Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 21 Заморочки Паиньки


Глава 21  Заморочки Паиньки


            Глава 21    ЗАМОРОЧКИ ПАИНЬКИ 

             Вечером Анна перекинула на компьютер документы из судебного дела и приступила к их изучению.  Исковое заявление от имени дирекции инженерных сетей к Татикам было неофициальным. Напечатано на листе без титула, без печати, без подписи руководителя. Так, обычная заготовка для мусорной корзины. - Анна посмотрела в приложение.
    Доверенность на ведение дела Паинькой — отсутствовала. Была только ссылка на доверенность, без указания регистрационного номера.
Следовательно, исковое заявление поступило от частного лица Паиньки, и ожидать участия в судебном разбирательстве специалистов ДЕЗ Анне не следует.  Иск подан якобы в защиту жилищных прав Максимовых. Но принять такой иск без подтверждения просьбы со стороны Максимовых — нарушение судебного законодательства.
- Что хочет Паинька от Татиков? Предмет иска — восстановление освещения. Получается, что юрист Паинька, инициирующая подачу иска в защиту прав Максимовых, не знает, что решение данного вопроса находится в компетенции специальной службы и жильцы дома, а конкретно Татики, не уполномочены им заниматься. -  Таким образом, заявитель не определил предмет иска в рамках правоотношений дирекции с жильцами дома.
  Правовые основания иска конкретно не указаны, за исключением общей ссылки на жилищную политику Москвы, согласно которой повреждение электрических сетей должно быть восстановлено в первоначальном виде. - Это не нормально для дела, вытекающего из публичных правоотношений, и указывает как минимум на два обстоятельства:
—от дирекции инженерных сетей иска нет ! 
— содержание иска носит неопределенный характер! 
  Неудивительно, что иск Паиньки к Татикам находится без движения почти полгода, что суд не выслал Максимовым его копию и отказался что-либо пояснить. Такие заявления суд вообще не вправе принимать к производству. -   Или здесь нечто другое, и связано это с намерением должностных лиц протянуть новую ветку электроосвещения по потолку ее квартиры. Ведь у них уже дважды обманным путем пытались восстановить освещение с нарушением проекта и правил, установленных для проведения таких работ.
  Анна мысленно представила перед собой кучу мусора, которую надо разгрести, чтобы узнать, что под ней скрывается, и, как всякий дворник, начала с края.

                   Заявление Паиньки начиналось с перечисления членов семьи Татика, в квартире которого проходил ремонт.
— Почему ответчиком по делу проходит вся семья? — задалась вопросом Анна. Участие всей семьи правомерно, когда родственники решают вопрос с разделом квартиры, наследства, но не в случае порчи муниципальной недвижимости. Ремонтом квартиры занимался Татик. Он, и никто другой, поскольку речь идет о порче дома и уголовном деянии, несет ответственность за повреждение конструкций и инженерного оборудования.
Остальные члены его семьи во время ремонта квартиры жили в другом месте, в другой стране. Появились в Москве осенью и ничего не знают об обстоятельствах работ и порче скрытых коммуникаций коммунального назначения, залегающих под полом их квартиры. Следовательно, большинство ответчиков по иску Паиньки, — не надлежащие. А это один из признаков внесения в иск недостоверной информации, исключающей рассмотрение дела, и возможная причина отказа суда в удовлетворении иска.
    Далее. В исковом заявлении указано, что к ним обратились Максимовы с просьбой принять меры к Татикам, нарушающим их права на электроосвещение. - Где Паинька видела или слышала такую просьбу? Чем может подтвердить? Она вводит суд в заблуждение. В своем заявлении в дирекцию, поданном во время работ в квартире Татиков, Максимовы требовали остановки ремонта, устранения аварии в электросети, контроля над ремонтом, на что ДЕЗ не отреагировала. В настоящем обе стороны — Татики и мнимый податель иска ДЕЗ, отвечающий за исправность инженерного оборудования, нарушают требования по содержанию и эксплуатации общего имущества дома. Следовательно, мотивировка иска, поступившего якобы из ДЕЗ, в защиту нарушенных жилищных прав Максимовых надумана и похожа на надежду получить от козла крынку молока. Какая защита потерпевших начинается с обмана и удара в поддых Максимовым!

                  После выводов из преамбулы иска Паиньки Анна переключила внимание на вторую строку заявления, в которой события трехмесячного ремонта перекрытия в квартире соседа укладывались в одно предложение, — самовольные работы. Слово самовольные — очевидный просчет. Какие работы, где, с чем, на каком основании, Паинька не разъясняла, в то время как подобные детали определяют характер иска, правоотношения граждан с органами власти и родовую подсудность дела. Информация о последствиях ремонта ограничивалась ссылкой на заявление от Максимовых о повреждении электропроводки во время работ. О ликвидации с плиты перекрытия скрытых деталей, представляющих в полном объеме многофункциональную систему жизнеобеспечения для третьих лиц, в заявленном иске не было ни слова.
- «Это можно объяснить только заинтересованностью подателя иска в сокрытии порчи дома», — подумала Анна. - Зеленый свет для работ с общим имуществом дома, без надлежащих документов и согласований, Татику дали должностные лица, чем создали предпосылки к повреждению этого имущества. Соучастие управленцев в порче коммуникаций косвенно проявилось и в полугодовом бездействии и сведении объема повреждений к минимуму того, что скрыть уже никак нельзя, то есть только к повреждению одной электропроводки. При этом нигде не указано, что это внутридомовая электропроводка. При серьезном исследовании обстоятельств дела суд может выйти на прямой путь из того хаоса, который искусно создала Паинька. Вот только пять месяцев нахождения иска в суде без движения и изменения, внесенные Фоминой в иск дирекции, не оставляли на это надежды.
Чтобы правильно применить закон, суду нужно восстановить картину ремонта. Это несложно сделать через нормативно-правовые акты и СНиПы ведомств, ведущих ЖКХ. И до тех пор, пока суд не использует эти документы как правовое основание дела, законное решение принято не будет.
Случайно или нет, но Паинька исключила из иска нормативные требования постановления Москвы к содержанию и ремонту общего имущества. Скорее — не случайно. Отсутствие в деле нормативных документов к проведению ремонта позволяло переквалифицировать дело в интересах Татика и управы.  - Итак, частное и фальшивое от начала до конца исковое заявление Паиньки к Татику не направлено на восстановление поврежденной недвижимости. Исковые потуги юриста из ДЕЗ заканчивались на этапе имитации заботы о жилищных правах Максимовых с неопределенным требованием о восстановлении освещения, под которым, с поправкой суда, подразумевалось проведение работ с нарушением закона в квартире потерпевших.  К такому выводу пришла Анна по первой части искового заявления.

                             Она сделал паузу, понимая важность аналитической работы. Один неверный шаг может дать преимущество ее обидчикам.
В многоквартирном доме каждая деталь технически и функционально продумана с учетом интересов всех жильцов. Вытащить на обозрение все причинно-следственные связи между скрытыми элементами перекрытия и дать объективную оценку изменениям на нем может только опытный специалист со ссылкой на конкретные нормативно-правовые источники. Лживый иск Паиньки к Татикам такую возможность исключал.
   Анна отметила необходимость просмотра строительного и административного законодательства для расшифровки скрытого умысла, заложенного Паинькой в иске, и несколько следующих дней провела в технической библиотеке. Первый ключ она нашла в постановлении правительства Москвы о нормативах по эксплуатации жилищного фонда. В нем указывалась обязанность должностных лиц при поступлении заявлений от граждан о самовольных строительных работах с общим имуществом дома, сопровождающихся повреждением, проводить осмотр места работ и фиксировать в журналах все строительные нарушения. Образец акта осмотра прилагался. В составлении акта осмотра поврежденных частей дома участвует потерпевшая сторона и старший по дому. На основании акта оформляется материальный ущерб.
       Аналогичное требование содержалось в правилах департамента жилищно-коммунального хозяйства и постановлении Госстроя.
Проводила ли начальник эксплуатационного участка Заморока осмотр места работ у Татика, Анне доподлинно не известно. Акта осмотра она не видела, хотя с самого начала интуитивно догадывалась о необходимости его составления. Более того, требовала от Замороки осмотра перекрытия в квартире Татика, когда заявляла об исчезновении электрического освещения в своей квартире. Но требуемый акт по квартире Татика заменили лже-актом по квартире Максимовых, насажав в него выводок информационных "утят".

            Что же получается? А получается, что податель иска, юрист ДЕЗ Паинька, не обеспечила исковое заявление объективными доказательствами: — акт порчи конструкции перекрытия не представила, — экономические последствия по самовольному ремонту не указала;  заключения из «Домсервиса» и жилищной инспекции в дело не вложила.  Информационный пробел по ремонту в квартире ответчика Паинька прикрыла фальшивым актом по квартире Максимовых, и этот акт, как красная тряпка для быка, притягивает к ним внимание и отвлекает от главного — порчи конструкций дома, аварии в электрической сети, отсутствия обязательных документов и исчезновения средств на восстановительный ремонт. И, безусловно, спасает Татика и его покровителей от уголовной ответственности. Иначе как преступной сделкой между подателем иска или тех, кто за этим стоит, и ответчиком объяснить сложившуюся не правовую ситуацию невозможно.
     По мере того, как Анна выстраивала цепочку выводов, авантюрный сценарий предстоящих слушаний иска в редакции Паиньки становился все отчетливей. И уже не было загадкой то, зачем Паинька подложила в судебное дело неофициальный и фальшивый акт ДЕЗ по квартире Максимовых.
Зачем и в чьих интересах она скрыла официальный акт «Домсервиса»?
    Что же остается Анне? - Руководствуясь повесткой из суда, она может просить судью Фомину, назначившую к слушанию неподготовленное дело, сделать запрос в ДЕЗ доказательств по исполнению нормативных требований по ремонту квартиры Татиков, вытекающих из постановлений Москвы по сохранности жилищного фонда.
     Анна положила рядом с заявлением Паиньки фальшивый акт по своей квартире и стала сверять их содержание. В обеих фальшивках проходит запись: «Причина отсутствия верхнего света в квартире № 24 — нарушение проводки жильцами квартиры 28». — «Нарушение проводки…» — Анна словно споткнулась на этих словах. Снова  Паинька  использовала  неопределенное словосочетание. При разных обстоятельствах его можно толковать по-разному.

                     В электрике много видов проводов: силовые, осветительные, вторичные цепи. Разные виды имеют разное техническое решение по способу, месту установки, эксплуатации. В зависимости от этого могут быть разные формы собственности, регулируемые разными статьями закона.
О какой проводке идет речь в иске? В нормативных документах по электроустановкам сленг повреждение электропроводки означает нарушение функции. Повреждение электропроводки и нарушение проводки — разные по сути и важности события. На повреждение электропроводки составляется отдельный акт и принимаются оперативные меры с вызовом аварийной службы.
    В случае «нарушения проводки» речь может идти только о вторичных цепях в квартире. Например, проложить провод от гнезда управления к выключателю. Но акт в этом случае не нужен, поскольку работы связаны с личным имуществом граждан и интересы третьих лиц не затронуты.
Некто, очень знающий и хитрый, колдовал над предложениями в актах. С кондачка никакой проверяющий не поймет, о чем речь и какие последствия могут иметь подобные лексические обороты.
    Далее. Из заявления Паиньки вытекает только предположительная причина отсутствия освещения в квартире Максимовых. А любое предположение рождает спор.
— Ну и ловка же ты, Паинька! В пику постановлению правительства Москвы о содержании, эксплуатации и ремонте жилищного фонда она перевела договорные обязательства между юридическими лицами по электрообеспечению многоквартирного дома в спор между жильцами — как содержать и ремонтировать внутри домовые электрические сети!

                   Двигаясь по строке, Анна обратила внимание, что в оба документа заложено противоречие проекту по установке внутри домовой сети электроосвещения, и это еще один повод для возникновения спора. Дальше — больше: «свет погас в процессе проведения работ при настиле полов ламинатом». Более чем откровенный повод для спора!
   Для жильцов пол — то, что находится под ногами. Для строителей и управленцев детали пола под паркетом, ламинатом, плиткой — это часть конструкции перекрытия, состоящая из настилающих покрытий, под которыми чаще всего, как и в нашем случае, устанавливают внутри домовую электропроводку.
  При реконструкции заделки пола вероятность повреждения электропроводки возникает только в том случае, если удалены промежуточные изоляционные покрытия и используют дрель или ударный инструмент. Клеевой способ настила промежуточных деталей такую возможность исключает.
  Положить ламинат в трехкомнатной квартире силами трех человек — д ело двух-трех дней, а в случае с Татиком затраты времени составили почти три месяца. Фактор времени свидетельствует о большом объеме работ на перекрытии, которые в иске не показаны.
 При реконструкции пола применяют разные техники. Для умельцев без лицензии характерно применение тяжелых ударных инструментов. Но поскольку Паинька не раскрывает в иске обстоятельств ремонта и не подтверждает документами реконструкцию скрытой части дома, ответчик вправе оспаривать использование дрели как причину порчи ограждающей конструкции и встроенного в нее инженерного оборудования.
— Итак, — подвела черту Анна. — В исковом заявлении к Татику Паинька заложила множество спорных моментов, которые нормативными документами в принципе исключаются. Зачем?

              Кроме того, в иске присутствует заведомая ложь, и Паинька, как юрист, знает, что это недопустимо в судебных документах. Следовательно, она идет на подлог сознательно. Для чего?
Анна сравнила дату своего заявления в дирекцию по аварии в электросети — 11.07.01 — с датой подачи иска Паинькой — 17.01.02.
Нормативное время принятия мер по ликвидации аварии не должно превышать трех дней. Но уже прошло полгода, а авария на перекрытии не устранена!  -  Вот и ответ на лживую заботу управы о Максимовых, и истинная цель обращения Паиньки, без заявленных правомочий,  в районный суд: мотивация искового заявления, как и предполагала Анна, — сокрытие порчи дома, аварии в электросети и материального ущерба муниципальному имуществу. Ради этого Паинька манипулирует обстоятельствами и законом; ради этого лжесвидетельствует, скрывает документы, организует несуществующий спор.
         Анна взяла чистый лист бумаги и написала заявление в прокуратуру о самоуправстве Паиньки, подменившей обязанности главного инженера дирекции по оперативному устранению аварии на перекрытии, и о создании мошеннической схемы с включением районного суда для сокрытия порчи многоквартирного дома.
      Что хочет получить от суда Паинька заявлением частного иска к Татикам? Анна задумалась. - Черт бы ее побрал, мошенницу! Надуманным иском она одновременно убивает несколько зайцев:
— защищает Татика от ответственности, предусмотренной Гражданским кодексом, как то -  лишения права на квартиру по причине чинимых препятствий к проведению восстановительных работ и нарушения жилищных прав третьих лиц; отводит виновника порчи дома и его соучастников от уголовной ответственности; создает предпосылки к переквалификации дела, тянет время.   Благодаря частному иску — кто же знает, что иск частный, — никто не сможет заподозрить должностных лиц в сговоре с ответчиком.

              Суд уже внес в заявление самозванки Паиньки свои коррективы, назначив Максимовых истцами, и определил актеров виртуального спектакля — двух соседей, Татика и Максимовых, препирающихся по поводу, кто из них и где обязан восстанавливать внутри домовые электросети .
Лихой разворот придумала Паинька и иже с ней для защиты чести мундира управы введением сленга восстановление освещения, вместо того чтобы попросить у суда разрешение на вход в квартиру Татика для проведения восстановительных работ на перекрытии, включая замену поврежденной электропроводки!
    Безосновательное введение судом нового истца Максимовых по мнимому иску ДЕЗ свидетельствовало, что правовая защита нарушенных жилищных прав в установленном законом порядке отменяется!
Подумав немного, Анна убрала заявление о мошенничестве Паиньки в папку. - Надо дождаться Определения суда. Возможно, Фемида сама поломает планы мошенников.

Продолжение следует





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 31.10.2019 Елена Широкова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2661167

Рубрика произведения: Проза -> Детектив














1