Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 20 Выяснение обстоятельств


Глава 20  Выяснение обстоятельств
       Глава 20   ВЫЯСНЕНИЕ  ОБСТОЯТЕЛЬСТВ.

            — Мамочка, письмо из суда. — Посмотри, что там, — откликнулась Анна.
Сергей Григорьевич вскрыл конверт, и из него выпал маленький листок.— Повестка....
- Получателю предлагали явиться в суд в качестве истца по иску дирекции инженерных сетей к Татикам. Предмет судебного разбирательства — потолки. — Что за ерунда? Мы не подавали иск к Татикам. Предмет иска ДЕЗ, как следует из письма управы, — восстановление освещения. Ты что-нибудь понимаешь? — спросил у жены Сергей Григорьевич. —
Понимаю, но далеко не все.
— И-и-и?
— Из повестки вытекает, как мне представляется, цель, с которой к нам завели рабочих и сделали сквозное отверстие в перекрытии в квартиру Татика. Я проверила: рабочих, которых к нам завела Заморока, в штате обслуживающей кампании нет. А это означает только одно: Заморока в интересах Татика и в развитие судебного процесса завела к нам его соплеменников, чтобы разыграть тему «потолки». С уверенностью могу сказать, что руководству управы нужна любая зацепка для вовлечения нас в гражданский спор с Татиками. Еще понимаю, что нам не следует реагировать на очередную провокацию со стороны должностных лиц, несмотря на повреждение нашего личного имущества. Во всяком случае, сейчас, в контексте иска ДЕЗ к Татикам. Ведь мы не видели Татика в своей квартире и ничего не знаем о тех, кого к нам завела Заморока. Не видели искового заявления ДЕЗ по поводу порчи капитальной конструкции. Но точно знаем, что инициатива о проведении новой линии освещения по потолку нашей квартиры исходила из управы. Вандализм в нашей квартире тоже санкционировали оттуда! И это уже второй случай порчи нашего личного имущества со стороны должностных лиц. Поэтому иск о порче нашего личного имущества не может быть предъявлен к Татикам...
 
               -Еще я понимаю, что суд изменил предмет иска, заявленного ДЕЗ. Сделал это сам или по инициативе кого-то еще — пока не ясно. Но связь темы, указанной в повестке, с кустарным методом, предложенным управой для ведения работ по потолку нашей квартиры, — очевидна. Интрига скрыта в исковом заявлении от имени дирекции, которое суд нам не выслал. При таких обстоятельствах в суде нам делать нечего, а если туда все же идти, то только в качестве свидетелей строительных работ на перекрытии в квартире Татиков. Когда суд?
— Повестка указывает пятницу следующей недели.
— Время еще есть, но я немедленно отправлюсь в суд и попытаюсь выяснить, на каком основании мы стали истцами по делу, вытекающему из правоотношений ДЕЗ с Татиком. - Анна взяла повестку, паспорт, фотоаппарат и вызвала такси
   Через полчаса она уже стояла у кабинета с табличкой: «Федеральный судья Н. Ф. Фомина».
   Оказалось, что торопилась она зря. У нужной двери толпились люди со списком в руках и периодически сверяли его с теми, кто явился на прием. Анна, впервые попавшая в суд, растерялась.
— Где можно познакомиться с делом, не заходя в кабинет судьи? — обратилась она к окружающим. Столпившиеся у двери с удивлением повернули лица.
— На первом этаже, в канцелярии, — после длительной паузы ответил ей мужчина в темно-синем костюме со значком юриста на лацкане. — Если, конечно, повезет, там и ознакомитесь.

              Анне повезло. Пожилая сотрудница заглянула в повестку, потом в один из журналов на стойке; отошла к столу и, порывшись в бумагах, подала тоненькую папочку. — Знакомьтесь здесь. Выносить запрещается.
   Место для ознакомления с делами ограничено барьером, длинным столом, одной скамейкой и четырьмя стульями. Все места заняты. У стойки крутятся несколько раздраженных душ, пытающихся получить необходимые бумаги и не понимающих, почему им в этом отказывают. Работники канцелярии возбуждены не менее тех, кто к ним обращается с вопросами, и постоянно срываются на крик. Раздевалки нет. Кондиционера тоже нет. В помещении душно.
    Анна пристроилась в конце барьерной стойки, рядом с ксероксом, и открыла папку. Первый лист начинался с искового заявления дирекции инженерных сетей к семье Татиков. Далее шли планы квартир из БТИ, лицевые счета из бухгалтерии по квартире Максимовых, по квартире Татиков, конверты по рассылке повесток.
   Под ворохом этих бумаг Анна увидела акт ДЕЗ по своей квартире с "выводком  утят". Это уже интересно. Как он здесь оказался? Для чего? Она же опротестовала этот акт за ложную информацию.  Обслуживающая организация составила, как ей пояснили специалисты, новый официальный акт к суду в соответствии с проектом установки внутридомовой электропроводки. Впрочем, где же он?
   Она снова перевернула каждый лист дела, но акта от «Домсервиса» не нашла. - Вот так фокус!

              Не оказалось в деле и заключения из жилищной инспекции. — А оно-то куда делось? Среди откровенного мусора Анна увидела отзыв Татиков на иск дирекции. Его смысл заключался в отрицании своей вины в порче внутридомовой электропроводки; в возражении против ее восстановления в своей квартире; в обвинении Максимовых в повреждении электроустановок на том основании, что в их квартире есть навесные потолки.
Так вот откуда в повестке суда появилась тема «потолки». Предмет судебного разбирательства безотносительно к предмету повреждения — заделка перекрытия и внутридомовая электросеть — подсказан суду Татиком.
    Анна еще раз внимательно просмотрела дело в надежде найти акт дирекции об осмотре поврежденных частей перекрытия на основании своего заявления об исчезновении электрического освещения во время ремонта в квартире Татиков - Пусто. Акта осмотра перекрытия после удаления с плиты изоляционных покрытий не было! Никаких заключений о состоянии скрытых частей дома, акта аварии в электрической сети, материальном ущербе.
   По неофициальной оценке строителей, материальный ущерб от порчи конструкции перекрытия и подводки энергоресурса к квартире в рыночных ценах  составлял около полутора миллионов рублей! Но в иске дирекции об этом ни слова. По логике вещей, требование о восстановлении того, чему не причинили вреда, можно считать надуманным. Так, вероятно, рассуждали и Татики.

             К удивлению Анны, в деле находилось несколько Определений суда, из двух-трех строк, по поводу отсрочки в рассмотрении дела по болезни, отпуску, большой загруженности работой членов семьи Татика.  Последнее Определение извещало, что дело готово к слушанию и повестки направлены. И это при том, что в деле нет ни одного обязательного документа, предусмотренного гражданским, строительным и жилищным законодательствами.
  Сопоставив даты слушания дела и поступления иска в суд, Анна была поражена неповоротливостью судьи. Административный иск дирекции вместо двух недель, установленных законом для разрешения дела, находился в суде без движения пять месяцев! Чем объяснить такие нарушения со стороны суда?
  С помощью фотоаппарата Анна сняла копию с документов, сдала дело и снова поднялась к кабинету судьи Фоминой. Очередь не двигалась. Все время подходили люди, записавшиеся с утра, и, покрутившись, с огорчением снова уходили.
— Как быстро двигается очередь? — машинально спросила Анна.
В это время к двери подошел мужчина в малиновом пиджаке и, не обращая внимания на протесты окружающих, вошел в кабинет.
— А как она может двигаться, если то и дело подходят вот такие братки и остаются в кабинете судьи на час-полтора, — с сарказмом ответил кто-то из очереди.
— Когда начинают запись на прием?
—Запись ведется спонтанно теми, кто приходит и не имеет возможности ждать. Списки трехдневной давности. Очередность не соблюдается.
«Беспорядок еще тот», — подумала Анна и отправилась домой.

                     В среду она снова была в суде. Приехала во второй половине дня в надежде, что к вечеру народу будет меньше и ей представится возможность попасть к судье. В сдержанных репликах людей, ожидающих приема, она несколько раз слышала слово фретка. - Что бы это значило?
— Кто-нибудь объяснит мне, что такое фретка? — обратилась она к очереди.
   Вопрос вызвал неожиданную реакцию: изменил настроение присутствующих и выражение их лиц с угрюмых на веселые и насмешливые.
— Как! Вы не знаете, что такое грубость, хитрость, заносчивость, несправедливость? - Чем больше слов называли люди в очереди, тем больше вытягивалось лицо Анны.
— Вероятно, вам не приходилось бывать в суде, — заметил ее реакцию мужчина из очереди. — У вас нет опыта…
— Вы правы, опыта нет.
— Ну, ничего, коль скоро сюда пришли, придет и опыт.
   Без пятнадцати шесть Анна вошла в кабинет судьи.  Темно-русая женщина, расставив локти, полулежа, упираясь носом в бумаги, разбросанные в беспорядке, подслеповато искала что-то на полированном столе цвета спелой вишни. Анна назвала себя, показала повестку и попросила объяснить, почему ее семью вызывают в суд без предъявления оснований.
   Судья Фомина, не меняя положения, вскинула брови и некоторое время с любопытством буравила Анну глазами. Потом безразлично произнесла: — Все узнаете на суде. А сейчас прием окончен. Времени на разговоры у меня нет.

Продолжение следует






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 31.10.2019 Елена Широкова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2661141

Рубрика произведения: Проза -> Детектив













1