Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Вулканический Консул




   Я сидел утром перед ноутбуком, пил чай и вяло просматривал новости. Судя по доносящемуся из-за окна шуму дождя, день ничего хорошего не сулил. И потом, меня уже с раннего утра донимали какие-то непонятные СМС-сообщения, что-то вроде «мы помним о Вас, будем иметь Вас ввиду» и тому подобное. Кто такие «мы», почему помнят, да ещё поиметь обещают? Выглядит как-то угрожающе, согласитесь. А сегодня ещё и ночью кто-то позвонил, приколист хренов.

     И так: я сижу за столом и листаю новости, вернее – мы с котом сидим и просматриваем новости, он сидит у меня на коленях и с интересом читает то же, что и я, периодически заглядывая мне в лицо и комментируя прочитанное на своём кошачьем наречии. И вот, пожалуйста: загородный особняк несчастного преподобного отца обнесли на какую-то космическую сумму. Ущерб только наличными составил чуть ли не сотню миллионов рублей, ладно хоть не долларов – а то бы я уж совсем усомнился в некоторых догматах веры. А так – всего лишь рублей… Тьфу! Ерунда какая! - Рублей… В настоящее время уточняется стоимость и пропавших вместе с наличными других, имевшихся у скромного служителя культа, материальных ценностей. Мы с котом переглянулись:
- Нет, Котофеич, это - не поп, – это просто кондуктор какой-то! Матёрый кондуктор! Забыл, наверное, дневную выручку сдать – забегался, бедолага. – Кот, согласившись с моими доводами, одобрительно муркнул.
Я открыл почту и обнаружил очередное приглашение на собеседование. Тон письма был таким, что как будто бы я уже дал своё согласие и осталось соблюсти лишь небольшие формальности. Название вакансии не упоминалось вовсе. Когда я давал согласие – я решительно не мог вспомнить, что, впрочем-то и не мудрено, ведь за последние месяцы я посетил уже десятки собеседований, заканчивались которые всегда одинаково: «мы вам перезвоним», что буквально означало «Разговор окончен. Следующий.». Название организации мне ничего не говорило. Оно было на английском и какое-то проходное, что ли. Такое, что, пробежав по нему глазами и оторвав от него взгляд, оно тут же стиралось из памяти.Внизу был адрес и телефон. Сверившись, я убедился, что это именно они мне звонили ночью и слали СМС-ки. Ну что ж, настойчивость, достойная уважения. Я был заинтригован. Да и потом, сегодня понедельник - мёртвый день, как показывает практика, а других мероприятий не намечалось. Надо сходить – от меня не убудет.
    Я побрился и отправился в путь. Нужный адрес я нашёл не сразу. Литера К находилась глубоко во дворах и представляла собой маленький двухэтажный «курятник» с обшарпанной штукатуркой. Над крылечком висела яркая вывеска, которая сильно контрастировала с внешним обликом здания, и складывалось ощущение, что повешена она была только-только перед самым моим появлением. Как я и предполагал, это было Кадровое агентство. Возле крылечка было наспех подметено от опавших листьев. Я вошёл внутрь: на стенах висели какие-то документы в рамочках и пахло чем-то очень-очень старым. Меня встретила подозрительно юная особа, накрашенная по-взрослому и облачённая в строгий деловой костюм. Представилась Виолеттой Юрьевной и пригласила подняться на второй этаж. Мы вошли в явно не соответствующее размерам здания длинное и узкое прямоугольное помещение, почти всё пространство которого занимал чёрный стол с расставленными по его периметру стульями. Меня пригласили сесть с торца стола, у входа, и немного подождать. Я достал-было книжку и только приготовился почитать, как дверь распахнулась и всё помещение вдруг наполнилось Виолеттами Юрьевнами. Они сразу всем скопом заговорили и задвигали стульями. Когда все Виоллетты расселись, вошла их главная, доминирующая Виоллетта, и заняла место председателя – у окна. Боже! - Они все были одинаковые, как близнецы – и не отличишь! Все Виолетты с нескрываемым восхищением уставились на Виолетту-мать.
- Ну, здравствуйте, Сергей Владимирович! Мы давно Вас ждали… - Радостно обратилась она ко мне, и все Виолетты, послушно кивая, с детским любопытством тут же впились в меня глазами, а царствующая Виолетта продолжила:
- После долгих поисков, - а мы перебрали и разобрали по косточкам превеликое множество кандидатур, - мы остановились именно на Вас. Примите наши поздравления! И примите это как должное, потому как, Ваше согласие-то нам, собственно, и не требуется. С этого самого момента Вы обретаете новое КАЧЕСТВО. Понятие «должность» здесь не совсем будет уместно, так как должностных обязанностей в общепринятом значении – у Вас не будет, но мы для удобства будем всё-таки употреблять это примитивное обозначение. Итак, с сегодняшнего дня Вы, ни много- не мало, - ВУЛКАНИЧЕСКИЙ КОНСУЛ! И Вам надо научиться с этим жить! Пугаться не стоит… Должность эта – не выборная, и Вы – не наёмный работник, и отчитываетесь исключительно перед собой. Это работа интуитивного характера. Круг своих обязанностей Вы выбираете сами, и пункты в свою должностную инструкцию Вы вписываете тоже – сами, по мере освоения. Но вот афишировать себя в своём новом качестве направо и налево не стоит. Если уж так приспичит, то представляться стоит только тем, кому Вы - доверяете, а вот верят ли они Вам, тут в принципе не играет особой роли, ибо право выбора – исключительно Ваша привилегия. И чтобы не шокировать собеседника, представляться следует с улыбкой, лучше тихим спокойным голосом, как бы по секрету, таинственным шёпотом. Ну, а если человек попался совсем уж тупенький, то – с придурковатым и извиняющимся выражением лица – а то ведь можно и по морде получить! – И все присутствующие (кроме меня, естественно) весело расхохотались.
   Я всё время порывался вставить своё слово, задавать вопросы, но все мои попытки захлёбывались и тухли ещё в зародыше, - на стадии попытки открыть рот. Наконец мои потуги были замечены:
- Ах, что касается работы… Ну, о том Вам беспокоится не стоит – она сама придёт к Вам в дом. Таких, как Вы - работа любит! Ой, то есть мы хотели сказать: «работа не волк, в лес не убежит». Всему своё время. А пока наслаждайтесь своей новой ипостасью. И помните: вы теперь представитель Вулканической деятельности Земли и, вообще, - явления вулканизма в целом. И поэтому, все Ваши долги, вечное отсутствие работы и «сигарет купить не на что» - просто «Тьфу!», по сравнению с грозными явлениями природы!
Потом она говорила что-то ещё и ещё, но я к тому времени уже напрочь утратил способность членораздельно воспринимать информацию. Наконец, было объявлено, что собеседование закончено, и все Виолетты разом вскочили со своих мест и смешавшись в общую массу, вытекли из помещения. Я остался совершенно один. Посидел какое-то время и тихо вышел на улицу, не встретив никого на пути. Всё это мероприятие, как мне показалось, заняло не больше двадцати минут, но, когда я спустился в метро, оказалось, что уже семь вечера! Как я пробыл там весь день и не заметил этого?

Придя домой, я зашёл в комнату, переоделся и заглянул в чёрный безмолвный экран телевизора: нет, оттуда совсем не веет космосом, и это совсем - не Рио-де-Жанейро… Ну, что молчишь, Тоталитарный Вестник? Кошачий ящик – как я его называю. Ведь в нём обитают бесплотные сущности, которых у нас, у людей, принято не замечать и уж тем более, не придавать значение их потусторонней болтовне. Я его включаю, исключительно ради кота: он их видит и любит погреть свои кошачьи уши перед экраном. Какое-никакое, но, всё-таки, общество – в моё, практически постоянное отсутствие в этом мире… Что ж, похоже, что я опять вернулся ни с чем. Как будто и не со мной всё это было. Эти анонимные и настойчивые телефонные СМС-оповещения типа «мы будем иметь Вас ввиду», а телефонный звонок посреди ночи с издевательской просьбой: «спите скорей – у Вас завтра важный день», потом письмо с приглашением… А я-то подумал-было: что-то важное на горизонте намечается… Ну, я всегда сначала именно так и думаю…Собеседование, мягко говоря, в высшей степени странное, если не сказать больше – фатальное! Видимо я давно к этому двигался. И из каких-то неведанных глубин тут же всплыла, пока ещё не очень понятная для меня, но, по всей видимости, давно сидевшая внутри, фраза: «все блага, что ты взял от жизни, когда-нибудь придётся не вернуть…». Стоит поразмыслить над этим на сон грядущий.

Утром я проснулся в бодром расположении духа и как есть, в трусах, сел и записал в блокноте:
«Взбив подушку, набитую прозой,
Я сподобился было уснуть,
Но сквозь ситец царапает кожу
Мягким пёрышком острая суть.».
И тут оно началось: с самого утра и почти до наступления вечера я непрерывно отвечал на звонки и письма потенциальных работодателей. Чёрт, чёрт, чёрт! – Никогда такого не было! Я полгода безрезультатно ходил по собеседованиям и был постоянно никому не нужен – хоть какая-то стабильность была… А теперь моя личная, выпестованная в постоянных походах по организациям невостребованность, понадобилась вдруг всем и сразу!
Ближе к вечеру, охренев окончательно и бесповоротно, я закрыл ноутбук и вышел пройтись. Намотав нужное количество километров, я сел на остановке и закурил. Невыносимый грохот гаек, болтов и других металлических изделий в моей жестяной черепной коробке стал утихать, и с языка совершенно естественным образом сошло четверостишие:
- Очки с антигламурным напылением
Мне стали больше не нужны,
С тех пор как вижу суть явлений
Сквозь призму светлой пустоты.
Интересно, к чему бы это? – Подумал я и пошёл к пешеходному переходу. А ведь неделей ранее я, потерянный, шагал по этой же улице и, мне казалось, что асфальт проминается под моими ногами; как ощущал спиной холодное и хищное дыхание паники, которая, то нагоняя меня, а то чуть-поотстав, играла со мной как кошка с полуживой мышкой.И низкое тяжёлое небо давило своей неизбежностью. И как в вязком осеннем воздухе чувствовался привкус приближающегося дождя…
     Сумерки сгущаются, люди и машины беззвучно снуют мимо. Я останавливаюсь у пешеходного перехода. На другом берегу беспокойной проезжей части, в качестве ориентира, маячит каменная голова на гранитном постаменте. Вот загорается зелёный сигнал, и женщина, которая работает в светофоре, очнувшись от минутного оцепенения, проявляет себя, на мой взгляд, не с лучшей стороны: она монотонным голосом, лишённым всяческих эмоций, тем самым усугубляя моё и без того ужеподорванное серой действительностью, мрачное настроение с неотвратимостью конвейера доводит до моего сведения, что «Переход Сердобольской улицы разрешён». И никуда ведь не деться! Разрешён - и всё тут! А для тупорылых повторяет ещё и ещё. Ну уж нет, товарищи! Я не желаю переходить улицу в подобном тоне! - Теперь не желаю! Это - оскорбительно, в конце-то концов! Всё должно быть не так! Моё вулканическое естество вскипает и прорывается наружу. А должно быть вот как: «Переход Сердобольской улицы стал Смешон!». «Переход Сердобольской улицы стал Смешон!». Это значит, что теперь и только теперь - он возможен. До этого было грустно и безысходно, а теперь переход стал лёгок и смешон, лёгок и смешон – это как открытие портала в яркий, и насыщенный забавными приключениями мир, да ещё и, к тому же, полезный для здоровья! И отныне, пока я являюсь Вулканическим Консулом, - так будет всегда!
Во веки веков! Аминь!

10 сентября 2019 г.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 19.10.2019 Сергей Виноградов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2652993

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ













1