смерти нет,
где любовь без окаянства,
лихвы и без бед.
Хор: Восток! Восток! Восток!
Святая Русь – Царство Любви!
V:
А дружок-то, знай – лузгает семечки:
- Вань, слыхал про Асафа-царевича?
Мол, оставил он царство богатое,
стал бродягой в одежде заплатанной.
Чай-поди оказался под чарами,
как ты думаешь? Не с отчаянья ж?
От добра разве ищется лучшее?
V:
А Иван отвечает задумчиво:
- Из дворца убежать что же дивного,
если жить при дворе опротивело?
Если смерть завершает все странствия,
чем утешит земное всевластие?
Этой жизни непрочное здание
на песчаном стоит основании,
а подуют ветра? Реки выступят?
На песке разве стены выстоят?
(см. гарм.)
Пусть кто-то в Бога верует такого,
что днем и ночью судится с людьми,
я поклоняюсь Господу Живому,
Который воскрешает этот мир.
Такому буду Богу поклоняться,
Кто весь, с тревогой, обратился в слух
И кладбищу внимает: не раздастся ль
там крик о помощи не сдавшегося злу.
Не вопиет ли кто-нибудь с надеждой
на Воскрешающего, к жизни устремясь?
Кто, Бог мой Воскреситель и Воскресший,
подобную иметь дерзает власть,
из мертвых чтоб восстать?
Нет во вселенной
подобного Тебе, Спаситель мой!
Так воскреси ж для радости нетленной
и мой дух с телом в вечный Твой покой!
Хор: Помилуй мя, Боже, помилуй мя.
Господи, помилуй(3р)
Чтобы вечным позором пред ликом Любви не гореть,
Выбирайте сейчас: Православие или смерть.
ЭОН-МИСТЕРИЯ. (10-й фрагмент)
10-й фрагмент
(О Русском духе как о Духе Святом в картинах истории)
В горящей пасти электронной,
где дольше века длится час,
катящимися по наклонной
Ум превращает в камни нас.
И веют хлопья серых статов,
творя горячим пеплом грим.
Но Господу полёт крылатый
Мы словом красным сотворим.
С наречиями птиц, зверей,
букашек, трав, кристалльно чистый,
нас дух влечет крылом трилистным,
от неба до глубин морей.
Живёт цветущий свет дрожаще
в крылах простертых к небесам,
своим к страданью соучастьем
ты к небу прорастаешь сам!
От безымянности надменной
Весь мир обязан ты беречь.
Ведь это память всей Вселенной,
Вся Первосозданного речь!
V: Прекрасному за ВСЁ хвалой плати!
Распущена языческая нить,
ладонями подставлены ладьи
за пурпуром к Софии Царской плыть,
за Словом Правды, Сыном и Царем,
за жизнеутверждающею новью,
для Пасхи за Голгофой, за Любовью,
не побежденной смертью и числом.
Кому-то Завтра пеплом снится,
Кому-то - с радостью в груди.
Струятся радостные птицы
С горячей верой впереди.
В телесность спрятаны из слов,
в пространство мерное одеты,
Ступенями сочились светы,
из неописанных миров.
Как свет любви и шепот тонкий
склоненной долу головы,
ударит невесомо-звонко
язык нескошенной травы.
Светло, прозрачно, невесомо,
и дух, и воздух сплетены
на безымянности иссопах,
несущих имя дней иных...
V: И вот уже на алтарях лесов,
где ладил однодревки данник русов,
рождаются в потоках голосов
невиданные в Византии грузы:
в зеркальных зыбях северных озер,
в колоколах средь северных сияний
открылся миру огненный простор
славянских ликов, храмов и сказаний.
(муз.картина)
Немые смыслы бездны темной
Непроявленности миров
Спят некой тайной растворенной,
Завернутые в лет покров;
И вторит свет веселым взглядом
безмолвному паренью тел:
«Порядок слов, любви порядок
в основе всех небесных дел».
Как молнии не заблудиться
В ветвящемся сиянье сил,
Молчанье звёзд пресуществится
словесной сутью в тканях жил.
Простор любви компактным светом
в срок не однажды закипит,
Солнцеворот благого лета
На парус вознесут и щит.
V: Как тонко все же лезвие у Звука,
Проламывая стынь бездушных стен.
Так снег творит, безсловно и безруко,
грядущее весенних перемен.
В кругу берез, над древними лесами,
от пуповины рода иногда,
заваленные свежими ветрами,
вставали в Духе Русском города.
(смена темпа)
Дух мужества живого,
Дух бодрости зари,
Вечернего покоя
И тишины любви;
Кто легче сна младенца
И всех ветров быстрей,
Ты, Кто росы свежее,
Слов матери милей,
Кто пламени светлее,
Жертв храмов всех святей,
Сильнее мирозданья,
Живее жизни всей,
Тебе я поклоняюсь, мой Душе,
И молю:
В пути к Блаженства Краю
Дай дружбу мне Свою!
Сам, Душе Огненосный,
Очисти, уязви,
Пронзи Ты мою душу,
Вселись Огнем Любви!
И ладаном Небесным
Ты окади ее,
И учини невестой
во Царствии Твоем!
Да зачалась в ней песня б
Премудрости Отца,
Открылось око в вечность
Блаженства-без-конца.
Хор: Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе!
ЭОН-МИСТЕРИЯ. ( 11-й фрагмент)
[Александр Евгеньевич Ставцев ставцев]
11-й фрагмент
(Русское отношение к чистоте брака и к природе как его приданому)
Далью болен я, болью странною,
огневою тоской святой:
Русь, жена моя необманная
ждёт меня из страны чужой.
А меня всё зовут позабавиться,
тянут в душную масок мглу,
где лукавства бес водворяется,
обращая любовь в игру.
Я не лучше других, не праведней, -
понаплёвано в сон и в быль, -
научился улыбке каменной,
пить взахлёб золотую пыль,
но и в вихре расхожей радости,
тело пьяной братве предав,
я малиновый звон и благовест
не отдам на позор забав.
Опоясана алой лентою,
вижу, ждёт, на окно дыша,
Русь, жена моя неизменная,
безначальная как душа.
Уж не это ль её молчание
стало ныне тому виной,
что избранницу синью дальнею
хают девкою проходной.
Но, в оплеванной, в перепроданной,
вижу, нет, не глазами, в ней
за кручинами, за невзгодами
ожиданье заветных дней.
Ждёт, когда же с небес малиновых
сокол ясный её сойдёт.
И не за морем див невиданных -
Деву в русской земле найдёт.
Золотой пчелой исцеляющей
ранит брови её стрела
и, оставив друзей-товарищей
из разбойного ремесла,
ты пойдешь перед ней покаяться,
ты вернешься в ковыль-луга,
где тебя уж ждут, загораются
свечи в тонких как рожь руках.
V: Всего лишь только Чистоты улыбка –
и вот уже плыву под облака;
так вознестись нечаянно и зыбко
под чарами лишь одного цветка!
Всего лишь лучик золотистый отыскал
росточек ландыша на моховой постели
и паучок по струнке побежал
и тронул ветерок его качели.
Не оттого ль, что Цвет тот непорочный
под сенью крошечной ладошки-лепестка
в незримое распахивает очи,
взмахнула радость крыльями листка?
С ней ввысь воспрянул я, а взором – вниз;
в поток гармонии, в танцующие блики
я вглядывался, в зелени страниц
Божественные прозревая лики.
От медной глади лунного запястья
зажглись на ветвях сада в тишине
Божественному искры сопричастья
и каплями скатились в сердце мне.
Омыта светлой радуги волною
от Фавора бесплотного дождя,
душа пошла с волхвами за звездою
в безумие Священного огня.
И пусть земляне назовут отравой
напиток в Небо плачущей души,
нежаждущим Небес
огонь - забава,
но лишь в огне любви и можно жить.
( арт-звук.картины)
Сед, величествен и грозен,
лес колышется, шумя
кронами берез и сосен
в храме Богобытия.
После дождевых купален,
листьями отягощен,
летом лес монументален,
дивен и прекрасен он.
V: Белолицая береза
шелковиста и ясна;
рядом солнечную бронзу
выметнула вверх сосна.
Под шатровым силуэтом
в лапах выпушенных ель
расстелила в пятнах света
ароматную постель.
V: В гимнах бракосочетаний
листьев, речек, трав, цветов,
ягод, мхов, благоуханий,
птиц, зверей, озер, грибов,
все волнуется, сверкает,
тайной дивною живет,
в поднебесье восхищая
детских душ лесной народ.
В стадах авто асфальтовая кожа
Изрезана лучами дальних фар,
И бездорожье бьется в спину дрожью,
Вливаясь в синтетический угар.
Но вот беззвучия распахнута безбрежность,
Закручиваясь в белый хоровод,
Рукой любви простынно-белоснежной
Так Мать нам дарит в дивный мир полет.
Просвечивает бликами из тела
Душа, оснеженная горней красотой,
Лучи все собраны и срок пришел для дела
Любить и за любовь идти на бой.
V: Ты – Жизнь и Свет, мой Бог!
И не в глубинах
быть скрытым хочешь Ты, но – озарять!
Неважно, в теле будешь Ты едином
или раздельном – только бы раздать
Себя как Жизнь!
Недаром же Тобою
безбрачие и брак освящены;
и полагать что чувством муж с женою
да волей лишь ума обручены –
самообман.
Нет! Это Жизнь толкает
мужчину к женщине, чтоб эта вся земля
была бы жизнью Божией до края
наполнена, как искрами огня!
(см. гарм;темпа)
Блажен же тот, кто догадался в срок свой,
что несовместна с грязью чистота,
что жизнь в мгновенье может неживою
стать, камнями убитая стыда.
И что она – не мигом опьяненье
и не желания безумного костер,
вслед за которым сердце униженьем
растоптано.
Жизнь - с Богом разговор!
Хор: Часовые Любви, сберегите вы сердце мое,
разорвите сплетенную душеловами сеть!
Проводя сквозь огонь, через воды скорбей, вы Огнем
переплавьте в нетленное золото струнную медь.
Собор! Собор! Собор!
Святая Русь – Царство Любви.
ЭОН-МИСТЕРИЯ. ( 16-й фрагмент)
16-й фрагмент
(Взгляд на землю из космоса по дневнику русского космонавта – это
все тот же русский взгляд автора «Слова о полку», но уже в
сегоденье)
Безвидна и пуста, без электронов бега,
Вначале вся земля была от зла чиста
И ждала лишь, когда в ней Альфа и Омега
восстанут как ЛЮБОВЬ,
СОФИЯ,
КРАСОТА.
Звук пурпура струит
крылатый конь комет
к Небес подножью дерзко и ребристо,
мир сотворен как стих, поэмой - белый свет,
что измельчается до сока в жилах листьев.
Из четырех зверей небесных голосов
шагнула радуга энергий семицветных.
Дыхания излом в парении углов
отсроченным блаженством дарит лето.
Да взращиваешь ты, где смерть и теснота,
басовым просверком струны цветы Невесты,
как свет смолы тугой, раскроет береста
нам логос начертаний неизвестных.
Когда умолкнет стих и канет в лету речь,
и звуков странный перебор предстанет тишью,
на крыльях силовых из огнезрачных плеч
словесность древняя восстанет к славе вышней.
Хор:
Мы плывем посреди Океана Святого Огня,
от пылающей бездны отгранены кромкой лишь тьмы,
что Господь сотворил, сберегая личинку меня,
да не сразу б сгорел в океане горящей Любви,
чтобы в тесных ущельях на каменных тропах скорбей,
свой печалей неся побеждающий ненависть Крест,
мы б и в мрачных пучинах, нацеленных в сердце ночей,
сберегали б горящими свечи – лампады невест.
V: (на фоне музык. арт-картины)
Гроза
над планетой
сверкает ночной
вспышками синих молний;
плывут неспешно под спелой луной
туч серебристых волны;
короной блистает поверх Антарктиды
полярных сияний огонь;
тьму прошивает метеоритный
огненный дождь дугой.
Квадраты «крыш» разбили Логос ночи,
Асфальтово сгустилась Пустота,
Хруст цифрового льда - до оболочки
Все выморозил – до костей Креста!
Лжи каменные волны расплескали
По цифрам Целомудрия Родник,
И в сетях Тьмы, в ущельях зазеркалий
Алфавитом рассыпан ум-язык.
Отверзлось время бездной вертикали,
глагол Небес – победной Белизной,
В провалах тьмы уродцы зароптали,
Подхваченные плазменной волной.
В Сионов ныне цвет пресуществилась
Окрашенная пурпуром земля.
Покровы шестодневья опустились
На жертвенник земного алтаря.
Как Крест над миром, Правды горней Мудрость,
«Завет тысячелетия» предстал.
Вино невиданное в новые сосуды
Излито на рублёвский пьедестал.
Яйцом вселенной дивно вырастая,
Сгущался свет, как голубь из глубин,
Ступенями всё глубже простирая
Всю лестницу веков до лет «седмин».
V: (см.гарм. и темпа)
Вот, зарницей, над планетой
световой взмывает залп
и – восходит в вихрях света
солнечный горящий вал;
и юдоль земная, словно
взяв от райских птиц пример,
расцветает слой за слоем
в глубине воздушных сфер;
а внизу, за тьмой ущелий
в скирдах разноцветных гор,
видно ровное движенье
океана волн.
V:
Вот
величаво
Африка выплыла
из пелены облаков;
джунгли плывут;
вон Сахара рассыпала
океан золотых песков.
Скрылась Африка желто-лучистая,
ультрамариново море плывет;
зеленью светится море Карибское,
залив Мексиканский; а вот
и Волга, в кайме изумрудной, и Нил,
там – ртутный блеск капель-озер;
плывут Гималаи, а вот – Памир
громоздится громадами гор;
(арт-картина)
Распахнётся грудь, отразится суть,
Всех минувших веков многоОчитость,
Вертикаль цветов не в туманах слов -
В Ветхом денми навек упрочится.
От живых зеркал побелела ночь,
Все программы Агнца запущены,
и для рыбных стай век любви настал
в ширь восхода плыть - в Русь грядущую.
Виждь, как в сплетениях лучей
В согласье ткутся нити солнца!
Подаст свой щебет соловей
И в уши Песнь волной вольется.
Как кровоток небесных слав
Коснутся сердца благомысли,
Перстами-лепестками трав
Прокачиваясь в тканях листьев.
Наступит ночь с Рождеством и ёлкой
в огнях многоцветных: Рима,
Москвы,
Парижа и Нью-Йорка
и - Иерусалима.
Хор: Собор! Собор! Собор!
Святая Русь – Царство Любви!
ЭОН-МИСТЕРИЯ. ( 18-й фрагмент)
18-й фрагмент
( Тема «космизма»; приземленное мудрование сынов человеческих
как источник нестроений микро и макрокосмоса )
Окрашен пеплом дым,
рокочет гул планет,
дождь побелел от ярости подлунной,
где росчерком двойным
инверсионный след
налег на души тяжестью латунной.
Как чисел мертвых хмарь,
смолою ночь течёт,
сбивают курсы на Восток раскаты лая.
Скользит луны фонарь
чуть тёплою свечой,
и еле слышно звёздами бряцает.
Цепляет слух каблук
окаменевших слов,
в безжизненной пустыне не согреться.
Но схватит имя Звук
небесных лепестков,
прольется звон густых расплавов сердца.
Где Ангел Тишины безликость формы
свергнет
И Вечность явит свой
из звездицы расклад,
Соткется время как
поток первоэнергий,
Как сердце, окрыленное в
ромбических углах.
Спелёнуто Крестом,
всё крестно мирозданье
И звездицы крестообразен
первый шаг
В неведомую даль
всетворческих исканий,
О чем едва ль мечтать могла
художника душа.
И вот настал тот час –
огонь запечатленный
От сердца полноты пролился как
ЗАВЕТ.
На струнах воспарят
те сонмы окрыленных,
Кто Богу отдал всё,
чтоб обрести ответ.
(речитативно на фоне арт-звука):
- Пурпурным нимбом обнимал
закат распахнутые окна
и глаз - молчания волокнам
и дух мой шорохам внимал…
Как тягостно лет сегоденье,
ночь разрезая сваркой звезд,
Запутанные в мировоззреньях,
Куда мы строим жизни мост?
Холодного Рассудка взгляд,
Зрачок из Тьмы во тьму вперяя,
Из полноты благого рая
Схимичил техногенный ад…
(смена ритма)
V: Прах воспели бесы-теле,
бритые и с космами;
- Мир прекрасен,- шепчут еле
у бачков с отбросами.
V: Паровоз прогресса рядом:
ширится озонный рак,
реки истекают ядом,
чистота – архипелаг.
- Удивительный наркотик! –
смуглолицый блеет волк;
- СПИД как насморк не проходит!-
стонет содомитов полк.
V: Раса белых, раса черных,
раса желтая течет,
сонмам светочей ученых
уж давно потерян счет;
В ВИРТУАЛЬНЫХ БИТВАХ-СПОРАХ
ВОЗВЕЛИЧИЛИСЬ ДО ЗВЕЗД,
СИЛЛОГИЗМОВ ВЕТХИЙ ГОРОД
СЕРДЦУ ВЫСТРОИЛ ПОГОСТ.
V: Древо Гнозиса прогнулось,
планетарный чуя крах;
время вороном уснуло
в скорченных умом ветвях;
V:
Тихий стон изводит сердце;
кровь невинных – пульс в ушах;
выворачивает дверцу
ада скважина в глазах;
скрип и звон шагов вселенной;
шепот, молвь со всех сторон:
- Вон идет тот ангел гневный
с чашей солнечных корон!
Хор: Господи, помилуй(3р)
Цветные искры дней колючих
Сложили век последний тьмы,
На гранях светит много лучший
Век святорусской белизны.
Уж воды времени Евфрата
Смолой густеют на весле
И сиротливого заката
Лучи кровавы на стекле,
На партитуре сиротливых
Окрашенных минором дней
Все пьяно-пьяно -говорливо,
Как говор галочий в окне.
Все жду, когда же соберутся
все души русские в Мажор,
Как пламя свЕщное вольются
В ЗАРИ торжественный аккорд.
V: Как я пришел, откуда,
куда иду – не знаю,
а мира князь грядет уж
дела души пытать;
и палачи свирепы,
и яр зубов их скрежет,
их взоры опаляют –
куда от них бежать?
И как их избежишь ты?
ты ж – братоненавистник,
служитель беззаконий
и презритель добра,
прелюбодейный в сердце
и содомлянин в мыслях,
вор, лжец, клятвопреступник,
стяжатель серебра.
Распутный весь и блудный,
страстям себя предавший
и низменно судивший
о Небе и земле,
куда ж ты удалишься,
ты, заповедь поправший
любить врагов и ближних
и скорбь вкушать как хлеб?
Хор: Помилуй мя, Боже, помилуй мя.
Господи, помилуй(3р)
ЭОН-МИСТЕРИЯ. ( 19-й фрагмент)
19-й фрагмент
(Огненный катарсис как война без победителей или
«война очищения»)
Уж взор надменный угасает
И тяжким льдом на воды лег,
где Белый конь, в свой час вступая,
воздвигнет ввысь победный рог.
Глаза у неба как мгновенья,
как бабочек взлетевших рой,
в дыханье Господа паренье,
что ввысь возносит над землей...
Живёт цветущий свет дрожаще
в крылах простертых к небесам,
своим к страданью соучастьем
ты к Небу прорастаешь сам.
V: Душа моя, пещера вечности,
со мною Господа моли,
да от твоей бы от беспечности
враги костер не разожгли.
Не отзывайся эха всхлипами,
когда по стенам застучат,
немою будь, останься тихою,
когда тебе вдруг закричат.
Тебе и люди злоречивые
ничем не смогут навредить;
когда слова забудешь лживые,
в ответ не сможешь повторить.
И гнев в тебе не зашевелится,
на гнев чтоб гневом отвечать.
Когда гнездо пустым содеется,
то что в нем будет пробуждать?
Но если же, душа, ты ранена,
откроешь хоть на миг окно -
проникнет нечисть окаянная
и отзовется злом на зло.
Зову Утешителя: Свят Дух мой,-
и в день молю и в ночь слезой,-
вселись в душе моей Хозяином,
все входы для врагов закрой!
Хор: Помилуй мя, Боже, помилуй мя.
Господи, помилуй(3р)
V: Ад звездой пролился сонной;
в мегатонной тишине
снилось мне: я - в похоронной
службе матушке-земле;
вот ноздрей достиг угарный
смрад глубин небытия –
то полынь-звезда Ремфана
всплыла в граях воронья.
Испаряясь, воскипело
в топке плазменной чумы
океанов тихих тело,
обнажая дух войны.
V: В ярости того мгновенья
Млечный Путь провалом стал -
вне законов тяготенья
гибнущих миров обвал.
В смехе адского восстанья
тонет сегоденья хор,
кукол медных бормотанье,
медиа лукавых вздор.
V: Разворачивает ветер
ураганный рев и визг –
и дубы тысячелетий
гнутся в Мебиуса лист.
(картина в арт-роке)
В ритмах ядерного пульса
взвыли камни-города,
в блеске плазменных конвульсий
крыш разносится листва.
Там – венцы огнем пылают,
словно жидкое стекло;
там - восторги опаляют
огненным дождем чело!
Там бесстыдство неприкрыто
жирных тел: во тьме их тьма!
Стонут в огненных корытах
чада медиа-ума.
(картина)
Слух растекается, не в силах смысл собрать
И мир разбитый треплет взоров пазлы.
Мечтает зло злодеев покарать,
Хоть и добра не делало ни разу.
Души Разброд да мысленный тупик,
да свет фонарный треплет стылый ветер.
Застыл в смоле событий эхом крик
«Над миром царствуют иллюзий лживых сети».
V: Где над пепельною гарью
гордых небоскребов скал
сонм скотоподобных тварей
к Небу рог свой воздвигал,
где до атомов ниспало
преклонение пред злом,
в солнечной короне Хаос
смерти восстает числом,
балом смертного мгновенья
в муках вечных правит бес,
бездной умопомраченья
"совершенствуя прогресс".
Незнанье нас гнетет, химеры душат,
Хоть богословствуй ты, хоть философь,
Металлокерамическая стужа
В лохмотьях сердца, в жилах студит кровь.
Возжаждал мир Любви, Софии, Царства,
В сердца живые заструился свет,
Твердыни Вавилонского соблазна
Сотряс Сиона Горнего ответ.
Громословесной конной белизною
Растоптана миллениумов тьма,
Струится дождь из Фавора над зноем,
Над вывертами гордого ума.
Хор: Господи, помилуй(3р)





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 11
© 03.11.2019 Александр Евгеньевич Ставцев ставцев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2663535

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня


Валерий Гладышев       04.11.2019   16:35:36
Отзыв:   положительный
Александр Евгеньевич, ну ты и загрузил! Если такое кто-нибудь попытается осилить из последних пенсионерских своих сил, то в его организме произойдут необратимые процессы типа кондражки или ещё хуже - помещения в палату №6. Бережнее надо относится, мил-человек, к божьим одуванчикам!
Александр Евгеньевич Ставцев ставцев       04.11.2019   19:49:28

Та-а-аК! Смеюсь, Валерий! Мы коллеги по пенсионному признаку. Да-а, мил человек, символика это не пузырь за 3,62 с кружком колбасы. Но! и не бином Ньютона. Что-то я уже поместил в папке "Контрсинодальное православие", только мало кто заглядывает туда. Нас ПРИУЧИЛИ к буквализму. Это раз. Мы совершенно не знаем ни историю официальную в двух вариантах - в светском и синодальном. Мы 100 лет прожили в идеологическом болоте и разучились понимать язык неба. Для нас Адам и Ева - это театр Образцова. А уж о поэзии величайшего поэта Давида ни сном ни духом не ведаем. Нам в мозги вставили жучки, что это древнее старье. Загляните в мое переложение Псалтири и Вы убедитесь в обратном. Что касается мистерии, то это, скажу по секрету на ушко, ПРОГРАММИРОВАНИЕ будущего через СПЕЦИАЛЬНОЕ слово. Хи-хи.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1