Последнее письмо Евы Браун. "Эпизод из жизни не Лилит"...


Удивительно, но она вела дневники, писала письма. Женщина, по имени Ева.  Не женщина из рая. Не возлюбленная Адама. Не Лилит. Просто -женщина Гитлера. Последняя из его женщин.

В дневнике не уцелело многое. Многие страницы вырваны, расшиты, спрятаны. Тщательно скрыты в архивах от чужих глаз. Но то немногое, что уцелело, ужасает. Холод и озноб в спине, до кости, при прочтении этих самых обычных вроде бы строк: «Почему дьявол не заберет меня к себе? У него наверняка было бы лучше, чем здесь. Я ждала его три часа перед «Карлтеном» и должна была наблюдать со стороны, как он покупает цветы Ондре и приглашает её на ужин. Я ему нужна только для определенных целей, ничего другого и быть не может. Когда он говорит, что любит меня, то это только его сиюминутное настроение. Все равно, что его обещания, которые он никогда не выполняет. Почему он меня так мучает и не покончит дело сразу?
Наступит момент, и в апреле сорок пятого Адольф Шикльгрубер решится покончить со всем и сразу. Двадцать третьего апреля, за семь дней до смерти Ева напишет письмо сестре Гретель, чей муж скоро будет расстрелян по обвинению в заговоре против фюрера. Но Ева пока этого не знает. Или просто тщательно все скрывает.

«Дорогая сестренка!
Мне очень больно писать тебе о такого рода вещах. Но в любой момент все может кончиться, и я хочу использовать любую возможность, так как у меня к тебе есть несколько просьб. Германа сейчас нет с нами. Он поехал в Науэн формировать батальон. Я твёрдо убеждена в том, то ты с ним непременно увидишься. Он обязательно любым способом доберется до Баварии с целью, пусть ненадолго, но продолжить сопротивление. Сам фюрер уже утратил веру в счастливый исход Но мы все здесь, включая меня, придерживаемся принципа: «Пока живёшь – надеешься». Пожалуйста, выше голову и не отчаивайся! Еще не все потеряно. Естественно, живыми мы не сдадимся Верная Лизль решила остаться со мной. Я хочу подарить ей мои золотые часы. К сожалению, я уже завещала их Мили. Попробуй подобрать достойную замену из моего гарнитура. Золотой браслет с изумрудом я не сниму до самого конца, а потом, если получится, он достанется тебе. Помни, что тебе принадлежит также бриллиантовый браслет и кольцо с топазом, которое фюрер подарил мне на день рождения.

А теперь я попрошу тебя вот о чем:
Сожги все мои письма и, главное, счета от Хайзе Их никто не должен видеть. В подвале, в сейфе хранится конверт. Что в нем – неважно, но на нем адрес фюрера. Его уничтожь в первую очередь и не вздумай даже вскрывать.
К письму я прилагаю неоплаченные счета фирмы Хайзе. Кажется, я им еще что то должна. Но в любом случае сумма не превысит тысячи пятисот рейхсмарок. Просто ума не приложу, что делать с фильмами и альбомами, думаю, самое лучшее, если ты их уничтожишь в самый последний момент.
Посылаю тебе с оказией продукты и сигареты. Пожалуйста, дай Линдеру и Кагль немного кофе и консервов. Сигареты передай отцу, а шоколад – маме. На «Горе» этого добра – полно. Пользуйтесь, не стесняйтесь.
Что я еще могу сказать? В данный момент положение несколько улучшилось, и если вчера Бургдорф считал, что шансов на ограниченный успех у нас не больше 10%, то сегодня он их увеличил до 50. Так что все не так уж плохо.
Приехал ли Арвид с письмом и чемоданом? Мы здесь слышали, что самолет прилетел очень поздно. Надеюсь, Морелл с моими драгоценностями уже у вас? Боюсь не случилось ли чего - нибудь. Если получится, маме я напишу завтра. Желаю тебе, дорогая сестренка, всего наилучшего. И помни:
Германа ты точно еще увидишь.
Целую тебя
Твоя сестра Ева


Ровно через семь дней все завершится, но 29 апреля 1945 года в самый значительный день своей жизни – день бракосочетания-  Ева наденет на лицо маску счастья и будет выглядеть по воспоминаниям современников «потрясающе, сногсшибательно, молодо», в черном, закрытом платье в пол и бриллиантовых серьгах. Внешне бесстрастная, она все таки волновалась – по ошибке поставила в свидетельстве о браке свою девичью фамилию "Браун", но, зачеркнув, написала рядом: «Гитлер».

И в свой самый последний миг она была под магией и силой воли Гитлера: приняла ампулу с цианидом. Свидетели, нашедшие тела, писали, что она сидела на диване/ в кресле?/ рядом с Гитлером, слегка откинув голову назад, поджав ноги, босая, без туфель, в чулках. Казалось, что она мирно спит. Если бы не было пены в уголке рта.

***
А теперь – Небольшое отступление. Впечатления от письма Евы Браун. Попытка психоэмоционального анализа.

Ева - натура отнюдь не сентиментальная. Трезво оценивающая ситуацию. Хладнокровная. Практичная. Много знающая. Даже – сверх. Ей знакомы имена высшего офицерского состава, командующего линией фронта, стратегические планы и настроения командования.
И фрау Ева прекрасно понимала, что все, на чем только можно документально зафиксировать любой факт: бумага, кинопленка – фильмы, письма, дневники, финансовые документы, - может послужить дополнительным свидетельством против неё, против Гитлера и всего германского рейха и режима, как бы он не назывался.
Да, еще одно: не могло быть и речи о любви между нею и Гитлером. В своем письме сестре она не называет его по имени. Только - фюрер.
Ева была для него лишь ширмой и инструментом для выполнения определенных целей и манипуляций, безусловно, но Ева и сама всегда умело манипулировала людьми. Прежде всего им, Гитлером. Долгое время пыталась внешне походить на его прежнюю любовницу племянницу Гели Раубль, даже пыталась привлечь к себе внимание Гитлера тем, что училась рисовать и покончить с собой дважды, как и Гели, стреляя в себя и наглотавшись таблеток.

Но опять все рассчитала верно: в момент стрельбы в комнату вбежала охрана; в момент отравления за дверью была сестра.
В её последнем письме к Гретль совершенно нет нежности, звучат лишь холодные, властные распоряжения, уверенность, убеждения. Все заранее продумано, даже основную часть драгоценностей она с секретарём отправила самолетом, к родным.
И беспокоиться лишь о них. Счета и долги модной фирме Хайзе упомянуты в письме дважды, так это важно для фрау Шикльгрубер.
Это её настоящая фамилия. Подлинная. По мужу. Кажется, по -немецки это значит: «сапожник». Символично. Сильно. Мистически. Страшно, если подумать.
Жизнь Евы Браун превратилась в липкий, черный пепел, уголь в апреле 1945 именно «под сапогом». Фашизма. Она была им раздавлена. Кто то поспорит?
* Подлинное письмо Евы Браун цитируется мною по книге:
Е. Парнов « Эрос и Танатос». М. Изд – во « Терра - Книжный клуб», 2001 г.









Рейтинг работы: 29
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 7
Количество просмотров: 46
© 01.11.2019 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2019-2661960

Рубрика произведения: Проза -> Эссе


Рита Снежная       05.11.2019   01:06:41
Отзыв:   положительный
Ланочка, спасибо.
Холодок пробежал и у меня...
Вы хорошо пишете.
Всегда интересно вас читать.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       06.11.2019   09:51:11

спасибо огромное вам за отзыв... Новых творческих удач и добра...
ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       03.11.2019   13:01:24
Отзыв:   положительный
Очень интересно было "заглянуть изнутри" в мир Евы Браун.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       04.11.2019   08:14:19

спасибо...
Лада Эль       02.11.2019   21:23:45
Отзыв:   положительный
Благодарю, Лана. Благодарю, что пишите.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       04.11.2019   11:38:49

Спасибо, грею Ваши ладони...
Инна Филиппова       01.11.2019   20:16:16
Отзыв:   положительный
Спасибо! Как всегда, замечательно пишешь...
Читаю, и потрясает то, что коротко, наверное, можно было бы охарактеризовать, как "обыденность зла".
Вроде бы люди, у которых какие-то свои отношения, свои эмоции, симпатия, ревность, взаимопомощь... чувства, которые так или иначе знакомы всем.
А на самом деле - нет, не люди... и слов не подберу...
Форма человеческая осталась и не только внешне, но и слова, жесты, оболочки чувств... а содержание уже - совсем иное...
Как-то так я вижу эту ситуацию с Евой Браун.
_____
Обнимаю и благодарю за размышления твои...
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       02.11.2019   09:02:33

Спа - си - бо, по складам!!! Спасибо, что все понимаешь.. Добра тебе... Всегда люблю...











1