Поцелуй Церцеры (часть 3)


ЧАСТЬ 3
ГЛАВА 1
Как начать тяжелый разговор, касающийся не только эстетической стороны, но и в некотором роде этической, Ксения пока не имела понятия. Да и Олину реакцию очень трудно было предугадать. А вдруг закатит душераздирающую истерику, откровенно обвинив всех в черствости, невоспитанности и неинтеллигентности. Или, на худой конец, подаст на расчет. Этого Никольский явно не переживет. Поэтому в данной ситуации Ксения полагалась на свой немалый опыт работы с людьми, дипломатичность и доверительные отношения между подругами. К тому же неизвестным остается фактор выживаемости после подобного вмешательства. А быть виновной в скоропостижной смерти своей подруги Ксюша не хотела никоим образом.
Выбрав момент, когда Оля была в хорошем расположении духа, Ксения предложила пропустить по бокальчику вина. «В непринужденной обстановке, - соображала молодая женщина, - мы разболтаемся о всякой всячине и я так аккуратненько побеспокоюсь о ее бородавке, которую было бы неплохо удалить, к тому же и Андрей готов спонсировать расходы, связанные с этим мероприятием». Однако тщательно продуманный сценарий пошел совершенно не в том русле, которое намечалось ранее и Оля, в результате разговора, категорически отказалась от столь рискованной затеи, мотивируя предупреждением врачей на сей счет.
Объявлять мужу о своем поражении Ксения не хотела и даже где-то боялась. Но, как известно, человек действует наиболее эффективно только тогда, когда весьма плотно прижат к стене. А что уже говорить о женщине. Это пластичное, верткое и невероятно изворотливое создание выжило в этом безмерном хаосе, коим правят бессердечные самцы, благодаря именно вышеперечисленным качествам. Сколько хитрости, коварства и приспособленчества в таких слабеньких, хрупких телах, готовых взмыть под самый потолок при первом взгляде на пробегающую мышку, сколько же внутренней силы в неразвитых мышцах, с невероятным трудом поднимающих тяжелую сумку, сколько сложнейших хитросплетений прокручивается в кокетливых головках, увитых игривыми завитушками. Как ни крути, а преимущество женщины над мужчиной велико. Нужно доказательство? Извольте. Разве подлежит оспариванию тот факт, что слабый пол с небывалой легкостью предугадывает совершенно головокружительные вещи, над которыми среднестатистический мужчина пыхтит долго и усердно, а приходит к умозаключению лишь после глубочайшего раздумья?
Ксюша, будучи по натуре женщиной хитрой и предусмотрительной, решилась на коварный план. Однажды в разговоре с Олей она как бы между прочим упомянула о неком сослуживце, живо интересующемся персоной нового бухгалтера. Реакция превзошла все ожидания. Плодоносящее зерно, брошенное в хороший чернозем, обещало дать ранние всходы. Обескураженная подруга после такого заявления нервно заерзалась, даже попыталась выдавить улыбку равнодушия, но по всему становилось очевидно – женщина крепко попалась на удочку. Ну не камни же женские сердца? Скорее бездонные колодцы, на дне которых может укрыться самая черствая душа самого отпетого негодяя. Сколько раз Оля слышала в свой адрес весьма обидные и мучительные фразы: несексуальная, непривлекательная, толстая, противная. И вдруг брошенные вскользь слова подруги пронеслись по сознанию подобно табуну лошадей, сметая все на своем пути. «Не может быть, - думала Оля, теряясь в догадках, - не может быть, чтобы мной кто-то интересовался как женщиной, чушь, полная чушь. Я много лет назад похоронила свое женское естество и теперь обречена до конца своих дней устраивать поминки. Что ж, получается, оплакиваемый труп ожил и даже неплохо выглядит. Смешно, очень смешно, аж мурашки по коже. Хотя постой, Ксюше то врать совершенно нет никакого резона. Чего скрывать, я ведь тоже замечала, как Константин Анатольевич на меня смотрит. Вот не так смотрит, как все остальные мужики. Определенно не так. Всегда старается подсказать, если что не знаю, быть, что называется, под рукой, как-то странно улыбается и при этом непременно заглядывает в глаза. Господи, у него такие красивые глаза, с эдакой прищуринкой, с лукавинкой, с невероятно легкой поволокой, напоминающей вуаль. Ах, Константин, я бы не раздумывая, со всего разбегу плюхнулась бы в ваши объятья, но боюсь, что мой несколько избыточный вес не позволит вам после удержаться на ногах. Картина, при которой мужчина теряет свое лицо перед дамой, страшнее и непригляднее любого американского фильма ужасов, занявшее первое место на Каннском кинофестивале. К тому же моя огромная бородавка при близком лицезрении, сфокусировавшись не под тем углом, может выдать совершенно космогонические формы. Бр-р-р, не женщина, а монстр. Да, с бородавкой явно нужно что-то решать».
Ничего не поделать, женская природа - само противоречие. Через месяц Оля сдалась. По некоторым каналам Андрея (благо у врачей также есть машины, которые питаются бензином), Ольга прошла необходимое обследование с целью выявления глубины риска для жизни в послеоперационный период. Сама по себе операция не считалась сложной и дорогостоящей. Вопрос заключался в том, как поведет себя организм, избавившись от многолетнего образования, благополучно жившего за его счет. Консилиум врачей к единому мнению, увы, не пришел. Разводя руками, светила медицины приводили как довод разного рода статистику. Дескать, в одних случаях все обходится без осложнений, а в других возможен летальный исход. Иными словами, причины странного послеоперационного поведения организма науке пока не ведомы. Возможно, что сила выживаемости зависит от сильных генов, то бишь хорошей наследственности. Не исключено, что и сам организм имеет некую предрасположенность к злокачественным новообразованиям. Хотя, были высказаны и более мистические воззрения, напрямую связанные с предначертанием сверху. Как ни крути, а шанс погибнуть был достаточно велик. Но, всепобеждающая сила любви победила смерть. Оля, не привыкшая к мужскому вниманию, подобно ночному мотыльку, не задумываясь, полетела на огонь свечи, чтобы познать тепло обожаемого объекта.
ГЛАВА 2
День операции Оля ждала с волнением. Это было похоже на избавление от некого кошмара, преследовавшего всю жизнь, от кандалов, давивших тело и стиравших кожу до крови, от уродливой маски, скрывавшей долгие годы истинное лицо. «Наконец настанет миг, - думала Оля, когда я, не стыдясь, посмотрю на мужчину открыто, прямо в глаза, не пряча, не краснея и не опуская лицо, как девственница». Несмотря на риск, Оля почему-то была уверенна в победе, как и в том, что земной путь только лишь начинает набирать обороты. Все, что с ней произошло, к счастью или несчастью, точь-в-точь было предсказано пожилой гадалкой. Как теперь ей не верить? И стремительный развод, и смерть, поджидавшая в ту злосчастную ночь, и новая работа, и второй брак. Все сбылось, до мельчайших подробностей, до самых ничтожных мелочей. Что ж, оставался второй брак. Ради этого молодая женщина, не задумываясь, пошла бы в огонь, воду, медные трубы и если нужно, вернулась бы снова на круги своя.
Процедура по удалению папилломы длилась не больше часа. Буквально к 11 часам утра с бинтом и лейкопластырем на весь нос, пациентка принимала посетителей в больничной палате. Из-за местной анестезии практически пол лица не участвовало в мимике, что выглядело до некоторой степени комично. Но, разумеется, этому факту никто не придал значение, а наоборот, высказывались предположения по поводу дальнейшего участия в конкурсе красоты. Да, моральная поддержка была на высоте.
Через неделю Оля снова вышла на работу. Небольшой штрих тональным кремом на месте дислокации экс-бородавки сделал чудо. Создавалось впечатление, что женщина слегка расцарапала носик и теперь немножечко затушевала ранку. Мужчины-коллеги, придумывая разный предлог, по очереди заглядывали в кабинет, чтобы лично убедиться в колоссальных метаморфозах своей сослуживицы. Ольга действительно похорошела. Лицо, избавившись от обезображивающего образования, тянувшего на себя часть кожи и все соки, расправилось, разгладилось и выглядело вполне симметрично. Основная масса подкожного жира, бесследно канувши в вечность, заставила кожу более интимно прилечь к лицевым костям и придать некое очарование и даже привлекательность. Но наибольшее впечатление хотелось произвести на Константина, который, как ей казалось, тихонько радовался, но не выказывал своего внутреннего состояния. Ведь, в сущности, ради него она пошла на столь рискованную идею, убрав существенное препятствие к их обоюдному счастью.
По истечению времени бывший супруг Николай все менее напоминал о себе. Жизнь захлестнула его подобно цунами, отнеся далеко за горизонт хлопоты, связанные с бывшей семьей. Прежняя привязка к детям несколько поостыла, благодаря немалым усердиям второй жены, которая делала все возможное, чтобы облегчить благоверному процесс отвыкания. За все это время он значительно прибавил в весе, возмужал и стал более раскованным. Уверенный взгляд, короткая и вполне модная стрижка, солидные габариты костюма, в котором находится холеное и всегда сытое тело, ноутбук, машина, одним словом, все те слагаемые, благодаря коим легковерный клиент клюет, как рыба на свежего червячка. Частые разъезды по командировкам с вытекающими последствиями, мальчишники с тайными элементами девичника, загородные пикники, сауны стали накладывать свой негативный отпечаток на человека, чье предназначение сводилось всего лишь к верному служению делу партии и народа. Капиталистический тяжеловесный каток обещал за короткое время раскатать на асфальте некогда добропорядочного сына отечества в совершенно нечто плоское, бездушное, разухабистое, склонное к выпивке и прочим излишествам. Лилиана Алексеевна, видя, во что превращается ее муж, еще до недавнего времени являвшийся примером к подражанию для таких, как теперь он сам, прямо не знала чего предпринять. Злословные подруги нашептывали на ухо о порче, которую бывшая жена из чувства мести и без зазрения совести могла навести. Исходя из очевидного, все в действительности говорило о порче. Ну, не может человек так резко поменяться. Сомнений не оставалось, ему в этом «помогли».
ГЛАВА 3
Разговор сразу после сотворения мира. Бог: (человеку) «Будь свободен»! Дьявол: (человеку) «А куда ты денешься, раз Он сказал».
Сбитая с толку, женщина еще продолжала стоять на своем неверии во вмешательство черных сил, но Николай с каждым разом вынуждал ее свято верить в это. К тому же появились сомнения насчет супружеской верности. Телефонные звонки, на которые мужчина реагировал весьма странно, типа «вы не туда попали» или «да, да, нет, возможно» и вовсе сжигали мосты к любому оправданию. Когда же законная супруга намеревалась узнать, кто звонил, Николай отшучивался: «Та, это Вадим, насчет рыбалки» или «Толик, насчет попариться». Да, только теперь женщина понимала всю глубину сказанного в Библии - «единожды предавшему нет веры, ибо он не остановиться, чтобы предать во второй раз».
Лилиана Алексеевна, будучи от природы дамой умной и рассудительной, понимала, что почти десятилетняя разница в возрасте естественно имеет свои издержки. Возраст обмануть невозможно, какой бы ни была удачной операция по подтяжке кожи лица, лазерная шлифовка, пластическая коррекция и силиконовые наполнители, создающие виртуальную красоту - глаза, шея, руки, движения, походка несомненно выкажут истинную суть вещей, ибо как идут в ногу со своим временем. И не нужно быть ханжей, чтобы признаться в том, что и сексуальная энергия, увы, уже не бьет фонтаном, как в былые времена. При любом удобном случае хочется покоя, тихохонько полежать с книжечкой в постели, помечтать, проделать ментальный ретроспектив в младые годы, когда здоровье позволяло допридумывать головокружительные позиции к Кама-сутре, а после небольшого ракурса в прошлое, укрывшись мягким пледом, сладко почмокивая, в следующую секунду уснуть. Да, в каждом возрасте есть свои прелести.
Учитывая то, что с первой женой у Николая также была разница в возрасте, которая будила в Ольге материнские чувства к своему мужу, а последнему ничего не оставалось, как разыгрывать роль сына, нынешняя, понимая это, боялась повторения ситуации. Учитывалось и то, что Николай, насытившись стареющими матронами, без угрызения совести легко может отдать себя во власть молоденьких пигалиц. «Если он и гуляет, - думала про себя Лилиана Алексеевна, - то наверняка с малолетками, потому как с бальзаковскими экзальтированными дамами ему тягаться явно уже не в кайф». И чтобы окончательно развеять свои сомнения, обиженная женщина решилась прибегнуть к услугам частного детектива. Благо в наше время подобные услуги, как правило, без проблем оказываются состоятельным клиентам, кои усомнились в верности своей половины.
ГЛАВА 4
Около года прошло с момента работы на фирме Андрея Никольского, фактического кума и работодателя. За истекший год Оля успела закончить, по настоянию Андрея, курсы бухгалтеров, чтобы досконально знать нюансы новой работы. В душе, конечно же, она жалела за педагогикой, своей родной школой, уроками, коллегами, ребятней, но в дальних уголках эфемерной субстанции понимала, что это тупиковый вариант. Бухгалтерию, как ни старалась, а полюбить так и не смогла, так как мир цифр, извечных дебитов, кредитов, миллионных оборотов, доводил до спазмов сосудов головы, а иногда и повышению артериального давления, которым до этого времени не страдала.
Выручал шейпинг, массаж, иногда плавание и недавнее занятие йогой. На йогу ее «присадил» один из старейшин фирмы, бывший военный, мастер спорта по дзюдо, а в настоящем времени главный инженер предприятия Дмитрий Фомич или «Гуру» как его величали коллеги, согласно духовному рангу. «Фомичу» перевалило за шестьдесят, но выглядел он просто восхитительно. Поджарый, подтянутый, худосочный, он, несмотря на уважаемый возраст, еще в некотором роде, по его же собственным словам, баловался с молоденькими девушками. Хотя, по мнению Андрея, «Фомич просто любит набивать себе цену».
- Что в человеке продляет молодость? - как-то затеял диспут «Фомич-гуру».
- Холодная водка и горячая «молодиця», - решился сострить Вениамин Георгиевич, сорокалетний добродушный мужичок по кличке «Веник». Вениамин занимается на фирме ремонтом мебели и прочими слесарными работами. Вдобавок ко всему, в ночное время подрабатывает охраной родных апартаментов.
- Эх, несознательный ты субъект, «Веник», и стоишь на нижайшей ступени развития. Водка и бабы забирают здоровье, а главное энергию. А без энергии любое живое существо, что? Погибает. Продляет молодость, запиши, «Веник», - это мышечная эластичность и растяжимость. И вот, если твои мышцы задубели, как деревянные бруски и ты, кряхтя, едва достаешь кончиками пальцев до колен, все, хана, жить тебе осталось очень недолго. Вся жизнеспособность находится именно в мышцах. Вот как вы думаете, уважаемые, с чего начинается старость?
- С того, что однажды утром обнаружил, что пописал мимо унитаза, - нашелся еще один остряк, совершенно лысый, бывший «мореман» Игорь Геннадиевич, он же «Матрос».
Конечно, чему удивляться, чисто мужские коллективы имеют одно очень большое преимущество над женскими. Клички разного рода, как правило, присваиваются самые безобидные, без намека на неприязнь или плохое отношение. В чисто женских же коллективах все наоборот. Внутренняя конкуренция, зависть, природное коварство не дают искренне порадоваться за подругу, оттого нарицательные имена типа «стерва», «обезьяна», «сучка», «кобыла», раздариваются налево и направо.
- Ну, я жду ответа, - не унимался «Фомич».
- С того, что в голове свадьба, а в штанах похорон, - поддержал разговор и сам Андрей Никольский.
После сказанного все присутствующие мужики заржали чистейшим басом, какой только существует в природе звуков.
- Нет и еще раз нет, - радуясь, как ребенок своему успеху, улыбаясь, ответил «Фомич». Старость начинается с ног. Когда ты однажды заметил слабость в ногах, знай, пришла старушка. Да нет, не смерть.
- Та с косой, а эта пока налегке, - сострил Антон, молодой парень, единственный на фирме, кто остался без клички.
Кличка, она видимо, как звание, ее еще заслужить нужно. Антон, знающий хорошо три иностранных языка, успел окончить институт с красным дипломом и жениться, без него на фирме просто как без рук. Любая инструкция, приехавшая вместе с товаром, частенько изложена на заморских языках, но искусство Антона тут же устраняло языковой барьер.
ГЛАВА 5
Через месяц Андрей пригнал на фирму совершенно новенькую иномарку, которая сверкала свежей краской и подмигивала боковыми фарами, как светофор. Пять машин, среди которых подержанная «Филиция», гордо занимали гараж, по размерам напоминавшем ангар для самолетов. «Филиция», после прибытия БМВ удивительно быстро оказалась не в удел, и тут же попала в поле зрения Ольги. Собственно, «глаз на машину она уже положила» давно, просто выжидала удобного момента для сделки купли-продажи.
Став бизнес-леди, внешняя атрибутика обязывала строго выполнять некоторые условности, без которых закрепление классового статуса стало бы невозможным. За время работы на фирме Ольга научилась многим светским манерам, необходимым для общения с представителями других фирм: заключению договоров, работы с клиентами, брифингов и прочих слагаемых предпринимательской деятельности. Еще одним существенным достижением для занятия своей социальной ниши было «закрепление» за собой 48 размера одежды. Благодаря спортивным нагрузкам, кожа подтянулась, а целлюлит перешел в мышцы. Грудь, невзирая на исхудание, продолжала оставаться большой и очень сексуальной. Талия, впервые за многие годы, наконец, увидела свет, и для большей коррекции иногда зрительно уменьшалась корсетом. За прической ухаживала личный парикмахер Лариса, эдакий мастер-класс, умеющий из трех захудалых волосинок создать целую копну. Исходя из личного опыта и прирожденного чувства художественного вкуса, Лариса посоветовала Ольге перекраситься в белый цвет. По мнению личного визажиста, блондинкой Оля отдаленно напоминала Мэрилин Монро. Конечно, из чувства рациональности и трезвомыслия, подобная идея никогда не бралась в расчет. Ведь от постоянного раздражения корней волос аммиаком последние теряют прочность и уходят стройными рядами. А лысой остаться, да еще при всем внешнем несовершенстве, уж очень не хотелось. Однако, по настоянию Ларисы, обещавшей помощь и уход в столь деликатном вопросе, будущая Монро сдалась.
Итак, ко всем атрибутам и «наворотам» не хватало одной маленькой детальки, ну, просто пустяшной мелочи - личного автомобиля. Чтобы среди площади, среди улицы, при всем честном народе, эротично так закинуть ножку, обутую в изящную туфельку на шпильке, в оббитый кожей салон машины и на третьей скорости рвануть вперед. Вау, шлейф от выхлопных газов и дыма обеспечен. Ничего, что шины быстро сотрутся, а шику, шику-то сколько. Но главное, чтобы всю эту картину увидел бывший муженек. От этой сокрушительной мысли судорожно сжимались кулачки, и хотелось поскорее оформить купчую.
«Филицию» Оля взяла у Андрея в кредит на 2 года. «Да ладно, - размышляла про себя счастливая женщина, - два года пролетят быстро, Артемий подрастет, будет меня по магазинам возить. Хотя, - смекнула Оля, - хотелось бы еще и самой с пару десятков лет поездить по магазинам… И не только. А там, как бог даст».
Однажды вечером, после окончания рабочего дня к Ольге зашел Константин Анатольевич. Как сказал бы Остап Бендер: «По делу». Пока оговаривались некоторые детали «дела», быстро стемнело. Пришел Вениамин Георгиевич, гремя ключами и шаркая ногами, профессиональным взглядом окинул апартаменты. После семи вечера «Веник» заступает на ночную смену, поэтому столь долгое засиживание в кабинете могло быть неправильно истолковано некоторыми коллегами. Константин выказал желание проводить Олю домой. Нельзя сказать, что это был мужчина атлетического телосложения, что-то вроде Апполона Бельведерского, вовсе нет, но былая молодецкая удаль в нем еще на некоторое время задержалась. Вообще, Константин слыл человеком весьма стеснительным и во всех отношениях порядочным. Пять лет назад он развелся с женой, которую, поговаривают, любил больше жизни и боготворил до безумия. Но, очень часто такая идеализация заканчивается полным разочарованием идеализирующего.
Бывшая жена Константина ушла к своей первой любви, однокашнику Витьке, возглавившего какой-то небольшой заводец по переработке некой ценной породы. Для чувствительной натуры это был настоящий удар. Однако внутреннее благородство не позволило очернить женщину, заполнившую до самых краев все фибры измученной души. Да и вообще, разве можно винить женщину только за то, что она желает обрести счастье, пусть даже в лице богатого и респектабельного мужчины? Оправдывая ее, брошенный супруг первое время еще надеялся на возвращение блудной жены, но после сломился, видимо серьезно устал. Правда, год назад, поговаривают, были слабые потуги экс-жены вернуться к своему бедненькому Костику, но последний остался непреклонен. И как выразился по этому поводу сам брошенный: «Все. Перегорело». Пять лет мужчина прожил один, так и не найдя той единственной, которая не осрамила бы высокого звания супруги. Присмотреться к Оле Константина надоумила Ксюша, прирожденная Ханума, в сущности, и настроившая их обоих на взаимный интерес.
Сегодняшний вечер, плавно перешедший в ночь, оказался для женщины самым счастливым за многие-многие годы. Константин, выказавший желание провести Олю домой, ушел от нее лишь под утро, дабы побриться в домашних условиях и собрать мысли в логическую кучу. После долгого сексуального «вето», родившаяся вновь женщина совершенно по-новому ощутила радости интимных отношений, дремавших все эти годы, подобно спящему вулкану. На смену холодности пришло неистовство, постоянное желание близости, ненасытности. Не буду ханжей, если скажу, что любая женская фригидность излечима. Пару месяцев воздержания и природа сама возьмет верх над любыми предрассудками и окончательными диагнозами. Секс – это парафия деятельных натур. Лишь лень и скудность фантазии убивают любую потребность близости. Немалую роль в этом вопросе я бы, пожалуй, отвела именно мужчинам. Ведь недаром среди мужиков есть поговорка «что в женщине разбудишь, тем и довольствоваться будешь». Итак, окунувшись в мир секса, Ольга расцвела, как самая дорогостоящая фотомодель, сошедшая со страниц журнала «Плейбой». Подтянутые и даже слегка перекачанные мышцы говорили о внутреннем здоровье. Румянец на щеках и небольшие морщинки от постоянных улыбок вовсе не портили, а придавали озорства и шаловливости. Впрочем, и сама Оля себя не узнавала.
ГЛАВА 6
Мужчина, особенно за последний месяц, стал частым гостем в доме главного бухгалтера. Дети, на удивление, очень быстро приняли дядю, которого так не хватало все это время. Особенно Артемий, чье любопытство переходило все границы и Олино терпение, прилипал к Константину как банный лист, стоило тому едва переступить порог.
Тем временем Лилиана Алексеевна, приняв игру с частным детективом, с головой ушла в грязный мир слежек, подсматриваний и подслушиваний. Проверялось все, от записных книжек до всевозможных карманов, от нижнего белья до верхней одежды. Допинг-контроль на любые «порочащие» запахи, исходящие от мужчины, воспринимались как неопровержимая улика, живо говорящая в пользу измены. В ход шли обрывки бумажек с полузатертым текстам, зачеркнутыми цифрами, фразами, незнакомыми телефонами или кажущийся штрих от губной помады. Николай даже как-то обмолвился в сердцах:
- Господи, что же мне так везет на истеричек.
- Тебе не везет на истеричек, ты их делаешь сам, - тут же отпарировала разочарованная в своем выборе женщина.
Результаты слежек дали положительный вердикт. Хотя, чтобы оправдать большие деньги за ожидаемое, «компромат», в принципе, возможно склепать на любого человека. Был бы человек.
- Да, - заключил эдакий Шерлок Холмс, - ваши подозрения, мэм, не напрасны. Вот фотографии, где ваш муж разговаривает на улице с юной леди, по годам подходящей ему разве что в дочери. А вот он на отдыхе, а здесь танцует в ресторане, а это в сауне, правда, только на выходе.
- Я так поняла, что постоянной женщины у него нет? – глядя в глаза, переводя дыхание, спросила Лилиана Алексеевна. То есть, вы не можете предоставить доказательства, говорящее в пользу существования конкретной любовницы.
- Нет, не могу.
- Значит, мой муж, ни что иное, как обыкновенный бабник.
- Видимо, да.
- Но он таким не был!
- Все, мэм, меняется в этой жизни, течет, перетекает из одного состояния в другое. Возможно, вы где-то сами спровоцировали ситуацию, благодаря которой ваш муж из примерного семьянина постепенно превратился в Казанову, а возможно и существует ряд других факторов, не зависящих от нашего понимания.
Когда вечером Николай вернулся домой, Лилиана Алексеевна устроила настоящую трепку с вытекающими последствиями. А так как Николай, вдобавок ко всем погрешностям оказался в нетрезвом виде, то незамедлительно стал хамить и даже прикладывать свои «натруженные» в мозолях руки к телу женщины, норовя съездить почему-то больше по физиономии. Уклоняясь от ударов, Лилиана Алексеевна умудрялась наносить ответные, с невероятной яростью и силой, какая только бывает у нешуточно разъяренных женщин. Скандал с каждой минутой обещал перерасти в «звездные войны», после которых восстановление дипломатических отношений уже невозможно. Во время дальнейших разборок женщина громогласно объявила мужу, что он ей уже никто, пусть выметается куда угодно, хоть к чертовой бабушке, на развод она подаст сама и что, в конечном итоге, он уволен с работы.
После такого приговора нормальному человеку ничего не остается, как пойти и застрелиться. Стреляться Николай не стал, так как очень любил жизнь, особенно последние три года. «Ладно, - подумал изгнанный, - набитая дура, ты у меня еще завоешь. Да кому ты нужна такая страшная…Ха-ха, хоть накрашенная, хоть не накрашенная, вот пацаны молодцы, сами того не знали, что сварганили песню про мою жену». Хмель еще тоненькими струйками бродил по телу, перемешиваясь с кровью, что в итоге не давало возможности мозгу трезво оценить ситуацию. А ситуация была действительно плачевной.
Куда идти, Николай не знал. К друзьям не хотелось, к подружкам тоже. Посидев с полчаса на улице возле дома, скурив несколько дорогих сигарет, внезапно от надвигающегося похмелья стал пробирать озноб. Единственным желанием оставалось вернуться домой, выпить горячего чаю с коньячком и уснуть. Но вернуться домой оказалось более затруднительно, нежели предполагалось. В памяти всплыли обрывки фраз, брошенные разбушевавшейся супругой, кулачонки, мелькавшие у самого «фейса», и что самое обидное, иногда метко попадавшие в него. В результате восстановленных событий план дальнейшего поведения оставался неясным. «Да ладно, - успокоил себя Николай, - ну, погорячилась баба и будет. Пойду, помурлыкаю под дверью, может, впустит. И вообще, что это за новости. Взяла моду. Я что, собака под дверью мерзнуть». Выкинув последний окурок, мужчина пошел брать недрогнувшие бастионы.
Супруга дверь не открыла. Подобная акция со стороны женщины и вовсе довела до бешенства. Николай со всей дури принялся ногой колотить в дверь, подло отделявшую его от налаженного быта, желание раствориться и забыться в котором стало доминирующим. Вдруг в следующую секунду через дверь донесся телефонный разговор жены с сотрудником правоохранительных органов. «Милицию вызвала» - пронеслось в голове Николая.
- Он мне не муж, - отрывисто звучал взволнованный голос, - пришел пьяный, хулиганит, бьет дверь, обещал и меня убить. Приезжайте, пожалуйста, поскорее, а то может быть поздно.
- Вот сука, - процедил сквозь зубы мужчина. Кто тебя собирается убивать, да кому ты нужна, вешалка старая, привидение чертово. Да мне противно с тобой в одной кровати находиться.
Впрочем, под дверью тоже оставаться не стоило. Задерживаться возле огнедышащего объекта становилось небезопасно. Пришлось ретироваться, куда глаза глядят. До утра решено было перекантоваться у друга, а утром с повинной явиться… к Ольге.
Ольгу Николай более как полтора года не видел вообще. Алименты он платил исправно, довольствуясь редкими встречами с детьми. Первое время еще тянуло к ним, а после, когда бешеный ритм жизни закрутил в свою спираль, подобно торнадо, интерес к ним постепенно угас. Во всем Николай винил Лилиану Алексеевну, которая приложила максимум усилий, дабы отдалить его от своих отпрысков. А он, будучи по натуре человеком слабым, поддался давлению. Ольгу он никогда не любил, тем более, после того, как перед его взором частенько представали весьма шикарные особы, имевшие свой бизнес и даже лакеев, оттого одна мысль об Ольге вызывала глубокое отвращение. Но, выхода другого не было. Как ни странно, Николай только теперь осознал, что совсем остался на улице. По слухам, которые изредка доходили до него, Ольга так и живет одна, поменяла работу, правда слегка похудела, а так, в общем, ничего не изменилось. «Эх, ладно, пора, видимо, возвращаться на круги своя. Думаю, «бывшая» мне обрадуется, небось, по мужику истосковалась, тем паче, что по моей квартире бегают мои дети».
ГЛАВА 7
Следующее воскресное утро выдалось солнечным и теплым. К обеду Оля ждала Константина, пообещавшего пойти с ними в цирк и сообщить кое-что, касающееся их дальнейших отношений. Приготовив обед, все стали ждать дядю Костю.
Константин пришел с букетом цветом, тортом, подарками для детей и еще всякой всячиной. В этот день мужчина решился на очень ответственный шаг. Еще год назад он и вовсе не помышлял о женитьбе, но сейчас, когда он встретил хорошую женщину, почему бы и не отдать себя целиком в сети Гименея.
За обедом Константин Анатольевич сделал Ольге предложение, а дети, постоянные зрители взрослых спектаклей, весело зааплодировали. Все были счастливы. На семейном совете решилось, дядя Костя переезжает жить к ним. Кстати, на фирме, зная об отношениях влюбленной парочки, умирали от нетерпения погулять на свадьбе. Свадебные посиделки предполагалось отбыть через два месяца. Ближе к лету, да и отпуск хорошо бы использовать для совместного вояжа. Хватит отдыхать порознь.
После торжественного обеда семейство стало собираться в цирк. Детвора, имея склонность к быстрому реагированию, собравшись, шмыгнула на улицу, дожидаться родителей. Как для них это ново. Константин помог Оле убрать со стола, оперативно вытерши за ней посуду. Осталась небольшая деталь, на которую женщины тратят уйму времени. Одеться. Да, теперь одежде уделялось должное внимание. Социальный статус обязывал, чтобы все сидело безукоризненно, подчеркивая достоинства, сглаживая недостатки. А макияж? Целая наука. Мужчина, поняв, что это надолго, сел в кресло, ознакомиться с лежащими на столике журналами.
- Оля, поторапливайся, - глянув на часы, напомнил Константин. А то будем пробираться по головам. Ты же знаешь, как там тесно.
- Иду, иду, я почти готова, - последовал ответ.
Неожиданный звонок в дверь ничего не значил.
- Костик, открой, это дети бегают. Наверное, Артемий опять что-то забыл.
Константин тяжело встал с кресла, так как плотный обед несколько расслабил тело, добавив приятной лени, и поплелся открывать дверь. На пороге стоял мужчина с цветами, бутылкой шампанского и коробкой конфет. Недавняя улыбка нежданного гостя как-то постепенно стала сползать, и зацепившись за уголки губ, опустила их края. Константин удивился не меньше. Все, что смог от удивления выдавить, так это: «Вам кого?»
- А Олю можно? Я - Николай, отец Насти и Артемия.
- А, - вздохнул Константин, - вы к детям. А они на улице.
По иронии судьбы, лик отца детей Оля никогда никому не показывала. Уж слишком много горя принес ей этот человек. Поэтому с наружностью Николая дядя Костя познакомился впервые.
- Нет, я не к детям, - заблеял вновь пришедший, - хотя нет, и к детям, но больше к Ольге…
Ничего не подозревающая Оля, при полной боевой амуниции и визаже, вышла в коридор. От удивления ее рот непроизвольно раскрылся. Экс-муж, увидавши бывшую «толстушку», даже выронил букет.
- Я вас оставлю, - сконфужено произнес Константин, - Оль, если что, я в комнате.
Чего-чего, но такого типажа Николай не ожидал. Он уже представлял, как дверь откроет недовольная, еще более располневшая женщина в фартуке, аккуратно вытирая нос халатом, боясь зацепить бородавку, с гладко зачесанными жирными волосами, пригласит войти в комнату. Но перед ним стояла совсем иная женщина.
Сиреневый костюм в английском стиле сидел на ней просто великолепно, подчеркивая талию и облегая бедра. Икры ног играли во время любого движения, говоря о хорошей спортивной форме хозяйки. Лицо было чистым и немного глянцевым от свеженанесенного крема. Белые волосы доходили до плеч и возле самого низа игриво закручивались вовнутрь. Яркая помада эротично подчеркивала форму губ и сочеталась по цвету с костюмом. Сумочка по цветовой гамме гармонировала с туфлями, а ленточка в нагрудном кармане жакета со всей отделкой костюма.
- Оля, ты? - едва выдавил из себя ошарашенный Николай, пронизывая ее взглядом сверху донизу и обратно. Не может быть… Как вообще такое может быть? – продолжал лепетать поверженный мужчина.
- Может, может быть. Должно было быть. Зачем ты здесь?
- Теперь не знаю…
- Послушай, - спокойно ответила Оля, - я много раз прокручивала наш будущий разговор о том, как выжила, не сломилась, стала другой. Но с каждым днем, вдруг, неожиданно для себя, стала ощущать все меньшую потребность в этом разговоре. Отныне у меня другая судьба, в которой тебе места нет, как, впрочем, и нет желания ворошить прошлое. Я выхожу замуж. Наконец я стала любимой. А теперь сделай одолжение, уходи и никогда больше не появляйся в моей жизни.
Такого фиаско Николай не помнил уже давно. Глянув напоследок на ошеломляюще красивую женщину, ушел, оставив на ступеньках цветы, шампанское и конфеты. Куда идти, не имел ни малейшего понятия. На протяжении всех этих лет он помнил о существовании запасного тыла. То есть предполагалось, что в любую минуту, когда Лилиана захочет его выгнать, Ольга, не задумываясь, примет, так как одной жить тошно и противно. «Да разве бросил бы я тебя, Оля, такую как сейчас. Никогда. Что же ты разбила мою жизнь. Господи, почему все так несправедливо? Почему мне достаются некрасивые женщины, а стоит мне их бросить, как они чертовски хорошеют. Да, я теперь не удивлюсь, если Лялька превратится в Василису Прекрасную. Я теперь ничему не удивлюсь».
К вечеру на небе подтянулись небольшие тучки и пригнали легкий ветерок. По ночному городу шел одинокий мужчина и отрешенным взглядом смотрел на редких прохожих. Сегодня этот человек потерял все, а может быть и не сегодня, а именно тогда, когда битком набитые сумки летели через порог, закрывая самую интересную страничку жизни, так и оставшуюся непрочитанной легкомысленным владельцем.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 01.11.2019 Татьяна Михайлюк
Свидетельство о публикации: izba-2019-2662338

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман













1