Навигатор


Навигатор

Казалось невероятным, но на бескрайних просторах космоса понадобились лоцманы. С появлением возможности нырять в гиперпространство, сказалась неопределённость выходного окна. Электронные мозги навороченных суперкомпьютеров категорически отказывались включать свою интуицию, пользуясь математическими алгоритмами. Система управления кораблей уже автоматически открывала пространственные коридоры и большинство звездолётов уходило безвозвратно. Люди стали отказываться отправлять экипажи в никуда. Правительства усиленно стали готовить навигаторов, способных на уровне подсознания проложить необходимый маршрут с учётом всех предлагаемых формул, прочувствовать все перипетии полёта.
Я занимался маркетингом в одном из крупнейших спейсуниверситетов и получилось так, что одна из космических корпораций заказала у нас обновление систем оборудования. После долгих обсуждений, Семёныч, наш директор, отправил на встречу меня. После внесения адреса, флаер влился в заданную полосу. Несколько раз менял высоту движения и наконец пошёл на снижение. Я вышел на площадке у высотного здания штабквартиры "Спейспиплз".
- Вениамин Георгиевич, - подал руку руководитель подразделения, когда здоровенный детина - щвейцар сопроводил меня на энный этаж.
Я молча ответил на приветствие. Огромный зал, отделанный под пространство открытого космоса, впечатлял своими размерами и убранством. Мебель в в виде различных моделей космических кораблей, казалось парила в тёмной пустоте. Только свет "габаритных" огней освещал очертания и поверхность рабочих столов. Кресла и диваны, изредка попадающиеся на пути, напоминали посадочные капсулы, затянутые в голубого свечения сети защитных экранов. Я вновь поднял отрешённый взгляд на встретившего руководителя.
- Вениамин Георгиевич, - повторил он.
- Простите, задумался, - торопливо проговорил я, - тут у вас столько… Виктор Николаевич. Можно просто Виктор.
- Хорошо Виктор, - улыбнулся он и нажал кнопку.
Вошла симпатичная синекожая девушка с торчащими над белоснежными волосами чёрными антенками. Я непроизвольно уставился на изящную прелесть в точности повторяющую изгиб её бровей. Коричневые глаза под ними, игриво блеснули.
- Паэрочка, дорогая, - нежно произнёс директор, - принесите мне и гостю чаю… пожалуйста.
Она слегка наклонила голову, взгляд сверкнул ещё раз, и молча покинула зал. Я не мог оторвать глаз от высокого грациозного тела, от летящей походки, от этого завораживающего взгляда.
- … я думаю мы сумеем договориться, - донеслось до моего слуха.
- Что? Простите, - вышел я из оцепенения.
- Нам требуется внести некоторые правки в систему навигации, - невозмутимо продолжил директор, - наши специалисты исчерпали свои возможности. Так вот, мы хотим знать что имеете предложить вы.
Он внимательно посмотрел на папочку в моих руках.
- В первую очередь мне нужно осмотреть систему, проштудировать программы, что бы знать точку отсчёта.
- Только без фанатизма, - улыбнулся он, делая приглашающий жест.
Я сел и достал свои бумаги.
- Вас не смущают такие носители?
- О. Нет. Что вы, - засмеялся Вениамин Георгиевич и достал папку своих, - у них бо′льшая гарантия сохранности.
Я принял стопку графиков и чертежей и углубился в их изучение. Попутно директор запустил программу, по голограмме побежала непрерывная полоса алгоритмов. Расчёты оказались на очень высоком уровне. Даже гении нашей конторы не могли привнести что-то новое. Я принял чай, поданный нежнои синей ладошкой и вновь углубился в изучение. Во всех хитросплетениях электронных мозгов не хватало простой, по человечески живой сметливости. Я перенёс одну из программ на сенсорный экран. Пространство над столом, стоящим неподалёку, осветилось голографическим контуром установки. Под наблюдением Вениамина Георгиевича внёс несколько незначительных поправок. Контур немного изменился.
- Здесь требуется присутствие человека. Вот здесь и здесь я внёс дополнительные элементы. С их помощью оператор будет как единое целое с машиной.
- Хорошо, - согласился директор, - на сегодняшний день у нас есть один запланированный маршрут. Не согласились бы вы, Виктор Николаевич, протестировать данные изменения.
- Разрешите пообщаться с шефом.
- Конечно, конечно, - согласился директор и отошёл в сторону.
Я ввёл код идентификации, затем номер абонента. Над столом, в полный рост поднялся Семёныч. Шеф грозно размахивал руками, я включил звук.
- И будешь уволен, без выходного пособия, - кричал невидимому собеседнику мой руководитель.
- Роман Семёнович, - погромче окликнул его я, - у меня к вам несколько вопросов.
- Учись как надо работать, - напоследок рявкнул кому-то шеф и обернулся ко мне, - я слушаю тебя Виктор.
- Заказчики готовы подписать договор, но при одном условии
- Каком? - спросил Семёныч, торопливо потирая руки.
- Мы должны лично протестировать внесённые новшества.
- Ну так приступай, - довольно отозвался шеф, - риски будут оплачены.
Вениамин Георгиевич коснулся панели у стола. Фрагмент стены сместился в сторону. В ярком солнечном свете появился роскошный чёрный флаер суперкласса, припаркованный к внешней стене здания.
- Проследуем в космопорт.
Мы подошли к машине. Створки, как крылья, мягко уплыли вверх. Шикарный салон, расчитанный на четверых, мог уместить человек так дцать. Я уселся в пассажирском салоне, следом вошла синекожая красавица со стеклянным термоском в руках. Директор сел на пилотское кресло и надел очки визуального контакта. Двери машины ещё не успели схлопнуться, а флаер крутым зигзагом ушёл за облака. Дорога прошла на предельно допустимых скоростях, на закрытой для обычных граждан высоте. Спустя несколько минут машина спикировала на заполненную звездолётами обширную стартовую площадку. Плавно подошёл к подножию трапа и издав шипящий звук, мягко опустился на ровный камень парковочной поверхности.
- Почему вы не доверяете автопилоту? - спросил я у директора, на дрожащих ногах выходя из машины, - и пользуетесь ментаблоком.
- Я привык сам управлять техникой, - задумчиво произнёс Вениамин Георгиевич, крутя в руках сферу очков, - да и не только.
Мы поднялись на борт небольшого разведчика. По тесным переходам прошли в командный отсек.
- Ваши изменения уже внесены. Обслуживающий персонал напрямую связан с офисом, - директор подал мне кристалл внешней памяти, - где ментасеры?
Стоящая позади Паэра - синекожая блондинка, подала очки с небольшим ореолом антенн. Я обернулся посмотреть на грациозное тело, но она успела выйти. Директор включил маршрутизатор. Пришлось надеть очки - ментасеры. Насколько хватало глаз простёрлась объёмная карта предстоящего пути. Я осмотрелся, попутно отметил возможно опасные точки. Автомат незамедлил напомнить о том, что ему это известно. Игнорируя реплики и протесты киборга нахально ввёл в программу команду, вернее приказ принудительного вмешательства в случае экстренных ситуаций. Андроид попытался возразить, но под страхом отключения - согласился. Запуск прошёл мягко. Под тихое шипение глюоновых движков, бот взмыл в воздух и через несколько минут пересёк орбиту Луны. Постепенно набирая скорость, разведчик двигался в сторону солнца. По мере приближения увеличивалась нагрузка. Короткой командой заставил киборга увеличить процент заряда в два раза выше расчётной. Вениамин Георгиевич удивлённо посмотрел на меня, но ничего не сказал. Разведчик выходил на стартовую траекторию. По плавно загнутой параболе, с постоянно увеличивающимся ускорением, приблизился на минимальное расстояние от светила. Аппараты заряда, усиленно гудели, с жадностью поглощали мощные завихрения энергии. Звезда усилила перегрузку до трёх джи и дала хорошего пинка. На околосветовой скорости разведчик нырнул в открывшийся, сияющий голубым излучением, широкий коридор гипера. С громким хлопком вход закрылся и звёзды исчезли с горизонта.
- С учетом искривлений пространства и гравитационных возмущений, мы выйдем в этом районе.
Я прочертил путь на карте. Мерцающающая точка выхода несколько сместилась. Андроид попытался вернуть её на место и что-то возразить, но остановился. Полное отключение его не устраивало, теперь он только фиксировал в памяти проложенный маршрут. Через два часа падения в чёрную воронку, где даже время переходит в разряд неопределённости, впереди показалось крутящаяся голубая спираль. Как всплеск морской волны, свечение мягко поглотило бот. Оставляя за собой радужный поток, корабль выскочил из сопротивляющейся паутины гиперствола. Панорамная карта воссоздала окружающее пространство.
- Присутствует угол отклонения от маршрута, - торжествующе пропел киборг.
- Дальше что? - спросил Вениамин Георгиевич встревоженно, - пойми Виктор, на кону не только моя карьера, но и жизнь.
Директор отрешённо скинул с головы прозрачную сферу ментасера и знаком подозвал Паэру. Девушка подошла и поставила на свободное пространство пульта перед шефом, термосок и стаканы. Вениамин Георгиевич разлил содержимое и подал экзотическую посуду мне. Я принял древнее стекло с непонятным содержимым.
- Это что? - спросил я, рассматривая тягучий тёмнокрасный напиток.
- Кисель, - улыбнулся директор, - мои родители выходцы с периферии, знают как надо обрабатывать плоды.
Я осторожно коснулся жидкости губами. Терпкий, немного вяжущий вкус поразил необыкновенным ароматом. Немного посмаковав, я вновь вернулся к карте. На пути располагалась двойная звезда, массивный красный карлик в паре с ярким пульсаром. Несмотря на приличное расстояние, излучение звезды активно пробивало защиту корабля. Я добавил мощности приёмным активаторам и быстро проложил маршрут для нового прыжка..
- Какова вероятность отклонения, - вбил команду на монитор, андроид не заставил себя ждать.
- Две сотых секунды, вероятность пятьдесят на пятьдесят.
- Увеличить тягу до восьмидесяти, активатор на максимум, усилить внешнее поле, - команды шли на автомате.
Вениамин Георгиевич завороженно следил за моими действиями. Забытый стакан, двумя пальцами держал на колене, другой рукой задумчиво теребил очки.
- Вениамин Георгиевич, - окликнул я его, - вперёд, к штурвалу.
Директор дёрнулся, напиток по штанине комбинезона потёк на пол. Раритетная посудина от падения, разлетелась вдребезги.
- Это на счастье, так моя бабушка говорила, - проговорил директор, одевая сфру очков, - чтож, прокладывай фарватер, а я следую за тобой.
Только теперь он полностью погрузился в интеллект машины. Как на флаере игнорировал предостережения искина, полностью подчинив его себе. При каждом появлении заданной точки в пространстве трёхмерной карты, он молниеносно кидался туда. Корабль метался по вселенной всячески обходя невидимые ловушки и преграды. Искин едва успевал вносить обновления, как разведчик уже лежал на маршруте. Андроид ещё вносил гравитационные возмущения, а бот уже плыл на волне космического прибоя. Над киборгом включился дополнительный контур охлаждения, его память еле справлялась с потоком поступающей информации. Я как периферийная приставка, тактично вводил правки и угловые смещения. Наблюдать за азартом игрока, поглотившим сознание директора, доставляло огромное удовольствие. Несколько завлекающих манипуляций, заставили его прыгать, изгибаться, телом повторять все манёвры разведчика. Забыть о своей принадлежности и погрузиться в преодоление маршрута. Синекожая красавица сидела у его кресла и тонко отточенной изящной рукой, гладила директора по спине. Я откинулся в кресле и мелкими глотками допивал остатки киселя. Моя работа окончилась. На карте светился пунктир уходящий в глубь пространства, вдалеке сияла конечная точка.
Мы вынырнули на окраине шарообразной галактики. Пылевой сгусток скрадывал очертания слабосветящихся рукавов.
- Рукав Б, троичное скопление, - подал голос искин, - маршрут проложен, какие будут указания.
Вениамин Георгиевич снял очки. По счастливому лицу катились струйки пота.
- Виктор, как тебе это удалось? - он обнял вставшую Паэру, - наши гении не смогли сделать.
- А при чём тут я? - я вскинул брови, - небольшая правка идеально отработанной программы, это не большая заслуга.
- Указания, - перебил искин.
- Автопилот, - ответил директор и снова ко мне, - но ведь я поверил что ты пройдёшь. Ни один автомат не вернулся, а ты прошёл.
- Ну, прошёл не я, а ты, - я почувствовал как краска заливает лицо, - просто я заставил тебя поверить в простоту управления и заставить искина слушать тебя, а не наоборот. Поверь, человек соображает изощрённей машины. Так что вёл ты, я лишь подсказывал куда.
Прощание длилось долго. Когда зашли в трои́чную систему звёзд, где два светила вращались в танце рядом друг с другом, а маленькая третья звезда гуляла на окраине. И четыре планеты заполняли дымчатую пустоту между ними. Мы спустились на четвёртую от центра масс планету. Я и Вениамин Георгиевич погрузились в голубые коконы воздушных скафандров и вышли на поверхность проводить Паэру. Она прилетела на родную планету и её благодарность на знала границ. После нескольких поцелуев я оставил их одних и пошёл прогуляться по окресностям. Туманная дымка мешала разглядеть, что находилось в нескольких сотнях метров. Но мне хватало и того, что было рядом. Необычная розовая почва освещалась золотым сиянием неба. Безоблачная плотная ткань не пропускала облик светил и казалось что сияет всё небо. Неподалёку росли похожие на чёрные пузыри, деревья на коротких стволах. Пятна толстого тёмнокоричневого мха, покрывали пространство под раздувшимися кронами. Неподалёку что-то плескалось. Я пошёл на звук. Бьющий из почвы родничок, более текучей чем вода жидкости, поил небольшой табунок медвзообразных животных. Одно из существ заинтересовалось мной и протянуло своё корявое щупальце. С громким щелчком сработало защитное поле. Сжавшиеся конечности подкинули тушу вверх. Немного постояв в таком положении, существо осторожно ощупало грунт и не найдя опасности, тихо опустилось. Забыв о моём присутствии, вновь увлеклось бьющим фонтанчиком. Я решил не рисковать и вернулся к боту. Разведчик стоял немного накренившись. Грунт под опорами еле заметно шевелился и постепенно погружал незванного гостя. Поднявшись на борт ввёл команду на освобождение и обозначил ненадёжность почвы. Корпус разведчика задрожал, опустился на выдвинутые по периметру подушки и зафиксировал своё положение звездообразными сегментами. Я включил блок и заказал кофе, как и везде, замахнулся для удара. Аппарат быстро сообразил и выдал требуемую двухсотграммовую ёмкость. Меня бесило когда тупые кофейные блоки, не зависимо от заданного объёма противным голосом тупо интересовались размером посуды. Довольный произведённым эффектом, упало в кресло и погрузился в размышления. Так же меня удивляла неспособность искинов анализировать нестандартные ситуации. Вернее, просчитывали они всё правильно, но не могли учесть возможности и нестыковки человеческого организма. Заинтересованный идеей открыл карту, ввёл несколько поправок и попросил вывести определения предполагаемого пути. Мозг корабля приходил к одному результату. Нет, итог всегда оказывался безупречен, что подтверждалось проверками. Но везде упускалась маленькая деталь, присущая лишь человеку. Человек интуитивно старался выжить, в отличие от машины строил более безопасный путь. Искин прокладывал кратчайшую дорогу с наименьшими затратами, он полностью игнорировал гравитацию и ауры нейронных звёзд, как что-то невидимое, несуществующее. Хотя в программах это понятие давно применялось. Расчеты электронного мозга годились лишь на крейсерских, досветовых скоростях и для грузовых платформ. Или в пустом пространстве открытого космоса, либо недалеко от звёзд и планет. Проложить же фарватер далеко в стороне от пульсаров или галактик ему не удавалось.
- Что тоже голову ломаешь? - спросил Вениамин Георгиевич.
Он облокотился на спинку моего кресла и взял размокшую кружку.
- О, а кофе совсем остыл.
Я задумчиво принял в руки мягкую посудину и развернулся к директору. Он наполнил у автомата маленький бокальчик кофе и посмотрел на меня.
- Это наша корпорация внедрила несколько лет назад необходимость в навигаторах. Мы долго бились над этой проблемой, - он указал на голограмму, светящуюся за моей спиной, - и так же приходили к такому же результату. Похоже наш технический уровень не настолько высок, раз упёрлись в такую дилемму.
- Почему же? - возразил я, - уровень достаточен, просто сама природа не хочет что бы человек отошёл от дел.
- Ну что, идём домой, - он с довольной улыбкой захрустел съедобным разовым бокальчиком.
- Один вопрос.
- Да, - он с ожиданием посмотрел на меня.
- Эта девушка, как она попала к нам?
- Телепортация, - просто ответил он, - нам до этого ещё далеко.
Я изобразил на лице умный понимающий вид и многозначительно покивал головой. Всю обратную дорогу я провёл во сне. Фарватер проложенного пути искин старательно внёс в память. Теперь Вениамин Георгиевич беспрепятственно сможет летать к красавице Паэре в гости. Я буду прокладывать новые фарватеры, а директор корпорации в офисном костюме, закусив губу, на спортивном скайле, вырисовывать пируэты среди звёзд неизвестной галактики… или это уже сон...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 02.11.2019 Сергей Васильев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2663079

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ













1