Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Убить зверя


                                                                        Часть 1
                                                                    Своя правда

Василий Мишин, охранник городского банка, как обычно зашел в магазин после дежурной смены. Он уже не говорил продавцу, что нужно. Уже год покупка была привычной: хлеб, молоко, пельмени и лишь изредка – сладкое.
-Вон, Володька Петров опять напился, - огорченно сказала женщина, взглянув в окно и увидев, как семилетний мальчик прячется в саду. – С женой как с вещью обращается. То бьет ее, то за волосы таскает. Никакой управы на него нет!
-А полиция? – спросил мужчина.
-Да кто ж будет на своих родных жалобу писать, а?
Охранник взял продукты и, поблагодарив женщину, специально решил пройти мимо дома Петровых. На его душе было неспокойно. Когда Мишин подходил к дому, со двора выбежала женщина, прикрывая рукой разбитый нос. Следом из дверей, держа в руке нож, выскочил разъяренный муж.
-Убью, тварь! – крикнул пьяный во всю мощь.
Мишин отбросил пакет и, подбежав к дому, преградил пьянице путь. Тот яростно глянул на охранника:
-Уйди тварь! Тебе чего, больше всех надо что ли?
-Нож опусти, - Мишин попытался решить вопрос без кулаков.
-Моя жена! Что хочу то и делаю! – Петров сделал шаг навстречу Мишину и взмахнул ножом.
Мишин среагировал мгновенно: ножик вылетел из рук, а сам выпивоха лежал на траве и матерился. На запястья Петрова были надеты наручники.
-Не надо, не надо, пожалуйста! – жена Петрова рухнула перед Мишиным на колени, заметив, что тот пытается вызвать наряд.
-Люба, - Мишин глубоко вздохнул. – Вот сколько раз я иду со смены – столько раз замечаю как Вовка тебя лупсует. Не пора ли этому положить конец, а?
-Васенька, ну не надо! Пожалуйста!
-Эх, Люба-Люба! – Мишин махнул рукой и пошел прочь.
Он шел по еще пустой улице. Большинство горожан уже скорее всего вышли на работу после выходного дня. Лишь изредка по дорогам проносились машины. Василий думал о своем поступке. Он ведь мог решить проблему раз и навсегда: достать табельное оружие и выстрелить на поражение. Максимум, что бы ему светило – превышение пределов самообороны. К тому же, дочь его школьного учителя (а он до сих пор со всеми учителями в хороших отношениях) – лучший юрист в городе. Однако, он этого не сделал и, убедившись что доволен своим поступком, зашел в свой дом.
Едва открыв дверь, он почувствовал чье-то постороннее присутствие. Осторожно обойдя комнаты, охранник прошел на кухню и сильно вздрогнул от увиденного. За столом, расположившись по-хозяйски, сидел его близнец. Василий похлопал себя по щекам и несколько раз встряхнул головой, пытаясь привести себя в чувство. Это поведение было вполне понятно: никаких братьев близнецов у Мишина и в помине не было.
-Не стремайся, - хриплым голосом ответил близнец. – Это не глюк. Ты ж не под кайфом.
-Похоже, я свихнулся на этой чертовой работе, - Мишин расстроено присел возле порога.
Близнец по-дружески похлопал Василия по плечу.
-Не боись, не свихнулся. Я помочь тебе хочу.
-Чем?
-У тебя нет выхода, братишка, - близнец снова похлопал охранника по плечу. - Я бы на твоем месте этого Вовку пристрелил не раздумывая. У тебя ж возможность была. Что помешало?
-Хорошо, что я никогда не буду на твоем месте.
-Еще как будешь! У тебя выхода нет, - повторил близнец. – Либо дашь мне волю, либо сдохнешь терпилой.
-Посмотрим, - равнодушно сказал охранник.
-Запомни: тут в силе только одна правда.
-Какая же интересно?
-Только та, по которой живешь ты. И это не та, которая в тебе сейчас. Другая, где нет милости и сожаления к разным тварям. Клин клином, запомни. Юридический закон, законы общества и все прочее - это так, отмашки. Ты – закон! Ты – власть!
От последних слов Василий вздрогнул. Близнец подошел к нему и протянул руку:
-По рукам?
Мишин неуверенно пожал руку. В тот же момент он почувствовал, как посторонняя сила входит в него, искореняя добро. Сам близнец, словно пар, растворился в комнате. По крайней мере, так показалось охраннику, который был словно под сильным гипнозом.
И вот прошло несколько дней после того случая. Мишин отгуливая очередной выходной зашел в сарай. На холодной земле лежал связанный Петров. Рот был залеплен скотчем.
-Что, мразь, доигрался? – злобно спросил Василий, ставя на пол кастрюлю с кипятком. – Знаешь, что если держать руку в кипятке больше десяти минут, то ткани отмирают?
Связанный затрясся в ужасе. Мишин грубо дернул его за шиворот, подтащив к кастрюле.
-Сейчас устроим тебе ад, - охранник опустил руки связанного в кастрюлю. Тот сильно задергался и застонал от нестерпимой боли, безуспешно пытаясь вырваться.
-Погоди, дурак, - Мишин держал руки все сильнее. – До костей-то еще не дошло. Пытаешься спросить, почему сразу обе? – каратель усмехнулся. – А чтоб ты меня где-нибудь на улице ножичком не пырнул. Да ты не переживай, тебе ж ведь только кисти ампутируют и все. Жить-то будешь!
Через довольно продолжительное время Мишин вытащил сильно покрасневшие руки узника из кастрюли:
-Жить хочешь? – спросил он. – По роже вижу, что хочешь. Значит так: руки сам по пьяни обарил. Понял?
Петров испуганно закачал головой.
-Ну, будем надеяться, что понял, - сказал Мишин, развязывая руки пленнику. - А если нет – я ж ведь могу водичку и на огонь сменить. Пшел вон, собака!
Прошло несколько дней. Петрову ампутировали кисти обеих рук. Никто так и не понял, что руку к этому приложил Василий.
-Здоров, безрукий! – ехидно поздоровался Мишин с Володькой, идя мимо дома Петровых. – Вот вишь как хорошо: и жену не лупсуешь, и водочку не лакаешь.
- Да пошел ты, сволочь! – Петров злобно сплюнул.
-Да чего ж ты сердитый-то такой, а? Вовк? – рассмеялся охранник. – Вон все ж налаживается. Жена тебя уважает, с ложечки кормит. А ты?
Широко распахнув дверь, из дома выскочила Люба. Она отвесила охраннику звонкую пощечину:
-Хватит над инвалидом издеваться! Зверь! Каждый раз как ты мимо него идешь одни подковырки!
Василий, потирая рукой горящую щеку, пошел домой.
Прошло несколько дней. Василий в очередной выходной проходил мимо городского суда. Из здания с довольным лицом выходил двадцатилетний парень с другом. Город был небольшой, и все новости распространялись быстро. Эти двое надругались над школьницей. А довольное лицо свидетельствовало о том, что насильников оправдали. Как говорится, у кого больше прав, тот и прав. А больше прав у того, у кого больше денег.
-Да будь ты проклят, сволочь! – следом из здания вышла женщина, держа за руку пятнадцатилетнюю дочь.- Чтоб вы, гаденыши, заживо сгорели!
Мишин подошел к парням и сурово посмотрел им в глаза, запоминая эту парочку.
-Че, дядек? –рассмеялся один. – В морду дать хочешь?
Василий подошел к женщине и, с большим трудом подобрав нужные слова, хладнокровно добавил:
-Они получат по заслугам. Судьба их жестоко покарает.
Была ночь. Василий, взяв машину друга, вывез подростков за город в старый заброшенный дом. Ничего не подозревающие ребята быстро согласились на то, чтобы «опробовать» новенькую.
-Хата стремная, - недовольно буркнул один.
-Да ладно Макс, - сказал второй. – Лишь бы девка нормуль была. Нам че? Туда?
-Туда-туда, - охранник посмотрел на крепко заколоченные окна. – Телефончики оставьте, чтобы вас никто не беспокоил. Новенькая там. «Нехоженая», как вы любите.
Едва они зашли в дом, Мишин запер дверь на замок и набрал номер матери Макса.
-Алло, сынок, ты где? -взволнованная женщина взяла трубку.
-Ваш сын и его друг у меня, - хладнокровно сказал Мишин и назвал адрес. – Приезжайте за ним.
После стандартного вопроса «Что случилось?» Василий выключил телефон и растоптал его ногой. Мама Макса приехала меньше чем за час.
-Не дури! – Мишин достал пистолет. – Телефон! Быстро!
Дрожащими руками женщина отдала телефон. Мишин бросил наручники на землю:
-Пристегивайся к своей машине! Быстро!
-Где Максим? – взволнованным голосом спросила женщина.
-Там в доме. Живой. Пока. Но это легко поправимо. Недолго ему.
Мишин отодрал от окна небольшую доску и постучал:
-Эй, ты! С матерью попрощайся! Последний раз ее видишь.
Женщина увидела печальные глаза своего сына. Она всеми силами хотела ему помочь. Но не могла. Василий взял из машины канистру с бензином и стал обливать дом.
-Ты не сделаешь это! Ты не можешь! – сказала женщина, пытаясь освободиться. – Выпусти сына! Пожалуйста!
-Гори-гори ясно! – ехидно скалясь, Мишин выбросил пустую канистру, поджигая бензин.
-Максим! – в ужасе забилась женщина, увидев вспыхнувшее пламя. – Нет!
-Я ж ей сказал: их судьба покарает, - Мишин, проверив пульс женщины, отстегнул наручники. Мама Макса была мертва.
Наступил следующий день. Мишин спокойно обедал за столом. В окне он увидел остановившуюся полицейскую машину. Из «Нивы» вылез старший лейтенант и направился в дом. Это был Сергей Кротов, двоюродный брат Василия.
-Здорово, Серег, - Мишин встал из-за стола и подал руку. – Какими судьбами?
-В доме за городом два студента сгорели. И женщину мертвую нашли. Знаешь что-нибудь об этом?
-Честно? Не слышал.
-Вась, - Сергей строго взглянул на младшего брата. –Не умеешь ты врать, Вася. Я ж ведь догадался. Хоть ты и все «подчистил» после себя. И о том, что это ты сделал, знаю только я. Я ж ведь к тебе не как мент, а как брат пришел. Мы ж с тобой с детства вместе. Все конечно было: и ссорились, и мирились. Ты ж никогда такой сволочью не был. Ты ж родителям своим больше чем я своим помогал. Скажи, зачем? Объясни мне, как брату.
-Зачем? – Мишин сердито взглянул на брата. – А ты наверно забыл, как мы маленькие от пьяных папаш по садам бегали и прятались? Забыл, да? А вот я-то помню.
-И я помню, - Сергей направился к выходу. – Остановись. Я тебя как брата прошу. Если ты не остановишься, мне самому придется тебя остановить.
Сергей ушел. Василий не придал словам брата никакого значения. Он продолжал бесчинствовать месяца или больше. Чего только он не творил с теми, кто избежал наказания. Описать всех его зверств не хватит даже жизни.
И вот снова выходной. Мишин шел домой с вечерней прогулки по городу.Впереди него шла женщина, неся тяжелые сумки. Это была цыганка.
-Давайте помогу, - Василий догнал женщину и отобрал ношу. - Что ж муж вам не помогает.
-Ой, - женщина произнесла несколько слов на своем языке. – Нет у меня мужа.
Василий бросил взгляд на девушку-офицера, идущую по тротуару.
-Хороший она человек, - заметив взгляд Василия, сказала цыганка. – Ей бы такого, как ты.
-Да зачем ей такой нужен? – разочарованно бросил Василий. – Уж лучше никакого, чем я.
Василий донес сумки до остановки. Цыганка взглянула на мужчину. Девушка-офицер переходила через дорогу.
-Черный человек тебя сильно мучает, - цыганка взглянула на девушку. – Она тебе поможет. Она избавит тебя от него.
Василий помог погрузить вещи цыганке и зашел в магазин. Купив минеральной воды, он пошел обратно. На улице никого не было. Дорогу ему неожиданно преградили несколько человек. По подсчетам Василия - десять
-Ну, привет, Люцифер! – сказал один из молодчиков.
Даже охраннику с хорошим опытом было бы глупо без оружия бросаться на десятерых. Но Василий никогда не отступал. Оглянувшись назад, он понял, что находится в капкане: сзади было еще несколько человек. Сняв с брюк ремень - единственное «оружие», он приготовился к обороне. Исход боя был очевиден. Мишин лежал на земле и не дышал. Сергей подошел к телу и проверил пульс. Он не прощупывался. Кротов пнул тело ногой:
-Ну прощай братишка. Я ж тебе говорил: если ты не остановишься, я сам тебя остановлю.

                                                                       
                                                                       
                                                                     Часть 2

                                                                    Искупление

В больничной палате горел свет. Мишин лежал на койке и еще не отошел от наркоза. Несмотря на все старания брата, он был жив. У кровати сидела поседевшая мать. Отец сидел на стуле и прятал слезы, читая газету. Открыв глаза, Василий взглянул на родителей. У двери он заметил инвалидную коляску. Все стало понятно без объяснений: ведь больше в этой палате никто не лежал.
-Мам, - Мишин положил руку на ладонь матери. Из глаз потекли слезы. – Прости меня, мам.
-Васенька! – рыдая, мама грохнулась на колени. – Прости меня, что я тебя таким дьяволом воспитала! Прости!
-Мам, - сын дрожащей рукой гладил голову матери. – Мам.
-Пошли! –сурово сказал отец. – Не сын он нам больше!
-За других не говори! – упрекнула мать.
-Прав отец, - Василий отвернулся к стене. – Не сын я вам больше. После того, что я сделал, я даже права не имею называться вашим сыном.
Родители ушли. Василий повернулся и снова увидел близнеца.
-А я уж думал, что ты сдох, и не хотел возвращаться, - прохрипел близнец. –Живучий
-Поиздеваться пришел? – с иронией спросил Васили.
-Братишка, - улыбнувшись, близнец протянул руку. –Я ж помочь тебе хочу. На ноги тебя поставить. Давай, пожми мне руку, и продолжим начатое. Давай!
-Уйди вон! Знаешь как на душе погано! Уж лучше инвалидом сдохну, чем снова тебе руку пожму!
-Не прощаюсь! – близнец улыбнулся и сиганул в открытое окно.
Василия выписали. Домой возвращаться он не хотел. Отец, грозя разводом, уговорил мать оказаться от сына и опеки над ним. А кому нужен развод на старости лет? Тем более что от этого ничего бы не изменилось. С трудом передвигаясь по городу на инвалидной коляске, бывший охранник собирал милостыню, которую хватало на хлеб и обычную воду. За два месяца его лицо обросло усами и бородой. Сегодня он уже был на другом конце города. Впереди навстречу ему шла девушка-офицер. Та самая, про которую говорила цыганка. Она была примерно тех же лет что и Василий.
-Вы как здесь оказались? - спросила она.
-Прогуливаюсь.
- На другом конце города? – удивилась девушка. - Давайте я Вас лучше домой отвезу.
-Нет уж, товарищ капитан, - сказал он. – Куда угодно, только не домой. Отказались от меня все.
-За что ж вас брат так сильно ненавидит? Кстати, выгнали его недавно из полиции. Переехал он куда-то далеко отсюда. В соседнюю область что ли.
-Как будто Вы не знаете, что я за человек. Город-то – большая деревня.
-Знаю. Наслышана. Я вас не осуждаю, - девушка развернула коляску.
-Куда Вы меня везете?
-К себе. Я здесь недалеко живу.
-Зачем? – обреченно спросил инвалид. –Зачем я Вам? Тем более – такой.
-Затем, что официально Василия Мишина убили в драке. Все дела закрыты. В связи с преждевременной кончиной подозреваемого. То есть Вас. Я сделаю Вам документы на новое имя. То, что Вы живы, знают только трое: я и Ваши родители.
-И медперсонал той больницы, - добавил Василий.
-Они приняли вас без документов. Тогда Вас нашла я, и мне не стоило огромных трудов устроить все, как надо. Еще бы две минуты – и все было бы кончено.
Капитан завезла инвалида в дом и поставила на стол уже давно остывшую яичницу:
-Кушайте. Вы проголодались, - сказала она и села напротив.
-Странно, - Василий опустил глаза, чтобы девушка не увидела его слез. – Странно нас судьба свела. Вы такая милая, обходительная девушка. По одним глазам уже можно понять, что добрая. И я – зверь в человеческом обличии.
Василий положил ложку на стол. От полного осознания того, что он творил в прошлой жизни, есть не хотелось вообще. Девушка стукнула кулаком по столу и сурово сказала:
-Зверь умер! Тот Василий Мишин умер! Остались Вы - Спиридонов Виктор Иванович. Запомните это, наконец! – девушка сняла кобуру и, почистив оружие, пошла переодеваться.
Виктор поднял глаза и увидел на столе оставленный пистолет. Что это было? Обычная женская оплошность или проверка? Скорее всего, она просто положила пистолет не туда куда нужно. Инвалид взял оружие в руки и, передернув затвор, поднес дуло к виску.
-Захотели легко отделаться? – Неля вышла из комнаты, держа в руках полную обойму. – Не выйдет.
Виктор покорно отдал оружие девушке. Та, зарядив пистолет, навела его инвалида. Вот щелчок предохранителя и палец медленно лег на курок. Виктор равнодушно смотрел на черный глаз ПМа. Ему было все равно.
-Значит, смерти ты не боишься? – Неля неожиданно перешла на «ты». – Вот только самому ее приближать не надо! Лишнего на этой земле никто не живет!
-Вы мне два раза уже жизнь спасли, а я даже Вашего имени не знаю.
-Неля, - представилась девушка, пряча оружие в сейф.
-Учаева? – догадался Виктор, вспомнив статью о лучшей девушке-офицере в районной газете. – Та самая?
Разговор прервало появление восьмилетней девочки. Увидев, инвалида она слегка испугалась.
- Алин, это дядя Витя, - Неля познакомила дочку с инвалидом. – Он у нас пока поживет, пока ножки болят.
-Дядь Вить, а почему у тебя ножки болят? – девочка подбежала к инвалиду.
-По земле ходил много, - грустно ответил тот и глубоко вздохнул. – Себя искал.
-А как себя искать, если ты здесь? И зачем? А где вы потерялись? – приставала девочка с вопросами.
-Алин, дядя Витя устал, - прервала расспросы Неля. – Ему отдыхать надо.
-А муж как же? Что он подумает, когда меня здесь увидит?
-У него своя жизнь, у меня – своя, - сказала Неля.
Неля постелила Виктору в соседней комнате и помогла ему добраться до кровати, пожелав спокойной ночи.
-Спокойной ночи, дядь Вить, - Алина грустно взглянула на инвалида.
Утром Виктор проснулся от шипения масла на сковородке. Кое-как он сел в инвалидное кресло и проехал на кухню. Неля жарила картошку.
-Вить, ну зачем ты сам встал? – спросила Неля инвалида вместо приветствия. – Крикнуть нельзя было?
- Чтоб ты, Нель, хрупкая девушка меня как мешок по всему дому таскала? Нет уж! Я как-нибудь сам. Я ходить хочу. Сам! Понимаешь?
-Алина уже в школу пошла, - сказала девушка, поставив сковороду на стол. – Я сейчас тоже на работу ухожу. В обед вернусь. На столе номер моего мобильного. А рабочий ты знаешь. У нас он простой - 02.
Отделение полиции находилось недалеко от дома Нели. Примерно минутах в пятнадцати ходьбы. Девушка зашла в здание и, быстро написав рапорт, направилась в кабинет полковника. Тот, к счастью, оказался на своем рабочем месте.
-Разрешите? –Неля вошла в кабинет. –Я пришла подать рапорт.
-Да, - полковник снял очки. – Жалко будет терять такого ценного сотрудника. Ну что ж, Нель, твое решение – это твое решение.
-Я не ухожу, товарищ полковник. Мне нужен отпуск по уходу за тяжелобольным.
-Что-нибудь с дочкой? – испугался полковник.
-Нет. С ней, слава Богу, все в порядке. Инвалида я домой взяла. Ему идти некуда. Совсем, - Неля не стала посвящать полковника в подробности. – Жалко мне его стало. Постараюсь его на ноги поставить, хоть это и, наверное, невозможно.
-Неля! – сказал полковник. – В твоих золотых руках все возможно!
-Завтра пойду в соцзащиту на оформление опеки и пособия для него.
- Неля, ты что, не знаешь, где мы живем? Два месяца уйдет, чтобы собрать справки! Еще столько же на обследование! – полковник достал из сейфа пачку денег. – Вот. Это на лечение.
-Товарищ полковник. Я не возьму столько! Как я их потом? Мне ж столько не вернуть! Никогда!
-Товарищ капитан! – полковник сурово взглянул на девушку. – Это приказ. А деньги возвращать не надо!
-Это все потому, что я лучший сотрудник? – напрямую спросила девушка.
-Это все потому, что ты очень хороший человек, - полковник пододвинул пачку ближе к девушке. Отрабатывай сегодня до обеда и отдыхай. А я ребят оповещу.
-Спасибо, товарищ полковник, - девушка украдкой смахнула слезу.
Уже около трех часов дня Неля пришла домой. Виктор занимался с дочкой математикой. Вернее, он уже помог ей с уроками и они просто забавлялись. Неля, не желая прерывать веселые забавы, аккуратно наблюдала через зеркало. Сегодня она заметила, как Виктор впервые улыбнулся.
-У тебя было десять конфет, - говорила Алина Виктору. – Ты дал другу три. Сколько осталось?
-Десять, - шутливо сказал Виктор.
-Почему? Как?
- А я ему не дам конфеты.
-Блин! – девочка обхватила голову руками. – Друг у тебя отобрал пять конфет.
-А он у меня их не отберет, - снова пошутил Виктор. – Давай лучше в загадки?
-Висит груша нельзя скушать. Что это?
-Ну это легко! Это я в пятом классе на турнике потягиваюсь.
-Да нет, - рассмеялась Алина.
-Гнилая груша? Боксерская груша? – Виктор стал приводить более десяти подходящих ответов.
-Ну как вы тут? – Неля вошла в комнату, поставив пакет с продуктами. – Документы будут готовы через две недели. Пойдемте обедать. А потом на прогулку. Кстати, вот все необходимое, - Неля вытащила из пакета лекарства.
После обеда дочка вышла гулять на улицу.
-Ну-ка, Вить, давай без коляски попробуем, - сказала Неля, крепко обхватив Виктора. – Хотя бы по дому. Раз ты ходить хочешь, давай будем учиться.
Едва ступая ногами, Виктор одной рукой опирался на стены и дверные косяки. Неля чувствовала огромную тяжесть, но не придавала этому никакого значения. У нее была задача: поставить человека на ноги.
-Ну вот, чуть-чуть получаться стало, - сказала Неля, усаживая Виктора на кровать.
Прошло более двух месяцев. Уже запорошил первый снежок. Под строгим надзором Нели и ее теплой заботой, Виктор уже забыл о своем прошлом. Здоровье слегка улучшилось, но передвигаться самостоятельно он еще не мог. Сегодня у Нели был первый выходной и она с Виктором гуляла за городом. Алина как обычно, убежала с подружками на детскую площадку.
-Похоже, что я схожу с ума, - опять увидев близнеца, Виктор сфокусировал на нем взгляд. Тот был метрах в пятидесяти и ехидно скалился.
-Значит, я тоже! – Неля достала пистолет и, тоже увидев близнеца, расстреляла в него всю обойму. Тот упал замертво.
Девушка подбежала к убитому и засучила у него левый рукав куртки. На запястье была странная татуировка на английском языке.
-Прав только сильный, - перевела девушка надпись и застыла на месте.
-Неля! – крикнул Виктор и неожиданно для себя вскочил с инвалидной коляски и побежал к девушке. – Неля!
-Знакомься, Вить, - сказала она. – Леонид Вячеславович Томилин. Кличка – Зверь. Особо опасный преступник. Досье на него есть даже в Интерполе. Несколько раз менял внешность, прибегая к пластическим операциям. Обладает сильным гипнозом, а также способностью тайно входить в любые помещения. Вернее обладал.
-Так вот кто меня мучил, - разочарованно сказал Виктор, пройдясь возле трупа, и вглядываясь в него, словно в зеркало. – Вот кто значит черный человек. Где коляска моя?
-Вить, - Неля радостно улыбнулась. – А коляска ведь тебе уже совсем не нужна.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 30
© 28.10.2019 Михаил Шумилкин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2659310

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
















1