Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ГОД ДРАКОНА Часть первая Глава 4


ГОД ДРАКОНА Часть первая Глава 4
ГЛАВА 4
Друг, оставь закурить… или Назад в будущее.

В курилке к нам подсела Катюха Вальштейн ( на моей памяти – Овечкина), активная, хорошо сохранившаяся дамочка бальзаковского возраста, про коих принято говорить «баба ягодка опять». Стрельнув сигаретку, «ягодка» затянулась и затараторила:
- Что ж это, вы, милые мальчики, такие хмурые?
Катька, насколько я помню, всегда была «своей», и от неё секретов не было, поэтому «добрые люди», то бишь – мои друзья, ей быстро всё пересказали.
- Слушай, - хохотнула она, уловив суть. – Беницион Иваныч, а ты не того? не под дурака косишь? ты у меня три дня назад тысячу занимал. – Отдашь?
-Катерина... Васильевна, если в  не ошибаюсь, - говорю ей в такт, - Не я это был.
Катька фыркнула: -Не ты, значит? А куда тогда ты вчерашний делся? В прошлое, что ли улизнул, так сказать, «по обмену»?
Тут она задумалась. А когда бабы задумываются (это я давно, ещё в прошлом веке, как это ни парадоксально звучит, успел понять) – жди беды.
Она и "выдала": А, может, твоё второе «я» из нашего века никуда в прошлое не улизнуло, а сейчас по институту шатается, как призрак этого.. Как его?
-Коммунизма, - услужливо подсказал Изюмий.
Я даже удивился – откуда он такие слова знает.
… Да, коммунизма. – Продолжала Катька. - А если вы встретитесь? Коллапс… Встреча с самим собой – чревата. Она покрутила пальцем у виска. Стараясь сделать это незаметно от меня.
-Ну, Катька, - не веришь, значит? – обиделся я. - Деньги… я пошарил по карманам… Верну с получки.
Катерина поняла, что перестаралась, и сменила гнев на милость. А уж если королева милует, то – по полной. Это я как-то в свою бытность студентом филфака в одной брошюрке «Любовники Екатерины Великой» вычитал.
– Ну, да ладно, чего это я. – Катя смерила меня оценивающим взглядом, как не слишком породистого, но всё же рысака. - Слушай, Бенецион, праздник на носу. Все дела – по боку. Долг можно и отработать. Вызываю такси – и ко мне. А вы, мальчики, утрите слюни. Вам к жёнам надо. А ты, Беня, вроде как разведённый с Алёной, а с Люськой - неучтённый пока. Бросай эту стерву, приживалку, сам мне вчера говорил, что достала. Тем более, ты – сегодняшний – с ней и не встречался ни разу. Думай быстрей. Пока я сама не передумала. – И она толкнула меня крутым бедром. - Эх, нам ли жить в печали!!!
Оказалось, за это время Катя успела три раза выйти замуж, и столько же раз развестись. Сколько у неё потом было любовников – одному Богу Великому Координатору известно.
- Да ладно, Кать, - перебил её Витя. – Ты о проблеме думай… Ты у нас – аналитик или кто? А ты ему мозги пудришь. Поиграешь, ведь, разобьёшь семью, и бросишь, а семья – сама знаешь – ячейка общества…
- Ух ты, какой умный. Было бы что разбивать. А аналитик я чего? Отдела предсказаний и хЕромантии…ХИромантии, хотела сказать… Но одно другому не мешает. И – вообще, я сегодня - на отдыхе. – Она мечтательно пустила дым. Дым тут же принял очертания такой непристойной сцены из Камасутры, что мы все зажмурились, или, может, нам это только показалось (что зажмурились).
-Сгинь, зараза, - разогнал дым рукой Виктор Павлович и рубанул рукой. - Ладно, попробую сам покумекать.
-Мыслю я так, - сказал наш без двух минут партиец,  ни дать, ни взять Макар Нагульный из известного романа. – Барбаросса нам навряд ли поможет. Придётся идти на ковёр к кровососу и всё рассказывать. Объяснять ситуацию. Попросить помощи, так сказать.
- К Зубодробилову? – вопросил я, вспомнив фамилию директора Института.
- Не, Зубодробилов уволился уже как с десяток лет. Укатил в Израиль. После Ходорковского сразу укатил. Жив, нет, не знаю. Сейчас у нас главный – Вампир Григорьевич Мухобоев.
-Вампир?
-Вампир, Вампир. Кровь он любит пососать, это точно. По разнарядке сверху к нам прибыл. Закончил, кстати, институт Менеджеров по управлению, основанный… Он указал пальцем наверх…И только у него есть доступ к архивам. А, может, и просто – своим верховным указом тебя расколдует. Чем придётся, правда, платить за это – не знаю. Гадать ведь не надо, что переместился ты сюда не просто так. И просто так тебя отсюда вряд ли выпустят.
Мы замолчали. На ковёр к начальству идти никому не хотелось, тем более – к такому гнусному…
Вдруг прозвенел звонок, словно в театре. У каждого из присутствующих (кроме меня) включился айфон и бодрый голос объявил, что всех членов трудового коллектива просят собраться в конференц - зале института на 20 м этаже для поздравлений и прочего…
Мы затушили папиросы, Изя Горыныч особенно тщательно (с каких-то пор он записался в добровольные помощники пожарного расчёта), и поплелись к лифту.
Все первые места, когда мы поднялись, были уже заняты, поэтому пришлось разместиться «на галёрке».
Сцена напоминала съёмочную площадку передачи «Поле Чудес». Сперва выступил казачий хор с залихватской песней. После – о, Чудо, вышел Леонид Аркадьевич Якубович – собственной персоной – во фраке и с бабочкой – просим любить и жаловать.
Он коротко поздравил присутствующих дам (скорее всего Якубович был не настоящий, а его трансгрессировали местные умельцы, создав точную копию оригинала), сказал: - Цветы в студию!
Помощники вытащили в зал огромнейшие букеты цветов. Леонид Аркадьевич лично вручил их каждой из женщин (Катьке, в том числе), на время возникнув сразу одновременно во многих местах (умеют же!) и произнёс своё знаменитое: - И чтобы больше без цветов вас никто не видел.
Наши умельцы могут сделать так, чтобы цветы эти никогда не вяли, но я на минутку попытался представить, как наши дамы и днём и ночью круглый год таскаются с огромными букетами роз. И мне стало их жалко. «Миллион, миллион, миллион алых роз», - неожиданно всплыл в подсознании надоедливый мотив некогда популярной песенки, где «бедный художник», как многим тогда слышалось, продал картины и «кровь», став, видимо, почётным донором, и на все деньги купил…
Тут грянула песня неизвестного мне исполнителя: "Все цветы, что только есть на свете я сорву, чтобы ты открыла сердце мне своё.»
Да, - подумал я. И в 21 веке люди умнее не стали. Губят природу, губят, в угоду своим, так сказать, частным эгоистическим и узконаправленным меркантильным интересам. И повернулся к своим друзьям.
-А теперь – выступление товарища Трепалова Акаккия Христофоровича, - объявили с трибуны, - заместителя нашего уважаемого мэра. В преддверии выборов, как один из руководителей местного отделения партии «Всеядная Россия», он любезно согласился …
- Слушай, - вдруг осенило Катюху, - ойкнув, она укололась о шипы подаренных роз, которые держала в руках. – И её попёрло, как Ньютона, которому на тыковку, как гласит легенда, упало в стародавние времена яблоко, типа – райский плод. Это плод она нам и протянула, как руку помощи.
-Где вход, там и выход!!! Бежим на проходную, пока лектор треплется, нас всё равно никто не замечает.
Ну конечно, зачем всё усложнять… Мы переглянулись.
Да была, была слабая надежда, что всё сработает автоматически, и перемещение произойдёт в обратном порядке само собой.
Мы вчетвером «утекли», материализовавшись на первом этаже. Лифтом мы не стали пользоваться чисто из хулиганских соображений.
На вахте сидел незнакомый молодой «ботаник» в тулупе, чем-то напоминавший героя ещё одного популярного фильма из прошлого. НКВДэшницы бабы Нади на его месте не было.
-А где бабуся? – машинально спросил я.
-Заболела, - ответил «ботаник», показывая мне жестом предъявить пропуск. – Я за неё.
Был обед. Турникет на это время для младшего «комсостава» был разблокирован.
-Ну что, рискнёшь? – шепнула Катька.
-Кто не рискует, тот не пьёт шампанское, - в тон ей сказал Витёк, - передавай привет Алёне от нас из будущего. Он перекрестил меня, как богомольная старушка, и немного наподдал сзади, сказав, словно это был не я, а по крайней мере – Юрий Алексеевич Гагарин, а он – Королёв С.П. – Ну, с Богом! Пошёл.
Я закрыл глаза… и приложил пропуск к считывателю. Аппарат подумал, и… переключился с красного на зелёный. Вход был свободен. Я широко открыл глаза и… сделал первый шаг… В прошлое.
«Маленький шаг для человека, но – огромный скачёк для всего человечества» - грянуло в мозгу, раздался туш, типа, «Прощания Славянки», и… я оказался по ТУ сторону.
- Кедр, Кедр, я Хьюстон. Чувствуешь что-нибудь? – спросил из "другого измерения" Изя. Я отрицательно покачал головой.
Недалеко от меня стояли двое мужчин и мирно разговаривали. Прошлое? Нет?
Напрашивалась дурацкая мысль – сразу спросить: Не подскажите, какой сейчас год?
Но как это будет выглядеть? Примерно так же нелепо, вероятно, как знаменитое – Не подскажите, как пройти в библиотеку, сказанное ночью.
Но спрашивать не пришлось. Сзади меня я увидел человека со СМАРТФОНОМ… - Ну, чего раззявился? Подвинься!!!
Второй, третий… СО СМАРТФОНАМИ в руках. Я вышел из проходной. Над институтом полыхала, словно в каком -нибудь Лас-Вегасе, реклама:
«Д. А. Медоедов- Наш Кандидат в Президенты». Номер 1 в списке. Выборы 2024.
Не сработало.
Я вздохнул обречённо и покорно побрёл через турникет  назад... в будущее.






Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 30.10.2019 Толоконцев Валерий
Свидетельство о публикации: izba-2019-2660876

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Борис Степанов       31.10.2019   13:59:43
Отзыв:   положительный
Занятное чтение!
Пиши дальше! :)
Прочитал с удовольствие!
Спасибо, Валера!
















1