Новый русский дед. Глава 6 Дежавю или кидала поневоле.


Все события и люди в романе вымышлены. Любое совпадение носит случайный характер.
ДЕЖАВЮ или КИДАЛА ПОНЕВОЛЕ.
Наконец всё успокоилось, кому надо те уехали, кто не нужен того выпроводили. Евгеньев в Ташкенте, а крышу чинить надо. По своему опыту Дед Кузьма понимал – крыши ремонтируются только специалистами, причём за хорошие деньги. Сходил в одно кадровое агентство, в другое. Везде ханыги, каких свет не видывал. Те, кто рабочей силой заведует, откровенно говорят – давай на лапу и будет тебе бригада, но не факт, что бригада справится с работой и дело может превратиться в кормёжку кадровых агентств.
Утром следующего дня он, купил местную газету, посмотрел, как пишутся объявления о приеме рабочих и уже через час стоял последним в очереди около входной двери местной газеты. Стульев на всех не хватало, потому пришедшие последними томились в ожидании начала приёма, стоя. В руках дед держал написанное от руки объявление «Требуется бригада специалистов для ремонта крыши производственного здания. Оплата по согласованной смете. Тел 29-66-44». Впереди него на стульях и стоя человек двадцать таких же как он, страждущих до рекламы «новых русских», вляпавшихся по незнанию в коммерцию и не знающих, что со всем этим делать. Кредитов набрали, шмоток турецких навезли и, теперь скучали в ожидании, когда придёт старший по рекламе, чтобы на весь город нахвалить то, что они привезли все вместе, одним и тем же поездом, одних и тех же расцветок и размеров.
Около деда остановился мужчина.
-Ээээ, товарищ, если не ошибаюсь Петрович?
Что-то было до боли знакомое в этом голосе, но кто этот мужчина, дед так и не мог вспомнить.
-Что смотрите на меня как баран на новые ворота. Были здесь вчера, портмоне с деньгами оставили. Идите, заберите его, там всё в целости и сохранности.
Дед открыл было рот сказать, что это ошибка, но мужчина смотрел подбадривающим взглядом.
-Идите, идите.
-Опять своих без очереди пускаете,- зашипела женщина в красном платке и пошлых завитушках торчащих из под него со всех сторон, которая стояла сбоку от деда и видела всю эту пантомиму.
-Вас что не устраивает женщина?
-Конечно, мы тут с утра давимся, а кого-то без очереди.
-Не верите, зайдите посмотрите как я буду кошелёк возвращать.
-И зайду, думаешь не зайду?
-Я думаю, вы женщина сегодня вообще не зайдёте. Я на больничном и пришёл сюда только затем, чтобы вернуть этому человеку деньги. Такой уж я Роман Тихонов,- ответил мужчина, сделав ударение на своей фамилии и имени, нетерпеливой очереднице и ещё раз выразительно посмотрел на деда Кузьму.
И тут он всё вспомнил. И замотанного в бинты по самый глаз потерпевшего, и то с какой мольбой смотрел на него тогда этот глаз, и женщину заживо погребённую в гаражах, и полный разгром, им учиненный в этих же гаражах.
-Да, вот теперь вспомнил где я его оставил, кошелёк этот,- радостно ответил дед Роману Тихонову и тем, кто томился в очереди,- я скоро, не успеете оглянуться. Я только гляну.
Вместе с Тихоновым они прошли мимо всей очереди и зашли в кабинет.
-Ну, привет Петрович,- широко заулыбался газетный клерк,- как ты меня тогда выручил, можно сказать прямо спас. Сидел бы я сейчас за решёткой…и вообще, жизнь моя изменилась бы не в лучшую сторону.
-Ты хоть расскажи, чем всё закончилось тогда,- тоже улыбаясь, ответил дед.
-Слушай, то история длинная, пошли в пельменную. Вкусно покушаем, граммов по двести за встречу выпьем.
-А как же люди, там полный коридор?
-Так мы ненадолго и не через дверь, забыл Петрович мы на первом этаже?
Роман открыл окно, выходившее в палисадник позади здания и через минуту они уже шли по направлению к пельменной, расположенной метрах в ста от редакции. В полутемном помещении было почти пусто. Дед и Роман, получив свои порции пельменей и водки, уселись у окна. Выпили, стали закусывать.
-Ну, так вот Петрович,- начал Тихонов свои драматические воспоминания,- не успел ты тогда уйти, как ко мне нагрянула милиция. Хорошо ты надоумил меня от всего открещиваться. Лежу я такой. Заходит мент в гражданке. Светка моя следом, из-за него выглядывает. Мент спрашивает, «Вы давно здесь Роман Михайлович лежите?», а я глаз единственный закатил и «мая твая не понимает». Тогда он тот же вопрос Светке задаёт, а она как попёрла на него, «Ты что не видишь, у него из всех органов рот и глаз остались целыми. Почти десять дней лежал без памяти», «А когда говорите он в себя пришёл?» «Кто его знает, вроде вчера, а что стряслось, что вы полутрупа пришли допрашивать?». «Понимаете, кто-то пробрался в гаражный массив, где находится ваш автомобиль, и учинил там страшное буйство. Такое ощущение, что прошло стадо слонов» «Да вы что?»побледнела как вот эта скатёрка моя жена. «Что, что - внутри боксов повалены все стены прямо на автомобили, представляете, машины всмятку.», «Да вы что, и наша тоже?» «Как раз ваша на вид целая, но только на вид» «А что в ней не так?» «Видите ли, по всему несчастному телу вашей машины мелкими дырочками высверлено слово, извините «Сука». Не знаете, кому оно предназначено?» у моей Светки стало плохо с сердцем, а этот гад поддал жару, «И вошли ведь эти разбойники через ваш гараж, потому что именно от него стены как домино стали сыпаться в разные стороны». Ты Петрович, что же мне сразу про это не сказал?
-Дык, а чего же тебе говорить-то? И так небось не сладко было.
-Светка моя такую истерику мне закатила, когда в гараже побывала.
-А ты что?
-А я ничего. Там же везде «Сука» написано, ни «Гад», ни «Сволочь», а «Сука». Так что если разобраться, неизвестно кто там сидел, то ли моя любовница, то ли её кобель. Тем более я в больнице лежал. Были у неё сомнения по поводу тебя Петрович, ты же в тот самый день приходил, да и в ориентировке, что мент приносил прямо ты вылитый, но не пойман не вор.
-Баба-то которую я отпустил, хоть с ума не сошла там?
-А что ей будет? Дня через три, когда всё пронюхала, что я вроде как без умысла её там оставил, нарядилась в белый халат, нашла знакомую медсестру в больнице и с ней притопала систему мне ставить. Светку мою выпроводили и давай она мне правду-матку выкладывать. И как злилась, и как с ума сходила, как орала, а её не слышали. Как потом с отчаянья дел натворила и тебя по голове железякой огрела. Хорошо хоть не убила. Короче она тут как завыла, как в истерику кинулась. Светка в палату. Успокоить не могут. Ладно медсестра сказала, что она эпилептичка.
-Да уж,- засмеялся дед,- натворил ты дел Роман.
-Ничего, зато из Уфы и Москвы следаки понаехали и такое дело раскрыли.
-Это когда менты на дежурной машине гаражи вскрывали?
-Именно они, оборотни в погонах,- тоже засмеялся Роман,- теперь им долго срок мотать и нам всем за машины и гаражи выплачивать. Эти гаражи на них тоже повесили. Давай ещё по одной жахнем.
Выпив Роман поинтересовался:
-А ты Петрович, с чем пожаловал?
-Дык вот, открыли мы с приятелем собственное дело, а тут ураган, может помнишь?- начал дед и, получив утвердительный кивок головой, продолжил,-тополя поваляло и несколько огромных сучьев упали на крышу нашего магазина. Теперь нужно чинить, а не кому. Приехал объявление дать, что бригаду ищу, а тут народу как собак не резанных.
-Коммерция, ты как думал? Это тебе не при коммунизме. Сейчасглавное продать, а не достать. Мучатся люди. Вот и осаждают нас, чтобы простой народ знал в какое место к ним за шмотьём идти. И здесь у них конкуренция. Ты сколько раз опубликовать это хочешь,- спросил Роман деда уже как специалист по рекламе.
-А кто его знает. Может одного раза достаточно?
-Давай так, я тебе объявление немного отшлифую и потом разместим. И не раз, а недели на три, четыре. Потом если бригаду найдёшь нормальную, мы твои деньги или вернём, или место в газете той противной тётке из очереди продадим.
Роман достал ручку и с видом знатока стал править текст, что написал дед, потом смял бумажку и, вырвав из блокнота чистый лист, стал писать: «На конкурсной основе, требуется бригада не пьющих специалистов высшей категории, для ремонта крыши магазина. Оплата по самой высокой ставке. Тел 29-66-44».
-Ты с ума сошёл Роман,- чуть не завопил дед,- я где этим людям найду денег на оплату по самой высшей ставке.
-Это Петрович такая фишка. Вот смотри, дал ты такое объявление и, сработало что?
-Что сработало?
-Жадность людская сработала. Дескать на Лохов нарвались, можно ошкурить их по полной программе. И кинулись они к тебе. А у тебя конкурс. И уже ни кто больше, а кто качественнее и дешевле. В результате к тебе придут за наживой вообще все, кто может держать в руках молоток и ножовку, а ты выберешь каких тебе надо, но середнячков.
-Ты откуда знаешь?
-Поработаешь с моё, тоже будешь знать. И обязательно договор с ними составь, чтобы если что, вытурить их с дондором и других нанять.
-И где я тебе такую бумагу возьму? Это как ты говоришь, меня ещё и за составление договора ошкурят.
-Эххх темнота ты деревенская Петрович. Всё вас с Василием учить надо. Тот тоже в город приедет и давай выспрашивать, а как-то, а как-это?
-Ну и как я по твоему должен его составить?
-Смотри. Вон газета на соседнем столе,- Роман встал, подошёл к столику, обратился к хозяину газеты,- на секунду можно попользоваться вашей прессой.
-Не вопрос,- заржал мужик, с жадностью поедающий свою порцию пельменей,- только мух ей не бей и задницу не вытирай.
-Верну в том же виде,- успокоил его Роман и, вернувшись на место, объяснил деду,- смотри сзади реклама – требуются. Находишь бригаду ремонтников и по адресу едешь к заказчику. Там говоришь – «Хочу ознакомиться с договором». И тут же получаешь на руки «болванку» договора, где оговорено всё вплоть до его досрочного расторжения. Так что на все, про всё ты затратишь рублей десять на транспорт.
-Лихо придумал.
-Это ещё не все. Там в коридоре сидит куча мудаков, которые кормят нашу и другие газеты. Они заказывают рекламу на каждый её выход.
-А как же иначе? Если по другому, то люди к тебе идти не станут.
-Там тоже одна мааааленькая хитрость есть. У нас каждую пятницу печатается программа телепередач на следующую неделю. Ты с такой газетой что делаешь?
-Под телевизор кладу.
-Правильно и по сорок раз в день её смотришь. Так вот если твоё объявление рядом с программой запиндюрить, то его все телезрители будут смотреть по сорок раз на день. С одной стороны мы за него чуть дороже берём, с другой стороны ты в месяц печатаешь всего четыре объявления, а не двадцать семь.
-Да уж, век живи, как говорится…,- пробормотал дед,- отдавай газету и пошли писать бумаженцию.
На обратной дороге они, возбуждённые нечаянной встречей, воспоминаниями и водкой, совсем забыли, что в редакции сидит толпа народа, желающего подать рекламное объявление и, вспомнили об этом, когда вновь перешагнули порог злополучного коридора.
Возвращались приятели непринуждённо беседуя, забыв что с того момента когда они заходили первый раз в кабинет прошло уже более часа. Люди с удивлением вылупились на них, как на пришельцев из далёкого космоса. Тихонов и сам лишился дара речи – как он мог о них забыть. Однако дед Кузьма, как ни в чём не бывало, выдал.
-Вам не кажется, Роман…эээ,- скомкал он неизвестное ему отчество Тихонова и потому скороговоркой пробормотал чёрт знает какое,- Абромантубралорвич, что эти люди, однажды здесь уже сидели и всё это уже было? И мы уже с вами шли за моим кошельком по этому коридору по этим ногам. Вон даже тетка та мне с буклями знакома,- указал он на свою бывшую соседку, уже сидевшую на стуле,-вот оно Дежавю, я читал об этом в «Технике молодёжи».
-Странно у меня такое же чувство, что всё это уже происходило здесь недавно, нужно об этом статью написать. Ну что же проходите, смотрите, ваш ли это портмоне.- пробормотал Тихонов и шмыгнул в кабинет. Следом за ним вошёл и дед. В помещении они облегчённо рассмеялись.
Люди, сидевшие в коридоре, молчали озадаченно переглядываясь. Они не понимали, то ли на самом деле у них групповые галлюцинации, то ли их здесь дурят почём зря. Они удивлялись, пожимали плечами, но пока никто не высказывал до поры никаких предположений.
Тем временем Тихонов в кабинете быстро закрыл окно на все защёлки и положил на подоконник штук двадцать годовых подписок местной газеты.
-У тебя кошелёк есть Петрович, а то ведь могут и по рогам надавать за такие шутки?
-А как же,- ответил дед и достал свой портмоне.
-Оставь мне сто рублей на расходы и ступай домой. Зайдёшь завтра ближе к обеду, как всегда за кошельком,- засмеялся Тихонов.
-Дык они что, дураки, там за дверью?
-Дык завтра,- передразнил Тихонов деда,- там будут другие ….эти,- хозяин покрутил пальцем у виска. И главное Петрович запомни из всего, что здесь происходит. С деньгами и дурак починит твою крышу. Ты попробуй это без денег сделать.
Это как же без денег – то?
-На то ты и человек, а не обезьяна. Голова тебе дана не только шапку носить, но и думу думать. Еще Христос сказал – Нае..иближнего раз, ибо он нае…т тебя трижды и возрадуется.
-Врёшь ты Роман не говорил Христос так.
-Ааа он просто в такое сволочное время не жил, а то бы сказал. Всё свободен. Люди у меня.
Итак, через три минуты дед покинул кабинет приема рекламных объявлений. Головы очередников как по команде повернулись к нему, а он, молча и торжественно прошествовал к выходу, победно держа в руках свой кошелёк.

Следующий по очереди, с опаской заглянул в дверь кабинета и, робко вошёл внутрь. Стоя у порога, посетитель внимательно осматривался в помещении два на три метра размером, не имеющим запасного выхода и окном, заваленным едва не до потолка годовыми подписками газет. Хозяин, посасывая мятную конфету, так же внимательно смотрел на посетителя.
-Что-то не так здесь?- спросил, наконец, Тихонов.
Посетитель потряс головой.
-Какая-то дьявольщина,- выговорил он наконец,- головой клянусь, что час назад вы уже сюда входили с этим человеком за кошельком.
-У меня такое же бывает, когда мало посплю. Что у вас там?
-Вот объявление хочу дать,- ответил посетитель, зябко поводя плечами,- да теперь и не знаю уже как мне быть?
-Всё просто, вам нужно выспаться. Укажите когда и сколько раз должно выйти объявление и бегом в кассу.

Очередной клиент не менее скрупулёзно осматривал кабинет и постоянно хмыкал и пожимал плечами.
-Вы товарищ, если пришли сюда, как в музей поглазеть, то глазейте. Но не забывайте там очередь. Давайте бумагу.
Клиент подал бумажку и подошёл к окну. Даже каким-то образом сумел подёргать за ручку.
-Эй, товарищ,- чуть ли не пропел Тихонов и показал на дверь,- у нас выход там.
-Нет ну всякое бывало, но чтобы такой морок, да причём на глазах у всех.
-Бермудский треугольник забыли, товарищ? А ведь всё началось именно оттуда.
-Не понял, что началось оттуда?
-Всё что здесь происходит. Напишите когда, сколько раз и в кассу бегом.

Следом в кабинет вошла крестясь молодая женщина. Она не глядя по сторонам, подала Тихонову объявление и, взяв бумажку для оплаты, тихонько испарилась, а вместо неё материализовался солидный дядька. Он долго смотрел на Тихонова, Тихонов смотрел на него.
-Ну и что ты здесь народ дуришь?
-В смысле дурю? Вы что в цирк пришли? Если по делу, давайте по делу. А если по другому делу, то это не ко мне.
Дядька с самым наглым видом обследовал кабинет. Окно. Подшивки на нём. Умудрился найти на подшивках даже паутину и, это его слегка успокоило, больше окна он не домогался. Зато начал простукивать стены.
-Так товарищ, вы что себе позволяете?
-Это что вы себе позволяете? Вы, почему здесь театр устроили?
-Товарищ я сейчас милицию вызову.
-Я её сам вызову. Но чёрт как же ты это проделал, уже с сомнением проговорил дядька. Я сам лично видел, как вы два раза с мужиком сюда входили.
Тихонов встал, подошёл к двери и открыл её.
-Товарищи, будьте свидетелями. Этот человек, по-моему, не совсем здоров. Ищет барабашек у меня в кабинете. Не приглядите за ним, я пока скорую вызову?
Через минуту его кабинет был до отказа забит людьми, пытающимися решить загадку века. Скандальная бабёнка с буклями, стоявшая рядом с дедом Кузьмой вначале этой истории, исчезла вместе с соседкой, так и не подав объявления.
Наконец Тихонову надоело смотреть на бесплатную комедию и, он прервал митинг догадок и предположений:
-Товарищи, я сам в недоумении от произошедшего, поэтому давайте закончим с домыслами и займёмся вашими помыслами,- скаламбурил он,- взяли карандаши и ручки, посчитали слова и бегом в кассу оплачивать. А то я с вами ещё немного побуду и решу что свихнулся.
Через час успокоившиеся очередники, получили свои квитанции о приёме объявлений и разошлись по домам, будоражить умы горожан известием о странном явлении.

На следующий день перед обедом, как было велено, дед появился в редакции местной газеты. В коридорчике стояла длинная очередь. Не долго думая, он, сказал, вернее начал говорить:
-Товарищи, я вчера был там с объявлением и забыл на столе свой кошелёк…
Вдруг он увидел на стуле вчерашнюю скандалистку в красном платке и ужасными буклями, которая рассказывала соседямневероятную историю про Дежавю. Взгляды их встретились. У женщины перекосило рот, глаза остекленели и, она начала сползать по стулу на пол. Дед кинулся к ней на помощь, но женщина находилась в полном сознании.
-Это он, дьявол, спасайтесь люди добрые,- с криком вскочила она и кинулась в кабинет к Тихонову.
Тот как раз убрал с окна газеты и, открыв его настежь, проветривал помещение. Женщина забежала в кабинет, пробежала мимо оторопевшего хозяина и щучкой нырнула в окно на улицу. Забежавший следом дед и Тихонов со смехом смотрели как она, крестясь и оглядываясь, улепётывает от здания редакции. А через открытую дверь внутрь заглядывали встревоженные люди.
-Товарищ, я у вас вчера случайно кошелёк забыл,- сказал дед Тихонову, но тот, похоже, был не готов к такому развитию событий.
Кошелёк в это время находился ещё в кармане деда, а сзади него стояла толпа любопытствующих и ловила каждое слово, каждое движение..
-Да, видел я ваш кошелёк,- тянул время Тихонов, не зная как выпутаться. Потом хлопнул себя по голове и подал деду квитанцию,- я же утром его секретарю редактора отдал. Вот записка, по ней вам его вернут.
-Вот спасибо,- с облегчением ответил дед и тоже вытер вспотевший лоб, забрал квитанцию и пошёл к выходу, бормоча на ходу,- прямо как Штирлицы ити иво мать.

С чувством выполненного долга дед Кузьма вернулся в контору. Там его ждало дурное известие. Вышли из строя сразу оба компьютера. Он позвонил Самохину старшему.
-Валерий Фёдорович, Кальянов вас побеспокоил.
-Что хотел Петрович, говори быстро у меня совещание.
-У девок компьютеры сломались, а грамотеев кроме меня в конторе не осталось. Но я могу только кувалдой.
-Понял, звони 29-63-71. Скажешь от меня. Придут, починят.
Дед набрал указанный номер и через полчаса у него в кабинете сидел заводской программист Гена Романов. Тихий, спокойный улыбчивый парень.
-Гена, сколько будет стоить ремонт двух компьютеров?- без обиняков спросил дед.
-Да я и даром бы вам сделал,- ответил программист,- начальство прислало.
-Даром только за амбаром,- многозначительно ответил дед,- ты Гена много не проси, но чтобы реально было.
-Ну, пару бутылок водки дадите, я хоть и не пью, а гости иногда заглядывают.
-Договорились.
Возился Гена с первым аппаратом часа два, вроде всё настроил, а программа глючит. Мучился, мучился так и ушёл ни с чем. Второй делать не стал. И гонорар с расстройства не взял. Посоветовал вызвать Славу Гаврилова из их же отдела, может у того что получится.
-Эх, горе монтёр,- расстроенно сказал дед, когда Гена ушёл.
Стал переставлять компьютер на столе и вдруг соединительный провод заискрил. Он быстро переставил провод от другого аппарата и, всё заработало само собой.
-Вот так я, спасибо мне,- обрадовался дед и хотел позвонить Гене Романову, чтобы тот забрал свою заработанную бутылку водки. Фактически он программу восстановил, но на ум пришли слова Тихонова «За деньги и дурак наладит, ты попробуй без денег». На этом его самобичевание окончилось и он успокоился.
Переставив бракованный провод на второй компьютер, дед вызвал программиста Гаврилова. Тот пришёл, поковырялся как и Романов, но система работала неустойчиво, так ничего и не добившись Слава убрался восвояси, также не взяв свой приз, а мудрый дед взял на складе новый провод, воткнул куда положено и, всё снова заработало.
Тогда он сел напротив налаженной аппаратуры и задумался. Как ни крути, а Роман Тихонов дал ему прекрасный совет. А когда он пришёл к такому выводу, то собрался и поехал по городу искать текст договора на ремонтные работы. В первой же организации, где требовались рабочие для проведения работ ему дали бланк договора для изучения.
Ещё через два часа, благодаря усилиям бухгалтера у него было почти пятьдесят бланков договора на ремонт крыши.
Слава богу, благодаря последним событиям деньги на ремонт крыши у деда были и лежали ожидая своего часа в трёхлитровой банке в гараже. Так что можно смело нанимать рабочих и проводить ремонтные работы.
Однако на столе затренькал телефон. Звонил Евгеньев из Ташкента.
-Петрович это очень важно,- кричал тот в трубку телефона,- нужно срочно, понимаешь срочно, найти десять миллионов рублей и передать человеку которому ты однажды разбил телефон о батарею отопления.
-Самохину что ли?- простодушно спросил дед.
-Ну как с тобой секретные переговоры вести?- расстроилась трубка на том конце. Короче всё бросай и ищи деньги. Не важно, сколько деньги у нас поработают по времени, хозяину заплатим десять процентов.
У деда прямо в сердце кольнуло – «Вот оно то, о чём Седой говорил».
-А что как просерет наш общий друг эти деньги, что делать будем?
-Не переживай, заработаем отдадим.
-Вить, а как же ремонт крыши. Тогда всё остановится. Зима на носу. Сколько товару погубим.
-Петрович, ну ты же у нас «Решала». Ну, займи двенадцать миллионов.
-Я человека знаю у которого есть деньги, но только десять.
-Ну, порешай как-нибудь.
-Ни хрена себе как-нибудь. Это тебе не на бутылку найти.
-Всё Петрович, давай. Тебя так плохо слышно стало. Считай из последнего разговора я ничего не понял,- закончил Евгеньев и бросил трубку.
-Все ты понял,- подытожил дед,- ездишь там по тёплым странам, а я тут дерьмо ложкой хлебаю. Ладно, это всё розовые сопли, а крышу ремонтировать надо.
Уже через час дед сдал Самохину старшему под расписку десять миллионов рублей и пошёл в каморку к Васе-тросоплёту. Тот спал беспробудным сном..
-Василий,- спросил он,- за сколько бы ты взялся разобратькрышу нашей конторы?
Вася уставился на Кальянова непонимающим взглядом.
-По времени или по количеству выпивки?
-И по тому, и по-другому.
-Петрович, если поставишь мне ящик водки и ведро селёдки, я твою крышу за три дня разберу, и больше ни копейки не возьму. Но нужно ещё пару бойцов. С ними об оплате договаривайся сам. Я лично беру только водкой.
-Вася, ты что с ящиком делать станешь?
-Пить стану. Не переживай Петрович разберём мы твою крышу. Денег у тебя в магазине много. Материал есть. Так что веди людей. И что такое ящик водки. Сколько он стоит? Максимум сорок тысяч рублей. А вот сколько с тебя за работу нормальная бригада возьмёт это вопрос? Тысяч пятьсот не меньше.
-И за сколько дней разберёте это угробище? Мне ремонтников, которые умеют монтировать крышу вести нужно.
-Три-четыре дня. Но водку и селёдку дашь мне вперед. Авансом.
-Авансом никак. Ты иначе на крышу не влезешь, а если влезешь, то потом не слезешь. Придётся прыгать, а это неизвестно чем кончится.
-А кто сказал, что я с крыши буду прыгать?
-Это обычное стадное чувство, друзья прыгают и ты за ними.
-Петрович, а если никто прыгать с крыши не пойдет, то и я не пойду, не боись. Ты главное на работу совсем умных не бери, а то они только базары разводят, а не работают. А как крышу новую сделаем, я туда жить на зиму перееду.
-Не пойдёт. Там место уже Карлсоном забито. Ещё подерётесь с ним или замёрзните.
-Если водки нам с Карлушей будешь подбрасывать, мы с ним договоримся. Ещё и диван туда поднимем. Люди в Антарктиде живут и не мёрзнут, а там почти минус девяносто.
-И у нас скоро белые мухи полетят. Так что Вася надо спешить.
-Белые мухи ремонту не помеха, дождей до весны не будет. Веди людей и давай водку.
Дед почесал затылок и пошёл в парк перед заводоуправлением. Там сидело человек пятнадцать бичей и обсуждали животрепещущую тему – ГДЕ ВЗЯТЬ ВЫПИТЬ. «Поскольку работа по снятию крыши неответственная, то сгодятся и эти люди»,- рассуждал дед. Но не тут то было. На его предложение поработать за водку – ответил за всех самый бойкий:
-Мужик, ты что охренел? Вот я лично не прикладывая никаких усилий за час на бутылку по рублю настреляю. Кстати у тебя рубля нет?
-Нет, мужики рубля у меня нет. Есть только водка.
-Чёрт с ней, тащи водку,- заржал «синяк» и его поддержали остальные «коллеги по цеху»,- ты вот магазин открыл, а проставиться забыл. А что если каждое утро перед входом будешь находить кучу свежего дерьма, да не одну?
Вся компания развязно расхохоталась.
-Тебя как зовут мил человек?
-Парьям меня зовут.
-Вот Парьям, не знаю как твоё человеческое имя, прежде чем срать под магазин, ты сходи к Болту с заявлением, если писать не разучился. Если он тебе его подпишет, то я лично каждое утро буду выходить и твоё дерьмо с асфальта соскабливать.
Гонору в компании бичей сразу поубавилось.
-Да ладно мужик, с тобой пошутить нельзя, сразу обижаешься.
-Я разве обиделся? Я тебе Парьям совет дал хороший. А за это ты скажи, где людей найти крышу разобрать.
-Вроде лет до хрена уже, а не знаешь. Иди в гаражи за своей конторой, там сроду пасётся стадо мужиков, которые от баб из дома сбежали. Вот те пойдут. Но они за деньги работают.
-Спасибо Парьям,- обрадовался дед и направился в гаражный массив.
И правда тут и там сидели в гаражах мужики и травили анекдоты. Дед подошёл к первой же группе.
-Ребята работа есть, всё одно сидите без толку,- без обиняков сказал дед двум «домашним беглецам» распивающим канистру пива.
-Говори батя - что, где, когда,- спросил самый шустрый.
-Помните, на днях буря была?
-ААА это у тебя крышу в магазине пробило?
-Вот её и надо разобрать.
-Сколько заплатишь?
-Давайте на месте обсудим.
Долго ходили по крыше. Набивали цену.
-Семьсот тысяч, чтобы только снять эту рухлядь, а там будем по новой говорить. За монтаж новая цена,- наконец заявил шустрый.
-Это за что так дорого?- возмутился дед.
-Грязно тут и тяжело, вдобавок придется с основной работы отпрашиваться.
-Значит так, плачу пятьсот тысяч за весь объем, разбираете за три дня, старший над вами мой Вася.
-Тогда добавь ещё сто тысяч.
-Старшим будет Вася, он отдельно от вас получит жалованье,- как не слыша, повторил дед,- и если увижу среди вас хоть одного в нетрезвом состоянии, договор сразу кончается и вы все отсюда сматываетесь, и я ни копейки вам не плачу. Без обиды.
-Тащи бумагу начальник, подпишем любую,- заржал старший,- у нас и денег нет на выпивку.
На следующее утро бригада приступила к работе. Не смотря на то, что крыша была старая и слоёв рубероида было на ней много, работа спорилась. Часам к четырём сделали примерно треть всей работы. И тут произошло нечто, остановившее бурный цикл действий бригады. При демонтаже очередного пролёта в меж крышном пространстверабочие нашли давнишнюю коробку, а в ней три бутылки водки.
-Вот это подарок судьбы мужики,- обрадовался Вася, пошли пообедаем, у меня тушёнка есть и хлеб.
Рабочие сначала помялись, помня об уговоре, а потом решили, что обедать всё равно надо и если выпить по пятьдесят граммов никто ничего не узнает. Спустились в Васину коморку.
Вернувшийся через час дед Кузьма застал пьяными и Васю и его двух помощников. Они сидели на крыше и горланили песни.
-По какому поводу праздник?- спросил он, поднявшись наверх.
-Короче Петрович,- сказал виновато шустрый,- провинились. Сейчас допоём и уйдём. Мы свой косяк понимаем – зима скоро.
-Ну, хорошо хоть понимаете, а то и у меня зима на носу, а вы…эхххх,- махнул рукой «расстроенный» дед, слез с крыши и пошёл искать других рабочих.
На следующий и третий день всё повторилось, очередные бригады нанятые на гаражном рынке рабочей силы, при разборе крыши находили старую коробку с тремя бутылками водки и напившись изгонялись дедом с работы за нарушение условий договора.
На четвёртый день неразобранной крыши осталось совсем немного. Работа с утра спорилась, а Вася ходил встревоженный. Крыша кончается, а чудеса с водкой не случаются. Наконец когда осталось совсем немного, он не выдержал и отковырнув монтировкой несколько досок спустился внутрь оставшегося чердака и тут же оттуда раздался его радостный вопль:
-Урааа мужики нашёл.
-Что нашёл Васёк, к нему свесились две усталые головы.
-Смотрите,- из кучи шлака и золы, которыми было засыпано всё чердачное помещение, торчала старая коробка, и Вася жестом фокусника достал из неё три бутылки водки.
Через час дед изгонял с крыши пьяную компанию, которая лежала на утеплителе, вся перепачканная золой и горланила песни.
-И что вас всех спьяну на песни тянет,- задумчиво произнес новоявленный кидала.
Крыша была полностью разобрана и валялась в виде досок и рубероида с тыльной стороны здания.
-Ну что Петрович гони мой законный ящик водки,- радостно с утра заявил Вася.
-Отдам я тебе твои восемь бутылок, не переживай.
-Это с какого перепуга восемь,- обиделся Вася,- договор был за ящик.
-А с такого. Ты водку с рабочими чью пил?
-Не надо Петрович меня лечить. Водку мы нашли на крыше конторы.
-Конечно. А теперь ответь на один вопрос – контора чья?
-Ну, твоя.
-Следовательно всё, что в ней лежит, принадлежит мне. Водка действительно тебе предназначалась, не надо было этим алкашам наливать.
-Ох ты Петрович и хитрый. Чёрт с тобой уговорил. Давай мои восемь бутылок,- резюмировал беззлобноВася.
-Пока не дам. Тебе ещё одно задание есть и там ты заработаешь много больше.
-Говори мошенник,- засмеялся Вася.
-Жми в ближайшую деревню и продай весь этот хлам народу на дрова. Вот тебе и будет навар.
Вася надолго исчез. Зато к вечеру приехала вереница машин с людьми и вывезла остатки бывшей крыши на топку котельной в ближайший колхоз. Прошла молва, что Вася заработал на этом деле две тонны зерна, которые тут же обменял на самогон и не появлялся на глаза деду в течении двух недель.
Зато едва вывезли мусор, дед Кузьма нашёл прораба Страдаева.
-Владимир Аркадьевич видишь лес завезли, завтра, послезавтра рабочие приедут.
Действительно, директор кладбища не подвёл и привёз распиленные на доски тополя.
-Что я должен сделать?
-Практически ничего. Надо на заводе найти чертежи этого здания.
На следующий день часам к десяти Страдаев вернулся с кучей старинных чертежей и дед развесил их у себя в кабинете. Потом взял договора и от руки вписал в них ещё несколько пунктов.
В этот день ближе к обеду явился пронырливый парень с бригадой строителей и заполнили первый договор. Особым условием значилось, написанное от руки дедом выполнить работу строго по заводским чертежам, которые принёс Страдаев.
Утром следующего дня команда приступила к работе.
К концу второго дня дед Кузьма взял чертёж и полез на крышу.
Через десять минут бухгалтер вбежала с криком в магазин:
-Владимир Аркадьевич, эй, кто-нибудь помогите. Кальянов кажется с ума сошёл.
-Вы суки где работать так учились,- орал с пеной у рта дед, гоняясь по крыше с топором за рабочими,- это чёрт знает что. Столько материала загубили. Где ваш начальник, а ну тащи его сюда, он у меня сучий потрох, сам всё будет переделывать. За свой счёт.
Звать и тащить было уже не кого. Перепуганные рабочие, схватив инструмент и одежду, сбежали безвозвратно с объекта.
-Вот что они натворили Владимир Аркадьевич,- жаловался Страдаеву тем временем дед,- я им велел по чертежам делать. Сам знаешь у нас с десятикратным запасом прочности всё делалось. А эти недоумки по-своему сделали. да и криво, как бык нассал. Ну, вот я их и погонял,- завтра придётся вести другую бригаду.
Через пятнадцать дней криков и страстей, дед пригласил вернувшегося Евгеньева, на отремонтированную крышу.
-Вот товарищ начальник принимай. Видишь Вить, всю крышу считай за ящик водки сделал. Ещё и нам заработал.
-Нам-то ты что заработал? Тут одних затрат по материалу на два миллиона.
-Как что? Тебе Самохин их в счёт аренды погасить обещал,- улыбаясь, ответил дед, а из материала мы только рубероид и гвозди купили. Лес до последней палки свой.
Продолжение следует.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 01.11.2019 Евгений Паньшин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2662344

Рубрика произведения: Проза -> Юмор













1