Воспоминания о Большеречье. 4. Переезд из Пустынного.


Переезд в Большеречье. Мне всегда хотелось этого. Особенно когда не совсем складывался день, Большеречье, навсегда вписанное в моё свидетельство о рождении, я всегда считал своей малой родиной. И гордился этим. Для меня переезд был пешим переходом. Мы с отцом перегоняли в Большеречье корову и тёлку. Из Пустынного в Качесово, там на пароме через Иртыш, и дальше до дома маминых родителей на улице Рабочей. Общая протяжённость маршрута – восемнадцать километров. Первый такой длительный переход в моей жизни. Отец же привык к таким переходам ещё со времён своего детства. 
Вся наша семья была рада переезду: и дети, и взрослые. Отец нашёл работу учителя физкультуры в школе номер один. Мать – должность заведующей детским садом в «Заготзерно», как в народе именовали хлебоприёмное предприятие и посёлок около него. Все наши приезды в Большеречье всегда были радостными мероприятиями, поэтому переезд  и всё дальнейшее проживание представлялось одним сплошным праздником. На практике, конечно, всё вышло с небольшими поправками на быт, погоду и внешние обстоятельства. 

На фото: Большая речка. Современный снимок. 
Мы временно поселились у бабушки с дедушкой - маминых родителей. Отец с дедом пристроили ещё одну комнату к дому. Школа выплачивала бабушке за наше проживание двадцать рублей в месяц, в то время её пенсия была всего восемнадцать рублей. Стипендия тёти Вали в медицинском институте была двадцать семь рублей, только в начале семидесятых стипендии студентам вузов подняли до сорока рублей. Отец и мать получили паспорта и прописку. В это время начиналась кампания по выдаче паспортов сельским жителям. Но в крупных городах ещё не прописывали.

У деда был велосипед Пермского велосипедного завода. Я катался в свободное время по посёлку, изучая его географию и названия улиц. Первая школа, где работал отец, стояла на улице Сибирской. Эта улица до начала шестидесятых 
 была улицей Сталина. Через год её опять переименовали уже в «50 лет ВЛКСМ». В 1967 году в Большеречье появилась асфальтированная пешеходная дорожка по улице Советов от военкомата и почти до Дома культуры. Асфальтировали и проезжую часть улицы Красноармейской – От Советов до Северной. Там же по одной (южной) стороне был проложен асфальтированный тротуар. Проезд по улице был закрыт для транспорта железными шлагбаумами с замками и бетонными блоками со всех сторон. В тот год в шлагбаум въехал Вениамин - водитель тяжёлого мотоцикла с коляской. Он поздно увидел в темноте препятствие и не успел пригнуться достаточно низко. Вениамин был знакомым отца и даже приезжал к нам в Осихино. Помню и его фамилию, но называть не буду. За давностью лет могут возникнуть неточности в воспоминаниях не только у меня, но и у его родных. Говорили, что он был не совсем трезв.
С южной и западной стороны посёлка недавно был посажен сосновый бор, в тот год через деревца можно было перешагнуть, не споткнувшись и не сильно задирая ноги. В конце июня или начале июля за аэродромом состоялся сабантуй – праздник окончания весеннего сева. Название происходит из татарского языка. В лесу на большой поляне расставили торговые палатки, соорудили сцену. В тот год приезжала певица Гелена Великанова, она пела песню «Говорят, что будет сердце из нейлона, говорят, что триста лет стучать ему!» Эта была первая артистка, которую я увидел не на экране, а в жизни.

"Даже если будет сердце из нейлона, мы заставим беспокоиться его!"
На празднике я встретил мальчишек из Осихино, они меня помнили, хотя прошло уже четыре года со времени нашего отъезда из этого села.
Некоторые мои сверстники из Большеречья набрали в тот день по мешку пустых бутылок, они были опытными посетителями сабантуя, зря время не теряли. У меня же коммерческой жилки не было и тогда.
Помню свой день рождения летом 1967 года. Я стоял на тротуаре по улице Красноармейской недалеко от её пересечения с Рабочей, а по новому асфальту двигалась похоронная процессия. Мой день рождения оказался и днём чьих-то похорон. В мои тринадцать лет это наталкивало на философские рассуждения о смысле жизни, её ограниченности и необходимости успеть что-то в ней.

В Большеречье был новый кинотеатр - «Космос», и в кино я ходил довольно часто. Запомнились фильмы «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница», «Фантомас». «Метель». По абонементам показывали фильмы из литературной программы школы. Ещё в буклетах долго анонсировали выход фильма «Бриллиантовая рука», и потом он, наконец, вышел на экраны ко всеобщей радости. Ожидания себя оправдали. Фильм показывают по телевидению до сих пор.
С соседскими мальчишками в первое лето мы часто ходили по грибы в район селекционного сортучастка.  Из Пустынного я привёз щенка, он был моим спутником в этих походах, хотя поначалу уставал. Собаки были и у других грибников. Каждый вечер я ходил встречать коров, когда стадо возвращалось с заливного когда-то луга. Встреча происходила в проулке "6-й Тупик" около Штучного магазина.Так магазин назывался по традиции, хотя там уже давно продавали не только штучные товары. Чаще всего я ездил встречать коров на велосипеде, по пути изучая посёлок. С Рабочей улицы переезжал на улицу Ленина, потом ехал по Коммунистической, пересекая Молодёжную, 
Победы, "40 лет Октября",  улицу Советов, въезжал в "6-й Тупик.  Сейчас я догадываюсь, что в этой последовательности был какой-то тайный смысл и знак свыше, но тогда жизненный опыт ещё не довёл меня до осознания необходимости обращать внимание на знаки Судьбы. 





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 03.11.2019 K. V. C.
Свидетельство о публикации: izba-2019-2663425

Метки: Большеречье в ХХ веке, воспоминания, СССР, Россия.,
Рубрика произведения: Проза -> Мемуары













1