Похоронка. Моей маме


Моей маме

ПОХОРОНКА

Вчерашняя школьница, вальс выпускной, мальчик Коля.
Оглохшая от невозможного, в этот июнь так внезапно ворвавшегося,
И двадцать второе навеки застыло в глазах резкой болью.
И мирная жизнь как тетрадка в косую линейку с письмом ей признавшегося,

Призыв, впопыхах объясненье в любви, плач и проводы,
И лето, сорвавшись в бои, покатилось к востоку,
Войска отступали, и с фронта письмо, и для смерти нет повода,
Лишь только снаряды, лишь только разрывы. Людские потоки -

Все шло на восток, не бежало, а шло и стонало от взрывов,
И школьница рыла окопы уже под Москвою,
А сердце хотело любви, но катилась с обрыва -
Война как лавина. Суровая осень, бои за рекою.

Готовились к эвакуации, слухи ползли – что Москву не удержат.
И девять кругов с адским жаром ничто перед этим.
Но этот Парад не забыть, снег пошел белоснежный,
На белых халатах, на черных одеждах он был чист и светел.

И шли они прямо с парада да в бой, и вослед им смотрела
Девчонка с раскрытыми настежь большими глазами.
Огромною раной над Первопрестольной горела
Далекой звездою, в сто парсек, омытых слезами

Богиня Надежды.

Пошли похоронки. И умерло небо от горя.
Весь класс в небо строем ушел как на выпуск до срока.
Но девочка Колю ждала, сжавши горстку из боли
В кулак, и хранил он ее, вот такая морока.

Когда не осталось ни сил и ни веры, лишь холод
Под сердцем, и злость, и мозоли, и слезы сухие,
И дни, что короче, чем жизнь, и совсем пустой город.
Она кулачок зажимала, баюкая мысли лихие.

И чудо случилось, и немцев внезапно погнали.
А были они на окраинах, там, где трамваи стояли,
Она закрывала глаза и брала как скрижали,
Два листика, почерк его - и листочки сияли.

Два года прошли, и когда ни во что уж не веря,
И веря, как верить не мог и Джордано Бруно на костре,
Когда вся страна как в крови утонула в потерях,
Его на пороге увидела вдруг в январе.

Он был в окруженье, был ранен, был признан пропавшим,
Как сотни и сотни без вести, могил, похоронок.
И чудом он вышел, и выжил, и был партизаном,
И был не расстрелян, и был он в снегу и влюбленный.

Побывка недолгой была, а потом – до Берлина.
Пошли эти мальчики из поколений былинных,
И мало кто стал нашим мамам простыми мужьями…
И редко из них кто остался навек нам простыми отцами…

А он не дошел. Не узнал. Но девятого мая
Когда вся страна ликовала и слез не скрывала.
В потоке людском среди женщин была моя мама.
И мальчик в коляске, завернутый в одеяло…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 01.11.2019 Андрей Николаевич Дорошенко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2661855

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская













1