Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

К истокам, на Север... (первая часть)


К истокам, на Север... (первая часть)
Первая часть. Исконные обитатели Русской равнины и их арктическая прародина

Куда бы я ни шел, я всегда шел на север —
потому, что там нет и не было придумано другой стороны.
Б. Гребенщиков.

Если взглянуть на карту европейской части России, то обнаружится множество названий тех или иных мест, смысл которых будет непонятен простому российскому обывателю. Что, к примеру, означают слова «Москва», «Ока», «Двина», «Сухона», «Вель», «Вага» и т.п.? Так сложилось, что происхождение большинства топонимов официальная наука связывает с финно-угорскими диалектами, ведь принято считать, что представители этой уральской языковой семьи признаются автохонным населением Восточно-Европейской (Русской) равнины и, особенно, земель Русского Севера.

Неудивительно, что в наши непростые дни это порождает многочисленные публикации общественно-политического характера, представляющие славян в виде поздних пришлых завоевателей, некогда жестоко притеснивших коренные «малые» этносы, веками жившие в гармонии с собой и природой. Нетрудно заметить, что подобный взгляд исподволь подрывает единство народов и территориальную целостность РФ – это не может не вызывать опасений. Вот почему вопросы об исконном населении и этимологии топонимов не являются праздными.

Но в истории гуманитарных наук
XXI столетие запомнится как век ревизии: многие, прежде считавшиеся незыблемыми, научные концепции сегодня подвергаются критике, выводы пересматриваются. И есть смысл напомнить о существовании вполне аргументированной и подтверждаемой фактами «арктической» теории, определяющей русский народ старожилами европейской России. При этом, прародина славян помещается сторонниками данной гипотезы где-то на стыке Архангельской, Вологодской областей и Карелии , т.е. на самой, что ни на есть, по мнению академиков, «финно-угорской земле» – совсем, якобы, и не русском «Русском» Севере. Для сторонников арктической гипотезы особенно интересной оказывается земля Вельского района Архангельской области, так называемый, Важский край.

Финно-угорские туземцы

Начиная с опубликованных в середине XIX века классических работ финского филолога Матиаса Кастрена, большинство исследователей считает угро-финнов выходцами с Урала, примерно в 5-6 тысячелетиях до н.э. первыми из людей заселившими земли Русской равнины. Впрочем, сегодня в Финляндии набирает популярность доктрина «финского автохтонизма», утверждающая  изначальное проживание представителей этой языковой группы в областях европейского Севера – еще со времен мезолита (11-6 тысяч лет до н.э.), а значит, обосновывающая права финнов на всё здешнее Приполярье.

Как бы то ни было, хотя уральская культура веками оставалась достаточно примитивной (охота, собирательство, рыбалка), но именно ей наукой приписывается честь освоения человеком огромных пространств России.

В доказательство данной концепции, прежде всего, приводятся археологические и топонимические свидетельства, которые достаточно условно интерпретируются учеными в качестве финно-угорских. Доказательный ряд топонимов , главным образом, представлен гидронимами, поскольку они считаются наиболее устойчивыми во времени лексемами . Так, не славянскими, а финно-угорскими словами объявлены прозвания среднерусских рек: Москва, Ока, Угра; из числа северных гидронимов: Вычегда, Пинега, Печора, Онега и т.д.

Что касается славян, то по общепринятому мнению немецкого лингвиста XIX века Августа Шлейхера, эта этноязыковая общность выделяется из семьи индоевропейцев и начинает распространение с Карпат по Восточной Европе не ранее V в. н.э.

Тысячелетняя чудь и славянская экспансия

Как утверждает академическая наука, задолго до прихода на Север славян здесь обитали финно-угры. Это касается и юга Архангельской области – Важского края, о чём свидетельствует местная топонимика. Название реки Вель учёные производят от языка народа коми и переводят на русский – «довольно», «порядочно». Этимологический корень имени реки Кулой обнаруживают в саамских словах «кулл», означающем рыба, или «вуой» — река. Вель и Кулой являются притоками Ваги, но происхождение главного гидронима района находят уже в совсем другой, балтийской языковой группе и трактуют в значении «русло», «борозда».

Вельский краевед Сергей Тупицын в своей работе «Стоянки первобытного человека на территории Важского края» даже пишет о существовании на этой территории 3 тысячи лет назад , ни много ни мало, «устоявшейся цивилизация чудских племён». Другие местные краеведы, Матвей Мясников и Петр Воронов , рассуждают о появлении «именно в этот период » первых населенных финно-уграми пунктов: например, городищ Вельск и Шенкурск (см. статью «История Важского края». Вельск-инфо 3 августа 2007).

Пришествие славян, названных в вышеупомянутой статье «русскими колонизаторами», на приполярные земли, в частности, на Вагу, по мнению Петра Воронова, происходит сравнительно поздно – только в 9 веке н.э. здесь появляются новгородцы.
Еще один исследователь «важского вопроса» доктор биологических наук Александр Галанин в работе «Чудь заволочская» (2013г.) представляет экспансию новгородских словен настоящей трагедией аборигенов: «Благополучие и процветание Новгородской республики обеспечивалось за счет эксплуатации территорий на севере и на востоке (в Поморье и Поважье), где проживали угро-финские племена».
Казалось бы, спорить не о чем. Но в XX веке группа ученых рискнула перевернуть устоявшиеся взгляды на историю и этнологию.

Индийские «Веды» о Русском Севере

Кратко вспомним официальную версию, которую изучают по сей день в школе. С конца XVIII-го столетия британские учёные предположили, что предком всех развитых языков является санскрит, на котором написаны древнейшие литературные памятники Индии (середина II тыс. до н.э.) Эта мысль впервые пришла английскому чиновнику Ост-Индской компании Вильяму Джонсу, который в 1788 году издал книгу «Санскритский язык». В ней он, кстати, изложил здравую идею об индоевропейской (арийской) языковой семье. В XIX веке немецкий лингвист Август Шлейхер опроверг санскрит как первооснову и попытался реконструировать настоящий праязык.

Начиная со Шлейхера, языковое индо-арийское древо рисуют следующим образом: ствол – некий праиндоевропейский язык, который делится на две макроветви: арио-греко-кельтскую и германо-балто-славянскую. Вторая ветвь имеет ответвления: раннее – германское и позднее – балто-славянское. В свой черёд, из балто-славянского направления выделяются собственно славянские языки. Если верить Шлейхеру, то современный русский язык выводится от древнеславянского, возникшего, по мнению большинства зарубежных лингвистов, только в середине 1 тысячелетия нашей эры. Таким образом, и русский народ, и его язык объявляются младшими в индоарийской семье. Куда новодельным славянам до греков, даже до ближайшей родни – немцев!

Однако в 1903г. известный индийский политик Бал Гангадхар Тилак выпустил книгу «Арктическая родина в Ведах», где утверждается, что предки индийских ариев жили где-то на Севере Евразии, около Ледовитого океана. Анализируя священные тексты «Веды» и «Махабхараты» ( XVI –V вв. и VII – II вв. до н.э), Бал Тилак подметил массу деталей, которые никак не соответствуют географии Индии: березовые леса и обилие озёр; горы, разделяющие землю на север и юг (вероятно,Северные Увалы – гигантская дуга из возвышенностей, пролегшая от Валдая на северо-восток до полярного Урала); река Рга, бегущая в южное море ( видимо, Волга или Ра, как её именует Геродот) и река, впадающее в Молочное море (возможно, Двина, что на санскрите означает «двойная»: у Северной Двины и в самом деле нет своего истока – она возникает от слияния двух рек, Юга и Сухоны).

Как тут не вспомнить рассказы древнегреческих историков, например Геродота и Феопонта (IV в. до н.э.) или Повсания (II в. н.э.) о Гиперборее (страны «за Бореем» – северным ветром), пресловутой арктической родине бессмертного народа и мифологического божества Аполлона (Аполло- Коло-Колесо-Коляда) , через своих посланников принёсших цвет культуры в Древнюю Грецию.

Особенно же примечательны упоминания в текстах индийских браминов о бесконечных летних днях и зимних ночах, даже осеверном сиянии.

По правде, это было много дней,
В течение коих до восхода солнца
Ты, о заря, была видна нам!
Многие зори не просветлились до конца,
О, дай, Варуна, нам зори до света прожить.
О, дай нам, длинная темная ночь,
Конец твой увидеть, о ночь!

Книга Бал Тилака была замечена широкой российской общественностью, поэт Валерий Брюсов отозвался такими стихами:

Не надо обманчивых грез,
Не надо красивых утопий:
Но Рок поднимает вопрос,
Мы кто в этой старой Европе?
Случайные гости? Орда,
Пришедшая с Камы и с Оби,
Что яростью дышит всегда,
Все губит в бессмысленной злобе?

Иль мы – mom великий народ,
Чье имя не будет забыто,
Чья речь и поныне поет
Созвучно с напевом санскрита.

(1914г.)

Увы, вскоре разразившиеся две мировые войны и серия революций не способствовали развитию «арктических» идей Тилака.

Родство славян и индоариев

Лишь в 1964 году, когда в СССР прибыл известный индийский санскритолог Дурга Прасад Шастри, обнаруживший множество фонетических соответствий русских и санскритских слов и решивший, что русские люди говорят на каком-то изменённом виде санскрита, ряд отечественных учёных всерьёз приступил к изучению «арктической» гипотезы.

Советский востоковед, этнограф, доктор исторических наук Наталья Гусева, кандидат исторических наук Светлана Жарникова, доктор философских наук Валерий Дёмин, выдающийся русский лингвист, славист, филолог, академик РАН Олег Трубачёв и другие написали на данную тему десятки интереснейших научных трудов. Собранный в них материал весьма убедителен, он охватывает не только лексические совпадения в русском языке (большей частью архаизмы , северные диалекты) и санскрите, но и общие моменты в топонимике, мифологии, орнаменте, обрядах и быте русского народа и индийских ариев.

Например, русским местоимениям «свой», «тот», «этот» в санскрите соответствуют «сва», «тат», «этат». Или наши существительные «грива», «весна», «дева», «мясо», «тьма», «мышка», «день», «живой» и «мёртвый» в сравнении санскритскими аналогами звучат почти одинаково: «грива», «васанта», «дэви», «мамса», «тама», «мусака», «дина», «дживан» и «мрыттью». Этнограф Наталья Гусева вообще говорила о 60%-ой тождественности древнеславянского языка и санскрита.

К слову сказать, еще русский ученый фольклорист Александр Гельфердинг, объездивший весь Русский Север в поисках былин и сказок, в книге «О родстве славянского языка с санскритским» (1853г.) писал: ”Язык славянский во всех своих наречиях сохранил корни и слова, существующие в санскрите. В этом отношении близость сравниваемых языков необыкновенна. Языки санскрит и русский не отличается между собой никакими постоянными, органическими изменениями звуков. Славянский не имеет ни одной особенности чуждой санскритскому».

Не менее показательна тождественность пантеона языческих кумиров древних русичей с божествами индуизма: Сварог и Сварга (небесный свет), Род и Рудра ( ветер-осеменитель), Даждьбог и Дакша (дающее жизнь солнце), Ярило и Яр (весеннее жгучее солнце), Хорс и Сурья (солнечный диск), Волот-Велес и Вала-Бала (природная сила), Перун и Варуна-Индра (владыка небесных вод, гроз и оружия), Мара и Яма (смерть-могила), Лада и Лата (любовь и брак) , Жива и Джива (дающая жизнь), Огонь и Агни (жертвенный костёр, очаг) и т.п.

Но главным «козырем» «арктийцев» являются гидронимы. Светлана Жарникова в своей книге «Золотая нить» (2003г.) отмечала, что подавляющее большинство названий рек Русского Севера (более 50-ти!) можно без коверканья языка просто переводить с санскрита. Так, Вапра – «река», Варда – «берег», Вашка – «рокот», Лакшма – «красивая», Павана – «очищающая», Падма – «кувшинка», Сухона – «легко преодолимая», Кубена – «извилистая», Суда – «ручей», Дарида – «дающая воду», Куша – «осока», Сямжена – «объединяющая людей». В Вологодской и Архангельской областях множество речек, озер и ручейков прямо называются Ганг, Гангрека, Ганго, Гангозеро, Шива, Индига, Индосат, Синдошка, Индоманка. Или Каргозеро, которое соотносимо с санскритской лексемой «карг» – «распорядок». Даже такие, несомненно «финские» слова, как «Москва», «Ока» или «Угра» вполне можно перевести с санскрита: «чёрная вода», «поток» и «могучий».

Интересно, что само собирательное название славянских земель «Русь» имеет санскристкий аналог «Руссиа», переводящийся «светлая» или «святая».

Важский край в санскритском переводе

Если акцентировать внимание на топонимах вельской земли, то и здесь легко обнаруживаются параллели с санскритом. Название главного водоёма Важского края – реки Вага – созвучно санскристкому слову «ваха», что в буквальном переводе означает «вес» или «тяжесть». Казалось бы, нелепое совпадение. Но в «Толковом словаре живого великорусского языка» (1863-66гг.) Владимира Даля «вага» также означает «вес», а еще имеет производные слова «важный», «уважать». В качестве пояснения Даль приводит следующие русские пословицы: «Своя вага, своя воля»; «Дело это не велико, вагою ниже рубля». То есть , река Вага – «важная» река.

С притоками Ваги речками Кулой и Вель дело обстоит еще занимательнее. Светлана Жарникова указывает, что слово «Кулой» переводится с санскрита как «ручей» или «река» (по сей день на северорусском наречии выражение «кульнуть» означает – упасть в воду), а шведский исследователь Георг Ёхансон обнаруживает для лексемы «Вель» санскритские аналоги: «граница», «предел», «речной берег».

Очевидно, что версия славяно-санскритских корней топонимики Вельского района ни в чём не уступает финно-угорскому варианту , а значит, она заслуживает самого внимательного изучения.

Взрывая доктрины

В принципе, все доводы апологетов «арктической» гипотезы можно свести к трём поразительным выводам.

Первое: русский язык вовсе не является формой санскрита, как думал Шастри, наоборот, это санскрит произошёл от древнеславянского языка (исследователи установили, что многие санскритские слова берут своё начало от сравнительно поздних вариантов славянских слов). То есть, догадка Тилака, возможно, нашла подтверждение: до переселения в Индостан (в XII веке до н. э.), предки будущих «индийских» ариев вместе с предками будущих славян жили на арктическом Севере современной России.

Второе: получается, что языковое древо Шлейхера надо перевернуть с корней на крону. Именно древнеславянский язык, а не санскрит, ближе всех к праязыку индоариев, и славянские народы самые старшие в индоевропейской семье.

И третье: совершенно неправильно считать финно-угров коренным населением Восточно-Европейской равнины, ведь пращуры славян, давших начало русскому этносу, обитали здесь никак не позже конца 3 – середины 2 тысячелетия до н.э.

Во второй части данной статьи мы продолжим разговор об «арктической» теории и с этой точки зрения более глубоко проанализируем этимологию топонима «Вель» , а также постараемся внести окончательную ясность в вопрос об коренных жителях Восточно-Европейской равнины и Русского Севера, обратившись к данным современной этногенетики.

Тезаурус:

Топоним (греч.) – название географического объекта
Гидроним (греч.) – название реки
Автохтоны(греч.) – коренные жители (туземцы, аборигены)
Лексема (греч) - слово

Основная литература по «арктической» теории:

Бал Тилак «Арктическая родина в Ведах» (1903г.);
Рахул Санкритьяян «От Волги до Ганга» (1953г.);
Дурга Шастри «Связь между русским языком и санскритом» (1964г.);
Евгений Елачич "Крайний север как родина человечества" (1910г.);
Олег Трубачёв «В поисках единства: взгляд филолога на проблему истоков Руси» (1992г.);
Наталья Гусева «Русские сквозь тысячелетия». (1998г.);
Валерий Дёмин «В поисках колыбели цивилизации» (2004г) ;
Светлана Жарникова «Золотая нить» (2003г.).










Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 242
© 26.10.2019г. Григорий Феб
Свидетельство о публикации: izba-2019-2658073

Рубрика произведения: Проза -> Очерк











1